Пусть даже посадят их, но лишь бы они вернулись домой — мамы ждут дочерей из Сирии и Ирака

Видео-кадр Видео-кадр
Казахстанские родители благодарят государство за помощь по возвращению их детей и внуков из зон боевых действий.

В ходе гуманитарной акции «Жусан» Казахстан вывез из зон террористической активности 607 своих граждан, из них 413 детей. В ходе спецоперация «Русафа» из иракских тюрем эвакуированы отбывающие наказание казахстанские женщины с 14 детьми. Мамы не вернувшихся детей и внуков надеются, что они живы и государство поможет разыскать их и вернуться домой, сообщает Zakon.kz.

История № 1

Актобе. Это была обычная современная казахская семья — муж, жена, сын, дочь. Звали их, соответственно, Кыдыр, Бану, Шакарим, Айганым (имена изменены по просьбе мамы). Родители работали, дети выросли, выучились, трудоустроились. Дочка Айганым почему-то выбрала себе торговлю, и в 23 года у нее произошел переломный момент.

Однажды она познакомилась в интернете с парнем из России по имени Расул.

— Он был таджик, спортсмен, боксер и, видно, так запудрил ей мозги, что она решила все бросить и выйти за него замуж, – говорит мама Бану. – Она мне обычно все рассказывала, а насчет него особо ничего не говорила. В 2015 году она уехала из-за него в Ирак. Ей тогда было 23 года. Как раз ораза заканчивалась, все было нормально. До этого она три года как начала читать намаз. Поначалу и отец, и брат были против того, чтобы она намаз читала. У нас была обычная семья, мы верили в Аллаха, но религией сильно не увлекались. Я решила по душам поговорить с ней, и она говорит: «Мама я же дома сижу, никуда не хожу. Ты хочешь, чтобы я на танцы бегала, до утра гуляла?». Я так подумала и говорю отцу: «Ладно, пусть читает, если хочет, она же никуда не ходит, все нормально».

Правда, у нее были подруги, тоже верующие, в хиджабах ходили, но лицо не закрыто и одежда не черная, они приходили к нам домой, хорошо общались. Перед тем, как выйти замуж, дочка повела меня в магазин купить мне обувь и так смотрела на меня, когда я мерила туфли – долго, с любовью, с болью, с печалью в глазах, как будто жалела меня или прощалась со мной. Я же не знала тогда, что она хочет уехать с ним в Ирак. И говорит: «Сердце у меня колит, мама». Видать, она ходила и думала, правильно делает или неправильно. Но почему-то ни с кем не посоветовалась.

…В тот день, 11 июля 2015 года, Айганым не пришла с работы домой. На звонки мамы не отвечала, мама сильно распереживалась, ночь не спала и утром побежала на базар в бутик, где и работала Айганым, продавала серебро.

— Прихожу, а там другая девчонка сидит, сменщица, – рассказывает Бану. – Я говорю, где Айганым? Она говорит, она меня попросила, чтобы я ее подменила, но ее до сих пор нет, она должна была утром прийти, взять у меня ключи. И говорит, апа, я что-то переживаю, мне муж сказал, что видел Айганымку, она сказала, что насовсем уезжает в Турцию, будет там жить. Я побежала в полицию, потом в КНБ и мне сказали там, что она действительно улетела в Турцию. А там у меня старшая дочь живет и я подумала, что Айганым к ней поехала, но она, оказывается, не заезжала к сестре. Через день она написала мне на WhatsApp, мама, прости, так и так, я уехала. Сначала ее почему-то отправили в Азербайджан, оттуда в Ирак. …Я плакала, кричала, ругала, умоляла вернуться, но увы.

Она стала успокаивать меня, что все будет хорошо, меня, говорит, встретил этот парень, я выхожу за него замуж, так что все нормально, не переживай. Я говорю, это ловушка, пожалуйста, вернись домой, даже если и посадят тебя, я согласна, главное, чтобы ты домой вернулась. Она пишет, мам, что ты говоришь, здесь все нормально, здесь никакой войны нет. В то время там действительно вроде тихо было.

В последующем дочь писала маме, что все хорошо и чтобы она не переживала и мама немного успокоилась, надеясь на ее возвращение. Вскоре от Айганым пришла весточка, что она беременна, ждет ребенка. В 2016-м родилась девочка, назвали Марьям. Айганым присылала маме фотографии дочери и мужа. Это был молодой человек, спортсмен, с бородой.

Но уже в 2017 году весточек стало поступать меньше от дочери, она часто была без настроения, родные в основном общались ночью, и Айганым стала предупреждать маму, чтобы ничего лишнего не говорила. Бану поняла, что там, в зоне конфликта, их подслушивают.

Почувствовав неладное, Бану опять стала умолять дочь вернуться домой и даже деньги предлагала ей выслать, но Айганым отказывалась и говорила, что они, возможно, уедут в Турцию, но, видимо, не получилось, что-то пошло не так. Вскоре связь с ними совсем оборвалась.

— Последний раз я с ними общалась 28-29 июня 2017 года, – говорит Бану. – Точнее, зять выходил на связь. Говорит, я сейчас по делам вышел, Айганым с дочкой дома, все нормально, не переживайте. После этого ничего от них не было.

Бану состоит в российской группе WhatsApp, которая занимается поиском женщин и детей, оказавшихся в зоне террористической активности.

— В конце 2018 года буквально перед Новым годом в группу закинули список с именами женщин, которые находились в какой-то секретной тюрьме под Мосулом в Ираке и там мы нашли пятерых наших девчат, – рассказывает Бану. – И теперь я немного успокоилась, надеюсь, что моя дочь жива. Также меня успокаивает то, что наше государство не отказывается от своих граждан, а хотят им помочь вернуться домой. Даже если их найдут, привезут и посадят, я согласна, лишь бы дочь была жива… Мы рады, что этими вопросами занимаются наше государство и органы безопасности. Наша дочь была общительная, кошек, собак любила, всегда домой их приносила. Была жизнерадостная, не агрессивная.

Надежду Бану вселяет и тот факт, что одна из молодых российских женщин, которая вышла из макара (здание, где жили вдовы боевиков) в Мосуле, узнала на фотографиях, размещенных в группе WhatsApp, дочку Бану.

—И эта чеченка говорит, не теряйте надежду, апа, я видела Айганым, она жива, – говорит Бану. – Это было в 2019 году. Конечно, надеюсь и этим и живу.

История №2

Уральск. Эта история похожа на предыдущую, они обе связаны трагедией, произошедшей в зоне иракско-сирийского конфликта и коснувшейся сотни казахстанцев и особенно женщин и детей.

Гаухар (здесь и далее имена изменены) была единственной дочерью у Арии. Она с мужем, который оказался приверженцем радикальной идеологии, и двумя несовершеннолетними сыновьями уехала в Сирию, и все они погибли там во время бомбежки, кроме младшего сына Куата. В 2019 году 11-летнего Куата вернули домой в ходе гуманитарной операции "Жусан", проведенной в пять этапов силовыми и правоохранительными органами Казахстана. Второго внука Ария надеется увидеть живым, надеется, что его найдут среди тех казахстанских детей, которые еще остались в Ираке.

Гаухар пришла к вере после школы в 2007 году. Ей это никто не запрещал, так как в то время в городе и стране религиозная ситуация была стабильная.

— Мы разрешили ей читать намаз, потому что знаем, что ислам чистая, хорошая религия и ничему плохому не научит, – говорит Ария. – Она училась в институте в Уральске по специальности «таможенное дело» и вскоре вышла замуж. Говорила, что любит его. У них родились сыновья. У младшего Имрана был дефект речи, и когда ему было почти пять лет, Гаухар собралась в Алматы, сказала, что хочет подлечить малыша. Это был 2014 год. Я думаю, пусть едет, будет лечить внука, заодно отдохнет. Дала денег, посадила на поезд и отправила ее с внуками.

Но оказалось, что она ехала не сына лечить, а уезжала в Сирию. Перед отъездом говорила, что остановится у родственников в Алматы, а когда встретивший ее племянник отвез ее с детьми к ним, она через пару дней ушла от них к своим сестрам по вере. А потом мама узнала, что она в Турции.

— Это было июнь-июль 2014 года, – вспоминает Ария. – Я ее стала ругать, зачем поехала. Она говорит, здесь все хорошо, все намаз читают, жилье есть, все есть. Последующие два года прошли более или менее спокойно, а в 2017 году Гаухар сообщила, что полностью развелась с мужем. До этого они еще в Казахстане были разведены официально, но он не давал ей развода по шариату, и это произошло уже там, в Сирии. Она говорила, что боится его, а почему боится, не говорила.

До 2017 года Гаухар редко общалась с мамой, потом на какой-то момент совсем пропала и вот в один из дней Гаухар получила страшную весть, что во время бомбежки погибли ее дочь, зять и старший внук, а младший остался жив.

После этого, осенью того же года, отце Арии кто-то скинул сообщение, что он является отчимом мужа Гаухар и они хотели бы отправить в Казахстан ее сына Куата. На этом общение закончилось и где-то через полгода позвонила одна женщина по имени Екатерина из Украины и сказала, что мальчик находится у нее, что она знала Гаухар, они общались и что она взяла к себе ее сына. Как поняла Ария, ее внука передавали из рук в руки и его непросто было вернуть домой.

— Если бы не наше государство, которое решило вернуть домой всех заблудившихся казахстанцев и их детей, которые по своей глупости оказались в Сирии и Ираке, я бы, наверное, не увидела своего внука, – говорит Ария.

Она надеется, что ее дочь Гаухар и старший внук живы-здоровы и тоже смогут вернуться домой, благодаря поискам и усилиям силовых и правоохранительных органов, которые провели ряд гуманитарных операций «Жусан», в ходе которой вернулись на Родину сотни казахстанских женщин и детей и сейчас они проходят всестороннюю реабилитацию, получают от государства материальную, психологическую, социальную, правовую помощь.

Ария не может нарадоваться на внука Куата. Скоро ему будет 13 лет, он начал учиться в школе и постепенно забывает ужасы войны.

— Я благодарна нашему правительству, нашему государству за ту помощь, которую они оказывают по благополучному возвращению своих граждан из зон боевых действий и еще раз прошу помочь нам найти наших детей и внуков, которые еще остались на территории Ирака.

Наша справка: Благодаря гуманитарной акции «Жусан» из зон террористической активности были вывезены 607 казахстанцев, из них 37 мужчин, 157 женщин и 413 детей, из которых 34 — сироты. 303 — в возрасте до 7 лет, 105 детей — от 7 до 14 лет и 5 детей — от 14 до 18 лет. 27-28 ноября 2019 года органами безопасности была проведена еще одна спецоперация «Русафа», в ходе которой из иракских тюрем были эвакуированы отбывающие наказание казахстанские женщины с детьми. Были вывезены 14 детей: 6 мальчиков и 8 девочек. Из них почти все — 10 детей — были от 1,5 до 5 лет, остальные четверо — 6, 9, 10 и 13 лет.

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления