Гражданский процесс: некоторые проблемы доказывания

 

Елеуов Мухит Мадиярович,

д.ю.н.[1]

 

Законодательство о гражданском судопроизводстве претерпело значительные изменения за последние два года. Был принят новый ГПК.[2] За менее чем два года его существования в ГПК были внесены изменения и дополнения шестью законами. Были также изменены и дополнены несколько нормативных постановлений Верховного Суда, касающихся вопросов гражданского процесса. Это большая и сложная работа, поэтому тем, кто её сделал, нужно отдать должное.

Судебные юристы не могли не заметить некоторые улучшения. Введение специальной подсудности по инвестиционным спорам и спорам, связанным с инвестиционной деятельностью, увеличение срока на подготовку дела к судебному разбирательству, обеспечение аудиовидеозаписи судебного заседания - это лишь некоторые из таких улучшений.

Хотелось бы сосредоточиться на некоторых более узких, но конкретных проблемах. Одной из таких проблем является сложность получения доказательств с помощью суда, когда зачастую сторона вынуждена полагаться лишь на те доказательства, которые уже имеются у неё «на руках».

Сторона спора (даже та, которая права по сути) часто не располагает доказательствами, которые необходимы ей для подтверждения своих доводов в суде. Поэтому очень важно, чтобы сторона имела реальную возможность получить необходимые доказательства в рамках гражданского процесса. Это особенно важно в Казахстане, учитывая отсутствие в нашей правовой системе процессуального института «раскрытия доказательств» (discovery/disclosure).[3]

В странах с развитой правовой системой и сильными судами, многие доказательства можно получить посредством допроса свидетелей. Свидетели в таких странах боятся не говорить суду «всю правду» и «что-либо, кроме правды». Даже «недружественный свидетель» (например, работник, знакомый или неблизкий родственник противоположной стороны) из уважения к суду и страха личной ответственности может быть источником ценной информации при правильно построенном допросе в суде. К сожалению, в нашей стране свидетели, особенно в гражданском процессе, не боятся лгать суду или говорить не всю правду, и зачастую делают это безнаказанно.

В этой связи следует не только рассмотреть возможность ужесточения ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний (статьи 420 и 421 УК[4]), но и обеспечить неотвратимость наказания за эти правонарушения. Наличие аудиовидеозаписи судебных заседаний в судах может значительно помочь в этом деле. Главное - обеспечить проактивность судей при обнаружении таких правонарушений.

Еще одной проблемой является то, что, когда суд выносит определение об истребовании доказательств у лиц, не являющихся сторонами по делу, такие лица зачастую не представляют истребованные доказательства в суд без объяснения причин или по надуманных основаниям.[5] Судебные юристы сталкиваются с ситуацией, когда суд удовлетворяет заявленное стороной ходатайство об оказании содействия в истребовании доказательств, выносит определение об истребовании доказательств и выдает судебный запрос, но определение и запрос либо просто игнорируются лицом, не являющимся стороной по делу, либо такое лицо необоснованно отказывает в предоставлении истребованных доказательств. Наиболее часто встречающимися отговорками являются якобы отсутствие таких доказательств или что такие доказательства являются охраняемой законом тайной. Зачастую такой отказ предоставляют по истечении многих дней, в связи с чем теряется ценное процессуальное время. Учитывая жесткие процессуальные сроки, суды редко принимают какие-либо меры, направленные на получение истребованных доказательств либо на привлечение к ответственности лиц, не представивших истребованные доказательства. Дела часто рассматриваются без истребованных доказательств.

Часть 7 статьи 73 ГПК гласит: «В случае неизвещения суда о причинах непредставления истребованного доказательства, а также непредставления доказательства в установленный судом срок по причинам, признанным судом неуважительными, виновные должностные или иные лица, не участвующие в деле, подвергаются административному взысканию в соответствии с Кодексом Республики Казахстан об административных правонарушениях по правилам, установленным главой 9 настоящего Кодекса.». Глава 9 ГПК (статьи 119-120) регулирует некоторые вопросы ответственности за проявление неуважения к суду. Статья 653 КОАП[6] предусматривает административную ответственность за проявление неуважения к суду в том числе и за «иные действия (бездействие), явно свидетельствующие о неуважении к суду и (или) судье», под которыми можно понимать и действия, указанные в части 7 статьи 73 ГПК.

Вместе с тем, статья 120 ГПК, регулирующая порядок привлечения к ответственности за проявление неуважения к суду, чаще используется судами для привлечения к ответственности лиц, участвующих в деле, особенно лиц, физически присутствующих в зале судебного заседания. Предусмотренные статьей 120 ГПК действия по привлечению к ответственности лиц, не присутствующих в зале судебного заседания (например, в случае неисполнения определения суда об истребовании доказательств лицом, не участвующим в деле), более обременительны для суда, поэтому суды реже предпринимают действия, направленные на привлечение к ответственности таких лиц.

В целях повышения мотивации для добровольного исполнения определений об истребовании доказательств у лиц, не являющихся сторонами по делу, следует рассмотреть возможность внесения следующих изменений и дополнений в законодательство. Во-первых, прямо предусмотреть в самом ГПК, что суд вправе истребовать доказательства, являющиеся охраняемой законом тайной,[7] а также предусмотреть недопустимость отказа в предоставлении истребованных доказательств по причине того, что они являются охраняемой законом тайной. Во-вторых, ввести в КОАП отдельную статью, прямо предусматривающую административную ответственность за неизвещение суда о причинах непредставления истребованного доказательства, а также непредставление доказательства в установленный судом срок по причинам, признанным судом неуважительными. Предусмотреть значительную санкцию в этой статье. В-третьих, ввести в УК отдельную статью, предусматривающую уголовную ответственность именно за повторное неизвещение суда о причинах непредставления истребованного доказательства, а также непредставление доказательства в установленный судом срок по причинам, признанным судом неуважительными. В-четвертых, внести в ГПК нормы, прямо обязывающие суд принять меры в отношении лица, не известившего суд или не представившего доказательства по неуважительным причинам. В-пятых, внести в ГПК нормы, позволяющие суду решить проблему процессуальных сроков в случае неисполнения определения суда об истребовании доказательств (посредством возможности продления сроков, приостановления производства по делу или иным образом). Эти и другие изменения должны повысить авторитет судебной власти, способствовать исполнению определений суда об истребовании доказательств, помочь сторонам гражданских дел в получении доказательств с помощью суда.

Еще одной часто встречающейся проблемой гражданского процесса является то, что суды часто пренебрегают положениями ГПК о бремени доказывания и доказательственных презумпциях. Особенно часто это проявляется в делах по главе 29 ГПК, т.е. в делах об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственный власти и должностных лиц.

В ГПК много правильных норм о бремени доказывания и доказательственных презумпциях. К примеру, согласно части 2 статьи 72 ГПК «Бремя доказывания по делам, указанным в главе 29 настоящего Кодекса, возлагается на органы государственной власти, местного самоуправления, общественного объединения, организации, должностных лиц и государственных служащих, чьи акты, действия (бездействие) обжалуются». Согласно части 3 статьи 68 ГПК «Обстоятельства считаются установленными, если одна сторона не оспаривает и признает представленные другой стороной доказательства либо оспаривание доказательств непосредственно не вытекает из возражения ответчика или возражения истца против доводов ответчика». Согласно части 9 статьи 73 ГПК «Если сторона удерживает у себя истребуемое судом доказательство и не представляет его по запросу суда в установленный судом срок, предполагается, что содержащиеся в нем сведения направлены против интересов этой стороны и считаются ею признанными.»

Однако несмотря на наличие в ГПК норм о бремени доказывания и доказательственных презумпциях, они на практике часто игнорируются. Очевидно, что эту проблему надо решать, ибо она подрывает состязательность в гражданском процессе и внутреннюю логику многих норм о гражданском процессе.  

 

 


[1] Doctor of Juridical Science (S.J.D.), партнер и руководитель казахстанской практики по разрешению споров, международная юридическая фирма «Кинстеллар» (Kinstellar).

[2] ГПК - Кодекс Республики Казахстан от 31 октября 2015 года № 377-V «Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан».

[3] «Раскрытие доказательств в США именуется «дискавери» (discovery). Данная процедура применяется до рассмотрения дела по существу (pre-trial discovery) и является одним из ключевых институтов гражданского процесса. Как и в Англии, процесс дискавери заключается в том, что любой участник будущего судебного разбирательства вправе до инициирования судебного разбирательства по существу спора потребовать от другого лица либо третьих лиц (в том числе и не участвующих в процессе) раскрытия доказательств, которые, возможно, могут быть использованы в будущем процессе. Дискавери включает в себя как раскрытие документов, так и представление письменных свидетельских показаний.». «Хрестоматия альтернативного разрешения споров» https://lib.rus.ec/b/464519/read#t104

[4] УК - Уголовный кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 года № 226-V (с изменениями и дополнениями по состоянию на 11.07.2017 г.).

[5] Проблема непредставления стороной дела истребованных у неё судом доказательств является менее острой из-за наличия в ГПК соответствующей доказательственной презумпции: «Если сторона удерживает у себя истребуемое судом доказательство и не представляет его по запросу суда в установленный судом срок, предполагается, что содержащиеся в нем сведения направлены против интересов этой стороны и считаются ею признанными.» (часть 9 статьи 73 ГПК).

[6] КОАП - Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях от 5 июля 2014 года № 235-V (с изменениями и дополнениями по состоянию на 11.07.2017 г.).

[7] Возможны определенные исключения в отношении государственных секретов, но обсуждение этого вопроса выходит за пределы настоящей статьи.

6 октября 2017, 11:45
Источник, интернет-ресурс: Елеуов М.М.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код