Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

В Казахстане к общественным экспертам относятся как к благотворителям, считает член палаты экспертов Сергей УДАРЦЕВ

Фото : 18 ноября 2006, 12:22


Жибек МОРЗАБАЕВА , 10.11.2006

Заслон ведомственным интересам может поставить только качественная экспертиза

Казалось бы, все законы, принимаемые в Казахстане, обязаны получить экспертную оценку до того, как они будут рассмотрены парламентом. Но сегодня это требование превратилось в простую формальность, потому что качество экспертизы, мягко говоря, оставляет желать лучшего - об этом открыто говорят и депутаты, и эксперты.

Глава Казахского государственного юридического университета Максут НАРИКБАЕВ не скрывает проблем:
- Во-первых, только по нашему университету вместо 55 законопроектов, которые мы должны были экспертировать, мы экспертировали 96. И, во-вторых, сроки - иногда 2-3 дня. Это понятно, конечно, государство находится в стадии развития, и законы нужно менять. Но такой темп принятия законов - он снижает требования по качеству экспертизы.

Поспешим - людей смешим
Спешка и несогласованность действий правительства, когда одно ведомство пишет законы, а другие ведомства не знают о них, проталкивание проектов через парламент «любой ценой» приводят к тому, что сразу после принятия закон приходится чуть ли не переписывать заново, считает глава фонда «Интерлигал» Сергей ЗЛОТНИКОВ.

Эксперт уверен, что виной этому - слабость сегодняшнего парламента:
- Я не могу назвать примеры, когда бы парламент разрабатывал свои законопроекты или там было нормальное обсуждение.

Бывший спикер Мажилиса Жармахан ТУЯКБАЙ считает, что при такой работе вопрос экспертизы становится лишним:
- Потому что сегодня любая инициатива правительства по законопроектам абсолютно без возражений принимается законодательным органом, и штампуются законы. В этой ситуации зачем нужна экспертиза? Абсолютно не нужна.

Впрочем, многие депутаты нынешнего парламента и не отрицают своей слабости. Какие есть, такие мы есть, заявил на прошлом пленарном заседании Серик АБДРАХМАНОВ. Но парламент не должен быть крайним, если правительство «проталкивает» сомнительные проекты с непроверенными последствиями, не раз подчеркивали народные избранники, настаивая на том, чтобы на пути узковедомственных интересов вместе с парламентариями встали и эксперты. Поэтому идею об изменении статуса государственного института законодательства приняли «на ура».

Напомним, министр юстиции Загипа БАЛИЕВА на правительственном часе заявила, что институт должен стать межведомственным и работать как с парламентом, так и с правительством: потому что на два отдельных института в Казахстане просто «не хватит» экспертов.

Эксперт - это не просто так
Тем не менее парламент предпринял попытку создать экспертизу, альтернативную государственной, учредив на прошлой сессии Палату общественных экспертов. Однако ее статус, равно как статус принимаемых ею решений, остается туманным: палата готовит заключения, которые парламент может рассматривать, а может и просто забросить в дальний ящик (что, собственно, и происходит). Зачем тогда вообще нужна третья палата в парламенте, до сих пор спрашивают некоторые депутаты.

С этим согласен и глава КазГЮУ:
- Пока я не вижу необходимости в том, чтобы общественные эксперты проводили дополнительную проверку. Ведь в палате там, в основном, общественные деятели, а не специалисты.

Но общественная экспертиза не может быть другой, она может быть исключительно рекомендательной, считает глава Конституционного Совета республики Игорь РОГОВ:
- Никакими властными полномочиями она не может обладать в силу того, что она общественная, ее не избирал народ, она не представляет интересов народа, а просто для учета мнений. Потому что по Конституции нельзя общественными институтами подменять государственные.

Общественная экспертиза - это всего лишь звено в цепочке создания законов, меняющих жизнь каждого гражданина, отмечалось на недавней конференции, посвященной повышению роли общества в принятии парламентских решений. Среди дискуссий можно выделить достаточно жаркие споры о роли и месте негосударственных экспертов в законотворческом процессе. Главным спорным моментом здесь стал… финансовый вопрос. Да, сегодня экспертов приглашают в рабочие группы по законопроектам. Но если чиновникам при этом элементарно выписывают командировки, то эксперту приходится ездить на заседания, что называется, «на палочке».

Представители российской Общественной палаты не соглашались: а кто «заказывает» негосударственную экспертизу? Если государство - это одно дело. А если общество? В соседней России за такую экспертизу не платят. Это оборона общества от государственного произвола, считают представители Общественной палаты.

С другой стороны, кто такой эксперт? Эксперт - это не общественный активист. Эксперт - это просто квалифицированнейший человек, который не работает с каким-либо документом в органах госвласти, управления и не заинтересован в продвижении этого документа. И найти таких людей - большой труд сам по себе. А уж заинтересовать востребованного специалиста, у которого планы на десять лет вперед поминутно расписаны - труд еще больший.

В Казахстане же к общественным экспертам относятся как к благотворителям, считает член палаты экспертов Сергей УДАРЦЕВ:
- Здравоохранение и образование в яме. И именно из интеллигенции хотят сделать экспертов бесплатных, которые на халяву что-нибудь делали бы в помощь госслужащим. Фактически система формируется как взаимодействие общества и государства, а рассматривается как помощь госслужащим, которые получают зарплату в пять-десять раз больше, чем интеллигенция в настоящее время, хотя она по квалификации равна или выше квалификации многих госслужащих.

Но если экспертов посадить на штатную работу, то какой же тогда это общественный эксперт? Это новый вид чиновника, который, естественно, уже не может быть беспристрастен, ведь он находится на содержании государства, возражали россияне. Сергея Ударцева это не смутило: государственные деньги - это деньги общества, и они должны служить обществу, считает эксперт.

Против коррупции - на мягких лапках
А в прошлую пятницу под Астаной прошла научно-практическая конференция, посвященная загадочной антикоррупционной экспертизе нормативных актов. В системе казахстанской экспертной оценки законодательства антикоррупционная экспертиза не занимает достойного места, считают в Академии финполиции, потому что сегодня она представляет собой только часть научной криминологической оценки проекта.

В здешнем исследовательском центре разработали свою методику проведения именно антикоррупционной экспертизы. Она, по замыслу инициаторов, охватывает пять основных направлений: конфликт интересов, декларация активов, льготные режимы, доступ к информации и прозрачность получения государственных доходов. На каждое из направлений накладывается «сетка-матрица» из десяти или более вопросов, ответы на которые дает каждый член экспертной группы независимо от других. Суммируя все ответы, группа делает общий вывод со знаками «плюс» и «минус». Норма будет считаться коррупциогенной, если общее мнение группы будет иметь «большой минус».

По пунктам «конфликт интересов» или «льготные режимы» набор вопросов очевиден. «Встав на место чиновника», эксперт должен, по замыслу инициаторов, спросить себя, например: «Кто бы выиграл или проиграл в финансовом отношении от этого решения - я или родственники, друзья, партийные функционеры? Буду ли я обеспокоен тем, как отнесутся ко мне коллеги, общественность после того, как узнают, что это именно я принимал это решение? Сложится ли у честных и разумных людей впечатление, что, принимая решение, я выполнял свой общественный и государственный долг, а не действовал из личной заинтересованности?» (Приводится по ст. «Методические рекомендации «Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов», «Вестник института законодательства РК», №2 (2) 2006).

Оценивая направление «декларация активов», экспертам предлагается отследить, подал ли чиновник такой документ в заинтересованные ведомства, скажем, через тридцать дней после вступления на новую должность. Или если его карьера резко «скакнула» вверх, отразилось ли это в годовой декларации. Однако формулировки здесь тоже не имеют жестких оборотов.

А прессу - под пресс?
А вот рекомендации по направлению «Доступ к информации (свобода слова и свобода прессы)» у журналистов вызвали недоумение. С одной стороны, разработчики методики утверждают, что «свободные, независимые, плюралистические средства массовой информации являются важным элементом свободного и открытого общества, подотчетной системы власти и эффективным путем антикоррупционного противодействия».

Но среди «матричных» вопросов, которые должны рассмотреть эксперты, есть и такие: «присутствие в законодательных актах критериев оценки информации на достоверность, точность, полноту и объективность в освещении коррупционных правонарушений».

Или «обязанность журналиста отказаться от публикации информации, не соответствующей в полной мере действительности о произошедшем (происходящем) факте коррупции», а также «рассмотрение бездоказательных обвинений, злоупотреблений доверием, профессией в личных интересах или интересах группы, фальсификация доказательств, искажение фактов или утаивание информации» при освещении коррупционных преступлений.

Или еще: «законность проводимых СМИ расследований фактов о коррупционных правонарушениях госслужащих». И «прозрачность органов СМИ и их журналистов перед обществом и государством в уплате налогов и пользовании своими активами» (!).

Вопросы, возникающие при прочтении этих норм, мы задали руководителю Академии финполиции, главе исследовательской группы Марату КОГАМОВУ. По его мнению, журналисты просто неправильно поняли формулировки:
- Вы же проводите много журналистских расследований. И эти материалы тоже могут привлекаться для экспертизы, потому что они высвечивают пробелы, недостатки определенных отраслей права. Это как раз случай, чтобы другими глазами посмотреть на эту проблему и скорректировать законодательство, - заявил он в кулуарах конференции.

Этот сегмент важен для экспертизы, считает г-н Когамов. И все вышеперечисленные нормы направлены на то, чтобы каждый правовой акт был открытым и прозрачным для прессы:
- Может быть, формулировки общие, неконкретные, но вы понимайте их так. А не как какое-то противодействие вашей деятельности. Боже упаси, это не имеется в виду.

Но эти заверения главы Академии финполиции разбиваются о четко написанные строчки методических рекомендаций, о которых, как выяснилось, ничего не известно общественным экспертам. Так, президент фонда «Интерлигал» в Казахстане Сергей Злотников признался, что не знаком с разработками Академии финполиции. По его мнению, работа прессы не должна ничем ограничиваться.

…Сегодняшнее состояние экспертной оценки законодательства больше напоминает пинг-понг, когда стороны пытаются «перебросить» ответственность за качество законов на поле «противника». Вот только победителей в этой игре не будет, потому что без нормальной общей работы проигрывают все.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии