Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Путин оказался среди фигурантов испанского процесса по Тамбовской ОПГ

Для депутата Госдумы прокуроры запросили пять лет тюрьмы.

Фото : mk.ru23 апреля 2018, 09:27

В Мадриде завершился процесс по делу об отмывании денег российскими гражданами, связанными с тамбовско-малышевской группировкой, передает theins.ru

Для депутата Госдумы Владислава Резника прокуроры запросили пять лет тюрьмы и 30 млн евро штрафа за отмывание более 7 млн евро. По данным следствия, он тесно сотрудничал с лидерами ОПГ — Ильей Трабером и Геннадием Петровым (оба скрываются от испанского правосудия в Санкт-Петербурге). Российская прокуратура в начале заинтересовалась «тамбовскими», а потом сделала все возможное, чтобы помешать процессу. Между тем, в ходе слушаний были представлены прослушки телефонных переговоров Петрова, из которых выяснилось, что проблемы «тамбовских» помогали решать не только чиновники и силовики, но и лично Владимир Путин.

«Трабер главнее Путина, ведь Путин на него работал»

Главные фигуранты дела — Петров и Трабер — на суд не явились, причем Трабер объяснил это болезнью и попытался вместо себя прислать адвоката (но испанские процессуальные нормы такого не позволяют). В итоге интересы обоих представляли адвокаты, формально выступающие от лица их подельников. Так, адвокат юрлица Inversiones Gudimar, через которое, как предполагает следствие, отмывались деньги Петрова, Роберто Масорриага не скрывал своей близости к Илье Траберу. По его словам, с Трабером они познакомились на Майорке, когда “честному импрессарио” не понравился шум экскаватора напротив его шале и он искал юриста с целью привлечь к ответственности своих обидчиков. Масорриага пытался приобщить к делу некое “оправдательное” досье на несколько десятков страниц из Генпрокуратуры России, однако суд не стал приобщать его к делу.

На голубом глазу адвокаты заявляли, что Тамбовская ОПГ, известная в России еще с конца 80-х годов, в целом — выдумка испанских, финских, французских и других спецслужб (отчеты всех этих спецслужб рассматривались на суде), которые не способны предъявить “ни одного конкретного факта существования ОПГ”, и что Петров и Трабер - честные предприниматели.

На вопрос, правда ли Трабер посещает дни рождения Владимира Путина, юрист заявил: “Илья Трабер главнее Путина, поскольку, насколько я знаю, в 90-е Путин на него работал, когда он был в мэрии Петербурга”. По мнению Масорриаги, Трабер невиновен ни в чем, даже во вменяемом ему незаконном приобретении греческого паспорта. Греческий паспорт, оказывается, понадобился Траберу, потому что “это единственная страна, которая признает двойное гражданство с Россией” (что, кстати, тоже не соответствует действительности). На уточняющий вопрос, правда ли, что Трабер угрожал прокурору Хосе Гринде (о чем было заявлено в начале процесса), Роберто Масорриага заявил: “Трабер говорил мне, что считает его педофилом и дебилом, и, конечно, у него очень скверный характер, но угрожать — я хотел бы увидеть доказательства”.

На угрозы жаловался не только прокурор. Когда корреспондент попыталась уточнить у эксперта — свидетеля обвинения — ее фамилию, та заявила, что категорически против любого упоминания в российской прессе, так как уже получила угрозы со стороны одного из обвиняемых. “Фамилии я вам не назову. Прокурор ездит с охраной, а я нет. Ну разумеется, это не Резник — он человек воспитанный. Но здесь есть опасные люди”.

Угрозы со стороны Трабера, судя по всему, создали проблемы для других фигурантов дела, в том числе для депутата Госдумы от «Единой России» Владислава Резника, надеющегося на оправдательный приговор. В заключительном слове адвокат парламентария подчеркнул, что “Резник не говорил, что он дружит с Трабером”. Вот только Резник говорил не только, что дружит с Трабером, но и что созванивается с ним во время процесса.

Тамбовские и спецслужбы
Далее выступает офицер испанской полиции, изучавший группировку в 2006 году. Он поясняет общий контекст: в 80-е годы в СССР существовали группы, занимавшиеся контрабандой, в 90-е они перешли к рэкету и заказным убийствам. Затем их имидж поменялся — они стали бизнесменами. Звучит фамилия Валерия Ледовских. Ледовских по кличке Бабуин, начинавший как боксер, был сооснователем тамбовской ОПГ вместе с легендарным Владимиром Кумариным (оба уроженцы Тамбова). В 90-е Ледовских был арестован за вымогательство, но вскоре потерпевший забыл, что кто-то у него что-то вымогал. Затем он стал директором благотворительного фонда, учрежденного «Лигой офицеров запаса», основанной, в свою очередь бизнес-партнером Анатолия Сердюкова Олегом Хухлием.

“Группировки тесно сотрудничали с КГБ (ФСБ) — например, при экспорте металлов”, — говорит эксперт испанской полиции. -Вначале они двинулись в страны Балтии, Германию, затем Испанию”. Также он напоминает о показаниях Михаила Монастырского (экс-депутата и члена «тамбовских») 2007 года, который заявил офицерам Гражданской гвардии Испании, что Тамбовская ОПГ была создана спецслужбами. Проживая в Испании в Эстепоне, Монастырский сам явился к испанским правоохранителям, заявив, что опасается за свою жизнь. Михаила Монастырского после дачи показаний вскоре сбил цементовоз во Франции.

«Номер первый» — Владимир Путин
На процессе выясняется, что обвиняемый испанский юрист Хуан Унтория, которого следствие считает правой рукой Геннадия Петрова, сообщил на следствии: “Петров был другом Реймана, Резника и Путина”. На суде юрист версию поменял и сказал, что ничего не знает о Реймане и Путине. И все же фамилия российского президента снова всплыла на этом процессе, но уже в контексте другого сюжета — получения Тамбовской ОПГ контроля над немецкими верфями.

14 марта обвинение представляет доказательства отмывания денег человеком Петрова — Наилем Малютиным — в Германии. Напомним, при покупке немецких верфей планировалось, что верфи в Висмаре и Варнемюнде (Германия), а также Николаеве (Украина) создадут совместное предприятие с Выборгским судостроительным заводом, который контролировали люди Ильи Трабера и Сергей Колесников, а также лихтенштейнский офшор Lirus Management AG (бенефициаром которого, как утверждает Колесников, был лично Владимир Путин). На суде выяснились новые детали этого громкого дела.

Эксперты Гражданской гвардии продемонстрировали презентацию, где описывается, как “Финансовая лизинговая компания” (филиал российской государственной Объединенной авиастроительной корпорации — ОАК) приобрела немецкие верфи Wadan Yards, получила займы как немецких, так и российских банков, выпустила облигации под гарантии Сбербанка и вывела деньги в дочернее предприятие в Люксембурге, обанкротив в итоге сами верфи. Часть похищенных денег пошла на покупку виллы Малютиным на Майорке. На прослушках разговоров лидера Тамбовской ОПГ Геннадия Петрова, частично представленных в суде в Мадриде, частично описанных представителем Гражданской гвардии, Петров обсуждает покупку этих верфей (через номинального владельца Андрея Бурлакова) с Наилем Малютиным. Из разговора следует, что сделка пробивалась в Кремле через Сергея Колесникова, предпринимателя, входившего в ближайший круг Путина и соседа Петрова по элитному дому на Каменном острове. (Именно Колесников финансировал строительство «дворца Путина» на мысе Идокопас, причем формально управляющим компании-собственника дворца был юрист Геннадия Петрова). Между делом они обсуждают, что Колесников общался с «Верхним», помогая Петрову пролоббировать некоего человека.

11 июля 2007 года Наиль Малютин интересуется у Геннадия Петрова, организуют ли они прием президента ОАК Алексея Федорова в конце августа на яхте Резника на Майорке, или нужно искать другое место. Участвовавшего в операции по покупке верфей экс-министра энергетики Игоря Юсуфова Петров и Малютин называют “электриком”.

Согласно презентации, которую продемонстрировало следствие на суде, 11 мая 2008 года Бурлаков, Малютин и Петров лично встретились для обсуждения покупки верфей. 25 мая 2008 года Петров и Малютин обсудили по телефону, что Бурлаков встретится с Медведевым напрямую для обсуждения сделки. После этого Бурлаков договаривается о встрече с Петровым. 16 мая 2008 года Малютин и Петров обсуждают некую встречу с “номером первым”. Испанское следствие предполагает, что речь идет о Владимире Путине. Позже в суде слушается разговор Наиля Малютина с Петровым: “Я с Сергеем связь держу, все нормально по кораблям, Верхний сказал, хорошо подумает”.

Заключительное слово
Владислав Резник и Диана Гиндин, которым вменяют отмывание 7,3 млн евро методом покупки у Петрова фирм с записанными на них яхтами и виллами, а также покупку самолета на двоих с сыном Петрова Антоном, заявляют, что просто «оптимизировали управление своим имуществом». С точки зрения следствия Резник и Гиндин приобрели имущество Петрова, прекрасно зная, что оно приобретено на грязные деньги. “Резник является иностранным парламентарием, его осуждение осложнит отношения между нашими странами!”, — пугает судью адвокат Резника.

Прокуроры в заключительном слове заявляют, что считают существование тамбовско-малышевской ОПГ доказанным, а также доказанными часть эпизодов об отмывании денег. Всего группировка, по данным следствия, легализовала более 50-ти миллионов евро. Для Резника просят 5 лет тюрьмы и 30 миллионов евро штрафа, для остальных 14-обвиняемых — более мелкие сроки. Подсудимые демонстративно хмыкают и смеются. Для признавших вину в отмывании денег в составе организации Сергея Кузьмина и Александра Малышева Леонида Хазина и Михаила Ребо прокуратура также запросила сроки, которые, однако применены не будут. Ребо, гражданин Германии, должен вместо этого получить запрет на въезд в Испанию.

Прокурор Хуан Каррау напоминает в заключительном слове, что, согласно заявлению самого Петрова, никакого бизнеса у него в России нет. Давным-давно он имел компанию “Петродин” и давал уроки бокса, но на этом все. Как он может объяснить происхождение своих миллионов? На Майорке был записан моряком, а его друзья Леонид Христофоров и Аркадий Буравой — членами экипажа яхты, которая якобы предоставляла круизы. Это фиктивное оказание услуг, говорит Каррау.

Также прокурор Хосе Гринда заявил, что группировка занималась “торговлей связями” — продвижением нужных людей на нужные посты в России благодаря своим знакомствам. Гринда отмечает, что "при Путине времена изменились. Группировка занялись не только отмыванием денег, но и отмыванием своего имиджа, в чем им помогают контакты с силовыми ведомствами России”.

Адвокаты подсудимых возражают, что широкий круг знакомств Петрова — Виктор Зубков, Николай Аулов, Анатолий Сердюков, офицер испанской разведки — как раз свидетельствуют о том, что он честный бизнесмен, который, кстати, был оправдан по делу о фальсификации греческого паспорта. Они добавляют, что никакой Тамбовской ОПГ вообще не существует, а значит, нельзя вменять ни принадлежность к ней, ни отмывание средств.

Сами обвиняемые говорят о “кафкианстве”, а Андрей Маленкович (муж Юлии Ермоленко) даже заявляет в последнем слове: “когда судья Бальтасар Гарсон назвал операцию “Тройка” и арестовал мою жену, мне напомнило это сталинские тройки!” Впрочем, испанский суд, который во всем разобрался, Маленкович уважает.

На вынесение приговора может уйти несколько месяцев. Подсудимые - резиденты Испании — находятся под подпиской о невыезде, а Владислав Резник и Диана Гиндин вернулись в Москву. Если их осудят, они просто не вернутся в Испанию.

Анастасия Кириленко


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии