Неравенство - глобальный вызов современности

 

Булат Хусаинов,

д. э. н., действительный член Нью-Йоркской академии наук,

Институт экономики КН МОН РК

 

Для разных регионов и стран набор глобальных вызовов, угроз и рисков по степени влияния и приоритетности может быть разным. Однако можно уверенно утверждать, что неравенство доходов и капитала, которое приобретает всеобщий характер, становится глобальным вызовом современности.

Действительно, результаты исследований, проводимых различными авторитетными организациями, в том числе Международным валютным фондом (МВФ), показывают, что 60% респондентов по всему миру считают неравенство основным глобальным вызовом. Оно имеет не только национальный, но и межстрановый и глобальный характер. Уровень неравенства между богатыми и бедными странами нарастает с каждым годом. Эта проблема охватывает не только развивающиеся или отсталые страны по уровню развития, но и в развитых странах ее актуальность нарастает.

 

Разрыв растет

Широко известно, что индустриальная система способствовала преодолению массовой бедности аграрной цивилизации. Конечно, прошедшие десятилетия демонстрируют значительный прогресс в решении проблемы бедности и неравенства. Однако проблема преодоления бедности и неравенства далека от решения. Более того, сегодня она приобретает новые черты и может иметь угрожающие, если не разрушительные последствия.

Небольшой экскурс. В середине XIX века примерно половина неравенства между индивидами в мире объяснялась неравномерным развитием стран, а другая половина - разницей в доходах между социальными классами, то есть между рабочими и капиталистами. На уровне отдельных стран того времени классовое деление было очевидным. Основная часть доходов была обусловлена классовыми, а не страновыми различиями.

По-иному обстоит ситуация в наше время. В начале XXI века общее неравенство между гражданами мира не только усилилось по сравнению с показателями более чем 150-летней давности, но и полностью изменилась его структура. Из неравенства, примерно в равной пропорции определяемого различиями в классовой принадлежности и стране проживания, оно превратилось в неравенство, определяемое исключительно географическим фактором, т. е. страной проживания.

Ни для кого не секрет, что уровень неравенства в распределении доходов и благосостояния в богатых развитых экономиках серьезно вырос за последнее десятилетие. Что еще трагичнее, он усугубился после Великой рецессии. Для иллюстрации проанализируем динамику изменения коэффициента Джини, характеризующего уровень неравенства доходов, за период 1980-2015 гг. для двух крупных развитых экономик - Великобритании и США (рисунок 1).

Представленные графики позволяют говорить о следующем. Во-первых, уровень неравенства доходов в Великобритании выше, чем в США. Это подтверждается более высокими значениями британского коэффициента Джини. Во-вторых, как в США, так и в Великобритании неравенство в распределении доходов имело тенденцию роста в течение 80-х, до середины 90-х годов прошлого столетия. При этом максимальный рост индекса Джини в Великобритании зафиксирован в 1995 г. (53,6%), а в США - в 1994 г. (48,6%). В-третьих, в обеих странах после середины 90-х годов ХХ столетия до 2004 г. наблюдается снижение национального уровня неравенства. Затем снова наблюдается тенденция роста, пик которого отмечен в 2010 г. (в Великобритании - 53,8, в США - 50,7), после чего произошло небольшое снижение. По-видимому, пиковый рост неравенства в 2010 г. обусловлен влиянием глобального финансово-экономического кризиса.

 

591e744ed7c9d1495168078.jpeg

 

В формировании неравенства, особенно в США, лауреат Нобелевской премии Дж. Стиглиц видит рентоориентированное поведение американской верхушки. Именно здесь произошла (и продолжает происходить) существенная концентрация богатства страны. Понятно, что это результат операций с рентой, включая монопольные прибыли и чрезмерные компенсации руководителям корпораций, особенно в финансовом секторе.

Причин, порождающих неравенство, множество. Одна из важнейших из них - это финансовые рынки, усугубляющие неравенство во всем мире. Дж. Стиглиц, будучи одним из самых авторитетных исследователей неравенства, говоря о его источниках, справедливо утверждает, что выявить роль одного-единственного фактора в данном случае - задача невероятно трудная. В двух последних объемных книгах Дж. Стиглица красной нитью проходит мысль, что неравенство в самом широком смысле есть результат политики правительства, которая формирует его посредством технических изменений, а также экономических и политических механизмов. Говоря о неравенстве в США, он убежден, что «главным источником неравенства являются управленческие ошибки в макроэкономике и их последствия… Экономический пузырь дал нам иллюзию богатства, но лишь на мгновение: …когда пузырь лопнул, исчезли не только иллюзии богатства, но произошли еще больший разрыв и увеличение степени неравенства, ослабив и без того хрупкие позиции низших слоев населения… Макроэкономическая политика (особенно в сфере финансов), согласно которой действуют Соединенные Штаты и ряд других стран, отражает интересы верхушки общества» (Дж. Стиглиц. Цена неравенства. Чем расслоение общества грозит нашему будущему).

Тот факт, что именно финансовый сектор поспособствовал обострению неравенства после глобального кризиса 2008 г., не вызывает сомнений. Для этого у финансиализации существует несколько каналов. По мнению Дж. Стиглица, «финансовый сектор сыграл знаковую роль в процессе обострения неравенства в распределении доходов (и низкой экономической эффективности) как в Америке, так и во всем мире… Финансовый сектор сознательно продвигал политику, которая ведет к увеличению неравенства, и придумывал идеологию для ее оправдания…лоббировал идею о том, что самостоятельное функционирование рынков ведет к исключительно положительным результатам, и по этой причине государство должно либерализировать рынки и способствовать приватизации... По версии финансового сектора, необходимо было сконцентрироваться на борьбе с инфляцией, а не на создании рабочих мест… Череда подобных решений со стороны финансового сектора привела к Великой рецессии… Такая политика финансового сектора лишь усугубила экономический спад» (Дж. Стиглиц. Великое разделение. Неравенство в обществе, или Что делать оставшимся 99% населения?). Глобальный финансовый кризис, «в котором погрязли США и за ними весь мир в 2008 г.», по его образному выражению, был «рукотворной катастрофой», которая способствовала усугублению неравенства во всем мире.

Совершенно очевидно, что сочетание неправильных идей и интересов «одного процента» порождает катастрофические последствия. Примеров тому множество. Так, после эпохи колониализма Западу удавалось продвинуть фундаменталистские идеи свободного рынка (многие из которых отражали взгляды Уолл-стрит) в развивающиеся страны. Конечно, у последних выбора не было: колониальные державы разорили их, безжалостно эксплуатируя и хищнически расходуя их ресурсы. При этом не делая ничего для того, чтобы развивать их экономики. Да, развивающиеся страны нуждались в поддержке развитых экономик. Тогда МВФ и другие международные экономические организации выдвинули условие, что развивающиеся страны должны открыть свои рынки для потоков товаров из развитых экономик. Но сами развитые государства отказались открыть свои рынки для их сельскохозяйственной продукции. Это неадекватное политическое решение провалилось - доход на душу населения в Африке упал, в Латинской Америке началась стагнация.

Не секрет, что законы экономической науки давно подменили опасными для развития идеологическими воззрениями. Имеется в виду насаждение одиозных представлений о якобы позитивном влиянии на развитие национальных экономик, в том числе и Казахстана, неолиберальных теорий. Они справедливо критикуются авторитетными учеными-экономистами, среди которых немало лауреатов Нобелевских премий (Дж. Стиглиц, П. Кругман, Р. Манделл и др.). Многие западные экономисты являются убедительными критиками неолиберализма. Свои доводы они подкрепляют реальными расчетами и системным анализом динамики развития многих государств мира, в том числе США, которые насаждают всему миру идеи неолиберализма, как в свое время коммунистические идеи насаждались по всему миру, в особенности развивающемуся.

Крах идей олиберализма наглядно прослеживается на примере США. Действительно, если после Второй мировой на долю американской экономики приходилась половина мирового валового продукта, в 1980 г. - 21,8%, то уже в 2016 г. они опустились на уровень 15,6% в мировом производстве (с учетом паритета покупательной способности). США на наших глазах теряют роль мирового лидера не только в глобальной экономике, но и в политике. Причем теряют тем быстрее, чем более стараются держаться в неолиберальном русле.

 

Межстрановые и международные аспекты

В Институте экономики КН МОН РК третий год проводится исследование на тему «Глобальные вызовы и национальные экономики: угрозы, риски и императивы развития». В нем убедительно доказывается, что неравенство стало глобальным вызовом современности и базируется на развитии концепций межстранового и международного неравенства. Принципиальной новизной нашего исследования является то, что впервые проведена оценка влияния межстранового и международного неравенства на экономический рост национальных образований. Такое утверждение основано на том, что среди множества проанализированных зарубежных работ, включая разработки Всемирного банка и МВФ, не найдено исследований, в которых проводится такая оценка.

Суть вышеуказанных концепций состоит в следующем. Концепция межстранового неравенства фокусируется на гетерогенности между странами во всем мире. Соответствующий показатель, характеризующий его, базируется на статистических данных о неравенстве, рассчитанных на основе валового национального дохода в странах мира без учета удельного веса населения. Ценность применения понятия межстранового неравенства состоит в том, что именно государства, а не люди должны иметь равный весовой коэффициент при оценке справедливости распределения благ глобализации. При расчете межстранового неравенства в качестве единицы наблюдения берутся страны.

В отличие от межстранового неравенства в концепции международного неравенства принимается во внимание численность населения. Подчеркнем, что в обоих случаях соответствующие рассчеты коэффициента неравенства производятся на основе не фактических доходов отдельных граждан, а средних показателей по стране.

 

591e7457077fc1495168087.jpeg

 

Содержательный анализ динамики изменения рассчитанных нами индексов (коэффициенты в процентном выражении) межстранового и международного неравенства на протяжении 1990-2015 гг. характеризуется следующими тенденциями (рисунок 2).

Во-первых, уровень межстранового неравенства выше, чем международного. Во-вторых, оба индекса неравенства на протяжении 90-х годов прошлого столетия имели выраженную тенденцию роста, хотя и не во все годы. В частности, абсолютное межстрановое неравенство (G1) в 1990-1993 гг. снижалось, затем до 1999 г. включительно росло. В новом тысячелетии оно снижалось (по сравнению с 1999 г.), но начиная с 2008 г. (начало глобального экономического кризиса) межстрановое неравенство, за исключением 2013 г., возрастало, достигнув максимального значения (80,06%) в 2015 г. Абсолютное международное неравенство (G2) на протяжении 1990-1998 гг. неуклонно возрастало (максимальное значение - 1998 г.), затем в конце 90-х годов ХХ века произошло заметное падение. Однако в первые два года нового тысячелетия вновь отмечен рост, а в последующие годы динамика межстранового неравенства характеризуется стабильным снижением.

На приведенном графике наглядно видно, что после азиатского кризиса 1998 г. произошел всплеск межстранового (1999 г.) и международного (2000 г.) неравенства. Правда, тогда выиграли Соединенные Штаты, поскольку произошел значительный переток капитала с азиатского субконтинента на рынки этой страны.

Правомерно задаться вопросом: какие же группы населения по доходу выиграли больше всего за последние четверть века? Выигрыш в реальных доходах был самым большим для людей около 5-го перцентиля глобального распределения доходов и среди богатейших (верхний 1%). Выигрыш был самым маленьким для находящихся около 80-го перцентиля мирового распределения, большая часть из которых входят в низший средний класс богатой части мира. Правомерно задаться другим вопросом: кто же входит в группу явно выигравших? В абсолютном большинстве случаев это люди, живущие в быстрорастущих азиатских экономиках, главным образом в Китае. Больше всего выиграли бедный и средний класс Азии, а больше всего проиграл нижний средний класс богатого мира.

Изучение эволюции неравенства доходов важно не только и не столько из-за необходимости мониторинга уровня бедности, но и ввиду его влияния на динамику роста национальных экономик и регионов мира.

В исследовании Всемирного банка, где проведен углубленный анализ негативных социально-экономических последствий глубокого неравенства, указывается на следующее важное обстоятельство. Взаимосвязи равенства и благосостояния порождаются двумя комплексами причин. Во-первых, в развивающихся странах наблюдается множество провалов рынка, в частности, это относится к рынкам кредитов, страхования, земли и человеческого капитала. В результате ресурсы могут пойти не туда, где они принесли бы максимальную отдачу.

Второй комплекс причин возникает в результате того, что при высоком уровне экономического и политического неравенства обычно экономические институты и социальные условия систематически действуют в интересах более влиятельных групп. Такие несправедливые институты способны приводить к экономическим потерям, когда личные и имущественные права обеспечиваются избирательно, бюджетные ассигнования выделяются главным образом тем, кто обладает политическим влиянием, предпочтение при распределении общественных услуг предоставляется богатым, а таланты средних и беднейших групп населения остаются невостребованными. Общество в целом тогда становится менее эффективным и упускает возможности для инноваций и инвестиций. На глобальном уровне, когда развивающиеся страны не имеют «голоса» в мировом управлении или этот голос слишком слаб, устанавливаемые правила могут оказаться неприемлемыми и дорогостоящими для беднейших стран. Отрицательные последствия неравенства возможностей и политической власти оказываются губительными для развития. Это предопределено тем, что экономическое, политическое и социальное неравенство имеет тенденцию самовоспроизводиться с течением времени и из поколения в поколение. Такие явления эксперты ВБ называют «ловушками неравенства».

 

Воздействие на рост национальных экономик

В ходе исследования были построены и оценены эконометрические модели, характеризующие взаимосвязи между межстрановым и международным неравенством и экономическим ростом в отдельных регионах мира (Латинская Америка, Европейский союз, Восточная Азия и Тихий океан, Европа и Центральная Азия), а также развитых и развивающихся экономиках (Великобритания, США, Бангладеш, Индонезия, Мексика, Шри-Ланка). Полученные результаты позволяют однозначно утверждать, что гипотеза о воздействии межстранового и международного неравенства доходов как глобального вызова современности на динамику роста национальных экономик и регионов мира подтверждена эмпирическими расчетами.

Количественная оценка влияния двух видов неравенства доходов на динамику экономического роста Казахстана позволяет утверждать следующее. Между динамикой изменения абсолютного значения валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения и двумя индексами неравенства существует высокая теснота связи. Причем теснота связи при временном лаге в один год является более выраженной, что подтверждается статистическими характеристиками специфицированного уравнения. Изменение межстранового неравенства оказывает положительное воздействие на рост казахстанского ВВП на душу населения, а изменение международного неравенства, напротив, оказывает негативное влияние.

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, тот факт, что в начале XXI века структура глобального неравенства доходов между гражданами стран мира кардинально изменилась, - из неравенства, определяемого различиями в классовой принадлежности и страной проживания, оно определяется исключительно пространственным (географическим) фактором, т. е. страной проживания. Говоря по-иному, в условиях глобализирующейся мировой экономики чрезвычайно важным является исследование неравенства доходов (и конечно же, капитала) между различными странами и регионами мира.

Во-вторых, можно однозначно утверждать, что главная гипотеза нашего исследования о воздействии межстранового и международного неравенства доходов (как глобального вызова современности) на динамику роста регионов мира и национальных экономик, в том числе Казахстана, подтверждена эмпирическими расчетами.

В-третьих, в ходе дальнейшего исследования требуется более углубленный анализ факторов, обусловливающих порождение межстранового и международного неравенства доходов и оказывающих влияние не только на динамику экономического роста национальных экономик, но, что, возможно, более важно, - на миграционные процессы.

Наконец, и это главное. Учитывая, что неравенство ослабляет любую национальную экономику, подрывает демократические устои общества, разделяет его, необходимо проведение серьезных междисциплинарных исследований. Результаты этих исследований явятся хорошей научной основой для выработки новой экономической политики, учитывающей глобальные вызовы современности.

 

 

19 мая 2017, 16:20
Источник, интернет-ресурс: Газеты «Казахстанская правда»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код