Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Сам себе кодекс. Продолжается противостояние сторонников и противников Кодекса о труде

Фото : 25 октября 2006, 17:07

Продолжается противостояние сторонников и противников Кодекса о труде

Новую «трудовую конституцию» парламент намерен принять до конца года. Но, как выясняется, депутаты в спешке могут одарить трудовой люд примитивной инструкцией, никого ни к чему не обязывающей, чего пытается не допустить гражданская общественность страны, призывая к разумности и диалогу.

Рожденный в неволе Проект Трудового кодекса как гром среди ясного неба появился в конце 2004 года, спустя всего полгода после принятия парламентом поправок в действующее трудовое законодательство. Руководители Конфедерации труда говорят, что одноименное министерство в собственном лице начало трудиться над созданием эдакой конституции трудовых отношений, в то время как избранники народа вместе со своими социальными партнерами бились над усовершенствованием существующего законодательства.

Правда, формальное участие профсоюзов и представителей работодателей в разработке проекта все-таки было, но, к сожалению, без постатейного обсуждения. А между тем участники трудовых отношений разбились на три лагеря. В первом глухую оборону заняло Минтруда, которое, по мнению президента Гражданского альянса РК Валентины Сиврюковой, «протаскивает» свой вариант кодекса лишь для того, чтобы выполнить план работы.

Во втором лагере прочно осели депутаты группы «Енбек» и Федерация профсоюзов РК, которые ратуют за расширение прав профсоюзов и защиту прав работников любой ценой. Работодатель для них - классовый враг, поэтому и отношение к нему должно быть пролетарским.

Последняя группа - противники принятия Трудового кодекса в нынешнем виде - Гражданский альянс и Конфедерация труда, которые пытаются довести до умов «енбековцев», что никакой борьбы или войны между работником и работодателем в рыночных отношениях быть не должно. Есть только согласованность интересов, без победителей и побежденных, без выигравших и проигравших.

В марте 2006 года при мажилисе парламента начала функционировать палата общественных экспертов, для того чтобы авторитетные представители общественности могли проводить экспертизу рассматриваемых законопроектов. Но после ее образования, а вернее, самой процедуры заполнения «палатных» мест главный идеолог в лице Гражданского альянса был разочарован.

Несмотря на то что идею Валентины Сиврюковой и ее союзников поддержал глава государства на гражданском форуме в 2005 году, предложив мажилисменам действительно создать палату общественных экспертов, исполнители президентского предложения, что называется, «для галочки» воплотили идею в жизнь.

Гражданский альянс предполагал, что и процедура создания палаты, и ее деятельность должны быть прозрачны и базироваться на связи с регионами. То есть в рамках деятельности палаты могло произойти объединение интеллектуальной элиты общества в рамках творческого законодательного процесса. Полагалось, что палата должна обеспечивать широкое общественное участие в экспертизе законопроектов, причем с использованием сформированной республиканской информационной базы данных о тех экспертах, к услугам которых можно было бы прибегать в случае необходимости. Был проанализирован опыт Госдумы России по взаимодействию с НПО. Но у нас получилось не так, как хотелось, а так, как обычно. Кому было выгодно создавать при мажилисе совершенно бесправную палату общественных экспертов, которую никто не слышит? Кстати, некоторые депутаты мажилиса после образования органа негодовали, мол, это что - альтернатива парламенту?

10 октября в Алматы прошел семинар «Актуальные проблемы развития институтов общественной экспертизы в Казахстане». И в качестве дискуссионных были вопросы, которые, по идее, уже давно должны были быть сняты с повестки дня: как прошел отбор кандидатур в палату? с какой целью она была создана? каковы механизмы ее деятельности? как организован процесс работы? из каких источников финансируется палата?

Собственно, к чему ведется речь о полномочиях палаты общественных экспертов. К тому, что ее члены по-прежнему пытаются быть услышанными при принятии важных законопроектов, в том числе и Трудового кодекса. Но это, к сожалению, лишь рекомендательный орган, который сторонники «протаскивания» нужных определенным кругам законов при желании могут и не услышать, а повлиять на их равнодушие нельзя никак. Разве что ждать, когда избиратель поймет, каких депутатов-лоббистов он в свое время выбрал.

На международной научно-практической конференции «Повышение конкурентоспособности государства через продвижение общественного участия в принятии парламентских решений» президент Гражданского альянса РК, а по совместительству заместитель председателя палаты общественных экспертов Валентина Сиврюкова в очередной раз подтвердила вышесказанное. Речь шла и о принимаемом Трудовом кодексе, и об уже принятых законах, которые вызвали бурю негодования у НПО.

«Трудовой кодекс - важнейший закон, который можно назвать трудовой конституцией. Она должна быть работающей, простой и понятной каждому. В ней должны быть права, обязанности и ответственность. А что мы получили в результате? Инструкцию! В кодексе расписаны все трудовые процессы, но без механизмов ответственности. Как такой закон может быть эффективным? И сейчас ставится задача провести его через парламент. Для чего? Чтобы министерство выполнило план работы. Но кодекс ничего не изменит в сфере трудовых отношений. Мы имели факт протаскивания исполнительной властью закона о социальной защите инвалидов, который у ряда НПО и Конфедерации НПО вызывал несогласие по концептуальным подходам. Но Министерством труда и соцзащиты была выстроена глухая оборона. Депутаты закон приняли, также отказавшись загружать себя проблемами понимания, чего хотят общественные эксперты. Что мы получили в результате? Декоративные улучшения», - говорит Валентина Сиврюкова.

19 октября в Астане заседал экспертно-консультативный совет Комиссии по правам человека, где ректор Алматинской юридической академии Енлик Нургалиева сказала, что «этот Трудовой кодекс настолько социальный, что практически мы забыли теперь уже об интересах работодателя. В Трудовом кодексе заложено очень много норм по защите прав работников, и я бы сказала, что наемные работники без защиты прав не останутся. Но есть правило: чем больше льгот, тем меньше рынок. Если мы очень много льгот заложим, работодатель просто-напросто не примет наемного работника на работу. Тогда будет расти количество безработных из числа социально уязвимых слоев общества». Экспертным советом было рекомендовано внести ряд поправок в законопроект, но в целом было принято решение поддержать проект Трудового кодекса.

Между тем члены палаты общественных экспертов и речи не ведут о каких-либо льготах для работников или защите только их интересов. Причем общественный орган при мажилисе уже успел просчитать последствия от принятия Трудового кодекса в нынешнем виде.

Общеизвестно, что в стране высок процент нелегального труда, когда прием на работу не оформляется соответствующим образом, заработная плата занижается, используются в качестве дешевой рабочей силы трудовые мигранты из соседних стран. И эти нарушения остаются зачастую безнаказанными. Трудовые коллективы не имеют активного влияния на развитие предприятий, на распределение доходов в виде увеличения заработной платы, оказания социальных услуг за счет прибыли. Очень низок авторитет профессиональных союзов среди работников, при этом вместо совершенствования их деятельности в стране сохраняются стереотипы в отношении их роли и места в системе трудовых отношений. Присутствие профсоюзов в общественной жизни минимально.

Несмотря на рост экономики в стране, ожидаемого роста доходов трудового населения нет, разрыв между бедными и богатыми только растет, что ставит под угрозу социальную стабильность в обществе.

Закон «О коллективных трудовых спорах и забастовках» вообще бездействует, так как содержит «мертвые», неработающие нормы, применять которые невозможно в силу изначально возведенных непреодолимых препятствий.

Поэтому Конфедерация труда и Гражданский альянс настаивают на необходимости прогрессивного трудового законодательства, где был бы соблюден баланс интересов между работодателем и работником, причем с механизмами прямого действия, неисполнение которых влекло бы ответственность нарушителей.

В принимаемом Трудовом кодексе сейчас есть только разъяснения: как принимать на работу, как обеспечивать охрану, безопасность труда, как заключать трудовой договор, как оформлять работу в праздничные, выходные дни, какие использовать основания для увольнения, как решать возникающие споры, как не пускать в социальное партнерство и так далее. Помимо инструктирования, в кодексе не меньше декларативных норм: о запрете дискриминации при приеме на работу, на принудительный труд, на запрещение работ, не обусловленных трудовым договором, об установлении зарплаты не меньше минимальной и так далее.

А вот что влечет за собой нарушение этой трудовой инструкции-декларации, не сказано ни слова. Поэтому доказать в суде свою правоту о нарушенном праве, если основываться на предлагаемом кодексе, - заведомо проигрышное дело.

Не менее любопытным выглядит в Трудовом кодексе «большевистское» социальное партнерство, которое и без того загнано в формальные рамки законом «О социальном партнерстве», ряд норм которого превратили в фильтр: кого пускать, а кого не пускать за стол переговоров. Авторы Кодекса о труде поставили «крест» на соцпартнерстве, откорректировав статьи под конкретную организацию - Совет федерации профсоюзов Казахстана. Это сделано для того, чтобы продлить жизнь советским профсоюзам, устранив профсоюзный плюрализм, который нужно всячески развивать и поддерживать, как основу правосознания, основу развития гражданского общества.

Александра АЛЕХОВА


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии