К вопросу о прекращении обязательства зачетом (Дженбеков Кайсар Ханмуратович, магистр права) (©Paragraph 2018 / 5.0.2.34)

К вопросу о прекращении обязательства зачетом

 

Несмотря на то, что казахстанское юридическое сообщество уже давно знакомо с нормой о прекращении обязательства зачетом, предусмотренной ст. 370 Гражданского кодекса Республики Казахстан[1] (далее - ГК РК), практику применения зачета как способа прекращения обязательства никак нельзя назвать ни устоявшейся, ни единообразной. Важно подчеркнуть, что норма о прекращении обязательства зачетом практически дословно перекочевала из ст. 218 Гражданского кодекса Казахской ССР[2], введенного в действие еще в 1964 г., но также существовала и ранее.

В соответствии с п. 1 ст. 370 ГК РК «Обязательство прекращается полностью или в части зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил, либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны». При этом, пунктом 2 данной статьи предусмотрены случаи, когда применение зачета не допускается, а пунктом 3 - порядок применения зачета при уступке требований. Однако, для анализа указанной нормы п.п. 2 и 3 ст. 370 ГК РК будут рассматриваться только отчасти.

Принимая во внимание, что в силу п. 1 ст. 6 ГК РК «Нормы гражданского законодательства должны толковаться в соответствии с буквальным значением их словесного выражения», для применения зачета в соответствии с п. 1 ст. 370 ГК РК достаточно обеспечить соблюдение трех условий: во-первых, требования должны быть встречными; во-вторых, требования должны быть однородными; и, в-третьих, требования должны быть исполнены в связи с наступлением срока исполнения, в связи с отсутствием срока исполнения, либо в случае, если исполнение определено моментом востребования.

Под условием о том, что требование должно быть встречным, понимается, что у сторон должны быть взаимные требования, то есть направленные друг к другу. Такие требования могут возникать из любых юридических фактов, за исключением предусмотренных п. 2 ст. 370 ГК РК. Таким образом допустимо утверждать, что для применения зачета каждая из сторон основного обязательства должна быть соответственно должником и кредитором по встречному требованию[3].

Под условием о том, что требование должно быть однородным обязательству, понимается, что, как требование, так и обязательство должны обладать едиными родовыми признаками, к примеру, денежное обязательство[4], в силу которого одно лицо (должник) обязано уплатить деньги другому лицу (кредитору), а кредитор имеет право требовать от должника исполнение его обязанности по уплате денег (заем денег и другие обязательства).

В таком случае, если должник обязан выплатить кредитору деньги, то и у должника должно быть требование о выплате кредитором денег, при чем независимо от оснований возникновения требования и обязательства, будь то оплата по возмездному договору, возмещение убытков, уплата неустойки, возврат неосновательного обогащения либо платеж по другому основанию. Как следствие, если по основному обязательству подлежат оплате деньги, а по встречному требованию подлежит передаче какая-либо иная вещь, то применение зачета не допускается.

Третье условие для зачета - это сроки исполнения требования, а именно: наступление срока исполнения, отсутствие срока исполнения или если исполнение производится по требованию. В первом случае требование должно содержать срок исполнения, и этот срок должен наступить, к примеру, если в договоре подряда указано, что заказчик оплачивает работы подрядчика в течение 60 дней с даты подписания акта приемки построенного объекта в эксплуатацию, то сразу после подписания акта срок исполнения обязательства заказчика по оплате работ считается наступившим.

Во втором случае срок исполнения требования должен отсутствовать, к примеру, в договоре подряда указано, что заказчик оплачивает работы подрядчика после подписания акта выполненных работ, при этом конкретный срок оплаты не предусмотрен. В силу п. 2 ст. 277 ГК РК исполнение обязательства по оплате должно быть произведено в разумный срок, но для целей применения зачета считается, что срок исполнения требования не указан, а применение зачета допустимо.

В третьем случае срок исполнения определяется моментом востребования, то есть моментом, когда кредитор заявит должнику о своем требовании. Допустим, что в договоре подряда указано, что за нарушение сроков выполнения работ подрядчик выплачивает заказчику неустойку в размере 0,1 % от стоимости договора. Учитывая, что согласно п. 2 ст. 349 ГК РК привлечение должника к ответственности за нарушение обязательства производится по требованию кредитора, то срок исполнения обязательства по уплате неустойки определяется моментом востребования.

Уместно предположить, что в статье 370 ГК РК понятие «требование» не приравнивается понятию «обязательство», поскольку указано, что «обязательство прекращается... зачетом... требования», а не «обязательство прекращается... зачетом... обязательства» либо «требование прекращается... зачетом... требования». Более того, системный анализ положений ГК РК[5] позволяет утверждать, что требование является, если не тождественным, то сходным понятию «субъективного права», под которым понимается «юридически обеспеченная мера возможного поведения управомоченного лица»[6].

При этом, согласно ст. 268 ГК РК «В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и так далее либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Кредитор обязан принять от должника исполнение». Таким образом, допустимо утверждать, что «требование» и «обязательство» - это «две стороны одной медали», но никак не одно и то же. В частности, в силу пп. 1 ч. 2 ст. 7 ГК РК гражданские права и обязанности возникают, изменяются и прекращаются из договоров и иных сделок, предусмотренных законодательством Республики Казахстан.

Более того, к порядку применения зачета п. 1 ст. 370 ГК РК устанавливает лишь одно правило - «для зачета достаточно заявления одной стороны». Так как согласно п. 2 ст. 148 ГК РК «односторонней считается сделка, для совершения которой, в соответствии с законодательством или соглашением сторон, необходимо и достаточно выражения воли одной стороны», зачет является разновидностью односторонней сделки. Как следствие, для применения зачета должником не требуется согласия или иного волеизъявления кредитора по основному обязательству.

В этой связи, при соблюдении условий п. 1 ст. 370 ГК РК должник вправе заявить кредитору о прекращении обязательства путем применения зачета в связи с имеющимся у него требованием к кредитору. Учитывая, что зачет - это односторонняя сделка, обоснованность и законность требований должника к кредитору предполагается, а при несогласии кредитор вправе оспаривать в порядке, предусмотренном ст. 9 ГК РК, как действительность предъявленного к зачету требования, так и наличие условий, необходимых для осуществления зачета[7].

Вышеприведенный анализ п. 1 ст. 370 ГК РК не должен оставлять сомнений о возможности применения зачета при соблюдении условий и порядка применения зачета, однако на практике зачастую возникают сложности с применением данной нормы, различное понимание и толкование данной нормы, о чем наиболее ярко свидетельствуют следующие гражданские дела.

Специализированный межрайонный экономический суд Карагандинской области в 2017 г. рассмотрел гражданское дело по иску ТОО «Б» к ТОО «К» о признании недействительным предъявленное ответчиком к зачету требование и признании незаконным действие ответчика по проведению зачета. Суд вынес решение о частичном удовлетворении иска в части признания действий ответчика по проведению зачета незаконным[8].

Суд основывал свое решение на том, что «истец не согласился с применением ответчиком зачета путем направления письма об отказе; данное обстоятельство означает наличие спора по вопросу начисления неустойки; соответственно, проведение зачета, являющегося по сути отказом ответчика от исполнения обязательства перед истцом, является незаконным», а также отметил, что «ответчик не утратил возможность восстановления прав в судебном порядке; в связи с чем, в удовлетворении требования истца о признании недействительным предъявленного ответчиком к зачету требования (о взыскании неустойки) следует отказать»[9].

В апелляционной инстанции была оспорена законность и обоснованность указанного решения, вынесено постановление об изменении решения и отказе в удовлетворении требований истца[10]. Апелляционная судебная коллегия мотивировала свое постановление тем, что «в силу требования п. 2 ст. 367 ГК прекращение обязательства по требованию одной из сторон допускается только в случаях, предусмотренных законодательством»[11] и «для зачета согласия другой стороны не требуется, заявление одной стороны рассматривается как односторонняя сделка»[12].

Конкретные обстоятельства указанного дела сознательно не приводятся в настоящем исследовании, поскольку для анализа практики применения п. 1 ст. 370 ГК РК важно лишь то, как суды толкуют и применяют обсуждаемую норму при рассмотрении споров, с учетом допущения, что обстоятельства дела предполагают соблюдение условий применения зачета.

Как видно из решения, суд первой инстанции приходит к интересному выводу: раз уж «истец не согласился с применением ответчиком зачета», прямое указание закона на то, что «для зачета достаточно заявления одной стороны»[13] не имеет никакого правового значения, поскольку по мнению суда «проведение зачета, являющегося по сути отказом ответчика от исполнения обязательства перед истцом, является незаконным».

Не менее интересен второй вывод суда о том, что сторона, применяющая зачет (в данном случае ответчик), «не утратила возможность восстановления прав в судебном порядке». Отсюда вытекает, что суд первой инстанции истолковал норму «для зачета достаточно заявления одной стороны» как «для зачета необходимо подать отдельное или встречное исковое заявление».

Очевидно, что первый вывод суда первой инстанции неправомерен, а в отношении второго вывода возникает следующий вопрос: «Если должник уже применил зачет, то наверняка убежден, что его обязательства перед кредитором прекратились, как и обязательства кредитора перед должником. В этой связи становится непонятно, подавая отдельное или встречное исковое заявление, на чем должен основывать должник свои требования, если обязательства кредитора прекратились зачетом?» Таким образом, возникает явное противоречие в утверждениях суда первой инстанции и игнорирование норм гражданского законодательства.

Как следствие, обнаружив данные противоречия, суд апелляционной инстанции правильно отметил, что прекращение обязательства возможно по требованию одной из сторон, в частности, для зачета согласия другой стороны не требуется. Таким образом, применение зачета не требует обращения в суд с отдельным исковым заявлением (или со встречным иском) - достаточно обеспечить соблюдение условий и порядка применения зачета.

Аналогичное дело было рассмотрено специализированным межрайонным экономическим судом г. Астаны в 2018 г. по иску ТОО «H» к ТОО «Ц» о взыскании сумм, где ответчик не выплатил истцу всю сумму по заключенному между ними договору, применив зачет в связи с имеющимся у него встречным требованием о возмещении убытков и неустойки. Встречный иск не подавался. Судом вынесено решение об удовлетворении требований истца[14].

Суд мотивировал свое решение тем, что «так как в договоре сторонами не предусмотрено безакцепное удержание сумм за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора, то ответчик не вправе был в одностороннем порядке взыскивать неустойку и убытки», а также, что «в суде установлено, что между сторонами имеется спор в части сроков исполнения договорных обязательств, что указывает на отсутствие бесспорности удержаний»[15].

Также суд отметил, что «не рассматривает вопрос о надлежащем или ненадлежащем исполнении истцом условий договора, так как ответчиком не заявлены требования в этой части и такое право им не утрачено. Ссылка ответчика на ст.370 ГК РК в данном случае несостоятельна, так как требования ответчика являются спорными»[16].

По-видимому, СМЭС г. Астаны рассматривает норму ст. 370 ГК РК также, как и СМЭС Карагандинской области, но с некоторыми особенностями. В данном случае Суд позволил себе истолковывать зачет как «безакцепное удержание», «одностороннее взыскание» и «бесспорное удержание». Вместе с тем, апелляционная судебная коллегия, рассмотрев жалобу Ответчика, постановила, что отсутствуют основания для отмены обсуждаемого решения суда[17], указав, что «у сторон сделки отсутствует право безакцептного списания неустойки и убытков», а также «в рамках данного дела встречный иск Ответчиком не заявлен»[18].

Используя указанные формулировки, суд первой инстанции допустил грубейшие ошибки. Удержание является способом обеспечения обязательства[19], а не его прекращения, как в случае с зачетом[20]. При этом, удержание не требует акцепта, поэтому неважно было ли согласовано удержание, разумеется, если иное не предусмотрено договором[21]. Взыскание может быть только односторонним, поскольку при согласии другой стороны, имеет место добровольная оплата. Как было уже рассмотрено выше, бесспорность не является условием для применения зачета.

Апелляционная судебная коллегия «пошла дальше» и указала в постановлении об отсутствии у ответчика «права безакцептного списания», однако в данном случае только истец может обладать правом списания, поскольку истец требует выплаты задолженности и вправе производить списание, а равно прощение долга.[22] В противном случае, если следовать логике апелляционной судебной коллегии, получается: «ответчик без согласия истца не может сам себе списать задолженность». Это так, однако в рассматриваемом деле ответчик применил зачет встречного однородного требования против обязательства перед истцом, а не прощал долг самому себе.

В части необходимости заявления встречного иска важно учитывать, что любое исковое заявление должно содержать предмет и основание иска. «Предмет иска определяется требованиями истца к ответчику. Основание иска - это доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования.»[23] Если с предметом встречного иска понятно, что у лица, применяющего зачет, должно быть соответствующее встречное однородное требование, то с основанием встречного иска становится сложнее, поскольку такое требование предполагается ответчиком (истцом по встречному иску) прекращенным в связи с уже примененным зачетом, как следствие, основания для встречного требования уже реализованы.

Не менее интересное постановление было вынесено апелляционной судебной коллегией Актюбинского областного суда в 2015 году[1] о проверке решения специализированного межрайонного экономического суда Актюбинской области по иску ТОО «И» к АО «С» о взыскании суммы долга и неустойки. В постановлении указано: «Согласно ст. 370 ГК обязательства прекращаются зачетом однородных требований. Для зачета достаточно заявление одной стороны. Однако задолженность по оплате поставки и неустойка не являются однородными требованиями, так как стоимость поставки покупатель обязан оплатить, цена товара не может быть уменьшена судом, а в случае заявления требования о взыскании неустойки, то законодатель предусматривает его изменение судом. Право требования неустойки не является бесспорным. Соответственно неустойка при наличии спора подлежит взысканию в судебном порядке, что предполагает предъявление иска»[2].

Следовательно, коллегия пришла к невероятному выводу, что однородность денежного обязательства устанавливается через возможность суда уменьшить размер обязательства, а не через единые родовые признаки встречных обязательств кредитора и должника. Очевидно, что норма о буквальном толковании[3] норм гражданского законодательства была проигнорирована, поскольку, в силу денежного обязательства (оплата поставки) должник обязан уплатить деньги кредитору[4], а неустойкой признается определенная денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства[5]. Разумно утверждать, что в обоих случаях подлежат передаче (оплате) деньги, и эти обязательства являются однородными. Иначе буквально толковать указанные нормы невозможно. В результате допущения неправильного толкования понятия однородности указанных обязательств суд пришел к неправильным выводам, и был вынесен по существу неправильный судебный акт.

Как демонстрируют указанные примеры из судебной практики, практическое применение зачета как способа прекращения обязательства все еще вызывает затруднения. Правоприменители допускают излишние, а порой и ошибочные, суждения о применении и толковании норм о прекращении обязательства зачетом. Судам следует строго придерживаться принципа законности и буквально толковать требования гражданского законодательства. Таким образом, Верховному суду Республики Казахстан желательно уделять большее внимание разъяснению нижестоящим судам надлежащего применения отдельных норм гражданского законодательства через нормативные постановления по вопросам судебной практики, а также в подобных случаях истребовать дела из нижестоящих судов для их проверки в кассационном порядке.

 

 

Дженбеков Кайсар Ханмуратович, магистр права

 


[1] Гражданский Кодекс Республики Казахстан (общая часть), введен в действие c 01.03.1995 г. Постановлением Верховного Совета РК от 27.12.1994 г. № 269-XII (далее - ГК РК).

[2] Гражданский Кодекс Казахской ССР, введен в действие с 01.07.1964 от 28.12.1963 г.

[6] Гражданское право. Том І. Учебник для вузов. Под ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин - Алматы, 2000 — § 2.

[7] См. Комментарий к ГК.

[8] См. Решение СМЭС Карагандинской области от 27.11.2017 г. по гражданскому делу № 3514-17-00-2/6211.

[9] Ibid, — с. 4.

[10] См. Постановление Карагандинского областного суда от 15.03.2018 г. по гражданскому делу № 3599-18-00-2а/202.

[11] Ibid - с. 5.

[12] Ibid - с. 6.

[13] См. п. 1 ст. 370 ГК РК.

[14] См. Решение СМЭС г. Астаны от 10.04.2018 г. по гражданскому делу № №7119-18-00-2/3220.

[15] Ibid - с. 3.

[16] Ibid.

[17] См. Постановление суда г. Астаны от 30.05.2018 г. по гражданскому делу № 2а-3201/2018.

[18] Ibid - с. 2, 3.

[19] См. п. 1 ст. 292 ГК РК.

[20] См. п. 1 ст. 367 ГК РК.

[21] См. п. 3 ст. 338-1 ГК РК.

[22] См. ст. 373 ГК РК.

[23] См. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Республики Казахстан. Верховный суд Республики Казахстан. - 2016. Доступно по ссылке: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=32469410.


[1] См. Постановление Актюбинского областного суда от 28.12.2015 г. по делу № 2а-2915/2015. См. также Решение СМЭС Актюбинской области от 19.11.2015 г. по делу № 2-2915/15.

[2] Ibid - c. 3.

[3] См. п. 1 ст. 6 ГК РК.

[4] См. п. 1 ст. 282 ГК РК.

[5] См. ст. 293 ГК РК.

5 декабря 2018, 16:15
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript