Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Заначка для страны. Раскрываем «секреты» Нефтяного фонда

Фото : 13 октября 2006, 14:06

Даже неискушенный в большой экономике среднестатистический казахстанец знает о наличии в стране Национального, или, как его чаще называют, Нефтяного фонда. Однако о том, для чего он создан, как и кем управляется, знают немногие. Наверное, поэтому популистские заявления о том, что огромные суммы денег, аккумулированные в нем, целесообразнее разделить между всеми поровну или направить в экономику, получают отклик у населения. Для того чтобы получить ответы на достаточно важные вопросы, касающиеся «стратегического» запаса страны, мы обратились к министру финансов Наталье Коржовой.

- Наталья Артемовна, когда и для чего был создан Национальный фонд?

- Фонд создан в 2001 году. И это явилось знаковым событием не только для Казахстана. Благодаря принятому стратегическому решению мы стали одной из первых стран бывшего СССР, предпринявшей решительные шаги в направлении недопущения «голландской болезни». Созданием фонда Казахстан подчеркнул еще раз свое лидерство в продвижении экономических реформ в СНГ. Что, кстати, неоднократно отмечали крупнейшие международные финансовые институты, например, Всемирный банк или Европейский банк реконструкции и развития. Примеру нашей страны последовала Россия. Нацфонд Казахстана используется как модель для развивающихся стран и за пределами бывшего СССР. Например, Всемирный банк рекомендовал латиноамериканскому государству Тринидад и Тобаго, являющемуся одним из крупнейших экспортеров газа в мире, при создании своего сберегательного фонда обратиться к опыту Казахстана.

Таким образом, с точки зрения внешних наблюдателей, создание Нацфонда Республики Казахстан и его функционирование является несомненным успехом. Единственная критика, звучавшая в последнее время в адрес фонда со стороны серьезных международных институтов, касается понижения годового объема сбережений в фонде относительно ВВП в 2004 году, когда поступления в Нацфонд составили 2,4 процента от ВВП по сравнению с 5 процентами в 2003-м и 5,5 процента в 2005 году.

Тем не менее внутри страны оценка деятельности Национального фонда не столь однозначна. Например, представители некоторых политических партий и движений неоднократно поднимали вопрос о принципах функционирования Национального фонда и предлагали осуществить распределение активов фонда поровну между всеми гражданами страны. Очевидно, что основными последствиями такого рода решения стали бы дестабилизация валютного рынка и неконтролируемый рост инфляции. В целом именно наличие Национального фонда играет очень важную роль в усилиях по диверсификации экономики страны. Если бы вся валютная выручка поступала в экономику, темпы укрепления тенге к доллару были бы гораздо выше, возможно, курс был бы на уровне 80 - 100 тенге за доллар, что привело бы к стагнации всего отечественного производства, кроме экспорта сырья.

- Говорить об итогах работы фонда в этом году можно будет только в начале следующего. А как вы оцениваете результаты 2005-го?

- По состоянию на 31 декабря 2005 года активы Нацфонда составили 1 триллион 80 миллиардов тенге (8,1 млрд долларов США), или 14,5 процента к ВВП страны. Из них 32 процента, или 2,6 млрд долларов, - стабилизационный портфель, 68 процентов, или 5,5 млрд долларов, - сберегательный портфель. Надо отметить, что сальдо на конец 2005 года мы называем без учета суммы начисленных и отсроченных расходов Нацфонда в размере немногим более 1 млрд и разницы и округления в финансовой отчетности за прошлые годы, составленной внешним аудитором ТОО «Эрнст энд Янг». По данным Национального банка Казахстана, активы фонда на последний день прошлого года составили 1 078 922 млн тенге.

В прошлом году в фонд поступило 413,7 млрд тенге, или 2,9 млрд долларов, то есть 5,5 процента от ВВП. В абсолютном значении это самая большая цифра за 5 лет, но относительно ВВП в 2001 году поступления были больше - 5,8 процента.

Подавляющую массу от поступлений составили платежи предприятий сырьевого сектора. От приватизации было получено 2,4 процента всех поступлений в фонд (9,8 млрд тенге), от продажи земельных участков - 0,5 процента (2,2 млрд тенге), инвестиционные доходы составили 10,8 процента (44,5 млрд тенге).

- А каковы результаты управления фондом?

- Доходность в долларах США составила 3,29 процента годовых. Из 5 лет существования фонда это третий результат, то есть самый что ни на есть средний. В тенге инвестиционный доход составил 44,5 млрд, в том числе 18,9 млрд тенге от курсовой переоценки, так как доллар за прошлый год укрепился к тенге на 2,9 процента. Доход в долларах равен 193,7 млн.

- И сколько при этом получили управляющие?

- Для покрытия общих расходов на управление в 2005 году перечислено 724,9 млн тенге, или 1,6 процента от полученных доходов. Надо отметить, что самая большая доля в расходах фонда - это комиссионное вознаграждение внешних управляющих. Именно здесь кроется основной резерв снижения расходов на управление. Все остальные статьи расходов незначительны и неизбежны, так что особо сэкономить на них не удастся.

- В связи с этим возникает вопрос, насколько эффективно управление средствами Национального фонда, притом что услуги управляющих стоят недешево во всем мире?

- Это самая крупная проблема: что важнее для государства - сохранность фонда или его доходность.

По нашему мнению, главная цель управления активами Нацфонда заключается в том, чтобы сохранить основную сумму и покупательную способность активов Национального фонда в той или иной валюте, то есть доходность Нацфонда, выраженная в долларах США, должна превышать показатель долларовой инфляции.

Эту главную задачу Национальный банк как управляющий активами Нацфонда выполнил.

За три из прошедших пяти лет доходность Нацфонда была выше, чем показатель инфляции в США. В 2002 году в результате падения рынков акций (крах интернетовских акций) результаты управления Нацфондом дали отрицательную величину (минус 0,43 процента), реальная доходность была минус 2,02. В 2005 году реальная доходность также была отрицательной и составила минус 0,1 процента. В остальные годы она была положительной - от 0,03 процента в 2001 году до 6,42 процента в 2003-м.

- То есть получение прибыли не столь важно?

- Получение прибыли, безусловно, очень важное условие. Более того, является второй по значимости целью управления Национальным фондом.

Поскольку подавляющая часть средств Нацфонда размещена в ценные бумаги, в том числе в акции, цены на которые то падают, то растут, в международной практике используются относительные показатели. Сверхдоходность измеряется не в абсолютных процентах годовых, а в превышении доходов над определенными эталонными индексами.

По сравнению с публичными данными фондов Норвегии, канадской провинции Альберта и американского штата Аляска в целом доходность у норвежцев и канадцев выше, чем у нас, но наш фонд более стабилен - нет больших цифр доходов, но и потерь больших тоже нет.

Поэтому, говоря о доходности, нужно понимать, что она не может быть всегда высокой. В какой-то период можно добиться более высокой доходности управления фондом, в отдельные годы могут быть и очень большие потери, так как большая доходность - большие риски, и надо быть готовым к этому.

- С 1 июня действует новый механизм формирования и использования средств Нацфонда. Насколько он прозрачен?

- Насколько нам известно, большинство стран Ближнего Востока очень неохотно делится информацией о состоянии своих нефтяных фондов со своим населением. Казахстан же публикует на веб-сайтах Министерства финансов и Национального банка полную версию заключения, подписанного независимыми международными аудиторскими компаниями, что достаточно редко для стран, где имеются нефтяные фонды. С точки зрения полноты публикации материалов о размерах и распределении активов и их доходности, Казахстан находится в первой пятерке из 20 стран, то есть в одной группе с фондами Аляски, провинции Альберта, Азербайджана и Норвегии. Объективно мы достаточно прозрачны.

Проблема здесь заключается в другом - в недостаточном публичном освещении этого факта Министерством финансов. Мы начали в этом году поднимать эту тему на телевидении, в том числе и в прямом эфире. Данную практику мы будем продолжать.

Для обеспечения прозрачности деятельности Национального фонда вся информация размещается на официальном сайте Министерства финансов, а также в ежемесячном сборнике «Статистический бюллетень Министерства финансов Республики Казахстан».

- Наталья Артемовна, не секрет, что объем общего внешнего долга страны является предметом особого внимания как со стороны оппозиционно настроенных блоков, так и нейтральных экспертов. Понятно, что неправильно отождествлять всю сумму внешней задолженности с государственным долгом, который, кстати, относительно небольшой. Но насколько оправдано вообще наличие внешней задолженности государственного сектора при существовании Национального фонда?

- Если подходить к вопросу чисто в соответствии с теорией финансов, то необходимо просто сравнить стоимость обслуживания внешнего долга с доходностью активов Национального фонда, выраженных в одних и тех же валютах. Например, если по существующему государственному долгу в японских иенах Казахстан платит 2,2 процента годовых, а «иеновый» портфель Нацфонда приносит меньше 2 процентов в год, правильным было бы инициировать вопрос о досрочном погашении долга правительству Японии (государственный долг Японскому банку международного сотрудничества составил 557,4 млн долларов США, а активы Нацфонда в иенах - чуть больше 600 млн).

Так же и по другим валютам. По мнению Министерства финансов, если внешний долг играет только роль привлечения какого-то количества денег, то правильным было бы поставить вопрос о досрочном погашении всех существующих государственных и гарантированных государством займов, если стоимость обслуживания по ним выше, чем получаемые Нацфондом доходы от инвестирования в данные валюты. Однако решение данной проблемы напрямую зависит от принятия концепции управления внешним долгом государства, над которой работают Министерство экономики и бюджетного планирования и Министерство финансов в данный момент. В рамках этой концепции мы планируем обсудить целесообразность привлечения двусторонних межправительственных связанных займов. По такого рода займам стоимость финансирования совершенно не отражает реальные расходы государства на обслуживание долга и приобретение активов.

Мы понимаем, что привлечение займов от международных финансовых институтов (Всемирный банк, ЕБРР, Азиатский банк развития) необходимо, в первую очередь, исходя из целесообразности получения Казахстаном технологий, опыта в управлении проектами и для поддержания двусторонних отношений.

С точки зрения Министерства финансов, существование внешнего долга государства и привлечение новых заимствований оправдано, только если благодаря этому Казахстан получает непрямые экономические выгоды, например, новые технологии, опыт и так далее. В противном случае необходимо прямо сравнивать доходность Национального фонда в валютах привлеченных займов и стоимость обслуживания долгов и рассматривать вопрос целесообразности досрочного погашения внешних долгов государства.

- Практика формирования подобных фондов различна. В нашем Нацфонде предусматривается определенный уровень накопления? Если да, то каким он должен быть и как рассчитываться - в абсолютном или относительном выражении?

- При обсуждении новой концепции формирования и использования Нацфонда этому вопросу было уделено много внимания, и, чтобы не повторяться, просто хотелось бы отметить следующее. Устанавливать величину накоплений Нацфонда Казахстана в абсолютном выражении, на наш взгляд, не имеет смысла. Цифра в 4, 10 или 50 млрд долларов имеет чисто психологическое значение.

По нашему мнению, необходимо задавать величину активов фонда относительно размера ВВП страны. Сейчас мы находимся в числе стран, у которых этот показатель невысок. Активы фонда Кувейта превосходят его ВВП приблизительно в 3,5 раза, Норвегии - составляют более половины от ВВП страны. Величина накоплений нашего фонда на конец 2005 года, как я уже говорила, составляла 14,5 процента от ВВП, что очень мало.

Мы считаем, что должно применяться следующее правило: чем меньше абсолютный размер экономики страны и чем выше доля нефти или другого сырья в экспорте, тем больше должен быть размер активов фонда по отношению к ВВП.

Более того, для Казахстана очень остро стоит проблема эффективного и качественного использования бюджетных средств. Сейчас экономика страны не в состоянии, образно говоря, «переварить» все то количество денег, которое поступает в страну от экспорта, банковского заимствования и спекулятивных вложений международных инвесторов.

В перспективе необходимо довести размер накоплений в Нацфонде относительно ВВП до уровня, превосходящего аналогичный в Норвегии, то есть до 50 процентов и более.

- Сейчас много говорят о возможности стойкого снижения нефтяных цен на мировом рынке. В принципе, результаты торгов на международных сырьевых биржах некоторым образом подтверждают такие прогнозы. Что произойдет с фондом, если цены на нефть действительно резко снизятся?

- Если цена на нефть резко снизится в краткосрочной перспективе, то роль Национального фонда как раз и заключается в обеспечении стабильного уровня финансирования расходов бюджета. Но если рассматривать долгосрочный спад цен на нефть, а это и есть кризис, то Национальный фонд выполнит роль финансовой «подушки», которая позволит сдержать влияние кризиса на бюджет. В данном случае перечисление в Национальный фонд уменьшится, и, следовательно, в перспективе размер гарантированного трансферта будет уменьшаться, что повлечет сокращение расходов на бюджетные программы развития. А это та часть бюджета, которая в наименьшей степени влияет на обеспечение социальных нужд населения. В целом драматизировать ситуацию не следует, поскольку наша экономика достаточно крепка, чтобы самортизировать удар.

Беседовала Ирина САВЕЛЬЕВА, Алматы


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии