Почему четырехкратной олимпийской чемпионке больше не нужны медали

3 марта 2017, 16:26

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ – об обстоятельствах, заставивших знаменитую советскую гимнастку устроить распродажу своих спортивных наград.

Есть истории, которые не отпускают. Сообщение о том, что четырехкратная олимпийская чемпионка Ольга Корбут продала с аукциона значительную часть своих спортивных наград, вызвало самые противоречивые отклики вплоть до опасений, что некогда великая гимнастка в беде. Если уж дошло дело до продажи олимпийских медалей - значит, совсем край… На самом деле история совершенно органично вписалась в характер одной из самых парадоксальных фигур во всей гимнастической мировой истории.

РАБОТАТЬ ОЛЬГОЙ КОРБУТ

Нельзя сказать, что мы были близко знакомы: впервые пересеклись на Играх в Монреале, жили в соседних комнатах Олимпийской деревни, по вечерам заглядывали друг к другу в гости на чай с пирожными, поздравляли с победами. Потом несколько раз встречались по различным поводам. В последний раз виделись в Лондоне, в фойе гимнастической олимпийской арены. Туда знаменитая в прошлом гимнастка приехала с одной-единственной целью – работать Ольгой Корбут.

Собственно, это она делала с тех пор, как оставила большой гимнастический помост после тех самых Игр в Монреале, проиграв на бревне румынке Наде Команечи и завоевав единственную личную медаль – серебряную. В Лондоне же я увидела крошечную сухощавую пожилую женщину в мехах и брильянтах, которая не отказывала никому в автографах, с удовольствием фотографировалась, царственным жестом обнимая все новые и новые плечи, но стоило небольшой очереди иссякнуть, начинала растерянно оглядываться по сторонам – в поиске внимания. Меня узнала не сразу, но дежурно улыбнулась: "Ах, да, конечно помню! Познакомься – мой новый бойфренд. Правда, милый? Мы скоро поженимся. Соревнования? Ну да, конечно... Впрочем, все как всегда, ничего особенного".



Со спортивной точки зрения гимнастические достижения Корбут за всю ее карьеру отнюдь не были рекордными: Ольга дважды становилась олимпийской чемпионкой на отдельных снарядах – в вольных упражнениях и на бревне, но при этом ни разу не выигрывала абсолютное первенство. Обе победы случились в 1972-м в Мюнхене, но любимицей всего мира гимнастку, как ни странно, сделали не они, а досадное поражение на своем коронном снаряде – брусьях, где один из наиболее сложных элементов был назван ее именем. Корбут проиграла немке Карин Янц и так горько и зло расплакалась в камеры у помоста, что мир просто не имел ни единого шанса остаться равнодушным к этому обиженному ребенку.
А вот следующие Игры, если не считать командного золота, которое традиционно завоевала сборная СССР, стали для Корбут провальными. В многоборье она осталась пятой, не квалифицировалась в финал вольных упражнений и опорного прыжка. На брусьях – том самом снаряде, который когда-то явил миру легендарную “девочку с косичками”, - тоже заняла пятое место. И это был совершенно не тот результат, к которому Корбут готовил ее уникальный тренер – Ренальд Кныш. Впрочем, в Монреале Кныша уже не было: он и его звездная воспитанница расстались парой лет ранее – у наставника просто закончилось терпение.

КАК С СОБСТВЕННЫМИ ДЕТЬМИ

Вспоминая о тех временах, двукратная олимпийская чемпионка Любовь Андрианова (Бурда) рассказывала:
– В нашей женской сборной тогда сложился уникальный тренерский коллектив. Мой наставник Юрий Штукман, Викентий Дмитриев, тренировавший Тамару Лазакович, Владимир Аксенов, который работал с Эльвирой Саади, и Кныш постоянно что-то придумывали, обсуждали, спорили – у них была совершенно потрясающая мужская дружба, на которую даже со стороны было приятно смотреть. Все четверо – интеллигенты, умницы, потрясающе знающие гимнастику вплоть до мельчайших технических аспектов. С нами они возились, как с собственными детьми. Меня Юрий Эдуардович учил всему: как одеваться вне гимнастического зала, как себя вести, как общаться с людьми. Старался предусмотреть абсолютно все ситуации, с которыми я могу столкнуться в жизни. Таким же был Кныш. Просто сама Ольга была своеобразной девочкой. Дело в том, что сама я попала в сборную, когда там выступали Наталья Кучинская, Зина Дружинина, Лариса Петрик. Мы с Людой Турищевой были самыми маленькими и чувствовали себя в сравнении со старшими двумя гадкими утятами. Ходили по струнке, лишний раз стесняясь как-то привлечь к себе внимание. Корбут появилась в сборной одновременно с Тамарой Лазакович. И для нас было абсолютным откровением, что обе курят, могут позволить себе выпить или пропустить тренировку, что все это видят их тренеры – и закрывают на это глаза.


НАДЗВЕЗДНЫЙ КРАЙ

Интересно, что Ренальд Кныш, придумывая свою новаторскую “гимнастику будущего”, готовил в чемпионки вовсе не Корбут. Она появилась в группе тренера “на подхвате” – после того, как Кнышу не удалось реализовать честолюбивые планы с Еленой Волчецкой, а самая любимая его ученица Тамара Алексеева, ставшая впоследствии женой, была вынуждена завершить карьеру из-за травмы. Даже знаменитое “сальто Корбут” на бревне первой выполнила не Ольга, а еще одна воспитанница Кныша Лариса Пирогова, просто на международный уровень первой вышла Корбут – именно поэтому уникальный по тем временам элемент получил ее имя.
Чего стоила Кнышу его работа с будущей легендой, тренер очень образно изложил в стихах:
“…Я так в себе уверен был, так много мог создать,
Что дуру полную решил в надзвездный край поднять.
Обжегся сразу! Но никак сдаваться не хотел:
Прославил, счастье дал. Но как
Потом о том жалел...”
Кнышу принадлежали слова и о том, что избежать звездной болезни, пройти через испытание славой способны только очень умные и внутренне развитые люди. Думаю, тренер тогда даже не подозревал, насколько пророческими окажутся его слова.



ОСТАВЬТЕ ДЕВОЧКЕ ШУБКУ

Масштаба людского поклонения, обрушившегося на Корбут в конце 1972-го, мир, пожалуй, еще не видел. В 1973-м во время традиционных для советских гимнастов гастролей по США Ольга в очередной раз произвела фурор. И уже вскоре вся Америка покрылась сетью гимнастических школ, каждая из которых во всеуслышание готова была объявить о своем стремлении заполучить Корбут или на худой конец любого советского тренера если не в качестве постоянного работника, то хотя бы консультанта.

Тогда и был дан толчок развитию блистательной американской гимнастики. Этого не отрицали и в США. Вот лишь одна интересная деталь: накануне Олимпийских игр-1996 в Атланте телевидение США подготовило серию программ, посвященных легендам американского спорта. Одна из первых передач была целиком отдана женской американской гимнастике – считалось, что сборная страны-хозяйки обязана впервые в истории взять золото в командном первенстве, что она, кстати, на тех Играх и сделала.
Героиней этой передачи стала не абсолютная чемпионка Игр-84 Мэри-Лу Реттон, не экс-чемпионки мира Ким Змескал и Шэннон Миллер и даже не главная надежда США на Играх в Атланте Доминик Мочану. А Ольга Корбут.

Впрочем, я забегаю вперед. В Америку знаменитая гимнастка перебралась только в 1991-м, успев заработать дома славу одной из наиболее скандальных спортивных звезд.
После Игр в Мюнхене ее буквально рвали на части, приглашая на всевозможные мероприятия. Одно из таких мероприятий – рекламная съемка для международного пушного аукциона – закончилась тем, что Корбут наотрез отказалась возвращать приглянувшееся ей уникальное – по цене и качеству – манто. По рассказам очевидцев, дело тогда дошло до председателя Спорткомитета Сергея Павлова, имеющего выходы на высшее руководство страны, и завершилось коротенькой, пришедшей из “верхов” фразой: “Оставьте девочке шубку”.
Дома в Гродно Ольга фактически перестала тренироваться. Для Кныша это было почти трагедией: в Корбут он видел уникальный природный “материал”, позволяющий вылепить не просто чемпионку, но звезду, какой не видел мир. Специально для Ольги тренером уже были придуманы новые элементы и новые, никем еще не исполняемые связки, но Кнышу, твердившему о том, что нужно усложнять программы и уходить в отрыв, Корбут не верила.

После Игр в Мюнхене она вообще пошла вразнос: хамила всем встречным и поперечным, разбивала машины, оставляя на сиденье ключи с запиской для гаишников: “Отремонтируете – пригоните к залу”, приходила на тренировки пьяной, прилюдно обзывала наставника “несчастным тренеришкой” – словно мстила ему за то, что он продолжал составлять значительную часть ее личной славы. На одном из торжественных приемов в Австралии, где сборная СССР выступала с показательными гастролями, Ольга отказалась выходить навстречу первому лицу страны со словами: “Да кто он такой? Пусть сам ко мне подойдет. Я же – великая Корбут!”

Спортсменка была убеждена: мир отныне обязан любить ее всегда. Все остальное не имело для Корбут никакого значения.

На чужие мнения, кем бы они ни высказывались, Ольге было откровенно плевать. Когда после Игр в Монреале олимпийцев пригласили на официальный прием в Кремль по случаю вручения правительственных наград, предупредив, что форма одежды должна быть строго официальной, гимнастка появилась в зале с опозданием, в голубом в цветочек брючном кримпленовом костюме и босоножках на высоченной платформе, шея, запястья и пальцы рук были увешаны огромным количеством цепей, браслетов, колец, звонко брякающих при каждом шаге звезды и доставляющих Ольге явное удовольствие. Звезда хотела фурор – и получила его.

Кстати, на Играх в Атланте Корбут была не просто гостем – она имела совершенно официальный статус олимпийского посла Белоруссии. В родной команде она не появилась ни разу.


Ольга КОРБУТ. Фото nbc.com

ИСТОРИЯ НЕ ПРО ДЕНЬГИ

Уже после того как стало известно, что 60-летняя звезда продает свои награды, олимпийская чемпионка московских Игр Елена Давыдова сказала, что вся эта история вообще не про деньги. А про мечту, которую когда-то давно озвучила сама Корбут, сказав: “Хочу, чтобы болельщики помнили меня вечно!”
При том что Ольга (как следует из перечня аукционных лотов) скрупулезно хранила даже свои аккредитации с турниров, гимнастика была ей совершенно неинтересна. Даже удивительно: имея уникальные стартовые позиции для строительства послеспортивной карьеры в США, Корбут даже не пыталась эту карьеру выстроить. Хотя, наверное, и не могла: у нее имелся диплом тренера, но за ним не стояло образования, школьный аттестат – и тот был фикцией. Плюс имелись явные проблемы с алкогольной, а возможно, и наркотической зависимостью из-за чего, по мнению врачей, второй ребенок родился у Ольги мертвым.

Былая спортивная слава потихоньку уходила. В гимнастике появились уже куда более сложные элементы, нежели “Сальто Корбут” на бревне и “Петля Корбут” на брусьях, появились другие звезды – более молодые, более титулованные.

Печальнее всего был тот факт, что вместе с Корбут в гимнастике завершилась жизнь Кныша: тренер навсегда оставил любимый вид спорта из-за дичайшего, не подтвердившегося впоследствии обвинения в изнасиловании.

Об изнасиловании Корбут написала в своей автобиографической книге, простодушно сообщив бывшему тренеру, что ей нужна не достоверность, а скандал – чтобы в очередной раз привлечь к себе внимание. Нестыковки звезду не смущали: во время мюнхенской Олимпиады, в деревне которой, по словам Корбут, тренер на нее набросился, Кныш жил даже не в Мюнхене, а в шестидесяти километрах от города с группой других советских тренеров, приехавших на Игры туристами. И пересекаться со своей подопечной мог только урывками – в общих зонах.
Книга, тем не менее, разошлась стремительно. А вот следующий всплеск внимания к стареющей звезде был уже скандальным: Корбут поймали в супермаркете на мелком воровстве.
Сама она объяснила происходящее тем, что оставила кошелек в машине и пошла за ним вместе с тележкой. Хотя более похожим на правду тогда выглядел комментарий известного психолога, который сказал, что если обеспеченный и известный человек вдруг начинает совершать в магазинах какие-то мелкие кражи, это первый признак глубочайшего внутреннего неудовлетворения. Подсознательное стремление к тому, чтобы любой ценой снова оказаться в центре внимания.


Коллекция из 16 медалей, в том числе за победы и призовые места на Спартакиадах за период 1967 - 1975 гг. Фото ha.com

200 ТЫСЯЧ ВМЕСТО МИЛЛИОНА
Счастлива ли Ольга сейчас? Вполне возможно, что да. Она живет в стране, остаться в которой мечтала с тех самых пор, как впервые попала туда с гастролями в 1973-м. Единственный сын давно вырос, живет в Белоруссии, там же – бывший супруг, некогда известный “Песняр” Леонид Борткевич. Нынешний муж работает в Москве. С ним Корбут общается в основном по телефону, с внучками, с которыми никогда не встречалась, – по скайпу. В США у нее все еще достаточно звездных, столь же эгоистичных и эгоцентричных друзей, как она сама. Поводом для кратковременного расстройства может быть разве что тот пресловутый аукцион, на котором экс-спортсменка выручила чуть меньше двухсот тысяч долларов: по предварительной оценке американских СМИ, выручка четырехкратной олимпийской чемпионки должна была составить более миллиона…

Источник: sport-express.ru

Акции
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
3 -, . - . обновить код