Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Рахат Алиев ищет поддержки у США

Фото : 14 августа 2007, 18:13

Дмитрий ШИШКИН

Экс-зять казахстанского президента может попасть под программу защиты свидетелей.

Решение австрийского суда не выдавать Рахата Алиева Казахстану, несмотря на активный сбор министерством внутренних дел РК компрометирующих экс-посла в Вене материалов, несмотря на личный звонок президента Назарбаева канцлеру Австрийской Республики Альфреду Гузенбауэру, многих удивил, однако еще до этого события появилась информация, что Алиев готов давать показания по Казахгейту американской юстиции.

За последние недели МВД РК предприняло прямо-таки титанические усилия, чтобы собрать достаточное количество доказательств виновности Рахата Алиева в похищениях людей и незаконном отъеме собственности, ведь хотя Нурсултан Назарбаев и сообщил о своем звонке Гузенбауэру, никакой реакции австрийских властей не последовало. Если, конечно, не считать заявлений представителей австрийской прокуратуры о полной независимости судебной власти.

В самом деле, решение австрийского суда о невыдаче Рахата Алиева Казахстану, аргументированное частыми случаями пыток в наших следственных изоляторах, - с точки зрения западного правосудия вполне корректное. И здесь, на первый взгляд, проявилось равное ко всем отношение суда: в условиях, когда пытки на допросах у нас применяются повсеместно, что неоднократно фиксировалось различными правозащитными и международными организациями, ни одно демократическое государство не позволит себе выдать подозреваемого Казахстану, чтобы избежать в дальнейшем упреков в свой собственный адрес.

С другой стороны, циничность мирового правосудия давно стала притчей во языцех: в совершенно одинаковых условиях западные страны на самом деле принимают совершенно разные, диктуемые соображениями выгоды для государства, решения. И отказ выдать Рахата Алиева, обвиняемого в похищениях как минимум трех человек (притом что, «кстати», прямо перед судебным заседанием казахстанская полиция отчиталась о найденном теле одной из предполагаемых жертв - Анастасии Новиковой), причем отказ с формулировкой «решение окончательное и обжалованию не подлежит», выглядел как политически мотивированное решение. Даже влиятельное австрийское издание Die Presse написало под недвусмысленным подзаголовком «Позиция Австрии «провокационна»:

«Специалист по Казахстану из одного уважаемого научного центра Лондона, которая из-за особой щепетильности дела попросила не называть свою фамилию, считает позицию Австрии в деле Алиева «провокационной» и не исключает неприятных последствий. «Этим решением Австрия идет на политический риск. Неужели действительно в интересах Австрии занять такую решительную позицию?»

Момент тоже выбран не лучший, полагает она. «Казахстан претендует в 2009 году на председательство в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. И тут может сложиться впечатление, что стране пытаются указать на ее место». (http://www.inopressa.ru/diepresse/2007/08/10/14:26:46/aliev)

Однако в деле может быть приоритетной совсем другая подоплека: давление со стороны США. Ведь утихший в последние годы Казахгейт так и является для американской юстиции одним из самых длинных и трудных процессов. Дело почти зашло в тупик: за обвиняемого Джеймса Гиффена активно вступилось ЦРУ, заявив, что он являлся агентом и действовал в интересах американской разведки. При этом, активно применяется американская практика «сделок со следствием», когда некоторые из участников процесса могут избежать наказания, полностью или частично признав вину и начав давать показания против более существенных фигур, сами находясь под программой защиты свидетелей.

Справка «Позиции.kz»:

Программа защиты свидетелей появилась в США в 1970 году - в рамках начавшейся активной борьбы с мафией. Только благодаря этой программе американской юстиции удалось разгромить крупнейшие кланы и посадить их шефов за решетку. По принятому в 1970 году конгрессом США Закону «О контроле за организованной преступностью» Генеральный прокурор наделялся правом выделять средства на защиту свидетелей, но только по процессам против мафии. Ответственной за программу была определена Маршальская служба Соединенных Штатов.

В 1982 году конгресс значительно расширил программу, приняв Закон «О защите жертв преступлений и свидетелей», введший понятие «кооперации» с жертвами и свидетелями преступлений. А в 1984 году конгресс принял Закон «О контроле за преступностью», распространив защиту свидетелей не только в ходе процессов против мафии.

«Генеральный прокурор может переселить на новое место жительства свидетеля и обеспечить его другими средствами защиты, если речь идет о показаниях этого свидетеля в пользу Федерального правительства или правительства штата в ходе официального судебного разбирательства, касающегося организованной преступности или другого серьезного преступления, и если Генеральный прокурор определяет, что против свидетеля по этому разбирательству может быть совершено правонарушение, подразумевающее преступление с применением силы. Генеральный прокурор может также переселить на новое место жительства и обеспечить другими средствами защиты членов семьи такого свидетеля, либо человека, близко с ним связанного, если указанные лица могут подвергнуться опасности в связи с участием свидетеля в судебном разбирательстве.

По решению Генерального прокурора такому свидетелю могут быть выданы также новые документы, выплачены средства на жизненно необходимые расходы, в том числе связанные с изменением места жительства, оказана помощь в трудоустройстве, применены иные меры физической и социальной защиты, в том числе запрет на разглашение информации о данном лице и его месте жительства».

Защиту свидетелей удалось внедрить также в большинстве западных стран благодаря Декларации об основных принципах правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 года.

Казахгейт, напомним, начался с запросов казахстанских властей европейским коллегам по поводу наличия у бывшего премьер-министра Казахстана Акежана Кажегельдина личных счетов. По словам самого Кажегельдина, запросы были инициированы лично Рахатом Алиевым. Но в процессе поисков улик против бывшего премьера произошла метаморфоза: по официальным данным, ни одного счета Кажегельдина найдено не было и сам он вообще не фигурирует в Казахгейте в качестве подозреваемого. Зато нашлись счета в швейцарских банках, принадлежащие Нурсултану Назарбаеву, членам его семьи и Нурлану Балгимбаеву, вицу-премьеру и вице-главе Казахойла.

Деньги, по данным следствия, переводились американскими нефтяными компаниями при посредничестве советника казахстанского президента, американского гражданина Джеймса Гиффена, в качестве взяток за получение в концессию крупных месторождений. По американскому законодательству подкуп зарубежных чиновников американскими гражданами и компаниями запрещен. Именно поэтому Гиффен стал главным обвиняемым.

После этого Кажегельдин неоднократно выступал с язвительными комментариями, однако сразу перестал давать их, как только принялся активно сотрудничать со следствием. Судя по всем фактам, он заключил с американским правосудием сделку и попал под программу защиты свидетелей, не позволяющую комментировать процесс. Нурсултан Назарбаев - куда более важная фигура, поскольку благодаря Казахгейту США постоянно имеют возможность оказывать давление на Казахстан, пуская в ход откровенный шантаж.

Казахстан уже предпринимал попытку окончательно «очиститься» от скандальной репутации.

Будучи премьер-министром РК, Имангали Тасмагамбетов ответил на запрос депутатов-коммунистов Серикболсына Абдильдина и Бориса Сорокина относительно Казахгейта: «Казахстан, как любая другая страна, имеет счета за границей. Это золотовалютный резерв Национального банка, а теперь и Национального фонда. Подобная финансовая практика полностью соответствует нашим внутригосударственным и международным юридическим нормам. Открытие счета в иностранном банке осуществлено в соответствии со специальной инструкцией от имени Республики Казахстан и только в интересах государства. Суверенитет этих вкладов однозначно признан юридическими инстанциями, в том числе и швейцарскими».

Тасмагамбетов заявил, что «золотовалютный резерв» появился еще в 1996 году: после продажи 20% акций месторождения Тенгиз, принадлежавших Казахстану, бюджет должен был пополниться миллиардом долларов. Однако правительство испугалось, что эти деньги вызовут рост инфляции и обвал тенге. Поэтому миллиард и отложили «на черный день» в зарубежных банках. При этом, по утверждению Тасмагамбетова, резервом уже дважды приходилось пользоваться: в 1997 году - для выплаты задолженности пенсионерам в размере 480 миллионов долларов и в 1998 году - для предотвращения финансового кризиса (в это время разразился кризис общемировой).

Что же касается личных счетов президента, членов его семьи и бывшего премьера, Тасмагамбетов заявил: «Если такие счета и существуют, то они открыты другими людьми для того, чтобы скомпрометировать имя президента».

Американское правосудие такое объяснение нисколько не удовлетворило, и процесс продолжается до сих пор, но явно «со скрипом».

Появление же в деле такого ценного свидетеля, как Рахат Алиев - бывший зять президента, бывший директор департамента налоговой полиции и бывший заместитель председателя КНБ, - может серьезно «оживить» процесс.

На днях появилась информация о том, что Алиева в Вене допрашивали представители департамента юстиции США в связи с процессом о коррупции в высшем руководстве Казахстана.

Появлялись намеки на готовность сотрудничать с американским правосудием и от самого экс-зятя…

Кроме того, российская газета «Время новостей» сообщала о контактах Рахата Алиева с ФБР (кстати, в этом ведомстве Алиев некогда сам проходил стажировку) - якобы американское Федеральное бюро расследований интересуют подробности финансовых операций, проводившихся подконтрольными Алиеву структурами в конце 1990-х - начале 2000-х годов в Юго-Восточной Азии: «Часть этих операций, по мнению американских сыщиков, может иметь теневой характер. К примеру, у ФБР вызывает интерес история, как индонезийская компания Central Asia Petroleum Ltd выиграла тендер в конце 90-х на приобретение контрольного пакета акций казахстанского ОАО «Мангистаумунайгаз». Считается, что упомянутая индонезийская компания была подконтрольна известному своими финансовыми махинациями сыну экс-президента Индонезии Томми Сухарто. У американцев, насколько известно, есть и другие вопросы к г-ну Алиеву».

Скорее всего, контакты Рахата Алиева с американскими следователями действительно имеют место, поскольку подтверждаются совершенно разными источниками. Естественно, что Австрия никогда не сознается, что ее судебная система столь же подвержена давлению, как и, например, суды в Казахстане. Однако после вмешательства США и вероятного включения Алиева в программу по защите свидетелей грозные заявления казахстанского МВД о готовности бороться и дальше за экстрадицию экс-зятя президента, о действенности «красных карточек» для него, выставленных по всему миру по линии Интерпола, - выглядят нелепыми и смешными. Похоже, у президента Назарбаева появился второй (кроме Кажегельдина) недосягаемый противник, охраняемый иностранными спецслужбами и готовый осыпать президента обвинениями из-за рубежа и давать поводы своим покровителям для давления на казахстанское руководство...

Судьбы похищенных банкиров Тимралиева и Хасенова, мутная история с гибелью телеведущей Анастасией Новиковой, десятки фактов рейдерства приближенных Рахата Адиева - все это отныне наши внутренние дела, и западное правосудие все это, похоже, нисколько не волнует - если на весы поставлены государственные интересы США…


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии