Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

О запрете частнопрактикующим юристам на ведение дел в судах и предложениях по совершенствованию системы правосудия (Частный юрист М.К. Кушкарин)

Фото : 30 октября 2006, 14:35

Хотелось бы высказаться по вопросу антиконституционности организации судебного ведомства и об антиконституционности предложения членов и экспертов Рабочей группы по совершенствованию системы правосудия и правоохранительных органов в лице руководства “Союза адвокатов Казахстана” и руководителя Рабочей группы о введении законодательного запрета посредством исключения из Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан норм по регламентации участия, работающих в составах юридических формирований без лицензий на адвокатскую деятельность и единолично, юристов в гражданском судопроизводстве, внесённого в Государственную комиссию по разработке и конкретизации программы демократических реформ в Республике Казахстан.

Я в наличии Закона Республики Казахстан “Об адвокатской деятельности” усматриваю первооснову в искажении конституционной характеристики предназначения и деятельности суда термином “судебная защита” (пункт 2 статьи 13 Конституции РК). На самом деле, судебный орган и всё судебное ведомство любого государства и любого государственного строя является только репрессивным органом как в области уголовного судопроизводства, так и в области гражданского судопроизводства. Особенно такая сущность про- явилась и закрепилась с ведением в Казахстане субъективного формата оценки судьёй не только предмета дела, но восприятия законодательной базы - “руководства судьёй своим внутренним убеждением”. Возник прецедент осуществления судебной функции в зависимости от личностной точки зрения отдельно взятого юриста, состоящего в должности судьи. При этом, уровень внутреннего убеждения отдельно взятого судьи привнесён не сравнено выше внутреннего убеждения должностного лица надзорного органа государства, Органов прокуратуры Республики Казахстан, представляющего завершённое следователем органа уголовного преследования предварительным расследованием уголовное дело в суд и участвующего государственным обвинителем в судебном следствии и участвующего в гражданском судопроизводстве над зирающим органом над процедурой судебной тяжбы (то есть доминирует). Применяется принцип солидарного вынесения по первой инстанции судебных актов - “В … частности, довольно распространено такое явление, … , как консультации по конкретным делам судей нижестоящих судов с судьями вышестоящих инстанций, что, естественно, ставит под сомнение независимость судей. Причём, это связано не только с тем, что судьи вышестоящих судов резюмируются более опытными, а в значительной мере тем, что судьи нижестоящих судов страхуются на случай подачи одной из сторон жалобы или протеста на решение (приговор) данного судьи, что, в свою очередь, может повлечь отмену решения … . ” (судья Алматинского районного суда города Астаны Мартель В., журнал Верховного Суда Республики Казахстан “Tураби” № 2 за 2001 год, стр. 61- 69).

Объективно такое сообщение судьи Мартеля В. в последствии нашло своё полное подтверждение принятием и действием в судебном ведомстве следующих ведомственных актов: Распоряжения № 153 Председателя Верховного Суда Республики Казахстан от 20 августа 2004 года “Об утверждении Методических рекомендаций по оказанию практической помощи в применении законодательства и изучения организации работы местных судов” и Распоряжения № 63 Председателя Верховного Суда Республики Казахстан от 5 апреля 2005 года “Об утверждении Типового положения об организационно-аналитической группе областного и приравненного к нему суда Республики Казахстан”. К примеру, пункт 11 Типового положения “Об организационно-аналитической группе областного и приравненного к нему суда Республики Казахстан” гласит: “11. Для своевременного и качественного исполнения возложенных задач и обязанностей руководителем группы закрепляются за работниками группы районные суды области, которые осуществляют свою деятельность совместно и согласованно с судьями областного су - да, курирующими районные суды.” Из этой нормы нам становится известным о том, что конкретные судьи областных судов закреплены за конкретными районными судами и курирующими районные суды. Тем самым, изначально судьи судов районного звена не самостоятельно рассматривают гражданские (хозяйственные) дела и расследуют уголовные дела, а под каждодневной эгидой вышестоящего территориального судов, в состав которых входят районные суды, в которых они работают. Вследствие этого тотчас возникает параллель относительно допустимости выполнения областными и приравненными к судами (то есть территориальными судами) контрольно-надзорных функций по рассмотрению поступивших на состоявшиеся в районных судах судебные акты. Насколько выполнение таких полномочий отражает объективность подхода к рассмотрению содержания таких жалоб стороны судебного производства и прокурорских апелляционных и надзорных протестов ? Поэтому я с 1997 года ратую за образование Конституционного Суда Республики Казахстан, который находился бы вне судебного ведомства и имел бы своим предназначением только рассмотрение обращений стороны судебного производства после вердикта пленарного заседания Верховного Суда Республики Казахстан, Потому что в виду такого внутреннего распорядка по организации рассмотрения гражданских (хозяйственны) дел и расследования уголовных дел структурное разделение судебного ведомства вы- ше стоящие апелляционные и надзорные инстанции и пленарное заседание Верховного Суда Республики Казахстан представляется весьма условным.

Вторым элементом, сводящим на нет и делающим сугубо формальным деятельность контрольно-надзорных инстанций территориального и Верховного судов является действующий, противоречащий принципу правосудия, механизм вступления в законную силу решения и приговора суда первой инстанции при оставлении без изменения непосредственно на заседании апелляционной инстанции по рассмотрению апелляционной жалобы или протеста.

Тем самым, предрешается исход надзорного производства.

Третьим элементом, сводящим на нет и делающим сугубо формальным деятельность контрольно-надзорных инстанций территориального и Верховного судов, и исходящим из второго элемента, является существование искусственного барьера на пути к надзорной коллегии территориального суда в виде предварительного рассмотрения надзорных жалоб. Я всегда ратовал за аннулирование такой процедуры, которой элементарно предотвращается поступление надзорных жалоб в производство надзорной коллегии. И замена прежнего порядка предварительного рассмотрения надзорных жалоб на коллегиальное рассмотрение надзорных жалоб абсолютно ничего не меняет. Так как, надзорная жалоба поступает в производство только одного из тех трёх судей, называемого судьёй-докладчиком; более того, положение судьи-докладчика было укреплено тем, что он является также и председателем заседания трёх судей надзорной коллегии по предварительному рассмотрению надзорных жалоб. В результате чего, прежде ничтожная роль двух остальных судей судебного заседания в участии рассмотрения надзорной жалобы вообще аннулирована приданием судье-докладчику функции председательствующего на таком заседании. То есть ничего не изменилось по процедуре предвари- тельного рассмотрения надзорных жалоб. Потому что, если ранее назначавшийся председателем территориального суда судья надзорной коллегии единолично рассматривал надзорную жалобу и составленное письменное уведомление об отказе в пересмотре дела в надзорном порядке нёс на подпись председателем территориального суда, то та же ситуация преобладания единоличного судьи сохранена и усилена двумя дополнительными подписями судей надзорной коллегии.

Четвёртым элементом, сводящим на нет и делающим сугубо формальным деятельность контрольно-надзорных инстанций территориального и Верховного судов, и исходящим также из второго элемента, является введение с 18 января 2006 года ценового ценза на допустимость обращения в надзорную коллегию Верховного Суда Республики Казахстан. Этим положено начало сведению всего судебного разбирательства по делам в рамках территориальных судов. Я так считаю, потому что именно знание судьями надзорных коллегий территориальных судов о неподсудности дела по ценовому признаку, по которому поступила надзорная жалоба, придаёт им непоколебимую уверенность в неотменяемости их решения об отказе в пересмотре дела в порядке надзора.

Вкупе я считаю, что именно такая организация участия судебного ведомства в рассмотрении гражданских (хозяйственных) дел и расследовании уголовных дел является почвой коррупционным проявлениям в судебном ведомстве. И следовательно, противопоставлена делу борьбы с коррупцией.

При таком механизме главенствующей в судопроизводстве государственной инстанции говорить о внутреннем убеждении процессуального представителя-юриста и стороны судопроизводства (Обвиняемого, Подсудимого, Истца, Ответчика) уже не приходится. На самом деле, субъективная категория “внутреннее убеждение” не более чем субъективная точка зрения отдельного индивидуума. Но выдвижение этой субъективной категории мышления и восприятия в правовой инструмент деятельности судебного ведомства является грубейшей ошибкой и противоречит установке об отправлении правосудия.

В действительности же, конституционный критерий “судебная защита” содержит отображение сути уголовного судопроизводства как конечной цели расследования преступлений по защите законных интересов и прав граждан, потерпевших от совершённых против них и их имущества преступных деяний и гражданского судопроизводства по защите нарушенных вследствие не- соблюдения условий гражданско-правовых отношений законных интересов и прав граждан.

Обеспечение защиты законных интересов и прав граждан и юридических лиц является прямой обязанностью государства. Именно под призмой этой конституционной обязанности государства, и Президент Республики Казахстан тому гарант, должно пониматься понятие “судебная защита”. Функция уполномоченного государством специального органа, суда, и направлена именно на защиту законных интересов и прав граждан и юридических лиц, как одно- го из предназначений государственного строя. То есть в понятии “судебная защита” во главу угла поставлена только защита законных интересов и прав граждан и юридических лиц, пострадавших от совершения не законных в от- ношении них деяний. В сфере уголовного судопроизводства - Потерпевших от уголовно наказуемых деяний, в сфере гражданского судопроизводства, по- страдавших от несоблюдения другой стороной гражданско-правовых обязательств. Схематично можно обозначить - в уголовном судопроизводстве виновный определён процессуальным статусом “Подсудимый”, в гражданском судопроизводстве - процессуальным статусом “Ответчик”.

Именно в силу такого грубейшего искажения сущности судопроизводства я усматриваю и принижение процессуальной роли прокурорского реагирования надзорного органа государства, Органов прокуратуры Республики Казахстан, в контроле над судебными актами посредством принесения апелляционных и надзорных протестов.

На самом деле, именно Органы Прокуратуры являются той уполномоченной государственной инстанцией, которая обязана неуклонно не только надзирать над процедурой гражданского судопроизводства, но и незамедлительно реагировать на Ходатайство процессуального представителя о принесении апелляционного либо надзорного протеста на обжалуемый судебный акт.

В таких условиях организации деятельности судебного ведомства заорганизованность юристов в коллегии адвокатов влечёт предсказуемое лишение потенциальной активности юристов.

Именно за процессуальными представителями-юристами, профессионально занимающихся в области судебной юриспруденции, “Защитникам обвиняемого, подсудимого” и “Представителям Истца, Ответчика”, законодательно закреплена процессуальная роль катализатора не только направления предварительного и судебного расследования уголовных дел и судебного разбирательства по гражданским делам, но и предотвращения и исправления судебных ошибок. Такая функция достигается посредством подачи в следственный и судебный органы Ходатайств о выполнении конкретных процессуальных действий применительно к расследуемому или рассматриваемому делу, подачи Ходатайств о принесении актов прокурорского реагирования. Безусловно, осуществление такой функции возможно лишь при безупречном знании обоих видов материального и процессуального права, наличия практического опыта в судебной юриспруденции. Участвующим в процессуальному статусе процессуального представителя Истца или Ответчика частнопрактикующим юристам (работает ли он в единственном ли числе, в составе какого-либо формирования: юридической компании, фирме, по защите прав потребителей и так далее) прекрасно известна необходимость закрепления позиции Доверителя именно в судебном производстве первой инстанции. Впоследствии, начиная с апелляционного уровня, уже не возможно выправить создавшееся процессуальное положение. Именно такая роль процессуального представителя имеется в виду в отображённой позиции Верховного суда Республики Казахстан под выражением “процессуальное упущение стороны судебного производства”. Естественно, Верховный суд Республики Казахстан в том Нормативном постановлении не детализирует роль процессуального представителя и нам не найти собственно посвящённых именно процессуальной роли юриста в участии в судебном производстве и оценке его деятельности выражений в содержаниях выносимых им Нормативных по- становлений. Однако, под термином “сторона судебного производства” понимается и наличие у неё юриста. А под выражением “процессуальное упущение стороны судебного производства”, конечно же, понимается и охватывается именно недостаточная процессуальная деятельность юриста в интересах Доверителя. Понятно, что оперативными инспекторами, следователями, прокурорами и, конечно, судьями такое интенсивное участие юриста воспринимается весьма не адекватно.

О том что, в ходе гражданского судопроизводства своими не законными выпадами судьи оскорбляют честь и достоинство процессуального представителя-юриста, порою имеющего гораздо больший практический опыт и возраст, даже не ведётся речи. Безусловно, такое агрессивное восприятие инициативы процессуального представительства сопроводилось бы внесением Представления на адвоката в президиум территориальной коллегии адвокатов с аналогичными обвинениями.

Частная деятельность по оказанию платных юридических услуг в сфере гражданского судопроизводства осуществляется двумя способами - Различными организационно-правовых формированиями без “Лицензии на право занятии адвокатской деятельностью”, предлагающих на основании положения своего Устава силами собственных штатных юристов, также не имеющих “Лицензий на право занятии адвокатской деятельностью”. Работающими в единственном числе юристами по нотариально удостоверенным доверенностям граждан и хозяйствующих субъектов.

И я считаю, что только с целью погашения инициативы юристов обоих видов деятельности по оказанию в частном порядке юридических услуг в статусе процессуальных представителей сторон гражданских судебных производств начата рассматриваемая открыто лоббируемая акция отстранения посредством применения законодательного механизма с неминуемым изменением соответствующих законов нормативно-правовой базы по регламентации гражданского судопроизводства от участия в судебных производствах по гражданским и хозяйственным делам. Допуск же юристов обоих видов деятельности по оказанию в частном порядке юридических услуг к следственному и судебному производствам по уголовным делам по не объяснимой причине изначально закрыт законодательным способом посредством отображения в УПК РК конкретных надуманных условий. По странной логике участников законодательного механизма под адвокатской деятельностью понимается только пребывание юристов в общественной должности “адвокатов” и допуск таковых в предварительное расследование органами следствия и дознания силовых ведомств и судебное следствие уголовных дел. Теперь же, опять же в силу той странной логики запланировано закрепление в законодательном порядке распространения понятия “адвокатской деятельности” и на участие в гражданском судопроизводстве посредством прямого запрета участия в нём юристов обоих видов деятельности по оказанию в частном порядке юридических услуг. То есть намечается коренная ломка ГПК Республики Казахстан.

В такой тенденции прослеживается прямая причинная связь. Потому что в свою очередь, наблюдается всё усиливающаяся тенденция последовательного сведения практики уголовного и гражданского судопроизводства к мнению отдельно взятого судьи суда районного звена (трёх судей коллегии по уголовным делам территориального суда при рассмотрении уголовного дела по первой инстанции), непосредственно вынесшего на уровне суда первой инстанции первоначальный судебный акт: Обвинительный (Оправдательный) приговор или Решение суда. В последующих контрольно-надзорных инстанциях судебного ведомства проявляется нежелание кардинального участия (иначе как можно по иному объяснить идентичность текстов решения суда первой инстанции и постановления соответствующей последующей судебной инстанции) в отправлении правосудия. Максимально наблюдаемая роль этих инстанций в преобладающем большинстве случаев обжалования в апелляционном и надзорном порядке - минимальная корректировка судебного акта: решения и приговора суда. Тому способствующим фактором, на- ряду с заложенными в ГПК Республики Казахстан для судей послаблениями, является и наличие статистической отчётности по показателям деятельности отдельно взятого суда районного звена и территориального суда, в составе которого закреплён, и всего судебного ведомства в целом. И именно применение такой статистической отчётности даёт повод для победных реляций о всё неуклонно возрастающей роли судебного ведомства в жизни общества.

И превозношение судей продолжается именно по инициативе самих же судей. Так, уже опубликовано в газете “Заң” интервью члена коллегии по уголовным делам Кызылординского областного суда, заявившего о недопустимости отмены судебных приговоров в виду вынесения их судьями от имени “Республики Казахстан”.

Такому резкому сужению предназначения судебного органа отвечает также способствует и внесение антиконституционного изменения в УПК и ГПК Республики Казахстан, повлекшего не только отсечение по анти конституционным ценовому критерию по гражданским (хозяйственным) делам и оценочному критерию последствий уголовно наказуемых деяний по уголовным делам не менее 80 % населения от возможности обращения в судебные инстанции судебного органа страны, но и одновременное грубое попрание конституционной установки о праве граждан и юридических лиц на обращение в суд за защитой своих законных интересов и прав. В то время как, Верховный суд Республики Казахстан является составным элементом судебного органа. Тем более, в государстве оставлена лишь одна уполномоченная инстанция, посредством обращения в которую субъект может поставить вопрос об узаконивании своих притязаний.

Мною в указываемый период была разработана форма закона “Об оказании юридической помощи” и предложения внесены в уполномоченные для участия в законодательной деятельности государственные инстанции.

Прямым подтверждением аффилированности общественного формирования адвокатов государством является лицензирование допуска к адвокатской деятельности имеющих высшее юридическое образование граждан страны. Тем самым имеет место специальное оформление допуска граждан к этому виду деятельности по оказанию юридических услуг при расследовании уголовных дел с искусственным приданием наименования “Адвокатская деятельность”. Такую градацию нельзя объяснить лишь проверкой знаний граждан, уже имеющих специальное высшее юридическое образование и прошедших стажировку в коллегиях адвокатов, прежде чем быть допущенными к сдаче экзаменов для получения разрешения на участие в процедурах предварительного и судебного следствия по уголовным делам. В свете осуществления, как то и должно быть, уголовного преследования специально уполномоченными на то специализированными государственными инстанциями: следственными и оперативными структурами органов уголовного преследования (силовых ведомств), органами прокуратуры и судебными инстанциями, применяемая схема допуска юристов к адвокатской деятельности более сродни отбору из их числа лояльных граждан к процедуре привлечения к уголовной ответственности и осуждения граждан, привлекаемых к уголовной ответственности с обвинением в совершении анти общественных и анти государственных деяний. При этом, такой отбор распространён даже на специалистов из тех государственных инстанций за исключением судей. Такое исключение распространимо даже на работающих судей и юристам, состоящим в должности судей, по факту выдаются Лицензии на право занятия адвокатской деятельностью. Хотя, по законодательству об организации судебной деятельности на должность судьи юристы назначаются пожизненно, то есть до достижения пенсионного возраста. Возникает меркантильный вопрос, для чего юристу, состоящему в должности судьи, представлено заблаговременное бронирование должности адвоката ? Я считаю, что такая массовая выдача (а не конкурсный отбор) юристам, состоящим в совершенно других должностях области юриспруденции Лицензии на право занятия адвокатской деятельности совершается на протяжении нескольких последних лет при грубейшем нарушении установки специализированного Закона РК “Об адвокатской деятельности”. Опять же, имеется большое расхождение не только между числом юристов, которым Министерством юстиции РК были выданы такие Лицензии, и числом фактически работающих в должностях адвокатов, но в ещё большей степени такая разница проявляется в обеспечении адвокатами населения, проживающего на территориях областей вне мест дислокации как коллегий адвокатов и проживания самих адвокатов. В этом также проявляется сближение судебного ведомства с общественным адвокатским формированием.

Несомненно предложенная акция по ликвидации допуска частнопрактикующих юристов (единолично работающих или в составах формирований), но не состоящих в составах коллегий адвокатов от участия в процедуре оказания квалифицированной юридической помощи сторонам гражданского судопроизводства, преследует целью принуждение лишаемых средств к существованию юристов этой категории обратиться к вопросу о получении Лицензии на право занятия адвокатской деятельностью, даже при отсутствии у них желания работать в режимах предварительного расследования органом следствия уголовного дела и уголовного судопроизводства. Или в виду отсутствия навыков в применении познаний в уголовном и уголовно-процессуальном законодательствах в виду специализации в другой области права во время обучения в вузе. О каком уровне квалифицированной юридической помощи Обвиняемому (Подсудимому и Осужденному) может гарантированно вестись речь? На чём так настоятельно настаивают и выдвигают наиглавнейшим доводом организаторы этой акции. По сути, предлагаемая акция является толь- ко антигосударственной, как нарушающая конституционную установку о праве на труд гражданину по своей специальности и трудовое законодательство. Недопустим шаблонный подход лишь по факту наличия диплома о юридическом образовании выдвигать перед гражданином условием вхождение его в штат коллегии адвокатов. В настоящее время отсутствует аналогичный запрет на участие состоящего в должности адвоката при определении коллегии адвокатов юристу принимать участие в гражданском судопроизводстве. Такому юристу также достаточно оформить от своего Доверителя по наделению соответствующими процессуальными полномочиями для участия в судебном разбирательстве по гражданскому или хозяйственному делу. Тем самым, гражданским процессуальным законодательством юристы, занимающиеся адвокатской деятельностью и частнопрактикующей деятельностью, уравнены. Однако, руководство противной стороны вознамерилось нарушить установленный баланс. Тем самым, лишая граждан права на свободу выбора юриста для защиты его интересов в гражданском судопроизводстве.

Недопустимость законодательного аннулирования процессуального положения о допустимости оказания юристами обоих видов деятельности в частном порядке юридических услуг в процессе гражданского судопроизводства сторонам судебной тяжбы связана с особенностями уровня участия адвокатов в процедурах предварительного и судебного следствия. Суть участия адвокатов в этих двух видах процессуальных мероприятий в большей степени имеет присутственный характер. Это непосредственно объясняется предназначением адвоката в участии в осуществляемых следователем и судьёй процессуальных действий при проведении, соответственно, предварительного расследования по уголовному делу и судебному следствию по тому же уголовному делу. Активные процессуальные действия: допросы гражданина в процессуальных статусах подозреваемого, обвиняемого и подсудимого наряду с другим необходимым компонентом процессуальных действий по изобличению привлекаемого к уголовной ответственности на стадии предварительного расследования уголовного дела и проверкой представленных в материалах уголовного дела следственным органом доказательств на стадии судебного следствия, выполняют по предназначению только следователи, оперативные сотрудники органов уголовного преследования и судьи судебного ведомства. Прокуроры органов Прокуратуры осуществляют процессуальный надзор над уровнем проводимого предварительного расследования уголовного дела и выступают государственным обвинителем в ходе судебного следствия при одновременном осуществлении надзорной функции над проведением председательствующим на судебном процессе судьёй. При гражданском же судопроизводстве, напротив, адвокат в процессуальном статусе представителя стороны лишён такого сугубо присутственного фактора.

Если при предварительном расследовании уголовного дела и судебном следствии по нему адвокат даёт юридическую оценку тем доказательствам, которыми изобличается его подзащитный и на предмет правильности их фиксации, то участвуя в гражданском судопроизводстве, адвокат ещё на стадии подготовки к таковому уже обязан самостоятельно собирать те доказательства по формированию позиции Истца и по отторжению иска Ответчиком. Право адвокатов задавать вопросы источникам тех доказательств в ходе предварительного расследования уголовного дела и судебному следствия совершенно не меняет общей картины процессуальной роли адвоката в расследовании преступления.

Тем самым, вследствие прерогативы государства в проведении уголовного преследования и вынесения обвинительного приговора не допустимым является участие в организации формирования, на которое возлагается выполнение защитительных функций посредством составления процессуальных документов по оспариванию вынесенных следственных и судебных документов, как оказание юридических услуг гражданам, привлекаемым органами уголовного преследования и судом. Организация деятельности таких формирований не может быть осуществляемо ни посредством финансирования, ни посредством отбора путём лицензирования сотрудников.

16 августа 2006 года на заседании Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ в Республике Казахстан состоялось рассмотрение Предложения членов и экспертов рабочей группы по совершенствованию систем правосудия и правоохранительных органов президента Общественного Объединения адвокатов “Союза адвокатов Республики Казахстан” Тугел А.К. и г-жи Ковлягиной С.Р. о регламентации адвокатской деятельности. Среди иных предложений выдвинуты такие предложения, направленные на прямой запрет в гражданском судопроизводстве юристов обоих видов деятельности по оказанию в частном порядке юридических услуг: “Исключить возможность создания альтернативных коллегиям адвокатов форм организации профессионального сообщества” и “Представительство и защиту в судах по всем делам в суде должны вести только адвокаты. Ввести законодательный запрет на ведение дел в судах частнопрактикующими юристами по доверенности. В этих целях предлагается исключить из статьи 59 ГПК РК следующих лиц, являющихся представителями по поручению в суде:

- уполномоченные организации, которым законом, уставом или положении- ем предоставлено право защищать права и интересы других лиц;

- другие лица, допущенные судом по просьбе лиц, участвующих в деле”.

В “Предложении” имеется два пункта, направленных на наложение запрета на оба вида частной деятельности по оказанию платных юридических услуг в сфере судебной юриспруденции.

Первый пункт - Юридических компаний и других видов организационно-правовых форм, без “Лицензии на право занятии адвокатской деятельностью” предлагающих на основании положения своего Устава юридические услуги (представительство в судах) по участию в статусе процессуального представителя стороны в гражданского судопроизводства: истца или ответчика, силами собственных штатных юристов, также не имеющих “Лицензий на право занятии адвокатской деятельностью” (страница 2 Предложения). Второй пункт - Работающих в единственном числе юристов по нотариально удостоверенным доверенностям граждан и хозяйствующих субъектов также по участию в статусе процессуального представителя стороны гражданского судопроизводства: Истца или Ответчика (страница 3 Предложения).

Как известно, наименованием функции “Представительство” означается участие в интересах истца либо ответчика постороннего формирования по оказанию на основании своего Устава платных юридических услуг или юриста, или другого фигуранта. А наименованием функции “защита” означается участие адвокатов в предварительном расследовании и судебном следствии по уголовным делам. Такая терминология установлена уголовным и гражданским процессуальными законодательствами.

Общей задачей должно быть сохранение частной практики в сфере оказания юридических услуг населению и юридическим лицам, ликвидация ко- торой при продолжающейся поддержке Министерства юстиции Республики Казахстан келейно зародилась в недрах заинтересованной общественной структуры с инициированием вынесения вопроса на рассмотрение на государственном уровне опять же другой общественной структурой. Такая мера позволит сохранять для граждан и хозяйствующих субъектов конкурентоспособность в сфере оказания платных юридических услуг по гражданскому судопроизводству.

Я усматриваю следующие основания не законности действия на правовом поле Общественного Объединения “Союз адвокатов Казахстана”:

1. В нарушение требования Конституции Республики Казахстан осуществляется постоянное финансирование государством из республиканских бюджетных средств (то есть за счёт нас, налогоплательщиков) через счёта бюджетного администратора Министерства юстиции Республики Казахстан и территориальных управлений юстиции этого же министерства Общественного Объединения адвокатов “Союза адвокатов Республики Казахстан” и его территориальных подразделений.

Между тем, оплатой в качестве юридической помощи адвокатов за счёт государственных средств республиканского бюджета постановлением Правительства Республики Казахстан охвачены и проезд адвоката к месту дислокации следственного и судебного органов, ожидание начала фактического проведения теми инстанциями процессуальных действий и иные организационные мероприятия.

Финансирование общественного формирования, Общественного Объединения “Союз адвокатов Казахстана”, из государственного республиканского бюджета служит вторым свидетельством аффилированности его сохранения по настоящее время.

Нарушение конституционного запрета на финансирование государством общественных объединений граждан стало настолько устоявшимся, что уже в среде законодательного органа страны воспринимается как должное. Так, депутат и председатель Комитета по судебно-правовой реформе Мажилиса Парламента РК доктор юридических наук Жалыбин С.М. весной текущего года в газете “Казахстанская правда” дал интервью о том, что мол частнопрактикующие юристы бесплатно не оказывают юридическую помощь населению в лице малоимущих граждан. Из интервью неминуемо вытекает, что адвокаты безвозмездно оказывают малоимущим гражданам юридическую помощь. Несостоятельность и беспочвенность категоричного утверждения очевидна. Потому что гражданским процессуальным законодательством, в отличие от уголовного процессуального законодательства, оказание юридической помощи неплатежеспособному гражданину не регламентирована. По- этому ни один адвокат не участвует в гражданском судопроизводстве бес- платно для малоимущего гражданина. Бесплатное оказание юридической помощи и то только обвиняемым (подсудимым) предусмотрено только уголовным процессуальным законодательством. Но трактование оказание юридической помощи как бесплатной возможно только с точки зрения самого обвиняемого (подсудимого), для государства в целом таковая совершенно не является бесплатной. То есть даже в уголовном судопроизводстве юридическая помощь оказывается самим государством через адвокатское сообщество за счёт республиканского бюджета бесплатно обвиняемым (подсудимым) из категории малоимущих граждан. Всем общеизвестны публичные бунты адвокатов в нескольких регионах страны, вызванные не уплатой им гонораров по так называемым ими “бесплатным уголовным делам”. Об этом наглядно свидетельствует предложение руководителя “Союза адвокатов Казахстана” по расширению финансового обязательства государства перед общественным адвокатским формированием также на финансирование оказания юридической помощи потерпевшим из числа малоимущих граждан в ходе производства по уголовным делам и сторонам по гражданским делам. То есть тем самым, опять же только при наличии финансирования из республиканского бюджета адвокатское сообщество изъявляет готовность оказывать юридическую помощь потерпевшим от преступных деяний малоимущим гражданам по уголовным делам и малоимущим гражданам в процессуальном статусе истца или ответчика по гражданским делам без оплаты теми их платных услуг. Несомненно, претендуя на достижения единовластного монопольного участия в оказании юридических услуг сторонам гражданского судопроизводства, ад- вокатское сообщество уже ставит условием непременную и незамедлительную оплату из республиканского бюджета оказания ими платных юридических услуг малоимущим гражданам.

2. Инициирование такого вопроса перед Государственной комиссией по разработке и конкретизации программы демократических реформ в Республике Казахстан при Президенте Республики Казахстан президента Общественного Объединения адвокатов “Союза адвокатов Республики Казахстан” Тугел А.К., а также г-жи Ковлягиной С.Р. является прямым следствием пере- коса в создании механизма деятельности судебного ведомства и организации оказания квалифицированной юридической помощи.

3. Выступление на заседании Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ в Республике Казахстан при Президенте Республики Казахстан г-на Тугел А.К. и г-жи Ковлягиной С.Р. сопряжено с предстоящим грубейшим нарушением требования Конституции Республики Казахстан о недопустимости инициирования государством объединения граждан страны в лице юристов обоих видов деятельности по оказанию в частном порядке юридических услуг в общественные формирования.

4. Инициатива г-на Тугел А.К. и г-жи Ковлягиной С.Р. направлена на нарушение антимонопольного законодательства в сфере оказания юридических услуг. В виду чего удовлетворение законодательными органами такой акции усилит монополизацию государством сферы оказания юридических ус- луг в обоих видах судопроизводства. Именно посредством передачи только аффилируемому государством общественному сообществу адвокатов едино - личного участия в гражданском судопроизводстве вне интересов граждан и юридических лиц в самостоятельном выборе юриста в статусе своего процес- суального представителя. Тем самым физические и юридические лица лишаются права на выбор юриста, которого желают уполномочить своим процессуальным представителем на период гражданского судопроизводства.

В отношении уголовного судопроизводства монополизация уголовного пре - преследования совершивших уголовно наказуемые деяния лиц является следствием обязательства государства обеспечить граждан, юридических лиц за - щиту законных интересов и прав.

5. Утверждение г-жи Ковлягиной С.Р.: “В настоящее время частнопрактикующие юристы, как правило, не уплачивают налоги и другие обязательные платежи, находятся вне какой-либо системы контроля качества предоставляемых ими услуг” требует проверки, вызывает сомнение и является оскорбительным наветом. Так как, участие в гражданском судопроизводстве не сродни занятием маклерства в жилищной сфере, требует специальных навыков в сфере судебной юриспруденции и оформления разрешительных документов в уполномоченном государственном органе права на оказание юридических услуг. И такое право не было сведено лишь к получению Государственной лицензии. К тому же, аннулирование Государственной Лицензии “На право оказания юридических услуг, не связанных с адвокатской деятельностью” было произведено в свете уменьшения количества лицензируемых видов деятельности инициативных граждан. Но никак не в виде запрета на занятие оказанием юридических услуг в сфере судебного производства по гражданским (хозяйственным) делам.

6. Более того, законодательством Республики Казахстан вообще не регламентировано понятие “квалифицированная юридическая помощь”, не определены её пределы, состав и содержание. Именно отсутствие такой регламентации служит почвой для спекулятивных выпадов в адрес профессиональных юристов, которые не могут заниматься оказанием юридических услуг в процессе предварительного расследования следственными органами силовых ведомств уголовных дел и судебных следствиях по ним.

К тому же, понятие “квалифицированная юридическая помощь” не может быть определено в едином всеми участниками судопроизводства понимаемом смысле. Хотя бы, по той простой причине, что цели сторон судопроизводства - Обвиняемого (Подсудимого, Осужденного) и его родственников, и участника судопроизводства в лице его защитника (адвоката) с одной стороны, Потерпевшего (Гражданского истца) с другой стороны для уголовного судопроизводства; Истца и его участника судопроизводства в лице его процессуального представителя с одной стороны, Ответчика и его процессуального представителя с другой стороны для гражданского судопроизводства, и прокурора и судьи для обоих видов судопроизводств - совершенно разнятся между собой и являются по отношению друг к другу антагоничными.

В силу такого объективного обстоятельства понятию “квалифицированная юридическая помощь” каждый из перечисленных участников обоих видов судопроизводств придаёт собственную смысловую нагрузку. В частности, Обвиняемый (Подсудимый, Осужденный) в одном лице, но с обозначением разными терминами применительно к стадии движения уголовного дела, его защитник и родственники - ожидают если не полного оправдания, то вынесения не сурового уголовного наказания, Ответчик (по уголовным делам опять же в лице того же (Подсудимого, Осужденного) и Ответчик по гражданскому делу отказа в удовлетворении заявленной против него Потерпевшим от совершённого им преступного деяния исковой претензии. Истец по гражданским делам и Гражданский истец (Потерпевший по уголовному делу) и Истец по гражданскому делу, напротив, полного, или хотя бы максимального, удовлетворения предъявленного им к Ответчику иска. Участвующий в уголовном судопроизводстве Прокурор (напрямую заинтересованный в вы - несении Обвинительного приговора, как согласившийся с результатом предварительного расследования расследуемого судом уголовного дела), следователь, завершивший предварительное расследование, - завершения судебного следствия только вынесением обвинительного приговора. Судья (которому предстоит собственноручно подписать любого вида приговор (обвинительный ли, оправдательный ли) - обеспокоен не допустимостью отмены предстоящего вынесению им судебного акта выше стоящей контрольной или надзорной судебной инстанцией. При этом ему совершенно не желательно, чтобы проводимое им судебное следствие по уголовному делу или судебное разбирательство по гражданскому делу сопровождалось бы сверхактивной процессуальной деятельностью процессуального представителя стороны судебного производства: защитника (адвоката по специальности) подсудимого и процессуального представителя Истца либо Ответчика.

Как видим, каждый из сторон и участников судебного производства преследует индивидуальную цель. И поэтому каждый из них понятию “квалифицированная юридическая помощь” придаёт собственное, исходя из занимаемого своего процессуального статуса, смысловое значение. И смысловое значение каждого из них не может совпадать между собой и быть идентичным. Для Обвиняемого (Подсудимого, Осужденного) защитник (адвокат) будет только тогда хорош, когда будет оправдан по суду. Для Потерпевшего, Истца процессуальный представитель будет только тогда хорош, когда будет подтверждена судом его исковая претензия. Для следователя, прокурора и судьи защитник (адвокат) и представитель будет хорош, если будет меньше причинять процессуальных неудобств в ходе предварительного расследования, дальнейшего судебного следствия по уголовному делу и судебного разбирательства по гражданскому (хозяйственному) делу.

Искажение и педалирование понятия “квалифицированная юридическая помощь” не имели бы место при условии обязывания судей руководствоваться законностью, а не собственным внутренним убеждением, как в настоящее время.

7. В действительности, оценка уровня “юридической помощи”, признание её степенью “квалифицированной”, в гражданском и уголовном судопроизводствах вновь оказалось представленным судьям, председательствующим на судебном заседаниях по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Получается, что чем меньше уровень “юридической помощи”, тем строже вид наказания по уголовному делу и гарантированнее отказ в удовлетворении иска Истцу или возражения на иск Ответчика. Опять же, основополагающим является принцип “внутреннего убеждения судьи”.

При таком положении вещей не допустимо апеллировать и ставить во главу угла критерий “квалифицированная юридическая помощь”. Так как имеет место прямое нарушение установки Конституции Республики Казахстан о “квалифицированной юридической помощи”.

8. В настоящее время, для участия адвоката в гражданском судопроизводстве не достаточно ордера коллегии адвокатов, так как требуется наряду с ним и нотариально удостоверенная доверенность о наделении Доверителем адвоката соответствующими процессуальными полномочиями.

9. Ликвидация частной практики по оказанию юридических услуг в области гражданского судопроизводства вызовет нарушение установки Конституции Республики Казахстан о конституционном праве граждан на получение квалифицированной юридической помощи, достигаемой только при условии свободного выбора своего процессуального представителя для участия в процессуальном статусе Истца или Ответчика гражданского судопроизводства и для участия в процессуальном статусе Потерпевшего и Гражданского истца уголовного судопроизводства. Частная практика по оказанию юридических услуг в области гражданского судопроизводства должна быть сохранена как альтернативный источник высоко качественного вида оказываемых населению юридических услуг при желательном распространении в долевом соотношении государственного финансирования из республиканского бюджета - общественного формирования адвокатов на оба вида частной деятельности по оказанию платных юридических услуг в сфере судебной юриспруденции.

Тем самым, будут сохранены принцип состязательности между разными структурами в сфере оказания юридических услуг, что будет отвечать положению антимонопольного законодательства, и принцип свободы волеизъявления субъекта сферы оказания юридических услуг в выборе инстанции обращения по вопросу приобретения требуемой ему юридической услуги.

10. Более того, такую возможность следует расширить, законодательно закрепив процессуальное право представителей обоих видов частной деятельности по оказанию платных юридических услуг в сфере судебной юриспруденции участвовать в предварительном расследовании органами следствия и дознания и судебном следствии уголовных дел по любым видам преступлений по защите процессуальных прав Обвиняемых, Подсудимых и Осужденных. Тем самым, будет обеспечена качественная высоко квалифицированная юридическая помощь Подозреваемым, Обвиняемым, Потерпевшим на период предварительного расследования следственными аппаратами органов уголовного преследования уголовных дел и Подсудимым, Потерпевшим (Гражданским истцам) в процессе уголовного судопроизводства. В совокупности будет обеспечена реализация конституционных гарантий прав и свобод человека, регламентированных пунктом 1 статьи 12, пунктом 1 статьи 34 Конституции Республики Казахстан.

11. Обращающиеся к представителям обоих видов частной деятельности по оказанию платных юридических услуг в сфере судебной юриспруденции граждане и предприниматели постоянно сопровождают свои доводы нареканиями в адрес адвокатов по поводу ненадлежащего исполнения теми процессуальных функций в ходе участия в уголовном и в особенности гражданском судопроизводствах по гражданским и хозяйственным делам. Потому что в отличие от механизма предварительного расследования уголовных дел, для судопроизводства по гражданским и хозяйственным делам отсутствует специализированный государственный орган по сбору доказательств (следственный аппарат силовых ведомств) для последующего представления на рас- смотрение другого государственного уполномоченного органа - суда.

Поэтому процессуальный представитель при участии в гражданском судопроизводстве обязан самостоятельно формировать доказательственную базу по обоснованию точки зрения своего Доверителя, выводя её в надлежащую категорию процессуальной позиции стороны судебного производства.

12. Я представлял в уполномоченные органы свою принципиальную концепцию организации оказания населению квалифицированной юридической помощи по уголовному и гражданскому судопроизводствам.

13. Обращает на себя внимание искусственное радение и сближение судебного ведомства с общественным адвокатским формированием. В зданиях судов размещены пункты коллегий адвокатов. В том усматриваю предоставление карт-бланша именно адвокатом в выборе гражданами процессуальных представителей. Соответственно, подобное льготное отношение ожидает встречного послабления в отстаивании процессуальных интересов доверителей.

Такое сближение вызвано неправильным приданием термина “судебная защита” функции суда. Основными объектами воздействия судебного акта: Обвинительного приговора по уголовному делу или Решения суда по гражданскому делу являются фигуранты следственного и судебного производств - Обвиняемый (Подсудимый) и Ответчик. Каким образом можно утверждать, что осуждаемые к ограничению личной свободы и материального положения граждане или юридические лица пребывают под сенью судебной защиты, неся все возложенные на них судебным ведомством тяготы последствия судебного акта? Более логично было бы применять такой определение “судебная защита” к Потерпевшему по уголовному делу и Истцу по гражданскому делу. Тогда почему же, не удовлетворяясь уровнем оказанной им судебной защиты, они активно обжалуют Обвинительный приговор по уголовному делу или Решение суда по гражданскому делу? Следовательно, в таком случае судья, вынесший Обвинительный приговор по уголовному делу или Решение суда по гражданскому делу, не обеспечил гражданина или юридическое лицо надлежащей судебной защитой и результат его деятельности вызвал с их стороны справедливые нарекания, а последующие контрольно-надзорные судебные инстанции, призванные обеспечить реализацию этого конституционного постулата, поддержали по принципам корпоративной солидарности и вертикальной подчинённости подвергшийся обжалованию судебный акт?

14. Преднамеренность планируемого действа, влекущего и грубое нарушение трудового законодательства, выражается в невозможности предстоящего трудоустройства в территориальных Коллегиях адвокатов областных центров и городах республиканского значения высвободившихся в большом количестве представителей обоих видов частной деятельности по оказанию платных юридических услуг в сфере судебной юриспруденции в виду жёсткой нормативности соотносимости количества адвокатов на число населения городов республиканского значения и областей. При создании только одной Коллегии адвокатов на административно-территориальной единице: области или города республиканского значения.

Аннулирование альтернативной формы оказания представителями обоих видов частной деятельности по оказанию населению платных квалифицированных юридических услуг в сфере судебной юриспруденции не охватывается предназначению председательствования в ОБСЕ Республики Казахстан.

ЧАСТНЫЙ ЮРИСТ “COMPASS”

М.К. КУШКАРИН

28 октября 2006 года            


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии