Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Возможные изменения в составе Правительства Казахстана в поствыборный период

Фото : 24 июля 2007, 15:20

Возможные изменения в составе Правительства Казахстана в поствыборный период

Учитывая, что 18 и 20 августа пройдут выборы депутатов мажилиса, избираемых соответственно по партийным спискам и Ассамблеей народов Казахстана, новый, четвертый созыв данной палаты Парламента, видимо, начнет свою работу уже в начале сентября. При этом одним из самых серьезных и первоочередных вопросов, которые предстоит решать обновленному Парламенту, станет изменение состава действующего Правительства республики. Вместе с тем неоднозначность ситуации вокруг данного вопроса не позволяет с точностью сказать, что именно это будет: либо отставка Правительства и формирование его нового состава, либо смена отдельных его членов.

В пользу последнего из этих вариантов говорит то, что, согласно обновленной редакции п. 1 ст. 70 Конституции РК, премьер-министр должен поставить вопрос о доверии Правительству перед вновь избранным мажилисом Парламента. Если же такое доверие будет выражено, то Правительство продолжит свою работу. Правда, Основной закон страны оговаривает, что в этом случае Президент может либо признать такое решение мажилиса, либо принять иное решение, вплоть, судя по всему, до отставки Правительства.

В случае же выражения мажилисом вотума недоверия Правительству оно будет вынуждено заявить Президенту о своей отставке. Однако и здесь глава государства вправе выбирать между принятием и отклонением данной отставки. Как видим, какое бы решение не принял мажилис по Правительству, последнее слово в данном вопросе остается за Президентом.

Поскольку ожидается, что доминирующие позиции в мажилисе займет Народно-демократическая партия «Нур Отан», то, в принципе, у представляющего ее парламентского большинства каких-либо серьезных оснований для выражения вотума недоверия Правительству нет. Во-первых, Правительство не проработало и года. Во-вторых, нет серьезных поводов для его смены в виде последствий каких-либо скандалов вокруг Правительства или серьезных провалов в его деятельности.

В-третьих, следует вспомнить, что кандидатура Карима Масимова на пост премьера была не только одобрена Парламентом, но и перед этим согласована, хотя и в неформальном порядке, с депутатской фракцией «Нур Отана» предыдущего созыва мажилиса. Наконец, в-четвертых, что особенно важно, сами депутаты никогда не пойдут на такой шаг без санкции главы государства, со стороны которого также не прослеживается существенных причин для расставания с действующим Правительством.

В связи с этим не исключено, что обновленный мажилис, точнее, его «нуротановское» большинство, выразит доверие действующему Правительству. Что же касается Президента, то в этой ситуации он вряд ли предпримет меры, идущие вразрез с мнением депутатов от руководимой им же партии. Поэтому его «иное решение» вполне может ограничиться сменой отдельных персон в составе Правительства.

В то же время такой вероятный сценарий развития поствыборной ситуации вокруг действующего Правительства практически никак не укладывается в ту политическую логику, которой были обусловлены роспуск мажилиса Парламента третьего созыва и проведение выборов его нового состава. Судя по всему, главной целью соответствующих действий власти является вывод «Нур Отана» на позиции реально правящей партии. С этой точки зрения предоставление Президенту страны возможности быть полноправным первым руководителем данной партии и вступление в ее ряды на волне избирательной кампании группы высокопоставленных чиновников не представляются достаточными шагами к достижению данной цели.

Сама логика действий руководства республики, начиная с внесения известных поправок в Конституцию и заканчивая проведением внеочередных парламентских выборов, говорит о том, что следующим его шагом должно стать формирование нового состава Правительства на основе вновь принятых конституционных требований. То есть новое Правительство должно быть сформировано, согласно пп. 3) ст. 44 Конституции РК, после консультаций Президента с фракциями представленных в мажилисе политических партий по кандидатуре премьер-министра и последующего ее внесения на одобрение уже всего мажилиса.

В этом плане самым важным моментом является то, что в процессе назначения главы Правительства соответствующее участие принимает уже не весь Парламент, а только его нижняя палата. А поскольку большинство мажилисменов будет представлено фракцией партии «Нур Отан», то ключевую, хотя и во многом формальную, роль в данном процессе будет играть именно она. Нельзя также не отметить, что на основании Указа Президента РК «О мерах по дальнейшему использованию потенциала Конституции Республики Казахстан» от 4 мая 2005 г. министры социально-экономического блока назначаются на должности после предварительного обсуждения их кандидатур профильными комитетами обеих палат Парламента. А то, что в парламентских комитетах при любом раскладе будут преобладать «нуротановцы», можно не сомневаться.

Таким образом, партия «Нур Отан» через свою фракцию сможет участвовать в формировании Правительства, а также контролировать его деятельность в рамках соответствующих конституционных полномочий Парламента и своих депутатов. Что касается других партий, которые смогут по итогам предстоящих выборов занять то или иное количество мест в мажилисе, то наиболее всего такие шансы имеют Общенациональная социал-демократическая партия и Демократическая партия Казахстана «Ак жол».

В то же время надо отметить, что поправки, внесенные в июне этого года в Конституционный закон «О Парламенте Республики Казахстан и статус его депутатов», создали непростую ситуацию вокруг формирования будущих фракций тех партий, которые пройдут в мажилис. Так, если раньше закон устанавливал обязательный минимум, дающий соответствующим партиям право на создание и деятельность своих парламентских фракций, в количестве 10 депутатов, то теперь данную численность должен определять регламент мажилиса. Проще говоря, минимальное число членов фракции будет определять при обсуждении и принятии указанного документа «нуротановское большинство». Хотя понятно, что соответствующую цифру назовут или одобрят в Ак орде исходя из результатов распределения депутатских мандатов между преодолевшими 7-процентный барьер партиями и выраженных в них политических предпочтениях действующей власти.

С учетом этого, а также фактически традиционного определения итогов выборов в соответствии с интересами власти не исключено, что в лучшем случае только одна из указанных выше партий сможет создать свою депутатскую фракцию. Другая же, даже будучи представленной в мажилисе, этого сделать не сможет в силу недостаточного количества депутатов и, как следствие, не будет участвовать в процедуре консультаций с Президентом по кандидатуре премьер-министра.

С другой стороны, даже если допустить, что ОСДП и «Ак жол» будут иметь в своем распоряжении нужное для создания фракций количество депутатских мандатов и придерживаться одинаковых позиций, скажем, по неприятию предлагаемой главой государства персоны на пост премьера, то все равно их участие в решении данного кадрового вопроса не будет иметь принципиального значения. Иначе говоря, власть может нисколько не опасаться ненужных для себя действий со стороны оппозиции в рамках процедуры назначения главы Правительства. Во всяком случае, тех, которые способны заблокировать прохождение на эту должность определенного Президентом лица.

Вместе с тем участие хотя бы одной из указанных партий в консультациях по кандидатуре премьера выгодно власти. Прежде всего это позволит ей представить процедуру назначения главы Правительства, как носящую «демократический» и «плюралистический» характер, а также повышающую уровень «легитимности» последующего процесса формирования и деятельности нового Правительства в целом. Особенно же существенным это представление будет в том случае, если по результатам соответствующих консультаций одна из партий «меньшинства» поддержит позицию «доминирующей» партии по рассматриваемому вопросу.

Так или иначе, но с реализацией данного сценария Казахстан может заработать немалые политические очки среди мирового сообщества и даже несколько увеличить свои шансы на избрание председателем ОБСЕ. Хотя для власти, видимо, более актуально извлечение здесь чисто внутренних «дивидендов», включая проведение заметной перегруппировки сил и создания нового баланса между различными группами влияния в политической элите республики.

Таким образом, обозначенные выше моменты предполагают, что руководство страны все же пойдет на смену Правительства. Правда, для этого ему предстоит выбрать подходящие политико-правовые обоснования и механизмы. С учетом приведенных выше аргументов очень сомнительно, что это будет сделано через выражение недоверия Правительству со стороны мажилиса. Поэтому можно предположить, что инициатива здесь будет «исходить» от премьер-министра. Иными словами, ссылаясь, к примеру, на необходимость дальнейшей реализации и укрепления достижений конституционной реформы и учета итогов прошедших выборов, глава Правительства вполне может заявить о своей отставке. Последняя же будет принята Президентом безо всяких раздумий и колебаний.

Хотя не исключено, что роль инициатора смены Правительства возьмет на себя сам глава государства. Аргументы в пользу такого решения могут быть те же самые. А для придания ему некоторой легитимности Президент вполне может использовать, правда, неформальным, то есть не предусмотренным Основным законом страны, образом консультации с премьером, спикерами палат Парламента или даже со всем составом депутатской фракции «Нур Отана».

Так или иначе, но при любом варианте ухода действующего Правительства следует ожидать, что, как это неоднократно было в прошлых аналогичных случаях, полного изменения в его составе не произойдет. Во всяком случае,

К. Масимов, скорее всего, будет вновь утвержден в премьерской должности. В пользу этого говорит уже только то, что глава государства пока что не утратил своего расположения к нему. К тому же не дав поработать премьер-министру даже года, Президент в случае его замены создаст беспрецедентную за всю историю суверенного Казахстана ситуацию в кадровой политике. Причем у широкой аудитории может сложиться впечатление, что он в январе этого года допустил серьезную ошибку, поставив Масимова во главе Правительства, а теперь осознал и пытается исправить ее. Подобный же имидж Президенту однозначно не нужен.

Нельзя также не отметить, что, став председателем партии «Нур Отан», Президент взял на себя всю полноту ответственности за выполнение ее предвыборных обещаний. Тем более что наиболее ключевые из них он сам провозгласил в своем выступлении на прошедшем 4 июля XI съезде своей партии. Это, в частности, увеличение ВВП на душу населения до 13 тыс. долларов США, обеспечение роста среднемесячных доходов населения, как минимум, в 2 раза, создание ежегодно около 100 тыс. рабочих мест и т.д. В связи с этим Масимов представляется на сегодня главе государства тем лицом, которому он может всецело доверить выполнение данных задач. При этом фактически обеспечивается непрерывность процесса реализации Правительственной программы на 2007-2009 гг.

Что же касается других членов Правительства, то серьезные изменения пройдут именно среди них. В этом плане прежде всего обращает на себя внимание включение в состав партийного списка «Нур Отана» вице-премьера и министра экономики Аслана Мусина, министра культуры и информации Ермухамета Ертысбаева, министра труда и социальной защиты населения Гульжаны Карагусовой и министра юстиции Загипы Балиевой. Примечательным также является недавнее заявление Ертысбаева о его намерении уйти с 30 июля в неоплачиваемый отпуск в целях занятия пред выборной агитацией в пользу своей партии. Причем, по его словам, «по такому же принципу» будут действовать и другие министры, включенные в список «Нур Отана».

Однако представляется сомнительным то, что указанные лица баллотируются в депутаты мажилиса по списку «Нур Отана» исключительно в агитационно-пропагандистских целях. Во-первых, явная предопределенность итогов голосования в пользу данной партии придает агитационной работе «Нур Отана» чисто формальный характер. В этом плане участие или неучастие в ней данных госчиновников существенного значения иметь не будет.

Во-вторых, решение Правительством многочисленных задач, обозначенных в последнем Послании Президента народу Казахстана и его собственной программе, требует от этих лиц концентрации внимания и усилий именно на этом направлении в рамках деятельности руководимых ими органов. В связи с этим их участие в избирательной кампании «Нур Отана» представляется нецелесообразным с точки зрения эффективной реализации заданного политического курса.

В-третьих, некоторые из этих министров в силу допущения всевозможных недостатков и нарушений в работе вверенных им структур, скандальных ситуаций с их непосредственным участием, негативных вследствие этого оценок их деятельности со стороны широкой общественности и в СМИ явно не могут своим присутствием в списке «Нур Отана» и даже грядущей агитработой способствовать созданию электорально привлекательного имиджа своей партии. Наоборот, есть риск, что их личностный фактор так или иначе будет работать на отказ определенной части избирателей от поддержки «Нур Отана» на выборах.

Поэтому единственным более-менее разумным объяснением участия данных членов Правительства в парламентских выборах является то, что им, скорее всего, предстоит сменить свои занимаемые должности на депутатские мандаты. С одной стороны, за это говорит ожидаемая смена Правительства. С другой стороны, свою роль в вероятном перемещении данных лиц из системы исполнительной власти в законодательную способны сыграть определенные моменты их работы в Правительстве.

Так, например, А. Мусин, на которого с самого начала вступления в должность вице-премьера была возложена ответственность по проведению административной реформы, решение этой задачи явно затянул. Об этом, в частности, можно судить по неоднократным критическим оценкам со стороны парламентариев, представителей разных партий и экспертов относительно концепции, хода и текущих результатов данной реформы. К тому же соответствующие действия и выступления за последнее время премьер-министра дают основания полагать, что руководство процессом реализации указанного направления деятельности Правительства он был вынужден лично принять на себя.

Е. Ертысбаев только в этом году успел «засветиться» в череде различных конфликтных ситуаций, так или иначе связанных с его неоднозначными взаимоотношениями с определенными масс-медиа и журналистами. Данное обстоятельство, видимо, не может не сказаться в отрицательном плане на работе руководимого им министерства. С другой стороны, начиная еще с прошлого года глава Минкультуры и информации в рамках своей деятельности осуществил такие важные с точки зрения интересов действующей власти меры, как «наведение порядка» на официальном телеканале «Казахстан» и взятие под контроль государства телеканала «Хабар». При этом в ходе осуществления данных действий он часто выступал оппонентом группы влияния, возглавляемой старшей дочерью главы государства Даригой Назарбаевой и ее теперь уже бывшим супругом Рахатом Алиевым.

В связи с этим возможно, что с выполнением большинства возложенных на него задач Ертысбаев уже не так востребован в Правительстве, как прежде. Другое дело, что, имея большой опыт деятельности в сфере публичной политики, в том числе, будучи в свое время депутатом Верховного совета, он может активно работать в Парламенте. Причем в силу ряда оснований Ертысбаев является потенциальным претендентом на должность руководителя депутатской фракции «Нур Отана».

Еще большие критические моменты наблюдаются у женской половины министров-«нуротановцев». З. Балиева в этом плане «отмечена» выявлением фактов коррупции и иных правонарушений в сфере регистрации недвижимости, далекой от интересов простых граждан деятельности большинства центров обслуживания населения, сложной и время от времени приводящей к проявлениям напряженности ситуации в уголовно-исполнительной системе. Что касается Г. Карагусовой, то с ее деятельностью связывают низкий уровень социальной защиты соответствующих категорий граждан, борьбы с бедностью и безработицей, неэффективное регулирование трудовых отношений с точки зрения защиты прав работников.

Так что, похоже, что эти лица «исчерпали себя» на министерской работе, что явно не отвечает планам главы государства по решению отмеченных выше задач в рамках выполнения предвыборной программы «Нур Отана». Поэтому, видимо, их решили перебросить на новый «фронт», где они вполне могут проявить себя в русле законотворчества, контроля за деятельностью нового состава Правительства, а также идейно-политического противостояния представителям оппозиционных партий.

Что же касается их коллег, то еще одним потенциальным отставником может стать министр внутренних дел Бауржан Мухамеджанов. Его вероятное невключение в состав нового Правительства, судя по всему, будет обусловлено определенной причастностью его самого и руководимого им ведомства к известному скандалу вокруг «Нурбанка» и его бывшего главного акционера Р. Алиева. По остальным министрам и председателям агентств в плане ожидаемых кадровых перестановок однозначно сказать трудно. Вместе с тем, учитывая вероятность «делегирования» в мажилис по линии «Нур Отана» акимов Актюбинской, Алматинской и Восточно-Казахстанской областей Серика Умбетова, Елеусина Сагиндикова и Жаныбека Карибжанова, а также наличие вакансий на должности послов Казахстана в Австрии и Великобритании, госаппарат ожидают серьезные и обещающие затронуть не только Правительство, но и другие органы и институты власти, кадровые изменения.

Итоги предстоящих парламентских выборов могут также отразиться на ожидаемой смене Правительства вероятным включением в его новый состав представителей какой-либо из будущих партий «парламентского меньшинства». В этом случае власть может даже попытаться создать своего рода «правящую коалицию», которая будет обеспечивать противовес фракции оппозиционной партии. Варианты реализации такого возможного сценария будут зависеть от конкретных интересов власти к своим соперникам по предвыборной гонке.

Если, к примеру, власть заинтересована «перетянуть» на свою сторону наиболее противостоящую ей партию «меньшинства», а место оппозиции оставить за другой, причем сравнительно лояльной к ней партией, то в этом случае она будет делать ставку соответственно на ОСДП и «Ак жол». Правда, тогда ей придется пойти на серьезные уступки социал-демократам, чтобы убедить их образовать «правящую коалицию» с «Нур Отаном». В случае же стремления власти создать «правящую коалицию» с участием лояльно-умеренного партнера ее выбор неизбежно будет сделан в пользу «Ак жола». При таком развитии ситуации оппозиционный фланг мажилиса закрепит за собой ОСДП.

Наконец, не исключено, что власть намерена придерживаться равной дистанции по отношению к обеим партиям «меньшинства». Тогда следует ожидать, что не без ее содействия в мажилис пройдет еще одна партия, например, «Ауыл» или «народные коммунисты», с которой «Нур Отан» и сможет образовать соответствующий альянс. Противостояние же «правящей коалиции» двум оппозиционным и к тому же разобщенным между собой партиям будет отвечать известной формуле «разделяй и властвуй». Хотя, с другой стороны, для реализации данного варианта власти совсем не обязательно подбирать «Нур Отану» стороннего партнера и «тянуть» его за ним в мажилис. В общем, все встанет, так сказать, на свои места после подведения итогов парламентских выборов.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии