Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Клуб одиноких рыб озера Зайсан

Фото : 24 ноября 2006, 12:00

Старожилы рассказывают: в войну жители побережья Зайсанского озера лещом печки топили — в степи дров не напасешься. И тем не менее еще в 60-е рыбы в озере было предостаточно. Зимой на центральной площади Усть-Каменогорска гудел рыбный базар. Здоровенные щуки частоколом выстраивались в сугробах, пудовые сазаны, бочонки с икрой... Попадались и особи «царских кровей» — семейства осетровых. А леща, сорожку и другую, как тогда говаривали, «сорную» рыбу продавали даже не килограммами — кулями.

Нынче на рынках цена рыбы выше, чем мяса. На трассе, что тянется вдоль побережья, свежую щуку средних размеров предлагают за 400 тенге, а ту, что килограмма полтора вытянет, — по 600—700. Судака здесь нет. Продавцы говорят, что дорого, никто из проезжающих не покупает. Куда же делось былое изобилие?

Про хату, стоящую с краю

Приехав в большой рыбацкий поселок Тугыл, потолкалась в торговом центре, где сосредоточен рынок и один к одному ряд магазинов. О том-о сем мужики говорили охотно. Раньше здесь большая пристань была, «Ракеты» причаливали, баржи. Нефтебаза и даже аэропорт. Теперь немало домов, оставленных хозяевами, превратились в руины. А что здесь делать? Только рыбалка осталась.

— А рыба-то еще есть, можно нормально заработать? По какой цене принимают судака и леща? — спрашиваю.

Словоохотливость моих собеседников почему-то сразу пропала, быстро засобирались кто куда. Только один объяснил столь резкую перемену в настроении, да и то скороговоркой и шепотом:

— Хозяева не любят, когда чужим о нашем промысле рассказывают. Ба-альшие деньги тут крутятся... А работа нам всем дорога.

О предосторожности рыбаков еще раз вспомнила, когда в разговоре со мной начальник ГУ «Зайсан-Иртышское межобластное бассейновое управление рыбного хозяйства» Асылбек Билимбаев доказывал, что держит руку на пульсе всех событий:

— У меня есть не только инспектора, но и своя агентура в населенных пунктах. Они мне все докладывают.

Немногим разговорчивее оказался единственный оказавшийся на рабочем месте представитель руководства ТОО «Шыгыс-Балык» Владимир Худяков. Он посетовал на то, что озеро засорено прогнившими рыбацкими сетями. Теперь, слава богу, на сети объявлен мораторий, зато неводами по дну так «нашоркали», что рыбе питаться уже нечем — всю растительность уничтожили. Объявить бы, как на Балхаше, временный запрет на рыбный промысел, да жителям окрестных сел жить будет не на что.

Как только попыталась выяснить, сколько в среднем зарабатывает за месяц рыбак, какие уловы у бригад, Владимир сник, всячески давая понять, что «моя хата с краю, ничего не знаю»...

Когда нельзя, но очень хочется, то...

Завесу над круговой таинственностью приподнял мой знакомый по прежним «рыбным» расследованиям Ермухан Мухаметрахимов, председатель производственного кооператива «Рыбаки Зайсана». Три года назад, когда почти вся акватория озера по тендеру была отдана «пришлой» корпорации, он вместе с другими местными рыбаками обратился к прессе, отчаявшись найти справедливость в чиновничьих кабинетах.

Зато тендером, проведенным нынешней весной, зайсанские рыбаки очень довольны.

— На десять лет получили участки. Теперь мы кровно заинтересованы в воспроизводстве рыбы — для себя же... Будем активнее заниматься мелиоративными работами, — с оптимизмом строит планы Ермухан. — Нельзя без этого: как шлюз закрыли, ценные породы рыб попадают в озеро все реже. А тех, что нерестились в запретной зоне, выловили чуть не подчистую, когда на озере хозяйничала корпорация. Нет ни сазана, ни крупного судака. Понятно, что срочно нужно принимать кардинальные меры. На научно-промысловом совете, в который входят как представители науки, контролирующих органов, так и природопользователи, мы поддержали предложение объявить двухлетний мораторий на лов сетями. Тем более что озеро ими и так захламлено. Когда появились дешевые китайские сети, рыбаки их не выбирали из воды до самых заморозков — вдруг да еще улов будет. А как лед становился, уже и вынимать поздно. Да и охоты на то особой не было: затраты на сети уже давно окупились сторицей.

Словом, высвобождать озеро надо и рыбе дать свободно перемещаться. С этим все согласны. Но...

— На деле-то мораторий действует только в нашем, Тарбагатайском, районе, а в запретных зонах, где, согласно Правилам рыболовства, могут находиться только дикие звери и птицы, «избранные» рыбаки ведут лов сетями, невзирая на правила и мораторий. Их не заботят ни мелиоративные работы, ни зарыбление, ни налоги. Благо там же «дежурят» машины оптовых покупателей из разных областей республики и даже ближнего зарубежья. А инспектора на это закрывают глаза. Пять рыбаков нынче там утонуло, и никто найти их до сих пор не может. Потому что нет контроля. В советское время в запретных зонах все было четко. Только за 20—30 километров от «запретки» разрешали лов сазана. И за этим строго следили.

На промысловом совете мы поднимали вопрос по запретной зоне. Начальник ГУ «Зайсан-Иртышское межобластное бассейновое управление рыбного хозяйства» Асылбек Билимбаев заверил, что никто там не ловит. Тогда я вместе с депутатом 21 сентября специально съездили в эту запретную зону. Увидели там десять лодок с браконьерами... И что толку тогда с наших усилий?

Законопослушные рыбаки обратились за помощью. Природоохранная прокуратура провела рейдовую проверку территории северо-западной зоны озера Зайсан, где приказом председателя Комитета рыбного хозяйства МСХ РК запрещено всякое рыболовство. И что же?

— С вертолета насчитали 33 лодки, запрятанные в камышах. А когда приземлились, на берегу обнаружили полтонны рыбы. В это время подъехали работники Кокпектинской рыбинспекции. На наш упрек они ответили, что были здесь полчаса назад. И не заметили очевидного? Мы им предложили вместе этот рейд продолжить, но они отказались. На территории этой инспекции страшный беспорядок. Вот Зайсанская инспекция сама проводит рейды эффективно: как ни поедет, 10—15 лодок обнаруживает, — рассказывает природоохранный прокурор Эдельвайс Ренних и поясняет: — Пойманные за руку браконьеры ссылаются на то, что по разрешению Зайсан-Иртышского межобластного бассейнового управления рыбного хозяйства (ЗИМБУ) ловят раков. Но вот мы за два с половиной часа рейдовой проверки ни одного раколова не нашли... Там действительно идет тотальный отлов, как говорит Билимбаев. Только не раков, а рыбы. Мы увидели рыбу, уже отсортированную по мешкам, в соответствии с существующими требованиями приемщиков.

Начальник ЗИМБУ Асылбек Билимбаев считает, что на озере просто катастрофа с размножением раков. Именно в северо-западной запретной зоне. Десять лет назад этих прожорливых обитателей запустили в озерно-речную часть акватории возле дома отдыха УМЗ близ села Каракас. Рыбинспекция на научно-промысловом совете выразила тревогу по поводу того, что раки съедают рыбу. На этом совещании было принято решение изучить положение в северо-западной запретной зоне.

— Я, например, науке никогда не верю, — признался Асылбек Билимбаев. — Поэтому послал своих ихтиологов, которые подтвердили, что там вспышка размножения раков. Я поручил решение научно-промыслового совета проработать и дать биообоснование ловли раков. Работая по данным наших ихтиологов, НПЦ рыбного хозяйства дал такое обоснование. Тогда начали мы составлять договоры на отлов раков.

— А где гарантия, что под этим предлогом в запретной зоне не будут ловить рыбу?

— Какие гарантии? Мне важнее, чтоб раков ловили. Пусть даже сети ставят, ведь в раколовки надо рыбу в качестве приманки класть. Я и инспекторам своим прямо сказал: «Даже если рыбаки, отлавливающие раков, поставят одну-две сети по краям этой зоны, можете закрыть глаза на это». Зато за полтора месяца мы где-то 57 тонн раков выловили. Это уже победа.

Вот так. Если нельзя, но очень хочется, то можно. Правда, природоохранная прокуратура с этим не согласна. В справке, составленной по результатам рейдовой проверки, записано: «Основанием для отлова раков в запретной зоне послужило биологическое обоснование, подписанное заведующим лабораторией Алтайского филиала НПЦ рыбного хозяйства О. И. Кириченко. При этом оно в основном составлено на основании данных отдела ихтиологического мониторинга и регулирования рыболовства ГУ «Зайсан-Иртышское межобластное бассейновое управление рыбного хозяйства». Тогда как, согласно п. 12, ч. 3 Правил мелиоративных работ на водоемах РК, утвержденных приказом министра сельского хозяйства от 02.09.2004 г. № 469, биологическое обоснование на проведение рыбохозяйственной мелиорации согласовывается с ученым советом рыбохозяйственной научной организации и направляется на рассмотрение государственной экологической экспертизы. При ее положительном решении разрабатывается технико-экономическое обоснование. В нарушение данных требований мелиоративные работы по отлову раков проводятся без положительного заключения ГЭЭ и ТЭО и при полном отсутствии контроля со стороны контролирующего органа — ГУ «ЗИМБУ».

Может быть, у этого контролирующего органа не хватает сил и материально-технических средств для того, чтобы установить жесткий контроль хотя бы в запретной зоне?

А рыба все уплывает

Отнюдь. Три года назад по инициативе министра сельского хозяйства создали отдельный Комитет рыбного хозяйства, подняли статус инспекторов рыбоохраны, сделав их госслужащими. И активно принялись за укрепление материально-технической базы. По словам Асылбека Билимбаева, в первый же год получены четыре теплохода: два из них — скоростные патрульные зарубежного производства. Позже — еще два, которые позволяют инспектировать акваторию вахтовым методом: там есть все необходимые бытовые условия. Это не считая лодок с навесными моторами. Стараниями управления капитально отремонтировано еще и три старых теплохода. Так что грех жаловаться: обеспечены инспекции очень хорошо. Никто этого и не оспаривает. А рыба все же «уплывает» в сети браконьеров...

У крестьян на подобную ситуацию есть выражение: «Не в коня корм». Руководитель Зайсан-Иртышского межобластного бассейнового управления рыбного хозяйства видит ситуацию иначе:

— Почему на меня пишут жалобы? Потому что порядок навожу. Вчера в полицию вызывали по жалобе, якобы я с 60 участков по тендеру 25 тысяч долларов собрал. Но тендеры-то комиссия проводит, а я только вхожу в нее. Я не скрываю, что у меня есть свой бизнес, но он не относится к рыбе, — возмущенно подытожил мой собеседник.

Наводить порядок действительно надо. Четким следованием законам и нормам, одинаковыми правилами для всех и жестким контролем над воспроизводством и выловом рыбных запасов. Рыбы в озере, по всеобщему признанию, становится меньше и меньше. Аким поселка Тугыл Турсынбек Закирьянов отметил, что если раньше давали лицензию на вылов 20 тонн рыбы, то теперь — десяти. И этот лимит не всегда удается выполнить...

Виктория ШЕВЧЕНКО

Восточно-Казахстанская область


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии