Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Квартирный вопрос, или когда за дело берется опекун

Фото : 27 ноября 2006, 14:20
Квартирный вопрос,


В настоящее время в Казахстане активно используются технологии мошенничества с недвижимостью, которые несколько лет назад успешно применялись в России. «Предприимчивые» граждане тогда нашли брешь в российском законодательстве, позволяющую без особых усилий отбирать жилье у его законных владельцев. Суть этого хитроумного способа заключалась в том, чтобы разыскать бывшего владельца квартиры, успевшего продать свое недвижимое имущество, промотавшего полученные деньги и опустившегося на самый низ социальной лестницы. После этого над таким человеком устанавливалась опека и подавалось заявление в суд о якобы имевшей место продаже квартиры под угрозой жизни или в недееспособном виде. Суд, руководствуясь законом, возвращал ситуацию в исходное до сделки русло.

Подобная схема приняла такой массовый характер, что Конституционный суд РФ в итоге встал на защиту добросовестных покупателей, признав за ними окончательное право собственности. Методика мошенничества потеряла свою актуальность в России, но зато теперь ее механизмы используются в Казахстане. Правда, за свое право собственности у нас каждый борется поодиночке…

Заявления в Генеральную прокуратуру и Комитет национальной безопасности намерена подать Ляззат Ибрагимова с требованием разобраться в деяниях одной гражданки, которая, став опекуншей у нескольких человек, инициировала ряд судебных исков к добросовестным владельцам недвижимости города Алматы.

В настоящее время в любом казахстанском городе при желании можно найти массу одиноких людей, когда-либо продавших квартиру, а после этого волею судьбы оказавшихся на дне. Немного доброты, сочувствия, обещание решить ряд проблем, и такой человек готов к тому, чтобы под диктовку не известно откуда взявшегося опекуна написать исковое заявление в суд на владельца квартиры, которая когда-то ему принадлежала. И неважно, что жилье к тому времени могли уже давно перепродать несколько раз.

Далее следуют арест на недвижимость, изматывающие судебные процедуры, а в итоге возможное выселение новых владельцев и передача квартиры человеку, внезапно ставшему, зачастую прямо в зале суда, недееспособным. Естественно, что потом опекун возмещает свои затраты довольно простым способом - продажей жилья. Опекаемый в лучшем случае получает некое подобие «крыши над головой», а в худшем вновь возвращается на дно. В России бывали варианты, когда опекаемые просто-напросто «внезапно» исчезали. Нет человека, нет и проблемы…

«Мегаполис» писал о случае, когда семья из четырех человек могла оказаться на улице и все лишь потому, что первоначального владельца квартиры суд признал недееспособным («Квартира ваша? Станет наша» № 6 (270) 13.02.2006). Напомним суть. Приобретя квартиру в 2002 году, семья Дроздовых спустя три года попала в эпицентр скандала, связанного с отчуждением их собственности и возможным выселением. Причиной тому послужило исковое заявление от опекуна первого владельца жилья, которого районный суд в мае 2005 (!) признал недееспособным. Получилось так, что человек, родившийся в 1968 году, до 2005 года мог совершать любые сделки и заключать любые договоры, чтобы потом получить своеобразную «индульгенцию» от суда и начать жизнь заново. Сейчас дело Дроздовых рассматривает вышестоящий городской суд, и какое он примет решение, не берется предсказать никто.

Как известно, в случаях, когда суд признает человека недееспособным, законом предусмотрено расторжение всех совершенных им ранее сделок. Есть примеры, когда отечественная судебная система, решая сложные ребусы с недвижимостью, признает недее-способными и умерших людей. Наша газета рассказывала об одном таком факте («Кровное родство» № 10 (274) 13.03.2006).

Ляззат Ибрагимова оказалась примерно в такой же ситуации, как и семья Дроздовых. В 2005 году она приобрела квартиру. А в мае 2006 года ей принесли повестку в Бостандыкский районный суд города Алматы. Там выяснилось, что якобы в 2001 году самый первый собственник жилья, который обменял эту квартиру, был недееспособным, попросту говоря, имел проблемы с психическим здоровьем. О чем есть соответствующее решение суда, а также постановление об опекунстве, датируемые 2005 годом (!).

Покупая в кредит квартиру, Ляззат не могла и предположить, что пройдет год, и на нее в судебном порядке будет претендовать совершенно незнакомый человек. Став четвертым собственником недвижимости в цепочке сделок по купле-продаже, Ляззат сегодня из-за несовершенства отечественной законодательной базы рискует остаться на улице с маленьким ребенком.

Но самое любопытное в этой ситуации то, что и в первом (семья Дроздовых), и во втором (Ляззат Ибрагимова) случаях опекунша одна и та же! Мало того, по словам Ляззат, адвокат этой женщины как-то обмолвился о том, что та является опекуном еще, как минимум, в одном деле. Это и послужило причиной того, что сегодня Ляззат готова обратиться за помощью в прокуратуру и КНБ республики.

Согласитесь: удобная схема получения сверхприбылей. Вкладываешь толику сочувствия, можно даже немного ссудить деньгами, потом берешь в оборот и «не нытьем, так катаньем» заставляешь уже зависящего человека признать тебя опекуном. Ну а далее в дело вступает наш «самый гуманный суд в мире», куда от лица опекуна уже поступило исковое заявление с требованием разобраться в ситуации с попранием прав больного человека. О том, что они больны, причем именно с момента продажи квартиры, такие люди часто узнают прямо в зале суда. Как говорится в наше время, «невозможное - возможно, но уже за отдельную плату». Доказать факт сговора судьи и опекуна практически нельзя. Мы и не беремся этого делать. Вполне может статься, что судья и опекун руководствуются только «буквой» закона и вселенской справедливостью, и ни о каком корыстном интересе речи не идет. Но тогда, может быть, стоит обратить внимание законотворческих органов на несовершенство этой «буквы»?

Ну а пока рассмотрим некоторые общие нюансы этих двух дел, где главное действующее лицо - опекун, проявляет такое человеколюбие и заботу об обездоленных и униженных гражданах. Во-первых, год инициирования судебных исков и в том и в другом случае - 2005-й. Тогда цены на недвижимость резко пошли вверх, и мошенникам представилась неплохая возможность сорвать крупный куш, сыграв на несовершенстве законодательства. Во-вторых, сценой основного действа выступает один и тот же Бостандыкский районный суд города Алматы. Кстати, многие отмечают, что такая судебная практика довольно часта в Бостандыкском суде. В-третьих, и в деле Дроздовых, и в деле Ляззат Ибрагимовой решение о недееспособности первоначального собственника жилья было вынесено непосредственно в зале суда. В-четвертых, виноватыми в обоих случаях пытаются представить не последних владельцев жилья, которым предстоит его потерять, а тех, кто купил недвижимость у якобы недееспособных людей. Резонные замечания первых покупателей о том, что здоровье продавцов не вызывало на тот момент сомнений ни у них, ни у юристов, оформляющих сделки, судом не учитываются. В-пятых, самое главное, что уже известно читателю: за этими делами стоит один и тот же человек. Именно дама-опекун оплачивает дорогостоящие услуги адвокатов и, по слухам, в ее послужном списке уже значится как минимум одно выигранное дело. Но слухами - земля полнится…

В сложившейся ситуации точку поставить смогут только компетентные органы, которые, как надеется Ляззат, ответят: имеет ли здесь место быть мошенничество или разговор идет о том, что «опекун человеку - друг, товарищ и брат».

Николай Лимов


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии