Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Кому санкционировать арест? (К. Мами, председатель Верховного суда РК)

Фото : 25 ноября 2006, 15:05

«Каждый имеет право на личную свободу», гласит статья 16 Конституции Казахстана, что означает право полностью располагать собой, не подвергаться произвольным задержаниям и арестам. Закономерным шагом в этой связи стала ратификация нашей страной в конце минувшего года Международного пакта о гражданских и политических правах, нормы которого, согласно Основному закону республики, имеют приоритет перед отечественным законодательством.

В соответствии с пунктом 3 статьи 9 Международного пакта «каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть». Стало быть, решение вопроса об аресте является прерогативой только судьи, так как именно это должностное лицо по Конституции наделено правом осуществления судебной власти. Следует отметить, что аналогичная норма содержится в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (часть 3 статьи 5).

Таким образом, органом, уполномоченным санкционировать заключение под стражу, признается суд, несмотря на то, что в соответствии с отдельными международными актами данным полномочием могут обладать как суды, так и другие независимые органы. (Свод принципов защиты лиц, подвергаемых задержанию или заключению, утвержденный резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 года, Минимальные стандартные правила ООН от 14 декабря 1990 года в отношении мер, не связанных с тюремным заключением.)

Подобное утверждение подтверждается прецедентами Комитета по правам человека ООН. К примеру, по делу В. Куломин против Венгрии (сообщение № 521/1992) комитетом установлено нарушение пункта 3 статьи 9 Международного пакта, так как решение о предварительном заключении заявителя принимал государственный прокурор. Комитет отметил, что смысл указанной выше нормы заключается в обеспечении судебного контроля над задержанием лица, обвиняемого в совершении уголовного преступления.

Несоблюдение этой нормы при возбуждении процедуры задержания какого-либо лица влечет за собой нарушение данного пункта, которое может быть прекращено путем применения соответствующих мер правовой защиты. Хотя государство-участник утверждало, что государственные прокуроры не связаны с исполнительной властью и действуют независимо, комитет постановил, что прокуроров нельзя считать лицами, обладающими необходимой объективностью и беспристрастностью для того, чтобы рассматривать их по смыслу пункта 3 статьи 9 в качестве «должностных лиц, которым принадлежит по закону право осуществлять судебную власть».

В практике Европейского суда также созданы прецеденты, признающие не соответствующим части 3 статьи 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод решение вопроса об аресте прокурорами, не обладающими функциями судебной власти.

Признание суда в качестве субъекта, уполномоченного санкционировать арест, также определяется документами ОБСЕ. Копенгагенский документ ОБСЕ от 29 июня 1990 года устанавливает: «…каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо имеет право, с тем, чтобы можно было вынести решение относительно законности его ареста или задержания, быть в срочном порядке доставленным к судье или другому должностному лицу, уполномоченному законом осуществлять такую функцию».

Справочные документы ОБСЕ, посвященные проблемам предварительного заключения, предписывают государствам принятие решения о предварительном заключении таким органом власти, который отвечает международным стандартам в области независимости и непредвзятости. Этим требованиям, говорится в них, отвечает только суд.

Сегодня Казахстан все активнее демонстрирует приверженность международным стандартам в области прав человека. Поэтому при решении любых юридических вопросов следует исходить из концептуальных положений правовой политики страны, идеология которой построена на усилении гарантий их обеспечения.

Доводы «за» или «против» судебного санкционирования ареста, активно обсуждаемые в обществе и в кулуарах государственных органов на протяжении последних лет, полагаем, должны основываться на действующем праве, признающем суд в качестве органа, уполномоченного решать вопрос о заключении под стражу. Главное, это не противоречит Конституции страны, что подтверждено постановлением Конституционного совета РК от 31 декабря 2003 года «Об официальном толковании ст. 16 и 83 Конституции РК», предусматривающим решение данного вопроса в порядке, установленном законом.

Сегодня в Казахстане рассматриваются различные варианты реализации института уголовно-процессуального ареста. Один из них заключается в безусловной передаче права решения вопроса о применении меры пресечения в виде ареста судам. Другой предполагает так называемый «гибкий подход» к разрешению проблемы путем сохранения за прокурорами права санкционирования в случаях, предусмотренных законом. Так, предлагается либо оставить в компетенции прокурора вопрос о краткосрочном аресте, применяемом к подозреваемому, на срок не более десяти суток, либо предоставить прокурорам право санкционирования ареста только в исключительных случаях. К примеру, при совершении преступлений, направленных против основ конституционного строя и безопасности государства, против мира и безопасности человечества.

На наш взгляд, такой подход противоречит международной норме о незамедлительном судебном разрешении вопроса по санкционированию меры пресечения и не отвечает требованиям соблюдения конституционного права неприкосновенности личности, поскольку именно на первоначальном этапе следствия допускаются нарушения прав задержанных и арестованных лиц, применяются пытки и другие противоправные действия. Второе предложение также нельзя воспринимать однозначно. Несмотря на то что международные нормы предусматривают возможность ограничения прав человека в случаях необходимости обеспечения государственной безопасности, применение исключительных мер при наличии возможности решения их судом может расцениваться как предпочтение ведомственных интересов государственного органа интересам общества.

Много вопросов возникает относительно гарантий обеспечения судами объективности и беспристрастности при выдаче судебного решения об аресте. Так, в мировой практике эту функцию исполняют судьи общих судов или следственные судьи. Например, во Франции решение вопроса о заключении под стражу возложено на полицейские трибуналы, рассматривающие по первой инстанции дела о несложных уголовных деяниях, и следственных судей, обычно осуществляющих предварительное следствие после полицейского дознания по делам о тяжких преступлениях и в исключительных случаях - по менее тяжким делам. В Германии вопросом санкционирования меры пресечения, как правило, в небольших участковых судах занимаются участковые судьи, соответствующие нашим районным, а в больших участковых судах - судьи, которые занимаются только такими материалами, иными словами, для этой функции определяется своего рода специальный судья. В России вопрос ареста решают судьи судов общей юрисдикции. При этом уделяется внимание такому распределению дел, при котором исключалась бы возможность рассмотрения дела по существу судьей, выдавшим решение об аресте.

Указанные подходы к урегулированию вопроса имеют преимущества и недостатки, поэтому практическая реализация их в каждой отдельной стране имеет свои особенности, связанные со спецификой становления и развития судебной системы.

В Казахстане предлагается вариант решения данной проблемы путем возложения выдачи судебного решения об аресте на специализированные административные суды, а там, где они отсутствуют, - на специализированные составы судей районных судов. Практика подсудности дел, регулируемых не специальным законодательством, существует в некоторых зарубежных странах. Так, в Швеции существует административный суд особого рода, именуемый апелляционным судом по патентным делам. Практика подсудности особых случаев известна, например, мировой юстиции отдельных зарубежных стран.

Конечно, в качестве субъекта, уполномоченного осуществлять арест, можно определить как судей судов общей юрисдикции, так и административных судей. Главное, чтобы любой подход к решению вопроса не допускал повторного участия одного и того же судьи при вынесении решения об аресте и при рассмотрении дела по существу и способствовал беспристрастному разбирательству дела.

Решение всех дискуссионных вопросов правового урегулирования института уголовно-процессуального ареста в контексте международных стандартов и специфики национальной правовой системы предстоит в самое ближайшее время. Все эти вопросы требуют взвешенных подходов, и, полагаем, найдут законодательное определение в рамках принятого решения о передаче санкционирования ареста суду на заседании Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ в Республике Казахстан.

Кайрат МАМИ,

председатель Верховного суда РК


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии