Записка о нормативных постановлениях Верховного Суда Республики Казахстан

 

Фархад Карагусов,

доктор юридических наук,

профессор

 

Проблема. В последнее время Верховный Суд активно участвует в разработке законов, оказывая влияние на волю законодателя, и принимает нормативные постановления, что противоречит конституционному принципу разделения властей. А в некоторых случаях изданием нормативных постановлений Верховный Суд необоснованно изменяет содержание законов, принятых Парламентом.

В то же время, издание нормативных постановлений Верховного Суда нарушает конституционный принцип независимости судьи.

В ст. 77 Конституции закреплена независимость судьи и его/ее подчинение только Конституции и закону при отправлении правосудия по конкретным делам.

Однако еще в старой редакции п. 3 ст. 17 Конституционного закона «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» содержалось полномочие Верховного Суда «принимать нормативные постановления, дающие разъяснения по вопросам применения в судебной практике законодательства». Предоставление Верховному Суду этого полномочия не корреспондировалось со ст. 77 Конституции, поскольку допускало навязывание воли высшей судебной инстанции каждому отдельному судье через обязательные для судов нормативные положения.

Вместе с тем, такая формулировка этого законодательного положения все же ограничивала направленность и значение нормативных постановлений Верховного Суда: судебная власть предназначается для отправления правосудия и разрешения споров, но не для создания права. Однако Конституционным законом от 17 ноября 2008 г. редакция этой нормы была изменена, предоставив Верховному Суду полномочие издавать любые нормативные постановления, в том числе с выходом за рамки разъяснений по вопросам применения законодательства в практике судов.

Конституционные положения об организации государства и разделении властей не позволяют Верховному Суду создавать правовые нормы, регулирующие общественные отношения.

Согласно Конституции государственная власть в Республике осуществляется на основе Конституции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви (п. 4 ст. 3).

Законодательные функции осуществляются Парламентом (п. 4 ст. 3, п. 3 ст. 61 Конституции), которому предоставлены исключительные полномочия по принятию законов для регулирования наиболее важных общественных отношений. Все иные отношения регулируются подзаконными актами, которые могут издаваться Правительством и определенными уполномоченными государственными органами. Но к таким подзаконным актам никак не относятся акты Верховного Суда, что особо подчеркнуто в п. 2 резолютивной части постановления Конституционного Совета от 6 марта 1997 г. №3.

В свою очередь, суды только осуществляют правосудие, и судебная власть реализуется только за счет установленных законом форм судопроизводства (ст. 75 Конституции). Верховный суд также имеет полномочия давать разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 81 Конституции). Однако реализация этого полномочия Верховным Судом стала приобретать характер правотворчества.

В качестве примера можно привести нормативное постановление Верховного Суда № 6 от 7 июля 2016 года «О некоторых вопросах недействительности сделок и применении судами последствий их недействительности». Согласно п. 1 этого постановления предписывается следование норме, не соответствующей концепции и содержанию Гражданского кодекса, о том, что казахстанская законодательная система предусматривает ничтожность сделок, а также указывается, что «последствия недействительности ничтожной сделки» могут быть применены по требованию любого заинтересованного лица «независимо от того, заявлено ли требование о признании ничтожной сделки недействительной». При этом действующим законодательством не признаются ничтожные и оспоримые сделки, отражающий эту идею проект закона только находится на рассмотрении Парламента, а сама идея о внедрении этой классификации является весьма спорной и неоднозначной. И вполне очевидным является то, что при подготовке и принятии этого нормативного постановления Верховного Суда не просто были внедрены недостаточно продуманные теоретические измышления, но также не была проведена надлежащая предварительная оценка того, что практическая реализация привносимых этим нормативным постановлением правовых конструкций может весьма негативно повлиять на оберегаемые Конституцией и законом определенность и стабильность гражданского оборота, целостность нашей правовой системы.

Таким образом, Конституция и Закон «О правовых актах» (как и утративший с его принятием Закон «О нормативных правовых актах») не предусматривают регулирование каких-либо общественных отношений нормативными постановлениями Верховного Суда, как бы и с каким бы то ни было намерением не изменилась в 2008 году редакция п/п. 3 ст. 17 Конституционного закона «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан»! Нормативными постановлениями Верховного Суда не могут устанавливаться правовые нормы, регулирующие какие-либо общественные отношения! И тем более, нормативными постановлениями Верховного Суда также не могут изменяться содержание правовых норм, принятых Парламентом.

Даже если (необоснованно расширяя конституционное положение о праве Верховного Суда давать разъяснения по вопросам судебной практики) законодательством предусмотрено оформление таких разъяснений нормативными постановлениями Верховного Суда, в допускающем это постановлении Конституционного Совета от 6 марта 1997 г. № 3 указано, что нормативное постановление Верховного Суда может издаваться только по вопросам применения в судебной практике норм законодательства и является обязательным для всех судов республики (только для судов). Однако в противоречие в этой позицией Конституционного Совета в нормативных постановлениях Верховного Суда указывается, что они являются общеобязательными, то есть обязательными для всех граждан и организаций.

Опасность такого подхода в деятельности Верховного Суда заключается в том, что (помимо неконституционного вмешательства в деятельность каждого отдельного судьи при отправлении правосудия) нормативными постановлениями Верховного Суда могут формулироваться нормы права (и обеспечено их принудительное исполнение судами), нередко отличающиеся от законодательных положений, принятых Парламентом. Это очень опасная тенденция, поскольку, имея свои нормативные постановления находящимися вне иерархии нормативных правовых актов, Верховный Суд становится не связанным законодательством, но при этом своими нормативными постановлениями он, по сути, начинает создавать правовые нормы. И если допустить, что своими нормативными постановлениями он будет устанавливать нормы права, регулирующие те или иные общественные отношения, это нарушит установленную Конституцией систему сдержек и противовесов, последствия чего могут быть катастрофическими для казахстанского государства и граждан нашей Республики.

 

 

 

5 сентября 2016, 11:52
Источник, интернет-ресурс: Карагусов Ф.С.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код