Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Квартирная афера в Караганде раскрылась благодаря российским нотариусам

Фото : 16 июля 2007, 18:48


Вторник, 10 июля 2007 г.

Ирине Жигулиной акимат разрешил заселиться в пустующую квартиру в 2002 году. В то время на эту разбитую "двушку" мало бы кто позарился. Ее бросили еще в 1997-м. Двери в ней были сломаны, предприимчивые люди сняли и вынесли из нее все, что только было можно. Не позарились разве что на треснутый унитаз. Ирина с мужем сделали в квартире ремонт и, имея на руках лишь договор опеки, очень надеялись все-таки приватизировать жилье. Ведь, как выяснили Жигулины, бывший хозяин давно подписал отказную на свою жилплощадь и уехал жить в Россию.

ДОБРОСОВЕСТНАЯ ПОКУПКА

Неприятности у Жигулиных начались в начале этого года. Однажды к ним пришла незнакомая женщина и сообщила, что теперь она полноправная хозяйка квартиры. Поскольку… купила их жилище. В подтверждение гостья продемонстрировала договор купли-продажи. Надо ли говорить, что это известие стало для домочадцев громом среди ясного неба. По всему выходило, что квадратные метры купили, словно кота в мешке - "вслепую", без предварительного осмотра, да еще и вместе со всем проживающим здесь семейством.

Как же так получилось? Оказалось, что хозяин-россиянин вдруг вспомнил о своей карагандинской жилплощади и выписал своей бывшей жене доверенность. Разрешил ей управлять и распоряжаться всем принадлежащим ему имуществом, "в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось" и так далее. Доверенность якобы была заверена частным нотариусом в городе Новолоки в Ивановской области Российской Федерации в 2005 году. Воспользовавшись этой бумагой, бывшая супруга и продала квартиру той самой женщине. В сделках с недвижимостью таких покупателей называют не иначе как добросовестными. И доказать иное почти невозможно.

Жигулины знали, что, как только объявится хозяин квартиры, они должны незамедлительно ее оставить. В договоре "Об опеке над имуществом (квартирой) временно отсутствующего гражданина" это оговорено отдельным пунктом. Но Ирина Жигулина не поверила, что уехавший в Россию мужчина вдруг ни с того ни с сего так облагодетельствовал свою бывшую супругу-карагандинку. Добровольно оставлять квартиру Жигулины не пожелали. Как впоследствии выяснилось, чутье Ирину не подвело…

А между тем новая хозяйка квартиры обратилась в суд. Женщина требовала выселить незаконных жильцов с ее жилплощади. Адвокат Жигулиных немедленно послал официальный запрос российскому нотариусу. Тому самому, чья печать стояла на доверенности. Адвокат спрашивал только одно: удостоверял ли нотариус этот документ? А вслед за этим запросом в Россию отправился еще один - из Октябрьского суда. Однако ждать ответа из России судья не стал. Вынес решение: Жигулиных выселить.

На решение судьи не повлияло даже то, что за Жигулиных вступился представитель от государства. Дело в том, что делами об опеке брошенных квартир с недавних пор занимается исключительно ГУ "Отдел жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автомобильных дорог города Караганды". Представитель ЖКХ активно возражал против иска о выселении. Более того, выдвинул встречное требование. Признать доверенность и сделку недействительными, поскольку выглядят они мнимыми и сомнительными. А право на квартиру бывшего собственника прекратить, так как он сам от нее отказался. Квартиру передать в коммунальную собственность города. Суд, однако, посчитал, что раз квартира не состояла на балансе у государства, то ЖКХ города не имеет права выдвигать такие требования…

Казалось бы, добросовестная покупательница могла смело вселяться в жилище. И дальнейшее будущее Жигулиных, которым попросту некуда переезжать, - не ее забота. Но семья не поторопились освобождать квартиру. И не прогадала. Из Ивановской областной нотариальной палаты (Россия) пришел такой ответ, что хоть за Уголовный кодекс хватайся.

НАЙДИТЕ ОТЛИЧИЯ

Ответ из России был весьма однозначен: доверенность фальшивая. Бывший карагандинец не подписывал этот документ 27 октября 2005 года у частного нотариуса Елены Константиновны Муравьевой в городе Новолоки. Об этом судью Октябрьского районного суда извещал управляющий делами Ивановской нотариальной палаты. Более того, из ответа следовало, что и сама бумага вызывает большие сомнения. Управделами обращал внимание карагандинского суда на то, что в спорной доверенности множество недочетов. Отличия ее от "правильного" документа были перечислены в нескольких пунктах.

Оказывается, с 1 апреля 2004 года все гербовые печати частных российских нотариусов выполнены по единому стандарту. А оттиск на сомнительной бумаге, датированной 2005-м совсем другой. Здесь указаны полностью имя, отчество и фамилия нотариуса, хотя должны быть только инициалы и фамилия, причем единым шрифтом без заглавных букв. На печати также должны читаться нотариальный округ, дата и номер приказа Минюста России или его территориального органа о назначении на должность нотариуса. Этого на штампе нет. Ивановская нотариальная палата воздержалась от предположений насчет того, каким образом могла появиться неправильная доверенность. Но то, что ее составлял не нотариус (по крайней мере, не г-жа Муравьева точно), можно понять из того же ответа. Текст документа набран на компьютере, распечатан на обычном листе ксероксной бумаги. Чего нотариус никак не мог допустить, ведь доверенности выдаются лишь на специальном утвержденном бланке. Для наглядности в письмо был вложен и образец формы заполнения того самого бланка. Вдобавок ко всему управляющий Ивановской нотариальной палаты извещал, что подпись на спорной доверенности не соответствует образцу подписи нотариуса Муравьевой, хранящейся в ее личном деле.

Как только стало известно, что это дело с продажей квартиры слишком явно напоминает мошенничество, в дело вмешалась прокуратура. Та самая, которая до сих пор требовала выселить Жигулиных из квартиры. Прокурор Октябрьского района посчитал, что решение суда вынесено с нарушением закона и подлежит отмене. Ведь выходило, что собственник квартиры вовсе не давал никакого разрешения на продажу своей квартиры. Следовательно, сделка не может считаться законной. А все из-за того, что судья поспешил и не дождался ответа из нотариальной палаты Ивановской области. Опротестовал прокурор и то, что служитель Фемиды проигнорировал участие в процессе представителя отдела ЖКХ города. И заметил, что в июле прошлого года аким Караганды своим постановлением передал полномочия по управлению всем жилым фондом города именно этому госучреждению. Оно заботится о сохранении жилого фонда города, о брошенных квартирах, над которыми государство установило опеку. А потому ГУ является самым что ни на есть заинтересованным лицом. Прокурор посчитал, что все исковые требования ГУ надо бы принимать к рассмотрению. Поскольку постановление акима пока еще никто не отменял.

Чем закончится это дело, пока еще не известно. Ирина Жигулина до сих пор живет с мужем и детьми в квартире, проданной без их ведома. И вот что интересно: вмешается ли в это дело полиция? Или продавать чужие квартиры добросовестным покупателям по сомнительным доверенностям можно и без страха быть наказанным?

Алена Панкова


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии