Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Гвардейцы кардиналов

Фото : 4 ноября 2006, 14:51

Гвардейцы кардиналов

Полковнику Амангали Баталову алматинское подразделение “Арыстан” досталось с сильно подмоченной репутацией: именно в тот момент, когда все средства массовой информации писали, что в убийстве Алтынбека Сарсенбаева замешаны арыстановцы, в тот период, когда некоторые депутаты потребовали разогнать “контору, которая занимается политическими убийствами”, а в Алматы бродили слухи о нездоровом климате внутри “элитного подразделения”... Впрочем, отступать перед трудностями полковник Баталов не привык.

Сегодня он отвечает на вопросы “НП”. Прошла ли кадровая чистка рядов? Действительно ли в “Арыстане” служат “распальцованные мальчики”? Как восстановить подорванный имидж подразделения?

- С чем вы столкнулись, когда приняли алматинский “Арыстан”?

- Разумеется, в коллективе после известных событий, когда 5 военнослужащих спецназа КНБ из своих корыстных побуждений оказались причастными к тяжкому преступлению, сохранялась атмосфера нервозности и недоверия. Словом, ситуация была сложная. И первой задачей в этих условиях стояло - сплотить коллектив, взбодрить ребят. А меня приятно удивило состояние технической оснащенности, великолепная учебно-тренировочная база. Словом, только работать и работать.

- Председатель КНБ РК генерал-лейтенант Амангельды Шабдарбаев обещал депутатам навести порядок в “Арыстане”. Как это делалось?

- Прежде всего руководителем Комитета перед нами ставилась задача вскрыть причины и условия, способствовавшие той чрезвычайной ситуации, не допустить дестабилизации работы спецподразделения, оздоровить воинский коллектив. Произошли значительные кадровые изменения и внеочередная аттестация всего личного состава службы. По результатам переаттестации, более 20 военнослужащих спецподразделения уволены без права восстановления. Под жесткий контроль поставлены вопросы служебно-воинской дисциплины.

- Как чекист, вы конкретно не называете, что же заставило пятерых арыстановцев взять в руки автоматы и пойти подработать вечерком - за пять тысяч долларов похитить человека. Между тем бытует мнение, что “Арыстан” погубила коммерциализация. Чтобы подзаработать, парни занимались охраной бывшего мэра Виктора Храпунова, говорят, иногда охраняли бывшего руководителя “Арыстана” генерала Койбакова. Зачем? Им кто-то угрожал?

- Должны быть конкретные факты, а если их нет, то слухи есть слухи. Не в моих правилах их комментировать.

Справка “НП”

Специальная комиссия департамента кадров КНБ изучала морально-психологический климат в спецподразделении и оценивала деятельность руководства службы на тот период времени. Известно лишь, что бывшие командиры генерал Койбаков и его зам. Виктор Стороженко отправлены в отставку, кстати Стороженко сегодня работает заместителем начальника учебного центра Ассоциации охранных структур у генерала Баекенова. Именно Баекенов утверждал, что КНБ набирает к себе на службу “распальцованных мальчиков”. Касался ли этот намек бывших руководителей “Арыстана”?

Боевой опыт генерала Койбакова - это лишь два года службы в десантно-штурмовых войсках. Стороженко вообще без боевого опыта, до прихода в “Арыстан” он работал инструктором по спорту, кадровик КНБ. Для сравнения: в России подобное подразделение “Альфа” возглавляли и возглавляют сплошь боевые офицеры - герои Советского Союза Бубенин, Зайцев, Карпухин...

- Суд по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева показал и другое: в “Арыстане” творился бардак по части оружия - при желании любой из бойцов подразделения мог взять автомат для “домашних нужд”.

- Оружие выдается строго по инструкции. В этом плане сейчас все очень жестко.

- Правда, что ФБРовцы все ваше подразделение проверили на детекторе лжи?

- Нет. Насколько я знаю, только тех пятерых фигурантов уголовного дела по убийству Алтынбека Сарсенбаева.

- А как остальные арыстановцы отреагировали на то, что их товарищи оказались за решеткой, да еще по таким страшным обвинениям?

- Для всех это было шоком, потрясением. Естественно, сотрудники испытывали обиду и досаду за то, что честь и достоинство спецназа были замараны. По этой причине пытались уволиться уникальные специалисты.

- По нашим данным, уволившихся арыстановцев тут же, можно сказать, у ворот базы, разобрали крутые нефтяные и финансовые компании...

- Двое ушли на пенсию, четверо - в крупный банк, еще двое - в нефтяную компанию. Это вполне объективный процесс, но, поверьте мне, сегодняшние сотрудники, бойцы спецназа, служат не ради личных интересов, а прежде всего из чувства глубокого патриотизма и желания приносить пользу обществу и государству.

- Насколько мне известно, в “Арыстане” квартирный вопрос много лет был большой проблемой...

- В обеспечении сотрудников квартирами есть позитивные сдвиги. Несколько квартир для арыстановцев купили в Алматы, хотя вопрос здесь стоит чуть сложнее, чем в Астане. Строятся добротные многоквартирные дома в Астане и Атырау, выделяется ипотека.

Одним словом, сейчас принимаются конкретные меры по улучшению острых социальных проблем, которые годами не решались.

- Деятельность подразделения “Арыстан” во многом является засекреченной. Но после того, как через забор от вашей базы построили высотные дома - жизнь подразделения стала видна как на ладони. Будь я шпионом, поселилась бы в соседней многоэтажке и просто наблюдала бы за вами через окошко. Как такое в принципе могло произойти?

- Мне кажется, вы несколько сгущаете краски. Наше здание является чисто административным, мы здесь не проводим учений, каких-то практических занятий. Безусловно, оптимальным будет, наверное, вообще нам поменять базу дислокации. Идеальным был бы вариант в одном месте иметь базы дислокации и подготовки.

Справка “НП”

Полковник Амангали Баталов. Человек-легенда. Почетный сотрудник Службы охраны президента (СОП) и заслуженный работник МВД РК. За его плечами 23 года службы в спецподразделениях, около 300 спецопераций. За проявленное мужество награжден Почетной грамотой Президента Казахстана, орденом “Айбын” II степени и шестью медалями.

Закончил курсы усовершенствования офицерского состава на спецкафедре Московского Краснознаменного института им. Андропова (специалист по партизанской войне, профессиональный диверсант). Служил в группе “Альфа” КГБ СССР. В 1990 году назначен заместителем командира по боевой части регионального подразделения “Альфа” с дислокацией в Алма-Ате и зоной ответственности - Средняя Азия, Казахстан, Алтайский край и Тувинская АССР. Именно Баталов - автор идеи штурма автобуса, захваченного террористами, его методика вошла в мировую классику спецподразделений. (Ранее террористов, захвативших автобус, просто расстреливали снайперы.)

Баталов обеспечивал безопасность первых лиц республики. Был комиссаром (личным телохранителем) Н.Назарбаева.

В 1997 году руководство МВД для борьбы с особо опасными преступными группировками и бандформированиями создает собственный спецназ “Сункар” и приглашает Баталова поднять это подразделение. Что он и сделал.

В 2000 году Баталов создает “спецназ в спецназе” - подразделение боевого прикрытия внутри СОПа. Потом были три года на гражданке - Баталова отправили в резерв по состоянию здоровья - время подумать и осмыслить накопленный опыт.

- По блату, используя телефонное право, к вам пытаются устроиться на работу?

- Пытаются, но такие номера у нас не проходят. Недавно звонил один уважаемый человек: “Возьми моего племянника на работу!” Я ему сказал, что завтра мне отвечать за выполнение боевой задачи, а не ему. И от племянника, которого он мне пихает, будет зависеть жизнь многих людей. Был бы классным специалистом, взяли бы без слов, но зачем мне балласт в кадровой отчетности? А самому племяннику я вопрос задал - себя-то он в зеркале видел? Он и сам понял, что пока не дорос.

Сегодня мы еще более ужесточаем требования к подбору кадров. Критерии должны быть предельно объективными, конкретными. Главное: мы должны готовить высокопатриотичные, законопослушные и профессиональные кадры.

Хочу заметить, что подготовка высококлассных специалистов - общегосударственная задача. Для этого руководством Комитета создаются все условия, и надеюсь, есть общее понимание и у наших коллег в других силовых структурах.

- Кое-кто из критиков “Арыстана” говорит, что это подразделение только и делает, что тренируется, а конкретной работой не занимается.

- Неправда. Например, один из наших офицеров недавно получил боевой орден за успешное внедрение в банду наркодельцов. Преступники держали его в качестве заложника. Благодаря выучке он спас себе жизнь и выполнил боевую задачу. А сколько раз арыстановцы благодаря скорости реакции обезвреживали вооруженных преступников!

Тренировки - тоже работа. Прерывать их ни в коем случае нельзя. До долей секунды должно быть отлажено взаимодействие между группами захвата. Приведу пример. Чимкентская операция (1992 год) по штурму автобуса, захваченного террористами, и освобождению пассажиров, взятых в заложники, длилась всего три секунды. В 1999 году в следственном изоляторе Астаны 17 преступников, приговоренных к смертной казни, захватили в заложники трех надзирателей, забаррикадировались внутри крыла здания и контролировали его изнутри. На освобождение заложников ушло 70 секунд. В этих секундах все - взрыв шумосветовых гранат, разбитые окна, вырванные тюремные решетки, штурм здания, обезвреживание террористов и освобождение заложников. Операции - дело стремительное, но чтобы уложиться в секунды каждому бойцу, кто в них участвовал, понадобились годы тренировок.

Параллельно учебно-тренировочным процессам наши военнослужащие участвуют и в совместных оперативно-тактических учениях в республиканском масштабе с участием МО, МВД, АЧС, а также Антитеррористического центра КНБ РК.

Мне приятно процитировать директора исполкома Региональной антитеррористической структуры ШОС Вячеслава Касымова. После недавних учений “Тянь-Шань №1-2006” он сказал: “Действия вашего подразделения были выполнены с такими высокими показателями и уровнем тактических приемов, которые едва ли смогут превзойти спецслужбы других стран”.

- Насколько престижно сегодня работать в “Арыстане”?

- Председатель КНБ Амангельды Шабдарбаев поставил перед нами, можно сказать, основную задачу - возвратить доброе имя казахстанскому спецназу. И мы этот приказ командира выполним достойно, добьемся этого, и я уверен, что люди будут доверять нам свою безопасность.

У нас служит один боец, он еще в школе поставил себе цель - попасть в “Арыстан”. Целенаправленно занимался спортом. Когда узнал, что сюда без высшего образования не берут, поступил и закончил университет. И добился своего. Сейчас он высококвалифицированный специалист. Недавно вернулся из Баку, где проходили соревнования спецназовцев СНГ, и там в личном первенстве он занял первое место по дуэльной стрельбе. Это самый сложный вид спецназовской стрельбы - не знаешь, с какой стороны возникнет мишень, да и сама мишень крохотная - не больше монетки, а стрелять нужно на скорость.

Хочу отметить, что председатель Комитета хорошо знает нашу “кухню”. Сам когда-то руководил “Арыстаном” и тогда, спасибо ему большое, создал нам учебный центр, кстати, один из лучших в СНГ.

- Ваши арыстановцы отвечают имиджу “солдата удачи” - человека, который может все: и горы свернуть, и преступника голыми руками взять?

- Время универсального бойца закончилось. Сейчас мировая тенденция подготовки спецназовцев направлена на узкую специализацию - снайперы, подводники, пловцы, взрывотехники, штурмовики, альпинисты, связисты и другие.

Еще раз подчеркну, учебно-тренировочный процесс приближен к боевым условиям. Если идут в горы, то по таким маршрутам, где запросто можно получить увечье.

Например, нынешней весной во время горно-альпийской подготовки арыстановцы спасли туристов, укушенных змеями - три случая за неделю. Что-то гадюк в этот раз было особенно много. Одна девушка была уже в полуобморочном состоянии, когда ее, лежащую на тропе, обнаружили наши парни. Бойцы сориентировались, поняли, что с ней. Поставили укол. Парня-туриста, тоже укушенного змеей, пришлось снимать с отвесной скалы, его доставили в город, в больницу.

- Жизнь часто подбрасывает шанс для подвига?

- Наша главная привилегия - рисковать собой ради жизни других людей. Спецназовцы - особые люди, и к ним должно быть особое отношение. И не надо упрекать их, что они много тренируются... Выработка боевых качеств до автоматизма - вот цель, которой мы все добиваемся. Это необходимо, чтобы завтра боец мог выполнить задачу - спасти людей и самому остаться в живых. Психология настоящего спецназовца в корне отличается от разведчика, оперативного работника, полицейского и уж тем более от гражданского... Да вот совсем недавно был случай. Наши взрывотехники в автомобиле обнаружили гранату с выдернутой чекой, на взводе, и расположенную около бензобака. В случае взрыва - разлет осколков - до 300 метров. Наши бойцы поехали и обезвредили гранату... Подвиг? Подвиг! Эту “работу” можно делать по-разному. Можно было оцепить район, эвакуировать все население и просто-напросто расстрелять заминированную машину из водяных пушек, в общем взорвать ее. Стекла бы в окнах близлежащих домов повылетали, от машины бы ничего не осталось. А наши парни управились без взрыва. И это не единичный случай. Более высококлассных, чем наши взрывотехники, в государстве не найти. Самые сложные, нестандартные разминирования - их работа.

- А в обычной жизни проявляются особые навыки ваших орлов?

- Они на самом деле особые люди... В прошлом году в Байсерке проводились плановые прыжки с парашютом на высоте 1200 метров. С земли наблюдают за прыжками: первый прыгнул, второй ... четвертый. А где же пятый? Смотрят в бинокль: пятый зацепился ремнями парашюта за крыло самолета и болтается в воздухе.

Вот что значит уметь преодолевать стресс. Язык не повернется назвать того, кто болтался в воздухе, неудачником... Счастливчик-парашютист сумел сгруппироваться, дотянуться до крыла, а там его парни затащили внутрь самолета. Вы думаете, он с тех пор зарекся прыгать с парашютом? Нет, прыгал уже на следующий день - зачет-то сдавать надо.

А вот еще один экспериментатор. Летом на Каспии проверяли новое германское водолазное снаряжение. Один наш умник нырнул на глубину 40 метров. Датчик показывает: кислорода осталось на 10 минут, пора всплывать на поверхность. Он же решил испытать себя - сумеет ли еще продержаться? Едва успели вытащить его. Извинялся потом: “Амангали Габбасович, я сам виноват, понимаете, хотел испытать все резервы, чтобы потом ребятам сказать, сколько максимально у них времени остается. Мало ли завтра какая внештатная окажется ситуация во время операции?”

- Какой сейчас микроклимат в коллективе?

- Скажу вкратце, пусть не покажется высокопарно: общий настрой - достойно и честно служить своему народу.

- Ваше кредо по жизни?

- В любой жизненной ситуации попадать в десятку - будь это работа, любовь, дружба или стрельба по мишени.

Ольга Медведева


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии