Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Успешная алматинка выехала вслед за мужем в Сирию и потеряла на войне пятерых детей и внука

Ложась спать, мы каждую ночь ждали смерти – Рашида.

Фото : Видео-кадр20 сентября 2019, 19:37

В 2014 году алматинка Рашида уехала вслед за своим мужем в Сирию, вместе с ней уехали четверо детей, пятый родился уже там. Также в зону боевых действий уехали сноха, зять и его мама. В итоге в живых осталась только сама Рашида и ее маленькая двухлетняя внучка, с которой она вернулась домой этим летом в ходе операции "Жусан-2", сообщает Zakon.kz.

Эту историю невозможно слушать без слез и содрогания. Страшная чужая война отобрала у Рашиды (здесь и далее имена изменены) самых дорогих и близких ей людей – пятерых детей, мужа и внука. Они погибли в один день. Позже погибла сноха.

Казахстанцы, уехавшие на чужбину воевать за призрачный халифат, умирали там пачками. А оставшиеся в живых, особенно дети и женщины, постоянно испытывали холод, голод, нужду, страх, болезни… Так почему же тогда они поехали туда? Ответ один – стали жертвами обмана. Сомнительные зарубежные миссионеры и вербовщики международной террористической организации ИГИЛ* обещали одно, а на деле оказалось совсем другое.

Рашида родилась и выросла в Алматы, удачно вышла замуж, у них родились дети. Турар работал в правоохранительных органах, она открыла свой частный бизнес и торговала китайскими вещами. Это был конец девяностых. Развал Советского Союза сильно ударил по экономике страны, все рушилось и приходилось практически выживать самим. У тех, кто не растерялся и открыл свою торговлю, дела пошли неплохо.

У Турара был старший брат Абрар, он читал намаз, и вскоре Рашида тоже научилась у него читать намаз. Она читала для себя, в мечеть и жамагаты не ходила, платок не носила.

Дети росли, торговля шла, в доме были мир и покой, и ничего не предвещало беды. Она пришла неожиданно, откуда не ждали - Турар стал выпивать. А где выпивка, там и девочки, ночные гулянья, ссоры в семье, тревога, разлад...

Рашида раз сказала мужу, чтобы не пил, второй раз сказала, третий… Он обещал, но каждый раз срывался. Тогда она пошла к Абрару и попросила его повлиять на Турара, чтобы он бросил пить, взялся за ум и тоже встал на намаз, иначе, говорит, я разведусь с ним. Рашида думала, что если муж начнет читать намаз, то обязательно бросит пить, и не будет гулять, ведь это запрещено в исламе, как и в любой другой религии, и семья сохранится.

Абрар был старше Турара и был для него авторитетом еще с самого детства, тот всегда слушался брата, слово брата было для него закон.

Вот и в этот раз он послушался брата и вскоре перестал пить, встал на намаз, а в последующем бросил работу, ушел из полиции и всю свою дальнейшую жизнь связал с религией.

В один прекрасный день Турар сказал жене: "Ты давай одевай хиджаб". Она хоть и читала намаз, но была современной женщиной, красиво, модно одевалась и не хотела покрываться. Но муж настаивал на своем, и она через год-два все-таки одела хиджаб.

После этого они начали тесно общаться с жамагатами, он – с мужчинами, она с женщинами. Читали Коран, слушали проповеди. Также читали различные зарубежные книги, в том числе "Три основы" Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, которая впоследствии была запрещена в нашей стране.

Как-то Турар промолвил, что надо ехать на джихад. Она всполошилась: "Зачем тебе джихад, ты же сейчас нормально живешь, у нас же все хорошо". Он промолчал, ничего не сказал.

Шел 2012 год. Все чаще и чаще Турар стал приходить домой поздно, под утро. На краткие расспросы Рашиды: "Где был?", также кратко отвечал: "С жамагатом. Встречался с братьями". Она верила и особо не переживала. Вскоре он принес домой ноутбук и с утра до вечера сидел в интернете.

- Я подхожу к нему и спрашиваю, что ты там смотришь? А он говорит, да так, тебе это неинтересно, - говорит Рашида. – Я опять не обратила на это внимание, думаю, ладно, пусть сидит.

Она постоянно занималась бизнесом, все дни напролет пропадала на работе, то в Бишкек едет за товаром, то в Китай, так и шло время. Денег на все хватало, даже на дорогой внедорожник накопила. Узнав об этом, Турар говорит ей: "Давай купим машину и тебе, и мне. Поедем в Бишкек и там купим".

- У него в то время была своя недорогая машина, также машины были у его брата Абрара и у друга Абрара, - вспоминает Рашида. - Они все продали свои машины и сказали, мы поедем в Бишкек и купим там себе новые машины. И так они уехали якобы в Бишкек. Я отдала мужу все деньги, а сама осталась дома. Но после того, как они уехали, связь с ними вдруг прервалась, на звонки никто из них не отвечал. Где-то через неделю муж звонит мне и говорит, так-то и так, мы сейчас находимся в Турции, отсюда поедем в Сирию. И дальше говорит, ты можешь не приезжать сюда, оставайся в Алматы, воспитывай детей и если захочешь, можешь опять выйти замуж за кого-нибудь. Я плакала, но сделать ничего не могла.

Через какое-то время Турар опять позвонил, но в этот раз уже из Сирии и говорит: "Здесь строят халифат, сюда, оказывается, все приезжают с семьями. Короче, собирайся и приезжай с детьми". К тому времени у них уже было шестеро детей, и она не хотела ехать в Сирию, боялась, отказывалась. Так прошел год.

Однажды Рашида стала смотреть в интернете о Сирии. Смотрит видеоролики, а там вроде все нормально: бесплатное жилье, бесплатные коммунальные услуги, дети веселые, играют, с виду счастливые и она решается ехать к мужу. Взяла четверых детей и уехала. Двое старших не захотели ехать и остались в Алматы. В Сирии у них родился еще один ребенок, итого с ними было пятеро детей.

Всех людей, которых Рашида видела в ютубе, в Сирии она увидела живьем, как говорится, лицом к лицу, глаза в глаза. И если на первых порах (2014 год) там было более или менее спокойно, то, начиная с 2016-го, спокойствие закончилось, и каждый день были бомбежки.

- Мужей наших отправляли на джихад воевать, а детей, которым было 10-15 лет, на изучение арабского языка и на курсы боевого искусства, а старше 15 лет тоже отправляли на войну, - вспоминает Рашида. - На курсах боевого искусства учили, как нужно убивать, как можно умертвить человека без ножа, как стрелять. Эти дети знали все виды оружия.

- А что делали женщины?

- Женщины учили книги "Три основы" и "Четыре принципа", - говорит Рашида. – Правда, я на многие занятия не ходила, говорила, что у меня дети, не могу. Через какое-то время мы с мужем и детьми стали понимать, что там не так учат исламу, как в Казахстане. И вообще это же неправильно убивать человека только из-за того, что он не читает намаз и обвинять его в неверии. И другие казахстанцы тоже стали это понимать и стали говорить боевикам: "Вот вы все время говорите, халиф дал такое-то задание, халиф, халиф… А давайте, мы с ним встретимся, поговорим". Но им говорили, нет, нельзя. Таким образом, там поняли, что казахстанцы начинают выступать против.

В декабре 2018 года в дом, где жила Рашида с мужем, детьми и другими женщинами, всего 19 человек из Казахстана, бросили бомбу-чип. Муж с четырьмя детьми погибли, а Рашида со старшим сыном вышли в это время на улицу по делам и уцелели. Они собственными глазами видели этот смертоносный взрыв. Вместе с их семьей погибли жена, сынишка и теща одного из сыновей. В живых остались только Рашида с сыном, его жена и одна внучка - дочкина дочка.

Сыну в тот момент было 18. Он вместе с земляками-казахстанцами, которые были в основном из Туркестанской, Актюбинской, Алматинской областей, стали поговаривать меж собой, что надо бы уехать к себе на Родину.

- Если там узнают, что ты хочешь вернуться домой, то тебе говорят, ты предатель, ты предал свою веру, если бы ты был настоящим мусульманином, то ты бы так не говорил и закрывают в тюрьме, - рассказывает Рашида. – Так моего сына раз за разом сажали в тюрьму. Ложась спать, мы каждую ночь ждали смерти, потому что не знали, доживем до утра или нет.

По ее словам, вырваться из этого ада можно было за деньги: семь тысяч долларов за взрослого человека и четыре тысячи - за ребенка. "Эти деньги отдавали курдам, и они прятали тебя в ящиках, коробках и вывозили на свою территорию и ты там попадал в лагерь, а из лагеря можно было выехать хоть куда. Но таких денег у нас не было, и мы решили с сыном бежать", - говорит Рашида.

К несчастью, в это время в их дом опять попадает бомба. Здесь вместе с другими казахстанцами жили Рашида, ее сын с женой и внучка. В итоге в этом доме погибли десять человек, в живых осталась только сама Рашида и внучка.

Во время бомбежки внучку, которой было чуть больше годика, отбросило взрывной волной, она улетела в сторону, а у Рашиды была сломана рука, вывихнута челюсть, в голову вонзился осколок, который так и не вытащили. По ее словам, там операцию не делают, перевяжут, обработают и сразу отпускают. После возвращения в Казахстан ее обследовали и поставили на плановую операцию по порталу в одной из горбольниц Алматы.

Лишившись дома, Рашида с внучкой оказались на улице, жили под открытым небом, она собирала тряпье и делала небольшую палатку. Она не знала, как убежать оттуда, как спасти себя и внучку. С Абраром она уже перестала общаться. К слову, его жену застрелил снайпер, когда она пыталась бежать.

- Одному из моих сыновей, который остался в Алматы, Абрар звонил из Сирии и говорил, ты если не оружие, то хотя бы нож возьми в руки и сделай, как Куликбаев, они кафиры, их надо убивать, - рассказывает Рашида. - Подталкивает его к преступлению, а он не хочет этого делать и звонит мне и говорит, скажи ему, пусть не беспокоит меня, я никогда не пойду на такое, пусть оставит меня в покое. После этого Абрар отстал от него. Сына моего толкал на преступление, а сам всегда прятался в окопах, когда их посылали на войну.

По ее словам, в Сирии из Казахстана были 16-18-летние ребята, которые прибыли туда добровольно.

- В один из дней пришла новость из Америки, что они на три дня открывают дорогу до границы и надо в эти три дня успеть перейти на территорию курдов, а то они потом опять закроют дорогу и не будет возможности бежать, - вспоминает Рашида. – И я успела перебежать к курдам с маленькой внучкой на руках. Два месяца была в их лагере, а потом нас доставили сюда, на Родину, в ходе операции "Жусан-2" в июне этого года. Сначала мы прибыли в Актау, а из Актау – в Алматы.

Таким образом, в сирийской земле осталась лежать вся ее некогда большая дружная благополучная семья – муж, пятеро детей, сноха, внук.

Сейчас Рашида живет в Алматы с одним из своих сыновей, которые не захотели ехать в Сирию. Внучка при ней.

- Говорят, в Сирии овдовевших женщин насильно заставляли опять выходить замуж, это так? Вас заставляли выходить повторно?

- Нет. Вот в СМИ пишут, что всех вдов заставляли выходить замуж, но с нами такого не было. Там в отношении женщин было рабство. И когда они находятся в рабстве, их могут купить другие, или взять в жены, не испрашивая их, или могут дарить таких женщин друг другу. А если ты находишься на свободе, не в рабстве, то к тебе приводят мужчину и показывают и спрашивают, нравится он тебе или нет, хочешь стать его женой, вступить с ним в неке? Если скажешь, да, нравится, то с обоюдного согласия идешь делать неке. А если скажешь, нет, не нравится, то тебя никто не заставляет выйти за него замуж. Со мной такого не было, я так и не вышла там второй раз замуж.

Многие женщины соглашались повторно выходить замуж. Как поведала нам Рашида, одной из причин этого является то, что овдовевших женщин вместе с детьми запихивали в какое-нибудь маленькое жилище, так называемое общежитие, и они там жили, постоянно ругались между собой, дрались, рвали друг другу волосы. А семейным давали отдельный дом, поэтому вдовы повторно выходили замуж, чтобы отделиться и спокойно жить, не быть вместе с другими женщинами и детьми.

- Мы в Сирии видели войну, видели самое страшное. И сейчас опасность исходит не от нас, а от тех казахстанцев, которые находятся в деструктивных течениях, - считает Рашида. – Потому что они не видели Сирию, не видели войну, трупы, кровь и думают, что там райская жизнь. Поэтому от них больше исходит опасности, чем от нас.

Рашида благодарит правительство Казахстана, что вывезли их из зоны боевых действий, из чужой страны и благополучно доставили домой, и желает, чтобы никто из казахстанцев никогда не попадал в этот ад.

Сейчас с ней и с другими алматинцами, подвергшимся влиянию радикальной идеологии международной террористической организации ИГИЛ, специалисты ведут реабилитационную работу и оказывают им психологическую, юридическую и теологическую помощь.

* ИГИЛ - Террористическая организация, запрещенная на территории Казахстана решением суда.

Торгын Нурсеитова


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии