Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Что стоит за финансовым кризисом

Фото : 20 августа 2007, 13:48

Что стоит за финансовым кризисом

Когда кредиторы не знают, чего стоит обеспечение, работа рынка парализуется

В период нынешнего финансового кризиса труднее всего получить не деньги, а информацию. Отсутствие сведений, в частности, точных данных о реальной ценности активов - объясняет те безумные ценовые движения, которые сейчас можно наблюдать на некоторых рынках, а также и то, почему на других рынках жизнь практически остановилась. ФРС делает все возможное, чтобы вернуть доверие - самым знаменательным шагом можно считать снижение дисконтной ставки 17 августа почти в два раза. Однако Центробанк столкнулся с серьезным препятствием: Никто не станет покупать актив, если он не уверен в его ценности, и при этом совершенно неважно, насколько низкая стоимость кредитования. В своем обзоре от 17 августа экономист Merrill Lynch Дэвид Розенберг написал: "Финансовые институты парализованы из-за отсутствия информации [о ценности активов]…Эту проблему можно решить только при помощи повышения прозрачности".

Ипотечные кредиты - отличный пример

Сказать, что такое развитие событий стало неожиданностью - ничего не сказать. Еще несколько недель назад, казалось, что финансовой информации было больше, чем когда-либо. Самым ярким примером в этом отношении является рынок ипотечного кредитования. Раньше кредиторы настаивали на первоначальном платеже не менее 20%, поскольку они не знал, сможет ли заемщик выплатить долг. Они рассчитали, что эти 20% станут для них надежной защитой, на случай, если им придется изъять дом за неуплату и выставить его на продажу. Однако в период бума 2000-х, кредиторы и покупатели жилья на вторичном рынке неожиданно решили, что они в состоянии оценить платежеспособность заемщика, исходя из его кредитной истории. И вот, не менее неожиданно, люди с весьма посредственной кредитной историей получили возможность покупать дома практически без первоначального платежа. Инвесторы, которые хотели приобщиться к празднику жизни на жилищном рынке, просто требовали, чтобы кредиторы выдавали больше кредитов, которые тем самым приближались к сегменту заемщиков с самыми низкопробными кредитными историями. Предполагалось, что качество информации становится все лучше и лучше, поэтому риск неплатежа можно оценить с беспрецедентной точностью. Именно так оценивались сложные ценные бумаги, такие как облигации, обеспеченные долговыми обязательствами.

Сейчас уже совершенно очевидно, что большинство из этих поспешно выданных ипотечных займов стоили менее 100 центов на один доллар. Однако главный вопрос - насколько меньше - по-прежнему остается без ответа. Какова их ценность? 90 центов, 50 центов, 10 центов? Только ответив на этот вопрос, можно определить ценность ценных бумаг, обеспеченных такой ипотекой, можно определить, стоит ли кредитовать деньги банку или хеджевому фонду, активно инвестировавшему в такие ценные бумаги - и так далее. Даже крупные и прибыльные компании с хорошим финансированием, такие как Countrywide Financial, не остались в стороне. Countrywide привлекла 11,5 млрд. долларов в рамках чрезвычайного финансирования, чтобы обезопасить себя на время кризиса доверия.

Морозная свежесть или могильный холод

Экономистам хорошо знаком этот феномен. В 2001 году три американских экономиста получили Нобелевскую премию за анализ возникновения кризисных ситуаций на рынке, связанных с "асимметрией" распределения информации, например, когда покупатели знают больше о предложении на рынке, чем продавцы. Джордж Акерлоф, Майкл Спенс и Джозеф Стиглитц считали, что, когда покупатели осознают, что им ничего не известно о качестве товара, они настаивают на снижении цены - на таком снижении, что для продавца сделка становится просто невыгодной. Соответственно, никаких сделок - никакой рыночной активности. Деятельность замораживается. Совершенно очевидно, что сегодня на рынке повеяло морозной свежестью. Холоднее всего там, где меньше всего информации, в частности, на рынках ценных и корпоративных бума, обеспеченных ипотечными долговыми обязательствами. Аналитики просто не в состоянии точно оценить стоимость обеспечения, стоящего за этими бумагами. Однако рынок бросовых облигаций чувствует себя относительно уверенно. Почему? Потому что бросовые облигации выпускаются компаниями, которые публикуют квартальную финансовую отчетность и ведут реальный бизнес, приносящий реальные деньги. Их способность выплатить заем можно относительно надежно оценить. В 1920-х экономист Франк Найт провел грань между риском, о котором рынок осведомлен, и неизвестностью. Риск - это то, с чем вы сталкиваетесь, имея общее представление о происходящем, несмотря на присутствие некоторой степени случайности. Неопределенность по Найту - это пробираться на ощупь в темноте. Сейчас на финансовых рынках очень темно, люди спотыкаются, пытаясь сориентироваться в пространстве, и не зная, что их ждет дальше.

Питер Кой

BusinessWeek


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии