Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

О некоторых вопросах толкования норм процессуального права (Тулеуов А.С., Президент ТОО «КазИнЮрКоллегия», к.ю.н; Касенова А.Ж., старший юрист ТОО «КазИнЮрКоллегия», к.ю.н.)

Фото : 21 ноября 2006, 12:51

Тулеуов Азамат Сагындыкулы

Президент ТОО «КазИнЮрКоллегия»,

кандидат юридических наук

Касенова Айгуль Жумжумановна

старший юрист ТОО «КазИнЮрКоллегия»,

кандидат юридических наук

В правоприменительной практике судов актуальным становится толкование или уяснение смысла и содержания той или иной нормы процессуального права. Правильное уяснение содержания нормы права и применение ее в соответствии с истинным смыслом способствует восторжествованию справедливости, повышению авторитета правосудия. Неправильное же толкование правовой нормы может привести к отрицательным социальным последствиям: отказу в судебной защите прав и свобод и законных интересов, препятствию в получении судебной защиты права, злоупотреблениям со стороны участников процессе и т.п.

С подобной проблемой столкнулись юристы КазИнЮрКоллегии при оказании юридической помощи своим клиентам по защите их нарушенных прав и интересов.

Специализированный межрайонный экономический суд (далее - СМЭС) определением от 24.02.2006 г. отменил по вновь открывшимся обстоятельствам решение от 23.11.2005 г. по иску частной компании к РГКП о взыскании стоимости зерна, дизельного топлива, суммы задолженности, неустойки (данным решением иск был удовлетворен частично). Однако в данном случае приведенные ответчиком обстоятельства с подтверждающими доказательствами не обладали признаками вновь открывшихся обстоятельств. Соответственно, указанное определение было незаконным.

СМЭС после отмены решения по вновь открывшимся обстоятельствам при новом рассмотрении дела оставил иск без рассмотрения. Таким образом, сначала отмена решения, за которого длительное время велась судебная тяжба, затем незаконное оставление иска без рассмотрения поставили истца в крайне невыгодное положение.

Юристы КазИнЮрКоллегии, представляющие интересы истца, обращались в вышестоящие судебные органы с жалобой, а также в органы прокуратуры с просьбой принять меры по устранению незаконности.

Надзорная коллегия областного суда Постановлением от 12.10.2006 г. частично удовлетворила надзорную жалобу, при этом отменила 3 судебных акта, вынесенных в связи с оставлением иска без рассмотрения. В отношении же Определения о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам надзорная коллегия Постановлением от 21.09.2006 г. по результатам предварительного рассмотрения надзорной жалобы отказала в возбуждении надзорного производства. В постановлении суд свои выводы мотивировал ч. 2 ст. 409 Гражданского процессуального кодекса РК (далее - ГПК), которая предусматривает, что определение суда об удовлетворении заявления о пересмотре решения, определения или постановления по вновь открывшимся обстоятельствам обжалованию, опротестованию не подлежит.

Аналогичный ответ был получен и от органов прокуратуры.

Содержание ответов, полученных из соответствующих органов, свидетельствуют, что в правоприменительной практике норму, предусмотренную в ч. 2 ст. 409 ГПК, понимают и толкуют как абсолютный запрет на обжалование и опротестование определения об отмене решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

В гражданском процессуальном праве, как и в других отраслях права, основополагающим принципом является принцип законности, означающий точное соблюдение судом при разрешении дел в порядке гражданского судопроизводства требований Конституции РК, ГПК, других нормативных правовых актов. Согласно ч. 3 ст. 6 ГПК нарушение закона судом при разрешении дел недопустимо и влечет отмену незаконных судебных актов.

Изложенная проблема, возникшая в судебной практике, указывает на неясность нормы процессуального права в содержательном плане. И не вызывает сомнение, что проблемная ситуация требует устранения этой неясности.

Поэтому ученые-юристы КазИнЮрКоллегии обратились к Верховному Суду Республики Казахстан с просьбой разъяснить смысл и содержание ч. 2 ст. 409 ГПК, при этом указали на незаконность определения об отмене решения по вновь открывшимся обстоятельствам и привели свое доктринальное толкование.

Теперь остановимся подробно на обстоятельствах, которые подтверждают грубые нарушения, допускаемые судом при разрешении вопроса о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам:

1) Ответчик РГКП подал заявление о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам 06.02.2006 г. В тот момент решение еще не вступило в законную силу, поскольку 05.12.2005 г. ответчик обжаловал данное решение в апелляционном порядке. В связи с отказом апеллянта-ответчика РГКП от апелляционной жалобы Коллегия по гражданским делам областного суда 14.02.2006 г. вынесла постановление о прекращении апелляционного производства. Согласно ч. 3 ст. 235 ГПК в случае принесения жалобы или протеста в апелляционном порядке решение, если оно не отменено, вступает в законную силу в день вынесения постановления судом апелляционной инстанции. Таким образом, судебное решение от 23.11.2005 г. вступило в законную силу 14.02.2006 г. В соответствии с главой 44 ГПК пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам подлежат акты, вступившие в законную силу. Соответственно, для возбуждения производства по заявлению об отмене решения по вновь открывшимся обстоятельствам, его рассмотрения и тем более его удовлетворения оснований не было.

2) Пересмотр решения по вновь открывшимся обстоятельствам представляет собой исключительную стадию гражданского процесса и целью данной стадии является выяснение наличия или отсутствия вновь открывшихся обстоятельств и влияния их на решение суда. Из содержания пп.1 ст. 404 ГПК следует, что к вновь открывшимся обстоятельствам относятся существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю. Ответчик в качестве вновь открывшегося обстоятельства представил справку, по его мнению, подтверждающую погашение задолженности. Суд в определении о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам утверждает, что «приведенные ответчиком обстоятельства существенные, которые не были и не могли быть известны заявителю, т.е. РГКП». Здесь возникает обоснованное сомнение в правильности доводов суда.

Во-первых, доказательство, послужившее основанием пересмотра и отмены решения по вновь открывшимся обстоятельствам, точнее накладная, доверенность имелась в материалах гражданского дела.

Во-вторых, согласно п. 2 ст. 242 Налогового кодекса РК плательщик налога на добавленную стоимость, осуществляющий реализацию товаров (работ, услуг) облагаемых налогом на добавленную стоимость, обязан выставить лицу, получающему указанные товары (работы, услуги), счет-фактуру с налогом на добавленную стоимость. Подпунктом 4 ст. 242 Налогового кодекса РК предусмотрено, что счет-фактура выписывается не позднее даты совершения оборота по реализации и заверяется подписями руководителя и главного бухгалтера поставщика либо иными уполномоченными на то должностными лицами. Из содержания счет-фактуры накладной усматривается, что ее выписывал и подписывал руководитель поставщика - Директор и бухгалтер РГКП. Таким образом, справка, «найденная» и «о которой не знали» ответчики относятся к документам ответчика.

3) Вынося определение об отмене решения по вновь открывшимся обстоятельствам, суд основывался на доводах только одной стороны - ответчика, не мотивируя свои выводы ничем, не принимая во внимание обоснованные возражения представителя истца. Здесь налицо факт нарушения принципа процессуального равноправия сторон, закрепленного в ст. 15 ГПК.

После нескольких попыток обжаловать указанное определение в надзорном порядке, у нас сложилось впечатление, что судьи, злоупотребляя запретом, установленным ч. 2 ст. 409 ГПК, и отсутствием его официального толкования в Республике Казахстан, могут отменить решение по вновь открывшимся обстоятельствам, хотя таковых нет. Случай с нашим клиентом показал, что проигравшая сторона может представить суду «надуманные» доказательства в качестве вновь открывшихся обстоятельств и суд, слепо принимая, удовлетворяет заявление об отмене решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

По нашему мнению, запрет, установленный ч. 2 ст. 409 ГПК, не должен распространяться в отношении надзора.

Норма о запрете на обжалование и опротестование определения суда об удовлетворении заявления о пересмотре решения, определения или постановления по вновь открывшимся обстоятельствам означает недопущение обжалования и опротестования определения в апелляционном порядке и немедленное вступление определения об отмене судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в законную силу. Согласно ст. 405 ГПК вступившее в законную силу решение суда первой инстанции пересматривается по вновь открывшимся обстоятельствам судом, вынесшим это решение. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам определений, решений, постановлений апелляционной или надзорной инстанций, которыми изменено решение суда первой инстанции или постановлено новое решение, производится судом, изменившим решение или вынесшим новое решение. Так, судами, пересматривающими по вновь открывшимся обстоятельствам, могут являться суд первой инстанции, суды апелляционной и надзорной инстанций.

Несмотря на это, пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам не относится ни к производству в суде первой инстанции, ни к апелляционной и надзорной инстанциям, а является самостоятельной стадией гражданского процесса. Проверка судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в разных инстанциях осуществляется по соответствующим правилам, учитывая исключения или изъятия и дополнения, предусмотренных в главе 44 ГПК. Согласно ст. 368 и 400 ГПК постановления апелляционной и надзорной инстанций вступают в законную силу со дня или с момента их принятия. Определения же суда первой инстанции (некоторые определения) вступают в законную силу по истечении 15-дневного срока, если определение не обжаловано или не опротестовано в апелляционном порядке. В соответствии с ч. 1 ст. 344 ГПК определение можно обжаловать или опротестовать только в двух случаях: 1) в случае, предусмотренном ГПК; 2) если определение преграждает возможность дальнейшего движения дела. Таким образом, применительно к ч. 2 ст. 409 ГПК можно сказать, что Закон запрещает обжаловать или опротестовать определение суда первой инстанции об отмене судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, но только в апелляционном порядке.

В противном случае, установление законом абсолютного запрета на обжалование или опротестование судебного акта означало бы, что определение суда об отмене решения по вновь открывшимся обстоятельствам обладает признаком окончательности. Окончательность судебного акта, особенно акта суда первой инстанции, исключает возможность проверки другими судебными инстанциями его законности и обоснованности по жалобе, протесту заинтересованных лиц с целью исправления судебных ошибок.

Окончательность правового акта суда противоречит требованию п. 2 ст. 13 Конституции, гарантирующего право каждому на судебную защиту. Это конституционное право предполагает охрану прав и свобод человека, гражданина, как от всякого рода произвола, так и ошибочных актов суда. Эффективной гарантией такой защиты является возможность пересмотра судебного акта надзорной инстанцией, которая должна быть обеспечена законами.

Авторы надеются, что компетентные органы примут меры по устранению неясности содержания правовой нормы.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии