Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Казахстан: плюсы и минусы латинизации

Фото : 6 декабря 2006, 13:40

2006-12-06 Александр Шустов

Заявление президента Н. Назарбаева о необходимости активизации процесса перевода казахского языка на латинский алфавит, сделанное им в октябре 2006 г. на заседании Ассамблеи народов Казахстана, является поворотным пунктом в языковой политике республики. В настоящее время из восьми «азиатских» государств СНГ алфавиты на латиницу перевели Узбекистан, Туркменистан и Азербайджан. Грузия и Армения еще в составе СССР обладали правом пользоваться алфавитами на национальной графической основе. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан в качестве графической основы алфавитов до сих пор продолжали использовать кириллицу. Поэтому декларации о планах перевода казахского алфавита на латиницу для многих оказались неожиданными.

Вопрос о том, какую графическую основу использовать для национальных алфавитов, имеет в Казахстане длительную историю. В дореволюционный период, когда грамотность была уделом узкого образованного слоя, казахи использовали арабскую графику. Советский период стал временем многочисленных языковых экспериментов. В 1920-е гг. письменность всех титульных этносов Средней Азии и Казахстана была переведена с арабского на латинский, а в конце 1930-х гг. - на кириллический алфавит.

В отличие от других республик региона, уровень русификации титульного этноса в Казахстане оказался гораздо более высоким, чему способствовала значительная численность некоренного, главным образом русского населения. Согласно данным советских переписей, большинство населения республики в 1939-1979 гг. составляли русские. Накануне распада СССР удельный вес русских и казахов был почти одинаковым, а в совокупности русские, украинцы и белорусы заметно превосходили казахов.

Численное доминирование русских привело к тому, что Казахстан был самой русифицированной республикой региона. По переписи 1989 г., русским языком владели 3/4 жителей Казахской ССР, в том числе 2/3 казахов. На русском свободно говорило подавляющее большинство некоренных этносов - немцы, украинцы, белорусы, татары, поляки, корейцы и др., а также большинство городского казахского населения. Сельские казахи, мало соприкасавшиеся с русскоязычной культурно-языковой средой, знали русский язык гораздо хуже. Русское население казахского языка, напротив, почти не знало. Накануне распада СССР им владело всего 0,9% русского населения Казахстана(1).

В общеобразовательных школах Казахской ССР русский являлся основным языком преподавания. В 1988/89 учебном году на русском обучались 67,4%, а на титульном - 30,2% учащихся Казахской ССР(2). В высшей школе значение русского языка было еще более высоким, что являлось следствием как трудностей перевода учебной и научной литературы, так и недостаточного внимания, уделявшегося преподаванию на коренных языках. В учебных программах вузов Казахстана до конца 1980-х гг. вообще отсутствовали курсы изучения казахского языка, что препятствовало расширению сферы его применения. На русском языке печаталось большинство выходивших в республике периодических изданий, а на казахском - только 1/3 всех книг, журналов и газет.

В сентябре 1989 г. в Казахской ССР был принят закон, провозгласивший государственным казахский язык. Положение о государственном статусе казахского языка было включено в конституцию 1993 г., в которой статус русского языка не оговаривался. Введение в качестве условия приема на работу в органы власти, а также ряд других сфер деятельности, включая систему образования, знания государственного языка привело к резкому сужению социальных перспектив некоренного населения, поставленного перед выбором: интеграция в местную культурно-языковую среду либо эмиграция. В середине 1990-х гг. языковая проблема являлась главной причиной отъезда из Казахстана около 1/6 мигрантов.

Столкнувшись с проблемой миграционного оттока некоренных этносов, грозившей сокращением трудоспособного населения и нехваткой квалифицированных специалистов, Казахстан пошел по пути частичной либерализации языкового законодательства. В конституции 1995 г. русский язык получил статус официального, дававший возможность употреблять его наравне с казахским в органах власти. Согласно закону «О языках» от 11 июля 1997 г., русский язык наравне с казахским мог применяться в делопроизводстве, учетно-статистической, финансовой и технической документации органов власти, вооруженных силах, правоохранительных органах и заключении всех видов сделок. Преимущественное использование казахского языка предусматривалось в актах государственных органов и судопроизводстве, но и они при необходимости могли вестись на русском языке. Государство гарантировало получение высшего, среднего специального и среднего образования на русском и казахском языке, а также равноправное использование обоих языков в научной деятельности. Для электронных СМИ устанавливалось правило, согласно которому «объем передач на государственном языке по времени не должен быть менее суммарного объема передач на других языках».

Вместе с тем, в 1990-е началось постепенное расширение сферы использования казахского языка в различных сферах общественной жизни. Наиболее последовательно он вводился в системе образования. К концу 1990-х гг. на казахском языке обучались 80% представителей титульного этноса, хотя еще в 1981 г. ситуация была противоположной. Нередко русскоязычные школы первыми попадали под сокращение. Так, в ходе образовательной реформы 1990-х гг. 3/4 из 380 сокращенных школ были закрыты в областях с высокой концентрацией славянского населения - Северо-Казахстанской, Костанайской, Карагандинской и Алматинской(3).

Сокращение русскоязычного образования вело к снижению общего уровня образования. По данным исследования, проведенного в рамках программы ЮНЕСКО «Образование для всех», качество программ, учебников и методики преподавания в казахстанских школах с коренным языком обучения было на 20-30% ниже, чем в русских, а уровень грамотности их учеников нередко ниже минимальной нормы на 80%(4). Невысоким качеством отличалась издаваемая в Казахстане учебная литература. Многочисленные ошибки присутствовали в казахстанских учебниках для начальной школы издательства «Атамура», массовое внедрение которых началось в 2000 г. Все другие учебники и методические пособия по распоряжению Министерства образования Казахстана подлежали изъятию из школ и уничтожению(5).

В отличие от Узбекистана и Туркменистана распространение русскоязычных СМИ в Казахстане было свободным, что объяснялось стремлением властей сохранить один из главных инструментов воздействия на общественное мнение. По данным информационно-аналитического центра парламента Казахстана, 3/4 населения республики в середине 1990-х гг. читали печатные издания, слушали радио и смотрели телеканалы на русском, и только 1/3 - на казахском языке. Более того, казахи получали информацию как на казахском, так и на русском, а славяне - почти исключительно на русском языке(6).

В условиях, когда аудитория казахскоязычных СМИ была ограничена титульным населением, они могли успешно функционировать только за счет государственной поддержки. Попытки введения в электронных СМИ минимальных квот на казахскоязычные программы, доля которых по закону о языках 1997 г. должна была составлять не менее 50%, натолкнулись на объективные препятствия в виде отсутствия журналистских кадров, технических средств и телевизионных фильмов на казахском языке. В итоге региональные телекомпании смогли увеличить объем вещания на казахском языке не более чем до 15-25% эфирного времени(7).

В течение 1990-х гг. в республике заметно увеличилась степень распространения как русского, так и казахского языков. К 1999 г. процент населения, владевшего русским языком (без учета русских), вырос с 45,3 до 54,8%, а казахским (кроме казахов) - с 0,9 до 11,4%, или в 12,7 раз. Казахским языком, по данным переписи 1999 г., владело 64,4% населения республики, что на 11% превышало удельный вес титульного этноса(8). К середине 1990-х гг. государственный язык в совершенстве знали 71% и могли объясниться на нём 95,5% казахов, тогда как среди русских им в той или иной степени владели всего 8,5%, а совершенно не знали - 51%. Немногим отличались от русских в этом отношении и другие некоренные этносы - немцы, украинцы, белорусы, корейцы и др. В то же время, среди тюркоязычных этносов, таких как узбеки, татары, уйгуры и др., казахским языком владело около 30% населения(6).

Изучение казахского языка происходило в основном в рамках семьи. Однако исключительно на родном языке общалась лишь половина казахских семей. В остальных казахских семьях говорили и на русском и на казахском, либо только на русском языке. По мере удаления от семейного круга общения роль русского языка возрастала, а казахского - снижалась. Как следствие, интерес к изучению казахского языка среди русских падал, а к изучению русского среди казахов - увеличивался(9). Необходимость постоянного применения русского языка вела к значительному расширению сферы его распространения. За 1989-1999 гг. доля владевших русским языком среди казахов выросла с 64,2 до 75%. Проведенный в 2002 г. фондом «Общественное мнение» опрос показал, что 51% жителей Казахстана легче общаться на русском, и только 30% - на казахском языке, а для 19% это не имеет значения.

В реальной жизни зачастую доминировал русский язык, а казахский играл роль вспомогательного. Исключением не являлись даже органы государственной власти. На русском языке проводились заседания сената и готовились все вносимые в него законопроекты, которые затем с большими погрешностями переводились на казахский(10). Повсеместное применение русского языка было связано с тем, что проблемы с использованием в профессиональной деятельности казахского испытывало не только русское, но и титульное население. Причем среди казахов, к которым предъявлялись более высокие требования, таких насчитывалось в полтора раза больше(9).

Высокая роль, которую до сих пор играл русский язык в Казахстане, говорит о том, что перевод казахского алфавита на латинскую графику не будет простым. Во многом это прекрасно понимают и сами инициаторы введения латиницы, подчеркивая необходимость сохранения достигнутого ранее уровня знания русского языка. В соседнем Узбекистане, который перешел на латиницу еще в первой половине 1990-х гг., наиболее быстро к ней адаптировались именно русские и другие некоренные этносы(11), что, по-видимому, связано с их более высоким образовательным уровнем. Вместе с тем, учитывая, что в обозримой перспективе в республике сохранится довольно много русскоязычных школ, а возможности трудоустройства для некоренного населения в органы государственной власти и другие сферы деятельности, требующие обязательного знания государственного языка, ограничены, можно предположить, что введение латиницы может привести к усилению раскола Казахстана по этнокультурному признаку. Опасность такого варианта усугубляется тем, что русские составляют около 1/3 населения республики и компактно расселены в граничащих с Россией северных и северо-восточных областях. Осознание этого факта до сих пор заставляло правящие круги Казахстана проявлять осторожность при осуществлении этноязыковой политики.

Примечания

1. Национальный состав населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. Госкомстат СССР. М., 1991. С. 98-99.

2. Социальное развитие СССР. Статистический сборник. Госкомстат СССР. М., 1990. С. 226-228.

3. Панорама. 1999. №22. Июнь. №39. Окт.; Круг жизни. 2000. 6 окт.

4. Панорама. 1999. №38. Окт.

5. Межэтнические отношения и конфликты в постсоветских государствах. Сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов. Ежегодный доклад, 2000. М., 2001. С. 339.

6. Аренов М.М., Калмыков С.К. Современная языковая ситуация в Казахстане. // Социс. 1995. №12. С. 77.

7. Деловая неделя. 1999. 29 янв.

8. Краткие итоги переписи населения 1999 года в Республике Казахстан. Алматы, 2000. С. 12.

9. Аренов М., Калмыков С. Что в основе языковой политики? Социологические заметки по поводу реализации закона о языках // Казахстанская правда. 1998. 4 июня.

10. Панорама. 2000. №20. Май.

11. Космарский А. Смыслы латинизации в Узбекистане (конец XX - начало XXI века). // Вестник Евразии. 2003. №3. С. 66-71.

Руслан МИРЗАЕВ, Ташкент

Уже два года узбекская школа пишет на латинице. Но если в середине девяностых прошлого века о переходе на латинский шрифт кричали как о великом достижении независимости, то факта состоявшегося перехода предпочли не заметить. Вся беда в том, что изменилось настроение руководства страны, которое вновь обратило свои взоры на Россию. Напомним, что латинская графика была козырной картой тех, кто связывал развитие страны с западом, в том числе с Америкой. Якобы, латинский шрифт мог помочь молодому поколению быстрее овладеть иностранными языками, а стране - влиться в мировое сообщество. На деле произошло обратное, о чем, кстати, предупреждали и многие ученые, и простые учителя - узбекская часть населения, особенно сельская, практически потеряла грамоту, как таковую. Если раньше на русском говорило или худо-бедно понимало его более 80% населения, то сегодня только в Самарканде и в Ташкенте можно услышать русскую речь из уст коренного населения. Даже в наиболее русифицированной Каракалпакии (она, как известно, в советское время являлась местом ссылки политзаключенных) сегодня по-русски не говорит практически никто. Еще пару лет назад все вывески в Ташкенте пестрели латиницей, сейчас все опять перешло на кириллицу. Наверное, больше всего этому факту обрадовались простые горожане - ведь большинство училось на кириллице и латинскую графику как таковую зачастую не понимало (основу узбекской латиницы составляет турецкий аналог).

- Сейчас узбекские семьи предпочитают отдавать своих детей в русские школы, - рассказывает одна из преподавателей ташкентской школы. - Слабая образовательная база плюс латинский шрифт, который вряд ли пригодится в будущем, делают узбекскую национальную школу неконкурентоспособной. Ведь большинство узбекской молодежи едет в Россию на заработки или на учебу.

Напомним, сейчас Россия ежегодно объявляет большое количество бесплатных образовательных грантов для Узбекистана в ведущих вузах. В этом году в Ташкенте открыл двери филиал Московского университета им.Ломоносова. А вот известный президентский фонд “Умид”, который был создан несколько лет назад для направления талантливой молодежи на обучение в ведущие западные вузы, напротив, почил в бозе. Сейчас об обучении в Англии или Америке предпочитают не говорить, а выпускники, которые вернулись оттуда, зачастую не могут рассчитывать на карьеру.

- В этом году на летних каникулах я училась в Англии, знаменитом кембриджском колледже, однако по возвращении домой мне посоветовали не указывать в своих документах об этом, - говорит одна из школьниц столичной области.

Преподаватели, как в школах, так и в вузах, считают, что есть проблемы с учебниками на латинице, которых не только не хватает, но они к тому же не отвечают требованиям современности. Тексты в них примитивны, страдают отсутствием грамотной подачи теории и фактов. Да и иначе быть не может - нет современной методики подготовки грамотных специалистов, да и где им взяться, если тройку лидерства по итогам вступительных экзаменов в вузы занимают экономические, медицинские и юридические учебные заведения.

Еще один примечательный факт - с этого года на все гербовые печати Узбекистана вернулась кириллица, а международные симпозиумы, встречи ведутся на русском языке. Не возбраняется это делать и по протоколу. Но вот парадокс - молодое поколение чиновников, в том числе значительная часть хокимов вообще не знают русского языка. Создалась интересная ситуация - столичная политическая элита (в нее входят аппарат президента и кабмин, то есть последние представители советской эпохи) говорит на двух зыках, при этом предпочитая русский, а выходцы из провинций только на узбекском. Но при этом значительная часть простого люда, которая зарабатывает себе на жизнь в России (по данным независимых источников 8 млн. узбекистанцев находится в этой стране) возвращается с зачатками русского разговорного. В результате получается, что у руля государства сидят сегодня люди, которые пишут и читают только на кириллице, а подрастающая смена владеет только латиницей. Но к власти-то последние придут еще только через пару-другую десятков лет.

Таким образом, переход на латинский шрифт на сегодняшний день дал только одно - отбросил страну на несколько десятилетий назад. Как известно, в истории такое уже происходило - на заре советской власти в Туркестане, когда несколько поколений из-за перехода на кириллицу осталось безграмотным.

Что будет в будущем, никто не загадывает. Ведь вполне вероятно, что лидер страны через год другой сменит гнев на милость и страна вновь повернется лицом к западу. Хотя это уже ровным счетом ничего не решает. Задача, а судя по всему именно она и ставилась, решена - молодое население страны стало сплошь безграмотным. А, как известно, такими управлять всегда легче.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии