Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Что в имени теперь твоем?

Фото : 6 августа 2007, 13:56

Влад Орлов, 03.08.2007

Город с почти трехсотлетней историей был стерт с административной карты Казахстана за считанные минуты. Бывшие семипалатинцы не знают, как теперь их будут звать-величать

Инициатором такой радикальной смены имени города стал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Побывав в Семипалатинске в середине июня с рабочим визитом, на встрече с активом города он вдруг предложил переименовать Семипалатинск в Семей. Аргументация поражает: Семипалатинск может существенно выиграть от переименования, ведь его название ассоциируется с ядерным полигоном и тем самым отпугивает многих инвесторов. Несмотря на абсурдность слова главы государства были приняты присутствующими в зале с воодушевлением. Еще больше активности проявили депутаты городского маслихата. На внеочередной сессии, созванной именно по вопросу переименования города, депутатам оказалось достаточно считанных минут, чтобы превратить Семипалатинск в Семей. Дело сделано.

Откуда «есть пошел» Семипалатинск

Еще об одном аргументе, прозвучавшем из уст президента, сказать мы забыли: он привел в пример российский Сверд¬ловск, который нынче стал Екатеринбургом. Правда, Нурсултан Абишевич забыл об одном весьма важном факторе: российский город испокон веку был Екатеринбургом и только после смерти товарища Свердлова стал Свердловском. А посему здесь было возвращено городу историче¬ское название. В ситуации же с Семипалатинском Семей никакого исторического значения не имеет.

Само название Семипалатинска Семеем укрепилось в казахском языке давно. Что вкладывалось в это название - непонятно. Но даже если и принять на веру новейшую гипотезу, что город насчитывает не трехсотлетнюю, а тысячелетнюю историю, то и тут с Семеем получается промашка. До основания в 1718 году крепости на левом берегу Иртыша находился джунгарский город Доржинкит (о нем в России узнали еще в 1616 году), в котором было семь больших «палат» - дворцов, там некогда стоял ламаистский монастырь, в свое время поднявшийся на месте более древних построек, от чего и город получил название. Как видите, Семеем тут и «не пахнет». А вот Семипалатинском вполне - от тех самых семи палат буддистского храма.

В 1713 году сибирский губернатор Матвей Гагарин обратился к Петру I с проектом строительства ряда крепостей от Тобольска вдоль Иртыша. Это позволяло создать укрепленную линию для защиты южных границ от набегов джунгар. Получив донесение губернатора, царь подписал указ о снаряжении экспедиции под началом полковника И. Д. Бухгольца - «О походе в Калмыцкую землю». Этим указом было положено начало создания Иртышской укрепленной линии, строительство которой с небольшими перерывами продолжалось с 1714 по 1720 годы. 1 октября 1715 года отряд Бухгольца, до¬стигнув Ямышевского озера, вблизи которого издавна проводилась меновая торговля с казахами, татарами и калмыками, а также добывалась соль, в трех километрах от Иртыша на правом берегу заложил крепость, названную Ямышевской. Однако в результате противодействия со стороны джунгар Бухгольц по решению Военного Совета, “срыв” крепость, отплыл в апреле 1716 года вниз по Иртышу. На обратном пути отряд 20 мая 1716 г. заложил Омскую крепость. В следующем 1717 году была послана экспедиция во главе с полковником П. Ступиным, которая вновь построила Ямышевскую крепость. В том же году с целью строительства крепостей от Ямышевской вверх по Иртышу были посланы отряды Василия Чередова и Павла Северского. Василий Чередов, двигаясь по Иртышу, в 1718 году выбрал на его правом берегу место для основания крепости, названной Семипалатинской, там, где ранее стоял город Доржинкит. Еще в 1616 г. о нем упоминается в грамоте царя Михаила как о крупном городе на Иртыше. В дальнейшем российские исследователи упоминали о городе, застроенном в бухарском стиле, о “гудских” (красивых) палатах. Город пришел в упадок в ходе казахско-джунгарских войн. Ко времени основания крепости сохранились семь крупных строений. От чего крепость и получила свое название - семь палат. Историк и этнограф Г. Миллер, собравший о них предания, в 1734 году застал эти палаты уже в полуразрушенном состоянии. Разрушены эти сооружения были в 1660 - 1670 годах, когда между джунгарами происходили междоусобные войны.

В 1760 году встал вопрос о перенесении крепости на новое место. Расположенная на низком месте, среди болот, она с северо-восточной стороны имела песочные горы и притом так близко, что с них неприятель мог видеть крепость как на ладони. Перед нею по реке тянулись острова, которые, скрывая приближение противника с заречной стороны, препятствовали действию крепостной артиллерии. И вот в 1767 году генерал-поручик И. Шпрингер по собственному усмотрению выбрал место на 12 верст выше прежней крепости. В том же году он утвердил план-проект ее построения, а в 1770 году начинаются строительные работы. Постепенно на новое место стали переселяться жители старой крепости, военнослужащие, а также часть торговых людей. В августе 1777 года была заложена каменная Воскресенская церковь, которая, по свидетельству очевидцев, была одним из лучших зданий, “украшающих сию крепость”.

Процесс становления города был длительным, что отразилось на составе населения. В период основания крепость заселяли служилые и подневольные люди: драгуны, солдаты, казаки, ссыльные. Среди первых поселенцев были проживавшие в слободе татары, занимавшиеся в основном торговлей, и другие азиатские купцы. Со временем в крепость было позволено переселяться казахам, бухарцам и ташкентцам, а также отставным солдатам и ссыльным.

В последние десятилетия XVIII века крепость быстро застраивалась, одновременно возрастало ее значение как административного центра обширного региона. С 1745 года она вошла в состав Сибирской губернии, а в 1782 году получила статус города и стала центром Семипалатинского уезда.

Расположенный на пересечении стратегических транспортных артерий, город издревле был важным звеном международной торговли. Уже в середине XIX века в силу своего географического положения по обширности торговли он занимал одно из ведущих мест среди городов Казахстана.

До сих пор в облике Семипалатин¬ска проглядывается XIX век. К примеру, поныне в городе сохранены в своем первозданном виде Крепостные Ямышев¬ские ворота, установленные в 1776 году. Двухметровой толщины стены арки имеют глубину около десяти метров, а в краеведческом музее хранится замок от этих ворот, похожий на двухпудовую гирю. В городе много старинных зданий, прекрасно вписывающихся в архитектурный ансамбль города.

Духовная столица

Этот неофициальный статус принадлежит Семипалатинску вполне заслуженно. Многие великие умы современности так или иначе имели отношение к духовной жизни города в том же XIX веке и наложили свой отпечаток на историю Семипалатинска.

В Семипалатинске зародилась дружба двух великих сынов русского и казах¬ского народов - Федора Достоевского и Шокана Валиханова.

В 1854 году, отбыв срок на каторге, был зачислен рядовым в пехотный батальон, расквартированный в Семипалатинске, Федор Михайлович Достоевский. Через полтора года (в октябре 1855 года) ему было возвращено офицерское звание. Теперь он имел право писать, получать письма и возобновить литературную работу. В Семипалатинске, помимо рассказов, из-под пера писателя вышла повесть «Село Степанчиково» и было положено начало «Запискам из мертвого дома».

Весной 1856 года в служебную командировку в Семипалатинск прибывает Шокан Валиханов. Во время своей поездки молодой офицер ведет путевой дневник на русском языке, в котором впервые проявляются особенности его манеры ведения путевых заметок. По возвращении в Семипалатинск Валиханов знакомится с путешественником и исследователем Петром Семеновым-Тян-Шанским, соз¬дателем знаменитой школы русских путешественников - исследователей Азии. 21 февраля 1857 на общем собрании Императорского русского географического общества Валиханов был принят в него по рекомендации Семенова в качестве действительного члена.

Семипалатинск издревле интересовал исследователей разных стран мира. Здесь побывали Пржевальский, Потанин, Семенов-Тян-Шанский, Джордж Кеннан и многие другие. Здесь находились политические ссыльные, внесшие большой вклад в развитие духовности края, - Михаэлис, Долгополов, Гросс, Лобановский, с которыми общался великий Абай. Кстати сказать, и первый прижизненный портрет Абая был нарисован карандашом ссыльным Лобановским.

Абай и Семипалатинск - это отдельная история. История двухэтажного особняка, в котором первоначально и разместился дом-музей Абая, такова. Известно, что Абай, помимо напряженной творческой работы, занимался общественными делами, просветительством и благотворительностью. Он следил за тем, чтобы дети его близких стремились к знаниям, учились в городе, и всячески помогал им. Анияр Молдабайулы - один из тех, кому помог Абай. По настоянию Абая Анияр учился в России и, получив свидетельство адвоката, вернулся на родину, в Семипалатинск. Построенный в последней четверти поза¬прошлого века двухэтажный особняк, в котором проживал Анияр Молдабайулы, сохранился до наших дней. В нем, приезжая в Семипалатинск, часто останавливался великий поэт. Не случайно в 1940 году выбор в качестве объекта для создания музея остановился на этом доме.

В ХХ веке в Семипалатинске также учились, жили и творили первый президент Академии наук Казахстана академик Каныш Сатпаев, академик Алкей Маргулан, известные писатели Всеволод Иванов, Николай Анов, Галина Серебрякова, поэты Сабит Донентаев, Султанмахмуд Торайгыров, исследователь-абаевед Каюм Мухамедканов, деятели культуры Бибигуль Тулегенова, Роза Рымбаева, Еркегали Рахмадиев и многие другие.

В этом городе в 1917 году подняли знамя свободы и основали свое правительство лидеры партии казахской интеллигенции “Алаш-Орда”.

Семипалатинск является родиной казахстанского футбола, первого национального цирка, в котором выступал всемирно известный казахский батыр Хаджимукан Мунайтпасов. Здесь же в середине XIX века была основана первая в Казахстане типография, а в начале ХХ века был создан первый в Казахстане Центр стандартизации и метрологии.

И такой историей мы жертвуем?

Никого не спросили

Впрочем, если депутаты и голосовали за переименование единогласно, сами горожане в большей своей части придерживаются иного мнения. И возмущает их не столько факт переименования, сколько форма, в которой это переименование произошло.

Альбина Ушакова, председатель Семипалатинского филиала республиканского славянского движения «Лад»:

- Вся беда в том, что решение было принято без оглядки на народ: президент предложил - депутаты поддержали. Есть данные неофициального соцопроса - порядка 75 % жителей города с переименованием не согласны. Дело не столько в самом переименовании. У нас ведь по Конституции народ является источником власти. А источником прогресса - его инициатива и предприимчивость. Я не претендую на бесспорность суждения, но нужно было провести что-то типа референдума и узнать мнение народа. И такая реакция народа вполне понятна. Она не делает чести депутатам - ведь ни один из них в своей предвыборной программе не заявлял, что поддержит переименование города, коль такое предложение появится. Народные избранники в любом случае должны были советоваться с народом. Если бы сам народ сказал, что пусть город называется Семеем или еще как, это было бы нормально.

Майра Абенова, член партии ОСДП:

- Депутаты, приняв такое решение, и глазом не моргнули. И теперь большинство из них снова идет на выборы. Все решают за людей только в глупой стране. А что касается самого факт переименования, я придерживаюсь такой пословицы: «Не стреляй в прошлое из ружья, иначе будущее выстрелит в тебя из пушки». Семипалатинск - это наша история. А к истории надо относиться бережно. И потом Семипалатинск - это вообще особенный город «благодаря» расположенному рядом с ним ядерному испытательному полигону. Нас в свое время лишили льгот. А теперь - и города. Нет названия - нет проблемы?

Валентина Айткожина, председатель городской антимонопольной общественной комиссии:

- Переименование это, как мне кажется, никому и не нужно. Обидно, что тебя на старости лет лишают имени, которое дали родители: это все равно, что кто-то сейчас вместо Вали назвал бы меня Наташей. С ужасом прочитала, что современное поколение российской молодежи не знает, кто такой Жуков. Как это так? Мы с переименованиями всего и вся придем к такому же результату.

Николай Исаев, вице-президент Семипалатинской ассоциации некоммерческих организаций:

- Смысл настоящего переименования мне не ясен. Довод про инвестиции не состоятелен. Если инвестор намерится вложить деньги в Семипалатинский регион, он узнает всю его подноготную. И потом, есть Хиросима и Нагасаки, прекрасные города. И никаких проблем. А в США в штате Невада вообще расположен Лас-Вегас, куда и отдыхать ездят, и деньги вкладывают. Складывается впечатление, что нашим семипалатинским депутатам ввиду предстоящих выборов устроили испытание, как они понимают пожелания сверху. Но нельзя же быть настолько «исполнительными». Будь я облечен доверием народа, я счел бы для себя необходимым в таких вопросах посоветоваться с тем, кто мне доверил осуществлять власть от имени народа. Ну и потом, если окунуться в историю, то история именно Семипалатинска богата людьми и делами. Президент привел в пример переименование Свердловска в Екатеринбург, но там как раз мы видим торжество истории, а у нас - все наоборот. И если уж так остро встал вопрос о переименовании Семипалатинска, то правильнее было бы переименовать его в Алаш - здесь было сформировано первое независимое казахстанское правительство «Алаш-Орда». А Семей - название, ни к чему не обязывающее.

"Взгляд"


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии