Тьма в конце тоннеля: насколько серьезны проблемы в электроэнергетической отрасли Казахстана

21 апреля 2020, 15:22
Фото: marketelectro.ru

О текущей ситуации в электроэнергетической отрасли в беседе с журналистом zakon.kz рассказал эксперт в сфере энергетики, генеральный директор ТОО "Kazakhmys Energy" (Казахмыс Энерджи) Евгений Никитин.

В настоящее время наши сограждане измеряют эффективность работы энергетиков только уровнем тарифа, при этом единственным положительным фактором этой эффективности (по мнению потребителей) может быть только низкий тариф. Главное, чтобы сейчас тарифы не росли, а потом – хоть потоп. Однако, с таким подходом, "потоп" может наступить уже завтра.

Ведь, что такое тариф на электростанции – это выражение затрат на производство электроэнергии. Данные затраты состоят из множества расходов, которые электростанции несут и основными из которых являются: расходы на топливо (прежде всего уголь), расходы на железнодорожные перевозки, системные услуги предоставляемые оператором (АО KEGOC) национальной энергетической системы, затраты на обязательства приобретения энергии выработанной ВИЭ (возобновляемыми источниками энергии), заработная плата и затраты на поддержание и обновление оборудования. Рост расходов неизбежен с учетом инфляционных процессов и текущего общего износа генерирующего оборудования.

При этом надо учитывать, что тарифы энергетиков строго зарегулированы и утверждаются путем прохождения многоуровневой процедуры согласований и разрешений, при этом основные составляющие затрат жесткого тарифного регулирования не имеют. В результате стоимость основных затрат на производство и транспортировку электроэнергии растет опережающими темпами, фактически, делая тариф энергетиков убыточным.

Вот небольшая таблица, показывающая разницу в росте тарифа, на примере наших предприятий.

Именно поэтому ТОО "Kazakhmys Energy" (Казахмыс Энерджи), наряду с другими крупными энергопроизводящими организациями Республики Казахстан, обратилось в адрес президента Республики Казахстан с просьбой поддержать энергетическую отрасль. Для подписавших данное обращение энергетиков — это мера вынужденная и до этого каждый из нас испробовал можно сказать все: и многочисленные обращения в адрес Министерства Энергетики, и даже судебные споры – результата не было, – отметил эксперт.

Евгений Никитин дополнил, что в предыдущей публикации, посвященной проблемам электроэнергетической отрасли, первый заместитель АО "Центрально-Азиатская Электроэнергетическая Корпорация" Д. Турганов уже разъяснил текущее удручающее положение дел в энергетике и причины, способствовавшие этому. И он, полностью соглашаясь с этими доводами, хотел бы еще раз поговорить о следующем.

Энергопроизводящие организации в Республике Казахстан получают доход от оказания двух видов услуг: реализация электроэнергии и поддержания готовности несения электрической мощности. Исходя из принципов, заложенных в Закон "Об электроэнергетике" и подзаконных актах отрасли, предельный тариф на реализацию электроэнергии должен покрывать затраты на производство электроэнергии и включать в себя прибыль. Средства от услуги по реализации мощности, опять же исходя из вышеуказанных принципов, должны направляться на модернизацию и реконструкцию предприятий. Однако, реальность оказалась далеко не так красива. На 2019 год практически всем предприятиям отрасли, без обоснований, были утверждены предельные тарифы гораздо ниже себестоимости производства электроэнергии. О прибыли речи не было – уровень рентабельности министерство энергетики утвердило в размере "0" (нуля). Утвержденный тариф на мощность, так же был снижен и не покрывает затраты на выполнение программ по модернизации и реконструкции предприятий, – продолжил эксперт.

В итоге, по его словам, предприятия отрасли думали только об одном – хоть как-то выполнить ремонты оборудования и не допустить его остановов, направляя все имеющиеся средства (в том числе от платы за мощность) в основном на покрытие текущих операционных затрат.

Применительно к нам – тариф для ТОО "Kazakhmys Energy" (Казахмыс Энерджи), при себестоимости в 8,62 тенге/кВтч, был утвержден на уровне 4,80 тенге/кВтч. Тариф для Топарской ГРЭС при себестоимости в 6,39 тенге/кВтч, был утвержден на уровне 4,80 тенге/кВтч. В октябре 2019 года предельные тарифы были скорректированы (на 8,42 и 5,83 тг/кВт*ч соответственно), но опять же, до уровня себестоимости у нас они не дотягивают. Итогом всего этого для нас стали не только колоссальные убытки от производства электроэнергии (Казахмыс Энерджи – 6856,771 млн. тенге, Топарская ГРЭС – 5637,827 млн. тенге, ИТОГО – 12 494,5 млн. тенге), но и срыв всей долгосрочной программы модернизации электростанций. Так, по причине невозможности осуществления с нашей стороны платежей по долгосрочному контракту на поставку котельного оборудования поставщик оборудования расторг данный контракт. Сейчас нам предлагают купить такое же оборудование по цене вдвое большей. Учитывая, что оборудование в любом случае придется приобретать, мы заплатим за него двойную цену. Все эти увеличенные затраты не предусмотрены в тарифе, и лягут на компанию дополнительными убытками – сказал Евгений Никитин.

Он дополнил, что аналогичный долгосрочный контракт на поставку турбинного оборудования, можно сказать, висит на волоске. Поставщик оборудования, опять же по причине срыва платежей с их стороны, в шаге от того чтобы расторгнуть контракт. Последствия от расторжения контракта аналогичны вышеуказанным.

Сложившаяся ситуация ударила по каждому предприятию отрасли. У кого-то тариф ниже себестоимости и из-за этого невозможно сделать полноценно даже текущие ремонты. У кого-то плата за мощность не покрывает затраты на модернизацию оборудования. У кого-то (как у нас) – все вместе. В нашем отдельном случае мы выжили только за счет поддержки группы Kazakhmys, но общий спад экономики и снижение мировых цен на медь в дальнейшем подобную поддержку практически исключают.

Прибыль, несмотря на признание действий Министерства Энергетики по ее обнулению незаконными всеми инстанциями судебной системы Республики Казахстан, все равно не была предусмотрена в предельном тарифе. Отмена рентабельности в принципе исключает возможность называть деятельность по производству электрической энергии "предпринимательской деятельностью", и, если это в срочном порядке не исправить, отрасль начнут покидать инвесторы.

Шансов на то, что кто-то захочет инвестировать в бизнес, официально не имеющий рентабельности, конечно же, нет, – пояснил Евгений Никитин.

По его словам, если не принять меры сейчас, последствия будут крайне плачевными. Конечно, это не значит, что все предприятия отрасли завтра прекратят свою работу. Но уменьшение генерации вследствие вывода морально и физически устаревшего оборудования и невозможность ввода нового, аварии и остановы оборудования вследствие не проведения его ремонта по причине отсутствия средств – это уже перспектива завтрашнего дня.

Необходимо учесть, что проекты модернизации в отрасли отличаются высокой капиталоемкостью, сроки реализации которых измеряются годами, иными словами если вдруг сегодня проблемы будут решены, то эффекты от этого мы получим примерно через пять лет.

Второй очень важный момент, о котором нельзя не сказать – это проект нового экологического кодекса. База проекта данного экологического кодекса – это обязанность внедрения природопользователями новых дорогостоящих технологий или взамен одни лишь санкции. Естественно, все эти новшества мы не придумали, исходя из наших текущих реалий, а скопировали от "более продвинутых стран", в частности опираясь на европейские нормы.

У угольной генерации Казахстана, существует неустранимая проблема – это то, что казахстанское угольное топливо высокозольное и при реализации экологических программ это становится неустранимым недостатком, так как для того чтобы достичь, например, действующих европейских норм по выбросам твердых частиц "экологическая надстройка" становится намного более капиталоемкой и не всегда технически реализуема в условиях действующих электростанций.

Предлагаемое стимулирование предприятий через обнуление ставок на эмиссию, не решает проблемы с финансированием экологических проектов предприятий. Готовы ли энергопроизводящие организации к этому? Нет, не готовы. Причина – необходимость вложения колоссальных средств в переоборудование станций и, как следствие - необходимостью увеличения для этого тарифов. С учетом того, что в текущих реалиях средств на модернизацию устаревшего действующего оборудования и так не хватает, вопрос финансирования экологических проектов не имеет на данный момент решения, – отметил Евгений Никитин.

Он дополнил, что даже по самым скромным подсчетам инвестиции в отрасль необходимо увеличить на 50%, и далее на поддержание внедренных "экологических надстроек" на оборудовании необходимы затраты до 30% от себестоимости.

Экология – это забота о нашем будущем поколении и конечно же нужно в этом вопросе продвигаться вперед, но эти шаги должны быть более взвешенными и обеспечиваться четкими и понятными алгоритмами поддержки отрасли чтобы не получить эффект экологичности за счет остановки предприятий, – сказал эксперт.

Подводя итоги, Евгений Никитин отметил, что необходимо радикально изменить отношение государства и общества к отрасли и направить все силы на помощь предприятиям отрасли в их усилиях по поддержанию имеющихся мощностей и инвестированию в их модернизацию.

При этом надо понимать, что такая помощь должна включать в себя рефинансирование и долгосрочное финансирование отрасли в национальной валюте. Если этого не сделать сейчас, то потом догонять и устранять проблемы будет гораздо дороже и болезненнее для общества.


Присылайте свои новости на наш
Читайте новости zakon.kz в

Популярное

все топ новости
сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?