Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Омурзак ТУСУМОВ: Инспектор не будет бояться «крутых»!

Фото : 7 декабря 2006, 12:38

Омурзак ТУСУМОВ: Инспектор не будет бояться «крутых»!

На состоявшемся в прошлом месяце заседании Совета безопасности Глава государства Нурсултан Назарбаев особо подчеркнул, что в стране сложилась поистине катастрофическая ситуация с людскими потерями в результате дорожно-транспортных происшествий. Сейчас в республике ежедневно в ДТП погибает десять-одиннадцать человек, из них один — ребенок. Полицейские сводки сродни сообщениям из районов военных действий. Но какие меры нужно предпринять, чтобы изменить положение? Ответить на этот и некоторые другие вопросы, касающиеся управления автотранспортом, мы попросили председателя Комитета дорожной полиции МВД РК.

— Честно говоря, мне не очень понятен тот ажиотаж, который развернулся относительно принятого решения о запрещении на ввоз праворульных машин с последующим прекращением их эксплуатации, — замечает Омурзак Толеуович. — Во-первых, на прошедшем Совете безопасности поднимались куда более значимые вопросы, касающиеся нововведений в сфере дорожного движения. А, во-вторых, если говорить конкретно о «праворульках», то мы действуем в рамках цивилизованных и принятых в развитых странах норм. Некоторые сейчас кричат: «А вот на Западе, а вот на Западе...». А что на Западе? Недавно я побывал в Великобритании, где, как известно, движение левостороннее. Поинтересовался в Скотланд-Ярде: а если кто-то желает пользоваться автомобилем с левым рулем управления, вы разрешаете?

Как выясняется, ничего подобного! Если даже по контракту на работу сюда приехал иностранный гражданин из той же, например, Франции, то пользоваться своим «леворульным» транспортом он сможет только в течение полугода. А затем баста: либо переделывай автомобиль на праворульный, либо ставь его на прикол. Третьего не дано.

Кое-кто из наших оппонентов ссылается на то, что мы, дескать, приняли решение наобум, не владея реальной статистикой, доказывающей, что праворульные машины осложняют ситуацию на дорогах. Но это тоже не так. Наше ведомство уже третий год ведет соответствующую статистику. Более того, проблема досконально изучалась специалистами Казахской Академии транспорта и коммуникаций. А вообще вопрос о запрещении ввоза «праворулек» поднимался еще в 1993 году. Правда, тогда Правительство оставило его без внимания, дескать, таких автомобилей мало, и усугубить положение дел на дорогах они не способны.

Да, тогда в стране насчитывалось всего около одной тысячи таких машин, и с их участием было совершено всего шесть ДТП. Зато теперь положение изменилось кардинально: если на конец 2004 года по дорогам республики передвигалось около 36 тысяч авто с правым рулем, то в начале 2006-го — уже около семидесяти тысяч. Сейчас их количество достигло почти 120 тысяч. И если такие темпы прироста сохранялись бы и в дальнейшем, то, глядишь, и к вопросу о введении левостороннего движения подошли.

Шучу, конечно. А если серьезно, то вот вам такая статистика. Если в целом по стране 48 процентов автопарка приходится на машины старше десяти лет, то по праворульным этот показатель составляет 76 процентов. А старые автомобили — сами понимаете. Или возьмем такие цифры: в этом году по вине праворульных машин совершено уже 600 аварий. В 2004 году в ДТП с их участием погибло 17 человек, в прошлом году — более 100, в нынешнем — уже свыше 200. Иными словами, налицо геометрическая прогрессия, которая не наблюдается по авто с левым рулем управления.

В статье 39 Конституции РК, на которую ссылаются иные владельцы «праворулек», записано, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения. Они трактуют данную норму в свою пользу. А ведь стоило бы взглянуть на проблему и с другой стороны: почему водители «праворулек» должны ущемлять права других водителей? Почему они должны угрожать здоровью и жизни населения?

— Я бы на вашем месте такие же претензии предъявил и дорожникам. Это ж поистине виртуозом вождения нужно быть, чтобы нормально управлять транспортом на наших дорогах...

— Не спорю, ситуация сложная. Количество автотранспорта с каждым годом увеличивается, ежегодный прирост составляет порядка пятнадцати процентов, так что скоро у нас по дорогам будет разъезжать свыше трех миллионов авто. Но по каким дорогам?.. Разбитым? Не учитывающим интенсивность движения? Впрочем, проблема уже начала решаться. На том же Совете безопасности Глава государства поручил Правительству в трехмесячный срок принять исчерпывающие меры по разработке и утверждению порядка согласования с органами дорожной полиции нормативной, проектной и технической документации на проектирование, строительство, ремонт, реконструкцию и содержание автодорог в соответствии с законом о безопасности движения.

Дело в том, что до недавнего времени казахстанское законодательство не предусматривало, к примеру, такой нормы, как «реабилитация дорог». И с нами никто не согласовывал переобустройство той же автомагистрали Астана — Караганда. Расчетная нагрузка на эту трассу первой категории сейчас такова: при ширине проезжей части семь метров она может нормально пропускать в сутки лишь полторы тысячи единиц транспортных средств. Фактически же по ней за этот период передвигается в обоих направлениях свыше семи тысяч автомобилей. «Ползет» впереди скоростной легковушки грузовик с прицепом, и попробуй его обогнать без риска столкновения лоб в лоб с одной из машин, двигающихся навстречу. А именно у таких ДТП самые тяжкие последствия. Получается, огромные деньги государство затратило на инфраструктуру, а она, увы, не соответствует необходимым параметрам, в частности — интенсивности движения.

Сейчас в соответствии с поправками в законодательство мы сможем реально влиять на «дорожные проекты» с точки зрения повышения безопасности движения. Это и ограждение, и освещение... А то нам до этого говорили: денег, мол, на такие работы нет. Понятное дело: транспортники в своей деятельности руководствуются экономической целесообразностью, дорожная же полиция во главу угла ставит безопасность, что означает приоритет жизни и здоровья граждан, участвующих в дорожном движении, над экономическими результатами хозяйственной деятельности. Ценнее жизни человека ничего вообще нет. Отсюда и надо исходить.

Вот сейчас строится шестиполосный автобан в сторону Борового. И мы уже выставили требования, которые, сразу отмечу, учтены. Во-первых, дороги в разных направлениях будут разделены ограждением, которое не позволит лихачам выезжать на встречную трассу. Во-вторых, запланировано ограждение боковое. На участке в 238 километров появятся двенадцать скоростемеров и десять электронных информационных панно, которые заранее предупредят водителя: на таком-то отрезке гололед или, например, занос...

— Хорошие меры. Но давайте представим ситуацию. На той же автотрассе Астана — Караганда произошла серьезная авария. До ближайшего населенного пункта путь неблизкий, да и есть ли там врач? Короче, можно ли ожидать, что у нас появятся вдоль оживленных дорог вне городов какие-то пункты оказания помощи?

— Проблема действительно очень серьезная. И не только для нас. Не так давно специалисты Всемирной организации здравоохранения провели исследования в странах Западной Европы. Как выяснилось, на месте аварий там погибают всего около трех процентов участников ДТП. 55 процентов умирают во время доставки в больницы и 42 — в самих клиниках. В отчете приводятся красноречивые доказательства: если в течение первых девяти минут пострадавшим оказывается своевременная медицинская помощь на месте аварии, то 90 процентов из них остаются в живых.

Из этого и исходил Совет безопасности Казахстана, в решении которого акимам Астаны, Алматы и областей совместно с МВД, МЧС, Минздравом и Агентством по информатизации и связи дано поручение в месячный срок разработать региональные программы обеспечения безопасности дорожного движения на 2007—2009 годы. В них как раз и должна быть предусмотрена организация медицинской помощи пострадавшим в результате ДТП и эвакуация их с места аварии.

Речь идет о создании станций скорой медицинской помощи в населенных пунктах, расположенных вдоль трасс. Второй вопрос — оснащение их надежными линиями связи. Большие задачи возлагаются также на МЧС. Ведь иногда бывают такие ДТП, что без специальной техники вызволить пострадавших из покореженного автомобиля просто невозможно. Особая тема — обучение и наших полицейских, и рядовых граждан правилам оказания первой медицинской помощи. Здесь — большой пробел, и его нужно устранить.

— Насколько известно, на Совете безопасности Министерству внутренних дел совместно с Министерством юстиции дано поручение проработать вопрос о внесении в законодательство изменений, которые бы позволили улучшить ситуацию на дорогах. Какие именно нормы предусматриваются, и с какого времени они начнут действовать?

— Во-первых, речь идет об установлении административной ответственности владельцев автотранспортных средств за нарушение Правил дорожного движения, которое задокументировано с использованием технических средств фото- и видеофиксации. Для чего? К сожалению, далеко не все добровольно соглашаются платить штраф. Один говорит, что, мол, машиной по доверенности управлял родственник — его и наказывайте. Другой заявляет, что автомобиль продал знакомому и никак не мог быть за рулем в момент электронной съемки. Но нарушение ведь есть! Мы изучили на этот счет опыт развитых стран Европы. Так вот: там не ищут того, кто находился за рулем. Есть владелец машины — на него и выписывается штраф. А дальше он уж сам разбирается — с родственником ли, со знакомым...

Законопроект уже прошел согласование. Думаю, что в начале года закон будет принят. И тогда, полагаю, добьемся фактически стопроцентной взыскиваемости и четкой работы принципа неотвратимости наказания.

Еще один момент связан с усилением ответственности за управление автотранспортом в состоянии алкогольного опьянения. К слову, с начала нынешнего года по вине пьяных водителей в республике совершено уже около 800 ДТП. Рост — неимоверный. Дела, конечно, рассматриваются в судах, но... каждый второй материал лежит без движения. К тому же, из трех нарушителей только один лишается прав, двое отделываются штрафом.

Теперь будет по-иному. Первый раз попался — лишение прав на два года, второй — на пять лет, третий — на пожизненный срок. Некоторые говорят: мол, очень жесткие меры, ведь для многих транспорт — средство существования. Так пусть не садятся за руль пьяными. Что тут еще сказать?

Еще одно новшество связано с введением понятия «талон к водительскому удостоверению». Причем этот документ будет качественно нового типа — в виде платежеспособной карточки. Если человек согласен с тем, что действительно нарушил правила, то может сразу оплатить сумму не «наличкой» и не инспектору, а посредством специального мобильного терминала. Быстро и без нервотрепки. Не согласен — оспаривай право в суде.

— А есть ли еще какие-то технологические новинки, которые способны снизить число коррупционных правонарушений. Ведь их количество напрямую зависит от того, как часто происходит личный контакт водителя и сотрудника дорожной полиции. Насколько известно, в республике уже вводятся электронные системы слежения... Но насколько быстро?..

— В Алматы и Астане они начали внедряться с этого года. А темпы?.. Здесь ведь многое зависит от местной власти. Вот, например, сегодня утром мне докладывал начальник УДП Карагандинской области. Он встретился с областным акимом и попросил его приобрести хотя бы пять стационарных скоростемеров. Да, они дорогие. Но глава области, молодец, сам сказал — этого мало. Как минимум, 20—25 надо поставить. У всех бы такой подход был, ситуация переменилась бы и впрямь быстро.

Скоростемеры, о которых идет речь, выявляют сейчас в той же столице до тысячи нарушений. И ему разницы нет, кто едет, — блатной, простой. Зафиксировал нарушение и все. Там, где система уже опробована, есть позитивные результаты. Водители уже знают, где стоят приборы, и на этих участках скорость не превышают. А если по всему городу поставить?.. Да к тому же полностью автоматизировать процесс, как это сделано в Астане?..

Зафиксировано нарушение. Компьютер сразу распечатывает уведомление и постановление на штраф владельцу автотранспортного средства. Произошло дорожно-транспортное происшествие — съемка будет фигурировать в материалах суда в качестве доказательства. Опять же — отсутствует человеческий фактор, а значит, нет почвы для коррупционных правонарушений. В том же Лондоне, как я узнал, находясь там в командировке, на улицах установлены почти три миллиона камер. Из них где-то полторы тысячи «отрабатывают» дороги в режиме видеофиксации. Суммы штрафов поступают в муниципалитеты. Кстати, о штрафах. За неправильную парковку британский водитель должен выложить около трехсот фунтов стерлингов, то есть порядка шестисот долларов.

Системы фото- и видеофиксации будем внедрять по всей республике. В том числе мобильные скоростемеры, которые стоят в пределах пятисот тысяч тенге. Стационарные, конечно, подороже, но они очень быстро окупаются — всего за один год. Причем тут не стоит забывать еще об одном факторе. За счет электронных средств мы сможем высвободить значительные человеческие ресурсы.

— Не раз приходилось наблюдать такую картину: едва ли не на перекрестке паркует водитель машину, а стоящий рядом дорожный полицейский на это нарушение даже внимания не обращает. Как же — автомобиль с крутыми номерами. Неужели нам никогда не удастся избавиться от неравноправия на дорогах?

— Лукавить не буду: некоторые наши инспектора действительно побаиваются «крутых». Особенно астанинские запуганы. А что делать? Проявишь принципиальность — потом проблем не оберешься. В течение этого года в Астане уже второго нового начальника УДП назначили. Первый — прекрасный парень, хороший специалист, но... мягкий. Сейчас — более жесткий, и я перед ним ставлю задачу: не давать в обиду наших инспекторов, если не хватит собственных сил, напрямую ко мне обращаться.

Сейчас дал ему такое задание: создать для начала специализированную группу из самых принципиальных ребят, самому поработать на дорогах. Будут инциденты — предать огласке. Тогда, полагаю, у владельцев крутых номеров и иномарок желание «построить» инспектора поубавится. В этом вопросе нас, между прочим, поддержал Глава государства. «Пусть, — сказал Нурсултан Абишевич, — не боятся инспектора ни министров, ни чиновников помельче. Если все по закону, защитим».

В ходе Совета безопасности Президент также дал поручение нашему министерству обеспечить неукоснительное соблюдение правил и порядка использования на автотранспортных средствах специальных световых и звуковых сигнальных средств — так называемых мигалок и сирен. Сейчас с этим проблема. Мало того, что большие чиновники подобное оборудование на своих автомобилях устанавливают, так и «блатные» стали «баловаться». А что? Стоит не дорого — всего около семидесяти тысяч тенге.

В Правилах дорожного движения четко расписано, кто имеет право на пользование такими средствами. Это оперативные машины КНБ, службы охраны, МВД, скорые, пожарные, аварийно-спасательные автомобили. Но даже при включении мигалок водители таких машин должны руководствоваться ПДД и, прежде всего, исходить из того, чтобы своими действиями не создать аварийную ситуацию.

За месяц мы сняли уже свыше семидесяти неправомерно установленных на автомобилях световых и сигнальных средств. Но... столкнулись с проблемой: не можем нарушителей наказать, так как есть пробел в законодательстве. Пока есть. В самом скором времени ситуация изменится, и «крутым» придется не сладко. Предлагаем ввести такие суммы штрафов: для физического лица — 25 месячных расчетных показатель за первый факт нарушения, повторно — 50 . Для государственных машин — на должностное лицо сразу двести МРП. Причем оборудование будем изымать.

В то же время собираемся навести порядок в сфере, касающейся таких нарушений, когда водитель не уступает дорогу автомобилю с включенными системами светового и сигнального предупреждения. Сейчас ведь у нас как? Скорая помощь торопится спасти человека, а проехать не может. При этом штраф водителю, который думает только о себе, составляет всего от половины до одного МРП. Но разве же это правильно?

Вот недавний случай. В районе Зеренды по трассе двигалась колонна автобусов с детьми. Шла в сопровождении наших инспекторов. Все, как положено: с проблесковыми маячками. И вдруг прямо в лоб на нее вылетает из-за прижимающегося к обочине грузовика «газель». Зазевайся наши ребята — быть большой беде. Но благодаря мужеству полицейских, которые фактически тараном сбили автомобиль нарушителя с дороги, детишек удалось спасти. Нет, что ни говорите, а в этом отношении правила нужно ужесточать.

— Причины высокого уровня аварийности связаны и с низким качеством подготовки водителей. Не секрет, что некоторые граждане права просто покупают. Можно ли навести здесь порядок?

— Можно и нужно. Кстати, данный вопрос также был предметом обсуждения на заседании Совета безопасности. По его итогам Министерству внутренних дел поручено, совместно с заинтересованными госорганами, в трехмесячный срок разработать и внести в Правительство стандарты обучения водителей, а также проект постановления о наделении МВД полномочиями по государственному лицензированию деятельности по обучению вождению.

Как вам, наверное, известно, с нынешнего года в ряд законов уже внесены изменения, и теперь центральным исполнительным органом по вопросам контроля за подготовкой обучения определено МВД. На основании этого мы по каждой категории транспортных средств разработали программы обучения. На краткосрочных курсах поставлен, что называется, жирный крест. Даже по легковым автомашинам сейчас минимальный срок подготовки водителей составляет порядка трех месяцев, в зависимости от числа занятий в неделю. Часы практического вождения увеличены с десяти до сорока.

Но дело, конечно, не только в сроках, но и в качестве обучения. Сейчас порядка шестидесяти процентов курсантов, приходящих к нам на сдачу экзаменов, «проваливаются» сразу же. Они вообще понятия не имеют о Правилах дорожного движения. Более того, и управлять автомобилем могут кое-как.

Недавно был в командировке в Караганде, попросил показать автошколу, которая здесь числится на хорошем счету. Приезжаем. Смотрим. В обычном жилом доме объединены две квартиры. Это — учебный класс. Да, тут есть макеты и плакаты. Знакомимся с учебными машинами. Иномарки. Хорошо. Но на одной из них нет дублирующих педалей. А еще школа не имеет ни гаража, ни автодрома... И если это одна из лучших, тогда что говорить о плохих?..

С сентября нынешнего года из 899 имеющихся в республике обучающих организаций мы уже приостановили деятельность 91-й. Сейчас совместно с Министерством юстиции разработали стандарт лицензирования: какая производственная база должна быть, какие учебные классы, какие преподаватели... Думаю, с принятием стандартов, как минимум, половину автошкол закроем. Пусть лучше меньше — да лучше.

Еще одно очень важное решение связано с внесением изменений в школьные программы. В соответствии с ними уже с будущего года обязательным станет обучение детей Правилам дорожного движения, причем начиная с первого класса. Старшеклассники, помимо углубленного изучения теории, смогут получить и практические навыки вождения. Полученные знания они продемонстрируют во время выпускных экзаменов. Те, кто покажет отличный результат, если им исполнилось восемнадцать, сразу же получат водительские удостоверения. Это предложение поддержал Глава государства. Действительно, сейчас в учебных заведениях есть нормально оборудованные лингафонные кабинеты, классы химии и физики. А почему забывают о ПДД? Ведь это чрезвычайно важный предмет, поскольку речь идет о жизни людей.

— Как бы вы оценили сегодняшний уровень технической вооруженности сотрудников дорожной полиции?

— В принципе, за последние годы в этой сфере сделано немало. Но существует еще много проблем. Для их решения Правительству поручено рассмотреть вопрос о кадровом укреплении и материально-техническом обеспечении органов дорожной полиции, решить вопрос о воздушном патрулировании автодорог республиканского значения. С одной стороны, на таких дорогах происходит не так уж и много ДТП, около двадцати процентов, зато погибает около 60 процентов пострадавших. Огромные скорости, лобовые столкновения...

Есть акимы, которые нас постоянно поддерживают. Это касается Астаны, Алматы, Карагандинской, Алматинской областей... Зато до последнего времени очень сложно решались кадровые и технические вопросы в Южно-Казахстанской области. Итог закономерен: регион фигурирует в качестве одного из «лидеров» по количеству погибших в ДТП. Взять, к примеру, ситуацию с обеспеченностью автомобилями. Всем ведь понятно: от пешего инспектора толку мало. И это осознают нарушители. Промчался мимо, и был таков. Зато когда на патрулирование выходит «экипаж на колесах», да к тому же обеспеченный радиостанцией, ноутбуком, скоростемером...

Опять же иные подходы вводим к формированию таких экипажей. В него должен входить не только наш сотрудник, но также представители специальных отрядов быстрого реагирования, других подразделений. Помимо прочего, тут еще и антикоррупционный момент. Каждый по окончании дежурства пишет отчет в свое ведомство. Нестыковка — повод для размышлений.

Начиная с 1998 года, численность дорожной полиции сократилась в два с половиной раза. Сейчас понемногу идет процесс увеличения. И это — нормально. Автопарк-то увеличивается, и сейчас имеющимися силами мы можем контролировать дороги только городов и трассы республиканского значения. А вот сельская местность остается фактически без пригляда, хотя здесь совершается до 25 процентов всех дорожно-транспортных происшествий, в которых гибнут свыше двадцати процентов пострадавших.

Меры, касающиеся кадрового укрепления и материально-технического обеспечения, нашли свое отражение и в разработанной нами Государственной программе обеспечения безопасности дорожного движения на 2008—2010 годы. В ней предусматривается внедрение в городах современных автоматических систем управления дорожным движением, средств фото- и видеофиксации, устранение большинства аварийно опасных участков. Особый раздел связан с научной разработкой проблем безопасности за счет создания специализированного центра.

Ставится и вопрос о повышении размера заработной платы. Сегодня средняя зарплата инспекторов, которые несут службу на улице, составляет 27 тысяч тенге. Согласитесь, это — мизер. И люди уходят, причем уходят порядочные, хорошие ребята. Сейчас нам обещают в ближайшее время поднять зарплату в два раза, а в следующем году — еще на тридцать процентов. Безусловно, эти деньги, как говорится, нужно «отрабатывать». И мы к этому готовы.

Беседовал Сергей НЕСТЕРЕНКО


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии