Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Устроиться на работу в полицию, а уж тем более дорожную, это не в армию пойти

Фото : 14 октября 2006, 12:17

Служебный перфоманс: Люди в синем

Михаил УФОКИН

Корреспондент «Газеты.kz» принял участие в сопровождении высокого гостя, разгрузил в час пик один из сложнейших перекрестков Алматы и выяснил, что Анна - самое популярное имя у полицейских южной столицы

Устроиться на работу в полицию, а уж тем более дорожную, это не в армию пойти. Это только кажется, что работа полицейского - не бей лежачего. Помимо хороших физических данных человек должен отличаться выносливостью и знаниями не только ПДД, но и кодекса чести госслужащего. А еще обладать незаурядным терпением и в любой ситуации оставаться культурным и воспитанным человеком.

Все эти качества определяют специальные тесты, через которые должен пройти кандидат. Но для меня сделали исключение - руководство управления дорожной полиции города Алматы и соответствующий департамент министерства внутренних дел позволили журналисту надеть форму и в течение нескольких дней испытать на собственной шкуре, что значит быть простым инспектором УДП, или, попросту говоря, гаишником. Ведь одно дело - смотреть со стороны, как машут жезлами другие, и совсем другое - попробовать самому.

…Профессия дорожного полицейского стала в последние годы одной из самых обсуждаемых, и не только в нашей стране. Опросите с десяток граждан, что они думают о работе УДП, и вы услышите много разных слов, в том числе непечатных. Больше половины автолюбителей уверены, что пробки на дорогах создает автоинспекция. В одной из соседних стран в качестве эксперимента уже отменили ГАИ. Может быть, и нам дорожная автоинспекция не особо нужна? Ведь как ездили «агашки» на тонированных джипах, нарушая все правила, так и ездят. «Муданы» все так же летают от остановки к остановке, оставляя позади себя облака черного дыма. И пробки, пробки, пробки... Как будто никто с ними не борется.

В этом и состояла цель: на собственном опыте познать, каково это - быть частью движения, попробовать руководить им, исправляя ошибки водителей, наказывая нарушителей. Поставить, наконец, на место хама - водителя маршрутки, освободить проезд для пожарных машин, спешащих на вызов, скрутить номера с брошенного посередине дороги «лексуса» и самое главное - самому отрегулировать движение на реальном перекрестке. Вот она - мечта! Конечно, можно просто одеться по форме, встать у дороги, позируя фотографу, и написать потом текст со слов любого из сотрудников УДП. Но мы не ищем легких путей. Перевоплощаться, так по-настоящему, начиная с фуражки и заканчивая носками «правильного» цвета!.

- У вас аллергии на выхлопные газы нет? - спросили в штабе управления. - Точно? А то придется «скорую» вызывать…

Вот с этой фразы мечта о смене профессии начала слегка терять свой блеск.

Местом службы был определен отдельный батальон УДП ДВД г. Алматы. Правда, прежде чем преступить к исполнению новых обязанностей, пришлось пройти небольшое собеседование у комбата Бахытжана Малыбаева.

- Обязательно сходите в парикмахерскую. И бриться, молодой человек, надо с утра, - сделал замечание майор полиции. - Вы, наверное, себя в порядок вчера вечером приводили?

- Точно не помню…

- Так займитесь своим внешним видом. Форму хорошо прогладьте. Будете заступать на патрулирование - лично проверю. Туфли наденьте черные, носки в тон. Никаких острых носов и лаковой кожи! А то вы сейчас на инспектора мало похожи.

Чисто внешне гаишник из меня получился идеальный. Высокий, подтянутый, в наглаженной до хруста рубашке, подшитых брючках - черт побери, я давно не выглядел ТАК хорошо! Любимая девушка, которую я забирал с работы, вышла в фойе и не узнала меня, сидящего у входа. В голове под форменной фуражкой тут же появилась шальная мысль: надо срочно кого-то остановить и оштрафовать! Зуд удалось унять на парковке - машину невесты подпер какой-то хам, но, увидев меня, вылезающего с заднего сиденья с жезлом наперевес, поспешил уехать в другой конец улицы. Приятно.

Чтобы по-настоящему прочувствовать все прелести работы инспектора и «не надорваться», как заметил заместитель командира батальона по личному составу подполковник Андрей Квашнин (раньше говорили - замполит), был разработан специальный «втягивающий план». В первый из трех дней службы меня отправили на патрулирование - попросту говоря, на объезд самых трудных перекрестков города. Чтобы форма обмялась и жезл (ни в коем случае не полосатая палочка!), подаренный замом комбата по службе капитаном Манапом Саттаровым, обновился.

…Водители, заметив по соседству казенный автомобиль, выключали мобильные телефоны и тушили сигареты. Припаркованные не по правилам машины (какие-то с включенными «аварийками») при нашем появлении в считанные секунды заводились и уезжали в проулки. Самых наглых подгоняли громкой связью. Два действительно поломанных авто пришлось отталкивать на соседние улицы, освобождая занятые полосы. Нетрудно было заметить, что в неположенных местах останавливаются абсолютно все - и чудеса автомобильной мысли с государственными номерами, и едва живые колымаги с опознавательными знаками соседних регионов. «У нас так не паркуются», - обратился инспектор к водителю старенькой «ауди», номер которой начинался с буквы X.

- Иногородние машины сплошь и рядом нарушают, многие вообще с правилами не дружат. Беда с этими приезжими, - пояснил подполковник Квашнин.

Автомобильный поток двигался в основном на запад - в сторону «Мамыров» и «Аксаев». Без остановки ругалась рация - где-то заторы никак не хотели разгружаться, заколдованный перекресток Абая - Байтурсынова возмущал самого начальника УДП, чей позывной - 280. Домой я попал в половине десятого…

Следующий рабочий день, несмотря на то что это была суббота, начался в 6.45 утра. На утреннем построении комбат распределил задания повзводно, меня отправили на сопровождение премьер-министра Кореи. Чтобы высокопоставленные гости могли спокойно и беспрепятственно доехать из аэропорта к месту назначения, сотрудники дорожной полиции дежурили на улицах с 7.10 утра практически до обеда. И я в том числе. В нашу с инспектором Мадием Кабдрасиным задачу входил разгон запаркованных автомобилей по проспекту Суюнбая в районе улицы Сидоркина. Пять часов на ногах без перерывов и перекуров, а кортеж с VIP-персонами проскочил мимо секунд за 40. Форма за это время обмялась так, что впору было стирать и гладить заново. Голова под фуражкой, которую на улице снимать категорически запрещено, взмокла, зато к полноценному рабочему дню я, кажется, был абсолютно готов.

Чтобы окончательно прочувствовать все прелести работы полицейского, надо было как минимум еще раз успеть на утреннее построение. Развод назначен на 6.45. После команды «Батальон, смирно!» и приветствия комбат задает неожиданный вопрос:

- Кто поставил мотоцикл прямо у входа?

- Я, - голос из соседнего взвода. - На минуту в «кадры» забежал, а жезл куда-то исчез...

- Твой жезл у меня в кабинете, зайди потом, забери, - под общий смех заканчивает шутку майор Малыбаев.

Диктуются данные по прошедшим суткам - количество ДТП, погибших, пострадавших, сколько автомобилей угнано, на какие виды транспорта надо обратить особое внимание. В среднем за сутки на дорогах города погибает 1-2 человека. Если трое, как было в субботу, значит, уже перебор. Все цифры в обязательном порядке записываются в книжку инспектора.

После исполнения гимна (обязательная для развода церемония) звучит команда: «Налево, шагом марш!» Оживают все рации: «Тишина в эфире! Объявляется план-перехват автомобиля «мерседес» черного цвета, госномер анна, два-два-семь. Николай, Николай, Николай, буквы латинские…» - иначе говоря, А227NNN. Вообще, имя Анна звучит в эфире чаще других - логично, поскольку зарегистрированные в Алматы автомобили чаще попадают в разные истории по месту прописки. Преступник забрал у бизнесменов сумку с 6 миллионами тенге и скрылся. Данные фиксируются буквально на бегу, потому что через 10-15 минут мы с инспектором Канатом Асилтаевым должны быть на границе города, где выезд из Калкамана соединяется с проспектом Райымбека. В 7.15 утра (!) мы выключаем светофор на этом перекрестке, и напарник начинает регулировать движение. Задача - как можно быстрее впустить транспорт в город. Приоритетное направление - восток.

За пять часов работы светофор включался 3 раза, дважды поток спадал минут на 10, и один раз прямо на перекрестке КамАЗ въехал во внезапно остановившийся «фольксваген». Пока очерчивали колеса, убирали мусор, прошло минут пять, и за это время в сторону области выстроилась огромная очередь. Люди смотрели злобно, но ждали терпеливо. Часам к 12 инспектор Асилтаев заметно притомился - но меня на замену не выпустил. Причина была банальная - с непривычки я буквально задыхался от пыли.

- Когда кашлять перестанешь, пойдешь «порулить», - объяснял мне напарник. - У тебя с легкими все в порядке? Сейчас машины-поливалки пройдут, будет полегче.

Поток спал к 13.00, то есть регулировка продолжалась пять часов подряд! Наконец, можно было ненадолго отвлечься от работы и пообедать. В туалете взглянул на себя в зеркало - лицо черное, как после недели на Иссык-Куле, и какое-то жирное. Гарь…

Вторую половину дня вместе с инспекторами Жамбылбеком Сыбанбаевым и Анваром Абдулбакиевым мы патрулировали проспект Райымбека. Заторов вроде бы не было, но стоило одному автомобилю сломаться, как за ним выстраивалось еще несколько десятков. Приходилось толкать. А вот останавливать автомобили, нарушавшие ПДД, как выяснилось, полицейским нельзя. Только в том случае, если что-то произошло буквально перед патрульным автомобилем - например, кто-нибудь развернулся через двойную сплошную линию. Стоять за перекрестками теперь запрещено. Но поруководить водителями и даже пешеходами мне все-таки разрешили…

На автобусной остановке встал грузовик с минеральной водой и загородил проезд общественному транспорту. Подхожу, прошу предъявить документы.

- Братан, извини, уже уезжаем…

- За сколько метров до автобусной остановки можно парковаться?

- Брат, мы разгрузились уже…

- Повторяю: за сколько метров можно останавливаться?

- За сто! - наобум бросает молодой еще мальчишка-водитель.

- За сколько???

- Извини, брат, отпусти, пожалуйста! Мы уезжаем уже, никогда здесь не остановлюсь!

- Проезжайте и больше не попадайтесь!

Фуражка опять намокает.

Уф-ф-ф, трудно быть добрым полицейским.

Очень сложное время оказалось где-то с двух часов дня и до пяти. Наряды бросали с одной аварии на другую, полицейские оформляли протоколы, а мне страшно хотелось спать. К половине шестого вечера, когда регулировщики снова встали на свои места, я был на ногах уже 12 часов! Инспектора, естественно, тоже…

И только в половине седьмого вечера «коллеги» решились на то, чтобы поставить меня на перекресток. Примерно час Жамбыл и Анвар инструктировали новоиспеченного постового, требуя более точных поворотов и жестов.

- Никогда не забывай про свисток и свободную руку, водитель сейчас пошел неграмотный, - опытный инспектор Сыбанбаев если и сомневается в новобранце, то нисколько этого не показывает. - Поэтому обязательно свисти, показывай направление движения рукой.

- Где-то треть не понимает движений регулировщика, - уверен его напарник. - Одних в автошколах этому не учат, другие из маленьких городов приехали, где машин мало. Тут главное - не показать, что ты нервничаешь. Иначе перекресток забьешь со всех сторон.

Меня выставляют на Райымбека - Момыш-улы. Задача - дать больше времени для проезда транспорту, идущему из города. Жамбыл задает алгоритм - в обе стороны по Райымбека машины едут секунд 60-70, потом на такое же время подключается левый поворот на Момыш-улы, а затем выпускается поток с Момыш-улы где-то на полминуты.

Выхожу прямо на центр. Светофор гаснет, и я нажимаю на кнопку, чтобы загорелся жезл. Поднимаю его вверх - внимание! Машины продолжают движение - никто не хочет останавливаться. Свищу изо всех сил, с фланга поток обрезает Жамбыл. Все вроде бы замирают. Даю «зеленый» всему проспекту Райымбека. И машины понеслись! Фуры, самосвалы, автобусы, забитые до отказа, дорогие «мерсы» и «субары». Ощущение, что черным дымом тебе газуют прямо в лицо, а каждый второй пытается наехать на ногу. Каждый третий что-то кричит, буквально прижимаясь к горящему жезлу. Но пятиться назад категорически запрещено - там тоже можно угодить под колеса. И почему-то очень хочется поменять профессию обратно…

- Хорошо поработал, - через минут тридцать меня меняют, и инспектор Сыбанбаев великодушен: перекресток, в принципе, разгрузился. - В первый раз обычно больше ошибок допускают.

Ноги не держат. Черные форменные туфли побелели. В глазах - тонна песка, правая рука онемела…

В 20.30 на улицах уже работает ночная смена. А дневной дозор едет в расположение сдавать оружие. Устали все. Но в УДП отдыхают двое суток после десяти (!) дней работы.

- Почему люди все это терпят и не увольняются? - спрашиваю практически уже ночью комбата.

- Привыкли. Зарплату должны повысить к Новому году где-то на 30 процентов.

- А сейчас сколько?

- В среднем 30-35 тысяч. Зависит от выслуги лет.

За 15-часовой рабочий день - 30 тысяч тенге. А будет 40. Без комментариев…


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии