Виктор ЯМБАЕВ: Крупные бизнесмены и крупные чиновники - одни и те же люди

20 апреля 2011, 16:03
Фото:

 В ближайшие пять лет Казахстан должен войти в группу стран с высоким уровнем дохода. В связи с этим Президент поставил перед правительством и акимами новую задачу - обеспечить ежегодный прирост экономики дополнительно еще на три и более процента за счет интенсивного развития несырьевого сектора, малого и среднего бизнеса. Потянет ли такую задачу предпринимательский класс? Стал ли он реальным участником развития рынка? Нужна ли партия, нужен ли кодекс предпринимателей, нужна ли административная реформа? Об этом и другом размышляет Президент Алматинской Ассоциации предпринимателей, член Дисциплинарного совета Агентства РК по госслужбе по г. Алматы Виктор ЯМБАЕВ.

Zakon.kz: - Виктор Вениаминович, Президент Казахстана продолжает получать жалобы от бизнесменов на ангажированность и коррумпированность чиновников. Для стабилизации ситуации глава государства поручил правительству в течение месяца подготовить решения, которые дадут полную свободу бизнесу в стране. Как Вы думаете, это реально дать полную свободу бизнесу?

В. Я.: - В рамках действующего законодательства - нереально. В сжатые сроки невозможно устранить административные барьеры, которые воздвигались последние пятнадцать лет. Благодаря вмешательству Президента и Премьер-министра, часть из них рушилась, но тут же возникали новые.

Zakon.kz: - Но с чего-то все равно нужно начинать. С чего?

В. Я.: - С полномасштабной законодательной и административной реформы, которую объявили еще два года назад, пересмотреть количество госслужащих, эффективность их работы и самое главное, их отрицательное воздействие на экономику. На государственной службе должны работать не числом, а умением и, конечно же, не гонять по кругу ни гражданина, ни предпринимателя за различного рода ненужными справками, бумажками. В этом плане я полностью поддерживаю политическую волю руководства страны по оптимизации госорганов. Необходимо переломить ситуацию, пока не поздно и изменить психологию отношений к приоритетам и к успешности в стране, тогда Казахстан будет страной равных возможностей и свободной конкуренции. Тогда и госслужба будет почетна, потому что там будет работать мало людей, но с хорошим социальным пакетом и приличной зарплатой. И силовые структуры будут в почете, потому что будут стоять на страже общества, а не на страже корпоративных интересов, и получать достойную зарплату, быть профессионалами своего дела. И в производственном секторе тоже будут ценить профессионалов.

Вот нам иногда рисуют капитализм с нечеловеческим лицом, но где больше всего нарушается прав граждан, прав рабочих - в крупных компаниях или в малом бизнесе? Конечно же, в крупных компаниях, потому что в малом бизнесе нужны профессионалы, там жизнь предприятия зависит не от директора компании, а от наемных людей, их мастерства, поэтому там хозяин дрожит над каждым хорошим работником. Многие осваивают две-три профессии, но в то же время общей мотивации к созиданию у них все же нет, так как эта часть общества, будучи профессионалами в своем деле, в конкурентной среде обречена на выживание. Почему? Потому что, не продав ни гвоздя, раздали деньги на таможне, заплатили пошлины… По упрощенной схеме вроде объявили малый доход, но налоговики все равно взяли за практику требовать - увеличивайте доход, или мы придем с проверкой. Проверка будет, вам конец. То есть живем еще по советскому принципу - сегодня рекорд, завтра норма, одной ногой наступили на либеральный рыночный путь, а вторую до сих пор не можем перенести, и вот эта бюрократическая машина постоянно буксует на месте, либо тянет экономику назад. Главная ошибка административной реформы и борьбы с административными барьерами заключается в том, что правительство предлагает реформировать ведомство само себя, и бороться, устранять административные барьеры и разрешительные процедуры поручает тем людям, которые их же и создавали.

Zakon.kz: - В последнее время об административной реформе стали говорить все чаще и чаще, причем на самом высоком правительственном уровне. Что является главной целью этой реформы?

В. Я.: - Первое - отмена административного давления на бизнес. Второе - высокий профессионализм госслужащих, больше аналитики, направленной на укрепление, расширение экономики. Третье - прогнозирование и выработка рекомендаций. Понимаете, не контроль над бизнесом надо вести, а заниматься именно развитием экономики и этот принцип должен стать главной мотивацией для каждого госслужащего. Незаинтересованный в результате своего труда чиновник будет постоянно делать вид, что работает, имитировать кипучую деятельность, создавать иллюзию успеха, при этом абсолютно не влиять на ситуацию.

Надо понимать, мотивация чиновника и предпринимателя - вещи абсолютно разные. Предприниматель всегда заострен и заточен на результат, так как только по результату своей деятельности он получает доход. Чиновник же ориентирован на процесс, ибо от результатов его деятельности не зависит ни его благосостояние, ни его карьерное продвижение. Поэтому эту ситуацию нужно менять, чтобы благополучие и карьерный рост чиновника зависели от результата его работы.

Такой подход должен касаться любой программы. Взять, к примеру, институт развития. Что развили? Где предприятия? Где инновационные технологии? Что появилось на прилавках магазинов для народа? Не в отчетах министерства, а на прилавках для народа. От этой деятельности снизились ли цены на бензин, энергоносители и так далее? Что выявило антимонопольное агентство и что оно сделало для того, чтобы урегулировать отношения? На сегодня только по Алматы 300 км бесхозных сетей и никто не хочет брать их на баланс. А вода в них течет хозная. Получается, ремонтировать не надо, а деньги получать за воду надо. Поэтому главной целью административной реформы должны быть оптимизация и изменение самой философии госслужбы. Госчиновники - это люди, которые обслуживают экономику. У нас сегодня успешно развиваются только те предприятия, куда закачиваются бюджетные деньги. Бюджетное финансирование закончилось - все, сели, дальше не идут. Или взять кредитные ресурсы. Получили невозвратный кредит, что-то там построили, а потом все разбежались, пыль коромыслом, полынь по пояс и никому ничего не надо.

Повторяю, сегодня надо думать не об ужесточении или усилении административного и фискального давления на предпринимательство, а искать внутренние резервы по насыщению внутреннего рынка, обеспечению населения более дешевыми качественными товарами отечественного производства.

Другая задача - поиск и определение места Казахстана в мировой экономике. Сейчас Казахстан для мирового сообщества представляет интерес именно в сфере энергетических ресурсов, как страна, обладающая всеми существующими на земле природными богатствами. На мой взгляд, необходимы глубокие интеграционные процессы именно в реальном секторе экономики, а это возможно лишь при наличии мотивированного и подготовленного к этому общества.

Zakon.kz: - Мотивированного - это как?

В. Я.: - В любом обществе должна быть мотивация к созидательному труду, а у нас этого нет. Кем и где хочет видеть себя молодежь - это и есть будущее страны. Если восемьдесят процентов молодежи видит себя только на государственной службе, в силовых структурах, финансовом секторе или в нацкомпаниях на высокой зарплате при минимальной ответственности, то у нас очень плачевные перспективы.

По Конституции источником власти у нас является народ. Значит, все, что делается в государстве - государственная политика, политика монополистов, политика не монополистов, бизнес - все должно крутиться вокруг его величества потребителя. Однако сегодня наблюдается шараханье из стороны в сторону, идет безудержный рост цен, что беспокоит всех граждан. Кроме того, это служит поводом для экстремистки настроенных элементов разжигать тлеющие угольки недовольства в народе.

У нас неуклонно растут коммунальные услуги, хотя для этого нет никаких оснований. У нас постоянно растут цены на энергоносители, в частности на бензин. Два года цена была более или менее стабильной - 85 тенге за литр, сейчас вдруг стало 92 тенге и все об этом молчат, как будто, так и надо. Все эти издержки - я уж не говорю о коррупционной составляющей, поборах всевозможных, административных барьерах, навязанных нам обязательных платных псевдоуслугах, покупках никому ничего не гарантирующих сертификатов, экспертиз, заключений различных околорыночных структур - в конечном счете, ложатся в цену товара. И не потому, что предприниматель любой ценой хочет сохранить свою прибыль, а потому, что он любой ценой хочет выжить. И не потому, что предпринимательство его пожизненное призвание, а потому, что это жизненная необходимость. Поэтому надо всемерно укреплять предпринимательство, особенно то направление, которое предполагает развитие высокотехнологичных профессий и повышать профессионализм.

Сегодня попасть к акиму намного легче, чем попасть к квалифицированному электрику или к автоэлектрику на СТО, или найти хорошего токаря. Ощущается острейший дефицит рабочих профессий, люди любой ценой стараются получить высшее образование. По-моему, чем иметь высшее образование, лучше иметь среднее соображение, способность к выживанию и поиску жизненных ниш. Сегодня единственная ниша, более или менее гарантирующая спокойное существование - это госслужба. На втором месте, как я отметил выше, стоит работа в силовых структурах с преобладанием контроля надзорных полномочий, на третьем - работа в нацкомпаниях или в финансовом секторе.

Zakon.kz: - По данным центра бизнес-информации, социологических и маркетинговых исследований BISAM Central Asia, в Казахстане половина предпринимателей балансирует на грани выживания. Среди наших читателей есть мнение, что пока чиновники и вся остальная кормящаяся на бизнесе братия живут лучше предпринимателей, бизнес будет на грани выживания. В какой-то степени это подтвердил и советник Президента господин Ертысбаев, «…в Казахстане есть гигантская проблема: власть и бизнес тесно сплетены, а это и есть основа коррупции и многих других негативных проявлений». А Вы как считаете?

В. Я.: - Совершенно верно, бизнес будет погибать. Почему сейчас идет такой перекос в обществе - смещение приоритетов профессионализма и профессий на приоритет государственной службы и управления? Почему все стремятся попасть на государственную службу? Потому что на государственной службе они мнят себя начальниками. Помните, Президент сказал чиновникам, вы зря себя ощущаете начальниками, вас посадили не начальниками, вы должны служить народу. Правильно сказал. Государственные служащие - это люди, призванные служить государству и народу, то есть госслужба - всего лишь госсектор по обслуживанию населения, в том числе предпринимательства, а не источник наживы. К сожалению, сегодня многие приоритеты поставлены с ног на голову, на сегодня чиновник правит бал, влияет на экономические и в том числе опосредованно на социальные процессы. Крупные предприниматели и крупные чиновники - это, как правило, одни и те же люди. Понятно, что бизнес родственников акима будет развиваться намного успешнее, чем у других. А мешающих можно просто вычеркнуть… Не случайно Нурсултан Абишевич, говоря о реализации индустриальной программы, создании предпосылок для развития малого и среднего бизнеса на расширенном совещании с членами Правительства, акимами, представителями «Нур Отана» и «Самрук-Казына», отметил, что административные барьеры для большинства бизнесменов - все еще недоступные Гималаи.

Zakon.kz: - На том же совещании глава государства поручил сократить число лицензий и разрешений для ведения бизнеса на тридцать процентов. То есть везде, где это возможно, вместо лицензионно-разрешительной системы сказал ввести уведомительный порядок, что бизнес не должен растрачивать свой потенциал на беготню за получением разрешения, достаточно просто уведомить государство о своих планах и начинать работу, если, конечно, она не связана с рисками для здоровья и жизни граждан. Можно ли эти меры считать кардинальными?

В. Я.: - Подобные поручения правительству давались уже неоднократно. Часть из них была спущена на тормозах, и не произошло главного - оптимизации контрольно-надзорных функций, полномасштабной законодательной реформы по выявлению административных барьеров и коррупционных лазеек. К сожалению, не претерпела изменений статья закона о нормативных правовых актах, где сказано, что ведомственный нормативный акт должен выполняться на уровне закона. То есть любой внутренний приказ ведомства, о котором люди могут просто не знать, при проверке обычно выставляется как норма закона. И если законы проходят процедурные фильтры, обсуждение в Парламенте, то ведомственное нормотворчество абсолютно бесконтрольно, и зачастую эти органы руководствуются ведомственными соображениями, а не интересами государства и общества.

И также не произошло главного - оптимизации и сокращения самого количества контрольно-надзорных органов, их по-прежнему более полусотни, особо активных - свыше трех десятков. Интересно, какой уровень интеллекта должен быть у предпринимателя, чтобы изучить все эти законы, и тем более, ведомственную нормативную базу?

Если говорить об эффективности контрольно-надзорных структур, то она по-прежнему зависит от количества выявленных нарушений и наложенных взысканий. Парадоксальная ситуация: из года в год эти органы должны выявлять все больше нарушений, тогда отчет у них будет успешным. Если перевести это на нормальный человеческий язык, то чем хуже ситуация в стране, тем лучше признается работа контрольно-надзорного органа. А должно быть наоборот. Эффективность работы контролеров должна вести к снижению нарушений через профилактическую и просветительскую работу. Если идет постоянное увеличение нарушений, значит, деятельность госоргана надо признать неэффективной. К полиции это не относится, там как раз должно быть наоборот: чем больше зарегистрировано заявлений граждан, тем лучше считать работу стражей порядка, значит, народ им доверяет. Коль скоро Президент объявляет административную реформу, то обязательно надо предусмотреть изменение оценки эффективности всей контрольно-надзорной системы.

Как ни странно, предпринимательство лучше всего развивалось, пока не было законов. Вот мы, к примеру, спорим сейчас, сколько видов деятельности должны быть лицензируемыми, или какие виды продукции должны быть сертифицированы. И пока мы отбиваем один барьер, появляются новых три. А позиция должна быть очень простая у государства: что для него важнее - наличие товаров, усиление экономики или улучшение контроля над экономикой? Налоговым органам невозможно заглянуть в желудок человеку, и учесть каждую копейку, это и в мире не делается. Один из постулатов западной идеологии, в частности, американской - смерть и налоги неизбежны - жуткий иезуитский лозунг, который совершенно неприемлем в такой стране, как наша, где гигантские территории и сравнительно малочисленное население.

Также меня очень сильно беспокоит судьба самозанятых. При той законодательной базе, которая у нас существует, помочь им сегодня невозможно. Точное их количество никто не знает, но по данным статистики, это два миллиона 650 тысяч человек. И эти два миллиона 650 тысяч человек находятся в криминале по пяти законам.

Zakon.kz: - Как в криминале?

В. Я.: - А так. Они находятся вне закона по Налоговому кодексу, по Кодексу о труде, по Таможенному кодексу, по закону об охране труда и пенсионному законодательству, у них не будет пенсии. Я разговаривал с представителями Торгово-Промышленной палаты России, они как раз приезжали к нам. Говорю, как быть с самозанятыми, они не подпадают ни под какие рамки при Таможенном Союзе, они вообще не смогут растаможить свой товар, и весь их товар будет значиться контрабандой. А они говорят, сколько их у вас? Я говорю, два с половиной миллиона. И всего-то, удивляются они? Конечно, для России это и всего-то, а для нас это треть трудоспособного населения, у нас каждый третий - самозанятый.

Zakon.kz: - Какой выход видится Вам из этой ситуации?

В. Я.: - Необходимо расширить рамки работы по патенту. Сейчас в Налоговом кодексе - это один вид деятельности без права наемных работников. Хорошо, пусть это будет один вид деятельности, но нужно сделать с правом наема работников до пяти человек. Это же касается всей мелочи в малом бизнесе, сферы обслуживания - парикмахерских, ателье индпошива, мелкорозничной торговли и так далее. Плюсы очевидны.

Во-первых, государство получает гарантированный доход, так как патент платится вперед, это живые деньги, их не надо выколачивать штрафами и закачивать в бюджет любой ценой. Здесь все надежно: человек сам еще ничего не заработал, а государству уже отдал. Единственное пожелание, чтобы суммы патентов были не людоедскими.

Во-вторых, при патенте решаются вопросы пенсионного отчисления, в-третьих, легализации доходов работников и наносится сокрушительный удар по низовой коррупции: не надо отчетов, не надо контактов с налоговиками, не надо бухгалтеров. С 2013 года мы хотим перейти на всеобщее декларирование, а у нас треть трудоспособного населения не сможет задекларировать не только покупку особняка, что в малом бизнесе практически невозможно, но даже покупку авторучки. Легализация доходов граждан - чем это плохо? Нет, цепляются, нам нужны отчеты, нам нужен постоянный контакт с предпринимателями… Мало того, сколько освободится налоговиков! У меня много других здравых идей по усовершенствованию Налогового кодекса, которые, думаю, поддержат все предприниматели. Например, как можно решить проблему с НДС?

Zakon.kz: - К счастью, в Казахстане НДС - двенадцать процентов, а не восемнадцать, как в России …

В. Я.: - Конечно, это очень хорошо, что в Казахстане не как в России, но, тем не менее, НДС - это никакой не налог на добавленную стоимость. Это налог с оборота, а потому он не может быть даже 12 процентов, поэтому на НДСе держится вся коррупционная вертикаль, НДС - коррупционная ловушка. Сейчас, кстати, в России по этому поводу идет грандиозный скандал, федеральные бюро проводят обыски, выемки документов во всех налоговых инспекциях Москвы. Схема у нас одна и та же, мы больны одинаково.

Но если мы знаем, что НДС - главная коррупционная вертикаль, значит, ее надо ломать. При этом мы убьем сразу двух зайцев: оздоравливается общество и по коррупции наносится мощнейший удар, и те, кто не должен быть успешным, ими не будут.

При усилении фискального пресса, чиновники любят ссылаться на опыт высокоразвитых стран, в частности, на Европу и Америку. Я уже сказал про губительную для экономики западную фискальную доктрину - смерти и налоги неизбежны. Именно поэтому все, кто смог унести ноги от этой философии, прекрасно чувствуют себя в Китае. Это касается и итальянских брендов, и немецких, и испанских и многих-многих других.

 Но есть и положительный опыт. В той же Америке существует налог с оборота, или так называемый налог с продаж. Как наш НДС он идет в чеке отдельной строкой, но с той лишь разницей, что сумма этого налога - пять процентов. Если нам перенять этот опыт, то не нужно будет ломать голову над усовершенствованием закона о лжепредпринимательстве, потому что все лжепредпринимательство крутится вокруг НДСа. А пять-семь процентов - это как раз сумма обнала. Не хотим быть криминалом. Не хотим быть лжепредприятиями. Согласны платить государству, платить будут все! Потому что уход от налога теряет смысл, а обнальные фирмы отпадут сами собой, финпол сосредоточит свои усилия на крупных хищениях из госбюджета и борьбе с коррупцией среди чиновников.

 Zakon.kz: - Это тяжелейшая задача, она не вписывается в экономическую доктрину Таможенного Союза.

В. Я.: - Понимаю, но можно попытаться убедить Россию и Беларусь более решительно подойти к этому вопросу, ведь проблемы с НДС в наших государствах одинаковые, различны только суммы. В России и административные просчеты, и коррупционные издержки, и даже фискальный пресс компенсируются емкостью внутреннего рынка. У нас таких компенсаторов нет. Территория огромная, народу мало. Нам косметическим налоговым реформированием не обойтись, необходима более смелая и радикальная налоговая реформа, чтобы платили меньше, но все. Сегодня главная философия налогообложения - что не сдерем налогами, то выколотим штрафами, даже установлены планы по налогам. Священное слово «бюджет» - и все чиновники, включая депутатов, впадают в оцепенение. А речь сегодня нужно вести не о том, чтобы деньги закачать в бюджет любой ценой, а о том, чтобы максимально эффективно и бережно распоряжаться этими средствами, и к этому должно быть приковано внимание правоохранительных и контрольно-надзорных структур.

 Zakon.kz: - Кто, по-вашему, у нас сегодня успешный?

В. Я.: - Тот, кто около бизнеса, а не тот, кто в бизнесе. В основном это структуры контрольного надзора и аффилиированные с ними конторы по оказанию обязательных платных услуг. Это касается финансового сектора, который по логике вещей должен обслуживать экономику, а на сегодня экономика обслуживает финансовый сектор.

Взять ту же таможню. Как только коррупционный скандал - суммы просто умопомрачительные! Вот в позапрошлом году взяли таможенника, в прошлом году взяли финполовца, которому госслужащие на стол с баурсаками кинули сто тысяч долларов. Вы мне покажите успешного предпринимателя, который с такой легкостью кинет на стол с баурсаками сто тысяч долларов. Опасность не в том, что госслужащие обладают такими деньгами, а в том, что общество уже не может обслужить их аппетиты. Вот когда мне говорят, что взяли взяткодателя, я говорю, значит, мало он дал, поэтому пошел под размен, по нему отчитались. Отсюда вывод: давать теперь нужно только много, а много нету. А если много нету, значит, нет интереса. А если нет интереса, значит, подлежит уничтожению.

Как бы на меня не обижались госчиновники, которые постоянно рапортуют о каких-то успехах в малом бизнесе, я скажу, что пока нам хвастать нечем. В государстве отношения должны строиться не на взятках, а на доверии и ответственности, иначе ничего не получится. Самое главное внимание должно уделяться расходованию бюджетных средств. Я хочу дожить до того времени, когда о хищениях вообще не было бы и речи, а нецелевое использование относилось бы к тяжким преступлениям, ибо эти деньги достаются малому бизнесу с большим трудом.

Zakon.kz: - Национальная экономическая палата «Союз Атамекен» ходатайствует перед Министерством юстиции о необходимости разработки предпринимательского кодекса, основная идея которого сводится к созданию комплексного единого законодательного акта, который бы регулировал социально-экономические и политические отношения, возникающие в связи с предпринимательством. Нужен ли нам такой кодекс?

В. Я.: - Однозначно, нет. Предпринимательство, как и общество далеко неоднородно. Если речь идет о кодексе, то он должен отражать и задевать интересы предпринимательства и в этой связи нужно разобраться, кто для кого. Если говорить об отношениях государства и бизнеса, то на сегодня, как я уже сказал, получается, бизнес для чиновника, а не чиновник для бизнеса. Сегодня предприниматели обслуживают огромное количество чиновников, которые законодательно закрепили свои функции и полномочия над всем предпринимательским сектором. Это касается всех контрольно-надзорных органов, о которых я говорил не раз, в том числе на вашем ресурсе.

Zakon.kz: - Но Президент на днях отметил, что государство проводит работу по сокращению перечня контрольно-надзорных функций…

В. Я.: - Так-то оно так, однако, чиновники не всегда добросовестно исполняют законодательство о проведении проверок. На этот счет сам глава государства высказался, что чиновники часто ссылаются на абсолютно нелепые, только им понятные приказы и постановления и сами же их порождают.

Принятие какого бы то ни было кодекса должно отражать интересы, если не всех, то большинства. А бизнес сегодня, повторяю, неоднороден. Есть интересы крупных финансовых промышленных групп, олигархических структур и связанных с ними политиков. А есть интересы простого народа, которые напрямую связаны с интересами бизнеса и которые, так или иначе, пересекаются. Это сектор малого и среднего бизнеса, он у нас, можно сказать, является народным, семейным, гражданским и как ощущает себя эта часть предпринимательства, примерно так ощущает себя общество.

Все эти разговоры о необходимости принятия кодекса предпринимателей похожи на то, что нам навязывают понятие некой социальной ответственности бизнеса перед обществом. К слову, эта мода пошла с Запада, с так называемых высокоразвитых стран, которые на проверку кризисом оказались не такими уж и высокоразвитыми. И общественные отношения там оказались не такими уж совершенными, как мы полагали и всегда - нужно, не нужно - ссылались на них и брали у них зачастую самый отрицательный опыт. Это касается и регуляторных отношений, это касается и налоговых отношений.

Любой кодекс предусматривает единообразие поведения и мыслей. В Казахстане это сделать невозможно не только в силу разнородности общества и бизнеса, но и гигантской пропасти между богатыми и бедными. У нас есть так называемые бедные работающие и бедные предприниматели, которые за двадцать лет топтания на месте не преуспели ни в чем, кроме как скромно содержать свою семью и поддерживать бизнес на плаву.

Последние материалы по банкротствам, действия правоохранительных структур, рейдерские захваты говорят о том, что сегодня не защищен не только малый бизнес, но и средний, если он не подкреплен никаким административным ресурсом. Поэтому нам неплохо было бы разработать идеологию в обществе, определиться, кем мы хотим стать, в какой стране хотим жить. Пока внятных планов мы не представили. Имею в виду в экономическом развитии. Предвижу, вы скажете, у нас есть программы института развития, которые уже запущены.

Zakon.kz: - А разве это не так, разве этих программ нет?

В. Я.: - Есть, но надо ждать их реализации. Те программы, которые были запущены ранее, выполнены наполовину, а то и вовсе провалены. Счетный комитет и депутаты не раз ставили вопросы: что они развили, в каких отраслях? Банкиры говорят, что нет хороших проектов, предприниматели говорят, что нет хороших кредитных условий. Сплошные взаимные упреки, претензии.

Кстати, как совместить в кодексе предпринимателей интересы банкиров, которые не хотят ничем рисковать, хотя они никогда ничем не рисковали, кроме выданных бездумно кредитов через какие-то схемы, которые стали невозвратными. А малый бизнес рискует всем. Как совместить эти интересы в кодексе? Как совместить интересы недропользователей, отравляющих экологию и получающих сверхприбыли, и которым к тому же возмещают НДС с собранных налогов от малого бизнеса (возмещение НДС экспортерам)? Начиная от высокой цены на нефть, заканчивая высокими ценами на зерно - вот начнем с этого. У нас, что, бензин стал дешевле? Нет, он, наоборот, стал дороже. Что самое интересное в этой ситуации - с ростом мировых цен на нефть, у нас тоже растут цены на бензин. Только ручное управление Премьер-министра в прошлом году не позволило в Казахстане взлететь ценам на бензин. Волевым решением запретили, и получилось. Понятно, что никаким кодексом эти отношения не выстроить.

Без контроля государства невозможно до конца дать свободу предпринимательской деятельности в добывающем, финансовом секторах, там, где крутятся громадные деньги, и расширяется пропасть между успешными аутсайдерами. А сегодня весь контроль государства сконцентрирован, к сожалению, на самом уязвимом и на самом слабом секторе - секторе малого бизнеса. Если крупные компании могут все-таки отстоять свое право, имея целый штат сотрудников на хороших зарплатах, имея юридическую, аудиторскую, бухгалтерскую службы, то предприниматель малого бизнеса в одном лице является всем. Если ему налоговые органы выкатят сумасшедший штраф, то он его толком и обжаловать-то не сможет, у него на борьбу нет ни материальных ресурсов, ни физических возможностей, ни душевных сил, и здесь никакой кодекс ситуацию не изменит, не спасет, мы будем только отвлекать людей, которые должны заниматься административной и правовой реформой, от нужных и важных дел по совершенствованию законодательства, либерализации экономики и других безотлагательных задач. Вот раньше был моральный кодекс строителя коммунизма. И что? Не стало ни коммунизма, ни страны, поэтому нам не нужен кодекс предпринимателя, достаточно на ночь прочитать поочередно Налоговый кодекс, таможенный и трудовой, и, поверьте мне, до утра вам не уснуть. И на десерт - Административный кодекс, который говорит о штрафах за всякие нарушения и вам не только бизнесом заниматься, но и жить не захочется.

А возьмем поспешно принятый Кодекс о земле. В итоге это привело к тому, что землю получили те, кто ее никогда не обрабатывал. Новоявленные латифундисты обладают землей ради обладания, предлагают сельчанам пасти свой скот за плату на их земле. В этой связи предлагаю, не подвергая сомнению право на частную собственность, раз и навсегда решить вопрос нецелевого использования земель, особенно сельхозназначения. Для тех, кто получил земли от государства почти задаром, разработать упрощенную процедуру изъятия земель, если в течение трех-четырех лет на ней ничего не посадили. Такая процедура на бумаге сейчас существует, однако власти должны предупредить землевладельца за год до начала процедуры изъятия. А за год он ее два раза продаст, и пять раз подарит - вот вам пример лоббистской бездействующей нормы закона. А если посадили на этой земле редиску, морковь, то надо освободить от всех налогов на несколько лет. Если не используют землю по сельхозназначению, то повысить налог в сотни раз. Я уверен, что латифундистов при принятии таких мер будет гораздо меньше, а людей, работающих на земле, будет гораздо больше, то есть мы закрепим сельских жителей у себя на земле.

Zakon.kz: - И все же, если разговор о кодексе предпринимателей время от времени поднимается, значит, он кому-то нужен, кто-то лоббирует этот вопрос.

В. Я.: - Знаете, кто может поддержать этот кодекс? Продвинутые топ-менеджеры нацкомпаний, потому что пока они там работают, у них безоблачное будущее, зарплата, не зависящая от результата работы. Также могут поддержать чиновники, которые живут примерно по этой же технологии, ведь за провал программ никто не несет ответственности, потому что деньги выделяются, и это я хочу подчеркнуть особо, на разработку программ. А что будет потом - никого не волнует. Меняются министры, меняются замы, команды и про программу забывают. Так, если помните, было с СПК - социально-предпринимательские корпорации. Шарахались из крайности в крайность, не знали, чем заняться, а изрядно потрепанные активы опять вернули акиматам. Хотя я изначально говорил, что невозможно создать параллельную экономику на бюджетные деньги.

Zakon.kz: - Также в обществе муссируется вопрос о создании на базе «Атамекен» новой политической партии. В частности, советник главы государства Ермухамет Ертысбаев считает, что можно разделить власть и бизнес и тогда все встанет на свои места, порядка будет больше, а коррупции - меньше, все захотят соблюдать правила игры, законы. Как Вы расцениваете такую идею?

В. Я.: - Я категорически против, потому что невозможно создать партию только по профессиональному, этническому или религиозному толку. В противном случае это будет партия только одной части общества, одной части населения. Во-вторых, бизнесмены по своей сути люди очень занятые и политически инертны. В-третьих, если учесть тот прессинг, давление, под которым предпринимательский класс находится до сих пор, то говорить о какой-либо политической активности не приходится.

 

Торгын Нурсеитова,

Nurseitova@mail.ru

Nurseitova@zakon.kz

www.zakon.kz


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?