Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Пришел. Увидел. Захватил

Фото : 17 ноября 2006, 15:55

Татьяна ТЕН

Говорят, в Казахстан пришли рейдеры. Рейдерство - это рэкет высшей пробы, дерзкий захват чужих предприятий, игра, в которой хороши все средства - особенно силовое давление. Рентабельность этого высокодоходного бизнеса достигает 500-1000 процентов. Кто виноват, если нет виновных, а есть только пострадавшие? Что делать, когда есть деяние и нет преступления?

Казахстанское законодательство еще не определило своего отношения к рейдерству. В процессуальном отношении рейдерства в Казахстане нет. Явление есть, а преступления нет.

Такое бывает, даже коррупцию как юридически определяемое деяние мы признали совсем недавно. Законодательная база порядком отстает от бурно развивающейся жизни.

Впрочем, недавно глава государства на заседании Совета безопасности высказался совершенно определенно: “Рейдерство невозможно совершить без содействия со стороны коррумпированных должностных лиц”. Так что, надо полагать, законопроект не заставит себя ждать. Законодательные органы к словам первого лица государства прислушиваются очень чутко.

И не только они. После того, как заветные слова были произнесены, в стране как плотину прорвало. Жертвой рейдерства спешит объявить себя чуть не каждый бизнесмен, переживающий не лучшие времена.

Как известно, Остап Бендер знал четыреста сравнительно честных способов отъема денег и он чтил Уголовный кодекс. Это же можно отнести и к современным рейдерам. Существует немало способов отъема собственности, не противоречащих Уголовному кодексу. Поглощение одного предприятия другим, слияние капиталов, выталкивание с рынка слабых более сильными фигурами - за всеми этими объективными процессами может прятаться рейдер.

Первые рейдеры появились у нас еще пятнадцать лет назад, с принятием Закона РК “О банкротстве”. Молодые акулы зарождающегося рынка быстро уловили слабинку в законе, сулящем безграничные возможности для легкого обогащения. И начали действовать. Сначала робко, а потом все напористей.

Предприятия, еще вчера прилично работавшие и приносившие прибыль, скоропостижно становились банкротами. Уходило с молотка за копейки дорогостоящее оборудование. Замораживались долги. Не выплачивалась заработная плата. И когда жизнь на предприятии окончательно замирала, новый инвестор без труда получал предприятие.

Попытки остановить этот лжебанкротный беспредел делались. Закон “О банкротстве” переписывался трижды. В последнюю редакцию было внесено около двухсот поправок, добавлено несколько новых статей. Ничего не помогает. Банкроты продолжают расти как грибы после дождя. По данным Казахстанской ассоциации специалистов по банкротству, за последние десять лет в стране ликвидировано в результате банкротства более четырех тысяч предприятий.

Эти предприятия не исчезли с экономической карты. Они действуют под другими марками, с другими хозяевами и новым уставом. Схема передачи активов банкротов параллельно созданным структурам, нередко с прежними хозяевами во главе, великолепно прижилась и процветает. Все происходит законно, есть решения судов, протоколы арбитражных комиссий, все заверено печатями, скреплено подписями. По такой схеме рейдерства перешло из рук в руки большинство предприятий-лжебанкротов.

Есть еще более элегантный и законный способ отъема собственности. Схема, называемая в определенных кругах “белый рыцарь”, применяется, когда противостояние захватчиков и захватываемых накаляется до предела. И в самый драматический момент на сцене появляется третье лицо - “белый рыцарь”. Он доверительно предлагает одной из сторон, как правило, атакуемой, продать ему свою долю по сходной цене. А уж он-то, “белый рыцарь”, доведет правое дело до конца, разберется с зарвавшимися захватчиками или упрямыми захватываемыми. Деморализованная и уставшая от затянувшейся обороны или атаки сторона с благодарностью принимает предложение и уходит с поля битвы, радуясь, что хоть что-то урвала себе напоследок.

Но во всех схемах бывают и осложнения. Как случилось, к примеру, в Караганде на шахте “Кировская”. С начала девяностых на “Кировской” сменилось пять собственников. Никто здесь долго не задерживается. Выжимают из шахты все и благополучно перепродают объект.

Покупатели всегда находятся - несмотря на плачевное состояние, накопленные долги и растущее недовольство рабочих. Шахта остается лакомым кусочком, угольные пласты перспективны и богаты. Доля госматрезерва - 400 тысяч тонн угля.

Последний собственник ТОО “Отрар” и претендующая на шахту ассоциация предприятий угольной промышленности “Гефест” находятся в состоянии войны уже почти год. Сначала все шло как обычно. И решение о банкротстве, и имущественные торги, и “белый рыцарь” прискакал аж из Москвы в лице ООО “Кармет” (нетрудно догадаться по названию о корнях российской ныне фирмы и ее учредителях). Но пока ничего не помогает. “Отрар” цепко держится за шахту и ни за что не желает с ней расставаться.

В таких особых случаях на поле битвы выпускается тяжелая артиллерия - “черные” рейдеры.

“Черный” рейдер - не самая приятная и последняя схема захвата предприятия. В ход пускается все - компроматы, аресты, шантаж, подделка документов и даже вооруженные вторжения.

Директор ТОО “Отрар”, к примеру, отсидел трое суток в кутузке.

- Утром 9 октября меня пригласили на беседу в финансовую полицию, - говорит он, - к вечеру следователь вызвал “воронок”, и меня отправили в следственный изолятор. Как объяснили, задержали на трое суток для выяснения обстоятельств. Самое интересное, что таким образом следствие выясняло обстоятельства по уголовному делу, возбужденному по моему же заявлению.

Учредитель Абайского литейно-механического завода обороняет сегодня свое предприятие от посягательств и уверяет, что неоднократно подвергался открытому шантажу со стороны захватчиков. Сегодня временный перевес на его стороне, он выиграл суд, доказал подложную природу документов захватчиков. Однако, по его словам, проигравшая сторона не оставляет своих притязаний:

- На днях на квартиру моих родителей заявились пятеро вооруженных людей. Подвергли пожилых людей страшному шоку, мама получила сердечный приступ. А с меня запросили 100 тысяч долларов отступных, пригрозив, что иначе не оставят в покое мою семью, близких и предприятие. У захватчиков не получилось белым путем, они пошли по черной дороге.

Директор ТОО “Фобос” лежала в больнице с диагнозом ишемия головного мозга, когда в ее офис ворвались вооруженные автоматчики и изъяли финансовую документацию. По ее словам, вооруженные люди неоднократно появлялись и в больнице, их предводители говорили с медперсоналом. В результате директора из стационара срочно выписали, не скрывая при этом, что опасаются неприятностей.

Но самый крупный скандал в Караганде связан с председателем совета директоров процветающего предприятия “Караганды-Нан”. На него объявлен розыск по подозрению в причастности к убийству.

- Наше предприятие прошло все стадии рейдерства, - говорит представитель корпорации “Караганды-Нан”. - Уголовное дело против председателя совета директоров - последняя мера черного захвата. Наш руководитель - депутат областного маслихата, личность известная у нас и за рубежом. Правоохранительные органы распространили информацию через все возможные СМИ, постарались. Уже на следующий день обрушились звонки. Партнеры отказываются работать с нами на прежних условиях, требуют предоплаты. Банки требуют дополнительных гарантий по кредитам. Хотя не было ни одного случая, чтобы наше предприятие не выполнило обязательств по договорам или просрочило уплату по кредитам.

Выходит, что рейдерство в Караганде бушует?

- В каждом споре есть две стороны, - говорит председатель Карагандинского областного суда Мухамеджан Пакирдинов. - Проигравшие, как правило, всегда остаются недовольны решением суда. Но подразумевать рейдерство в каждом деле по вопросу собственности было бы неправильно. Это понятие требует законодательного определения, чтобы не стричь всех под одну гребенку.

- Рейдерство не имеет юридического понятия и не может квалифицироваться как самостоятельное преступление, - подтверждает начальник следственного управления ДВД Карагандинской области Рашид Ефизов.

- Ни одного заявления о незаконном рейдерстве в наши органы не поступало, - заключает заместитель начальника отдела финполиции по Карагандинской области Максим Москвин.

В сетях Интернета уже давно гуляют рейдерские прейскуранты. Разведка бизнеса - от 5 до 20 тысяч долларов. Разработка схемы захвата объекта до 30 тысяч. Подкуп налогового инспектора - до 5 тысяч долларов, принятие нужных судебных решений - от 5 тысяч на селе до 50 тысяч в областных центрах. Нейтрализация силовых структур - 20-40 тысяч. Возбуждение уголовного дела - до 10 тысяч долларов. Закрытие уголовного дела - 50 тысяч. И, наконец, миллион долларов стоит “утряска” проблем, если дело имеет “осложнение” - взято на контроль Генпрокуратурой, например, или информация ушла в СМИ и так далее. Последним пунктом дается понять, что ничего невозможного для бригады рейдеров не существует.

В противовес выставляют свои услуги защитники от рейдерства. Гонорар таких защитников при стоимости активов захватываемого предприятия в 100 миллионов долларов достигает четырех миллионов.

Авторы прейскурантов, естественно, неизвестны. Неизвестно также, насколько реальны цены и вообще существуют ли они в реальной жизни. Проверить-то это невозможно.

Ясно одно: сегодня модно быть жертвой рейдерства. Под эту дудку можно настричь немало дивидендов. Многие предприниматели это поняли и разворачивают кипучую деятельность.

В Караганде, например, уже настаивают, что предприятие “Караганда Жылу” перешло из иностранного владения в руки отечественного предпринимателя путем черного захвата. В связи с чем энергетики убедительно просят подать на пропитание жертвам жестких рейдеров путем немедленного повышения тарифов на тепло и электроэнергию.

В апреле “Караван” писал о тяжелейшем положении 260 шахтеров - рабочих шахты “Кировская”. Рабочие уже забыли, как выглядят деньги, вместо них время от времени им выдавали хлеб, муку, картофель. Мы стали свидетелями унизительной сцены: рабочие ремонтной смены выпрашивали у главного диспетчера шахты по 30 тенге, чтобы доехать до дома. У диспетчера денег не было.

При подготовке материала мы тогда очень настойчиво искали встречи с владельцем шахты. Ездили буквально по его следам. Но директор ТОО “Отрар” оказался неуловимым.

Сегодня он не прячется от журналистов, охотно дает интервью. Ведь сегодня он - жертва черного рейдерства. А еще в апреле он был недобросовестным работодателем, который превратил рабочих в бесправных рабов.

Два года назад мы рассказывали о печальной участи ТОО “Окольное”, некогда самого хлебного совхоза “Новый путь” Осакаровского района и его директора. Тогда крохотное “Окольное” отчаянно сопротивлялось захвату структурой, входящей в корпорацию “Караганды-Нан”. Не получилось. Хлебный монополист проглотил “Окольное” вместе с его посевными землями, тракторами и сельчанами. Директор ТОО Виктор Асатчев накануне посевной бесследно исчез. Дело не закрыто по сей день.

А сегодня ищут хозяина “Караганды-Нан”…

Наверное, истина где-то рядом. Но как трудно ее искать, если кругом только пострадавшие и ни одного ответчика.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии