О юрисдикции государств - бывших республик Союза ССР

 

Юрисдикция является неотъемлемым и определяющим признаком государственной власти. Государственная власть немыслима без осуществления юрисдикции. Отсутствие юрисдикции означает, что государственная власть не принимает решения, имеющие значение для осуществления прав граждан. Отсутствие юрисдикции означает отсутствие государства. Доцент Российской академии правосудия, кандидат юридических наук В.О. Елеонский, считает, что необходимо исследовать понятие об объективно существующих пределах юрисдикции государств.

 

Используя юрисдикционные полномочия, государство принимает законы и правоприменительные решения (судебные, административные). Поэтому именно юрисдикция позволяет осуществлять государственную функцию. Юрисдикция (от лат. jus - право и dicto - говорю*(1)) в широком смысле есть выяснение и провозглашение того, что есть право, проводимое в случае наличия неопределенности, спора, конфликта по официальной процедуре, имеющей первостепенное значение для осуществления прав граждан, и потому являющееся главенствующей формой реализации государственной функции.

В то же время юрисдикция в силу характера решаемых вопросов не может осуществляться автоматически. Как видно из определения, отсутствие авторитета у государственных органов, принятие ими законов, не способных реально гарантировать права граждан, несправедливое разрешение споров о праве при использовании судебных полномочий, неверная интерпретация права в процессе отраслевого государственного управления свидетельствуют об отсутствии юрисдикции. В такой ситуации вместо провозглашения того, что есть право, уполномоченные органы власти тиражируют бесправие, не выполняя государственную функцию.

В связи с этим, как представляется, вполне возможно и необходимо вводить в научный оборот и скрупулезно исследовать понятие об объективно существующих пределах юрисдикции государств. Отсутствие юрисдикции на определенной территории означает отсутствие государственной защиты прав человека. Поэтому юрисдикция - неотъемлемое условие осуществления права народа на самоопределение. Классический пример - история образования такого государства, как Соединенные Штаты Америки. Она является живой иллюстрацией, показывающей причины, побуждающие народ к восстанию. Последней каплей на чашах правосудия, свидетельствующей о наличии права на восстание, оказывается неспособность власти защищать гражданские права (отсутствие юрисдикции).

Осуществление юрисдикции и определение ее пределов неразрывно связаны с территорией, ее развитием. Если определенная территория обладает социально-культурной самостоятельностью, то население, проживающее на ней, может сорганизоваться в народ, учредить государство и развить далее социально-культурную самостоятельность на основе независимой экономики. Если территория не обладает социально-культурной самостоятельностью, население не сможет найти объединяющее граждан начало, создать независимую экономику, учреждаемые органы власти. В том числе, если все же попытка учредить их будет предпринята, они окажутся неспособными осуществлять государственную функцию.

Всегда есть территории, испытывающие дефицит юрисдикции. Они тяготеют к государствам, способным осуществлять юрисдикцию. Вопрос только в том, каковы причины отсутствия юрисдикции на территориях, объективно нуждающихся в осуществлении государственной функции. Типичным случаем является восстановление юрисдикции в обновленной форме после распада государств. Принадлежность той или иной территории в этом случае определяется при помощи установления пределов юрисдикции новых государств, что, конечно, само по себе является благодатной почвой для спора, конфликта, может быть, даже вооруженного противостояния. Требуются правовые процедуры, позволяющие согласовать действия, установить единые исходные начала, позволяющие найти выход из кризисной ситуации.

Распад любого государства, образование на его территории новых государств имеют смысл, если предполагают добрую волю народов, ведут к свободному развитию, процветанию, миру и согласию. Предполагается, что распад СССР был связан с наличием названных обстоятельств.

Вместе с тем бывшие субъекты суверенного союза не могут в одночасье решить новый комплекс вопросов, прежде всего вопрос о самостоятельном социально-культурном развитии. Без его решения юрисдикция осуществляться не будет.

Многие из новых государств, образовавшихся на территории бывшего Советского государства, хотели бы забыть вообще о существовании Союза ССР. Тем не менее ни с исторической, ни с юридической точек зрения такое забвение невозможно. Причин тому несколько.

Социально-культурная самостоятельность, возможность развития независимой экономики позволяют ставить правовые вопросы. С позиции права отрицание Советского государства, помимо отказа от советского образа жизни, коммунистической идеологии, как представляется, связано также, во-первых, с отрицанием его властных структур и, во-вторых, с отказом от принятого им территориального осуществления государственной власти. Первое в настоящий момент можно признать осуществленным. Власть Советов прекратила свое существование во всех бывших республиках СССР. Второе еще только ждет своего разрешения.

Границы между союзными республиками не закрепляли территориальное размежевание по этническому признаку. Правда, в первые годы становления советской власти в отдельных случаях, например в Поволжье, на Кавказе, в Средней Азии, предпринимались попытки проводить именно такое размежевание. Однако вскоре, к 1922 г. и чуть позже, оно было решительно остановлено руководством страны, поскольку вело к отрицанию принципа пролетарского интернационализма, подрывало идеологию и территориальное единство Советского государства.

В дальнейшем органы советской власти создавались в привязке к централизованному территориальному построению органов правящей партии. Этнический фактор учитывался постольку, поскольку предоставлял возможность продемонстрировать торжество политики интернационализма, результатом которой должны были стать дружба народов и постепенное стирание национальных особенностей*(2). В социалистическом обществе, как представлялось коммунистическим идеологам, рождалась новая общность людей - советский народ.

Таким образом, признание этнического фактора, в том числе в территориальном устройстве Советского государства, ни в коей мере не должно было означать и не означало размежевание территории страны по национальному признаку. Такой подход в корне противоречил бы общей политике партии, партийным программам советского государственного строительства, четко выверенным только в 30-е годы.

Размежевание территории по этническому принципу было формальным, поскольку действительное его проведение не согласовывалось с принципами советской социалистической федерации. Границы республик не имели статуса государственных границ, не совпадали и не могли совпадать в силу многонационального состава населения с реальной территорией исторического расселения тех или иных этносов, в том числе этносов, самоназвание которых так или иначе (кстати, не всегда точно) было отражено в названиях союзных республик. Некоторые республики, включенные в состав РСФСР, вполне обоснованно претендовали на самостоятельное вхождение в Союз ССР, например Татарская АССР. Имело место недовольство со стороны этносов, например на Кавказе, которые не получили официального признания и потому не могли образовать союзную республику в составе СССР или автономную республику в составе РСФСР. Как видим, этический фактор учитывался во многом лишь формально, оставляя за скобками право на умножение национальной культуры, развитие родного языка и т.д. Между тем различия оставались и остаются. По итогам Всероссийской переписи 2002 г., население России состоит из представителей свыше 170 этносов.

Из этого следует, что, во-первых, государство, стремящееся к стиранию этнических различий, не имеет и не может иметь действительного стремления к размежеванию своей внутренней территории, осуществляя поиск и восстановление границ исторического расселения народов. А во-вторых, в России, как свидетельствует в том числе советская история, невозможно размежевание внутренних границ на основе учета этнического фактора. В условиях многонационального состава местного населения такие действия приводят к лишь стагнации государственной власти, ее авторитет падает.

По указанным причинам внутренние границы союзных республик в Советском Союзе были административными, проводились только по карте. Способ их установления и предназначение позволяют сделать такой вывод. Другими словами, они не имели картографического описания, составление которого делается для определения прохождения границы на местности. Между тем именно определение прохождения границы на местности с помощью картографического описания позволяет расставить пограничные знаки, а в целом делает возможным установление пограничного режима. Ничего подобного в Советском Союзе не было, не должно и не могло быть.

Во многом условное определение границ союзных республик (как, впрочем, и во многих других федерациях, например в США) позволяло эффективно осуществлять стратегические цели Советского государства. Помимо этого обеспечивалось оперативное функционирование исполнительной вертикали государственной власти.

Яркий пример - северная граница Казахской Республики. Она имеет протяженность в несколько тысяч километров, но в то же время в основной ее части не проходит по стратегическим точкам (море, горы, реки, озера, леса). Причина понятна. Ее условно провели по карте в советское время, хотя никогда исторически с учетом складывавшихся политических реалий граница между Россией и Казахстаном так не проходила. Линия ее прохождения по карте неоднократно изменялась по воле руководителей страны, но не по воле граждан. Иного и быть не могло. Никто не воспринимал границы между "братскими республиками" как размежевание по этническому признаку.

Парадоксально, но между Россией и Казахстаном де-факто до сих пор нет государственной границы. В действительности Россия и Казахстан совместно контролируют обширную территорию площадью размером примерно с Францию в основном в целях взимания таможенных платежей и обеспечения борьбы с организованной преступностью (пресечение каналов нелегального провоза рабочей силы, оружия и наркотиков).

С подобной ситуацией еще можно как-то мириться, считая ее платой за свободу и независимость. Другой вопрос - региональные конфликты. Граждане, например Молдовы или Грузии, не виновны в имевших место вооруженных столкновениях. Конфликтную ситуацию спровоцировало спонтанное провозглашение независимости по этническому признаку, не имеющее под собой убедительной социально-культурной основы. Провозглашение независимости бывших союзных республик стало возможным благодаря исподволь шедшему в советское время распылению истинной национальной культуры, забыванию родного языка (немаловажным являлся факт официального отрицания государством социальной важности религии) и, как следствие, ослаблению реальной экономики.

Реализация независимости под лозунгом национализма казалась внешне верной. В действительности независимость по этническому признаку вряд ли могла устроить граждан бывших субъектов Советской федерации (СССР), для которых этнические различия не имели никакого политического значения. Для того чтобы помнить и умножать национальную культуру, любить и развивать родной язык им не надо было тогда и не надо сейчас создавать государство, объединяющее граждан какой-то одной национальности. Построение государства для граждан какой-то одной национальности если и возможно, то никак не в границах бывшей союзной республики, которая своей идеологией и практикой в едином Советском государстве в принципе отрицала национализм.

История и практика показывают: затягивание региональных конфликтов, тлеющих на территории бывшего Союза ССР, рано или поздно приведет к постановке вопроса о признании или непризнании легитимности власти, осуществляемой в новых этногосударствах, а может быть, и суверенитета самих государств.

Признание суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности государственных границ*(3) вовсе не означает, что государства по доброй воле, в рамках мирного согласования, на основе договора не могут уточнить пределы осуществления своей власти. Цель уточнения - защита прав человека, соблюдение повседневных интересов граждан, укрепление мира, согласия в регионе, забота о людях, учет их мнения*(4). Тем более, если речь идет о границах, установленных не по воле граждан, проживающих на конкретных территориях. Поэтому главная причина существующих конфликтов видится в отсутствии у новых правительств политической воли четко определить реальные, прежде всего пространственные (территориальные), пределы своей юрисдикции. Силовые акции не в счет.

Власть существует благодаря авторитету. Государственный аппарат, не имеющий авторитета, превращается в репрессивный аппарат, способный только принуждать, подчинять большинство меньшинству. Он утрачивает признаки государственного аппарата и поэтому в реальности уже не имеет способности в равной для каждого члена общества степени обеспечивать гражданские права.

Прагматичный взгляд на вещи предполагает постановку во главу угла вместо безосновательных амбиций необходимость соблюдения и защиты прав человека. Следующим шагом, который невозможно не сделать, оказывается признание как факта исторической роли России в южных, юго-восточных регионах бывшего СССР. Поспешный, необдуманный, не обеспеченный внятной, понятной для всех правовой процедурой выход в результате распада СССР отдельных территорий из-под российской юрисдикции, не имея под собой каких-либо правовых оснований, создал напряженность. Соотечественники оказались разделены надуманными государственными границами, никому не нужными таможенными преградами. Вместо мира, согласия и благополучия спровоцирован конфликт, распространилось недовольство. Стали реальностью культурная и экономическая стагнация, деградация цивилизованных форм жизни, в том числе в самой Российской Федерации. Дело не в том, что не все граждане России имеют, например, благоустроенное и комфортное жилье. Вопрос в том, соответствует ли строительство нового жилья в Российской Федерации закономерностям развития цивилизации или является всего лишь созданием комфорта ради комфорта. Последнее, между прочим, по большому счету вредит человеку, вместо того чтобы развивать, просвещать его.

Новая Россия - правопреемница Союза ССР. Следовательно, принятие в соответствии с нормами международного права комплексных мер по организации устранения связанных с распадом СССР негативных явлений, в первую очередь территориальных споров, этнических конфликтов, относится к ее ведению. Названные меры имеют целью защиту конкретных граждан, обеспечение достойной жизни каждому независимо от национальной принадлежности. Осуществление указанных мер Россией вполне обоснованно, поскольку в данном случае с точки зрения правового осуществления государственной власти в помощи нуждаются люди, которые для России не являются иностранными гражданами. Более того, вряд ли они таковыми когда-либо станут в силу ее притягательности для них, в силу наличия таких точек соприкосновения в культуре и экономике, которые не позволяют легко, просто и безболезненно разорвать исторические связи. Речь о гражданах самых различных национальностей, которые, приобщаясь к цивилизации через русский язык и русскую культуру, стали считать Россию своей большой Родиной. Отгораживание от России в данном случае приведет отнюдь не к развитию своей национальной культуры. Результатом отгораживания от России в условиях общего упадка социально-культурного уровня бывших республик Союза ССР станет приобщение к ценностям ведущих мировых держав, в первую очередь США, хотя влияние Турции и Ирана в регионе также можно считать традиционным. Россия не относилась к соответствующим территориям как к "марионеточным государствам", стремясь строить отношения по договору, на равных.

Учитывая роль России в развитии цивилизации в регионе, составляющем почти шестую часть суши на земном шаре, нельзя отменить или ограничить право территорий, исторически входивших в ее состав, принимать в настоящее время решения в диалоге в первую очередь с Россией. Диалог с Россией оказывается особенно актуальным, если решения связаны с провозглашением суверенитета или признанием над собой юрисдикции какого-либо государства. Более того, если, например, граждане, проживающие на соответствующих территориях, считают своим Отечеством Россию, а не какое-либо иное государство, применение процедуры уточнения границ в целях разрешения конфликтов без решающего голоса России будет означать вмешательство в область национальных интересов Российской Федерации.

Правда, есть силы, мнящие себя вершителями судеб народов. В действительности они всего лишь провоцируют новую череду региональных конфликтов. Провозглашение демократических лозунгов, прикрытие "принципами международного права", обвинение России в имперских амбициях, культивирование среди молодежи антироссийских настроений в целом не дают и не могут дать положительных результатов. Националисты разыгрывают давно разыгранную в истории карту. Людям такая игра приносит только горе. Поэтому не исчезает и не исчезнет оппозиция. Требуется другое объединяющее начало. Но националистически настроенные руководители, кроме мифической помощи с Запада или Востока, больше ничего не могут обещать, тем более делать. Территориям, провозгласившим себя суверенными только на основе того, что они были республиками в бывшем СССР, теперь придется доказать легитимность, проявить политическую волю. Вооруженные столкновения, ксенофобия привели и приводят сейчас к последствиям, весьма негативным с точки зрения соблюдения прав человека.

В настоящее время в России принята программа по поддержке добровольного переселения в Российскую Федерацию наших соотечественников, в первую очередь, конечно, из государств, возникших в результате распада СССР. Предполагается оказание помощи добровольным переселенцам в выборе места жительства. Гарантируется упрощенное получение российского гражданства, создание условий для скорейшей социальной адаптации*(5).

Шаг, безусловно, важный в условиях, когда миллионы граждан различных национальностей за рубежом не желают терять связь с Россией, стремятся вернуться на историческую родину. Однако может быть и другой вариант, который не предусмотрен названной государственной программой. Граждане могут выразить нежелание выезжать из районов, областей, развитию которых они, их отцы и деды отдали способности, зачастую здоровье, жизнь. С учетом исторических, культурных и экономических реалий они вправе потребовать распространения юрисдикции Российского государства на соответствующие территории. Названное право, безусловно, существует и вполне может быть использовано. Нет только внятной процедуры, свидетельствующей о приверженности названному неотъемлемому праву государств - бывших республик Союза ССР и создающей условия для правореализации. Названное право точно связано с определением пределов юрисдикции соответствующих государств.

С учетом изложенного политика могла бы строиться на следующих правовых принципах:

- проблематично признание суверенитета, если суверенитет связывается исключительно с суверенитетом этноса (происхождением по крови), вследствие чего провоцируется межэтнический конфликт, в принципе неразрешимый ни мирным, ни военным путем;

- не должна осуществляться, поскольку нет правовых оснований, военная, финансовая и иная поддержка режимов, провоцирующих ксенофобию своими лозунгами и действиями;

- осуществление политической и иной поддержки режимов, провоцирующих межэтнические конфликты, не может быть обосновано ссылкой на право и основополагающие правовые принципы;

- в конфликтных ситуациях, если они все-таки возникли, возможно и необходимо обращение в соответствии с общепризнанными процедурами (референдум и др.) к воле граждан в целях определения ими своей дальнейшей судьбы (суверенитет или вхождение в состав другого государства).

Из сказанного можно сделать следующие выводы:

Неукоснительное соблюдение принципа территориальной целостности и неприкосновенности границ оказывается неправомерным, если следствием такого соблюдения является перманентное массовое нарушение прав и свобод человека и гражданина.

Отказ от определения реальных пределов юрисдикции на основе обращения к воле граждан, выявленной в соответствии с общепризнанными правовыми процедурами, если такой отказ ведет к нарушениям прав и свобод человека и гражданина, межэтническим и иным конфликтам, свидетельствует о нелегитимном осуществлении власти на соответствующих территориях.

Военная, финансовая, иная поддержка извне структур, которые в силу рассмотренных причин присвоили себе государственные полномочия, выступают якобы от имени граждан, а в действительности провоцируют конфликты, попирают неотъемлемые права человека, должна признаваться международным правонарушением.

Могут возразить, что соблюдение названных принципов будет провоцировать вбрасывание в народ сепаратистских лозунгов, может создать культ сепаратистских настроений. Для ответа придется определить понятие сепаратизма.

Сепаратизм - негативное социальное явление, предполагающее спекуляцию настроениями слабо просвещенных граждан, толкающее к необоснованному, надуманному размежеванию по признаку этнической или иной принадлежности. Во все времена сепаратизм существовал вследствие недобросовестного использования религиозных и национальных чувств, их эксплуатации в целях наживы.

Сепаратизм - форма подрывной деятельности против конкретного государства. Для него характерно стремление к размыванию официальной власти с целью присвоения властных полномочий либо превращения облеченных властью лиц в марионеток. Ведется изощренная игра на чувствах обывателя, вбрасывание провокационных идей размежевания в средства массовой информации. Разрабатываются псевдонаучные постулаты, обосновывающие возможность успешного социального развития на основе противопоставления человека человеку, по сути, на основе господства одних над другими.

В многонациональной стране государство не вправе защищать суверенитет только одного этноса или признавать какую-либо религию в качестве действительной религии, объявив остальные второсортными или вне закона. Поэтому очевидно, что граждане, не желающие терпеть именно такое осуществление "государственной" власти, не могут признаваться сепаратистами. В противном случае все окажется поставленным с ног на голову.

Политическая ситуация во многих государствах - бывших республиках Союза ССР тревожна тем, что "сепаратизм" (в действительности всего лишь стремление жить достойно) провоцируется непродуманными действиями властей, противопоставляющих граждан друг другу по этническому признаку, религии, языку. Поэтому неудивительно, что правовая процедура уточнения пределов юрисдикции между названными государствами выставляется отдельными политиками в негативном свете, в виде дележа территории, сортировки граждан в зависимости от национальной или иной принадлежности.

Юрисдикция либо проявляется в действиях лиц, замещающих соответствующие высокие государственные должности, либо нет. Закономерность в том, что реальные ее пределы не отражаются и никогда не отразятся границами бывших республик бывшего государства (Союза ССР). Необходимы продуманные и эффективные действия по защите прав граждан, созданию условий цивилизованной жизни. Отсутствие соответствующих усилий со стороны политиков оставляет открытым вопрос об уточнении пространственных пределов юрисдикции государств - бывших республик Союза ССР. Волю граждан новых независимых государств по вопросу о проведенных государственных границах без учета их мнения еще только предстоит выяснить. Просвещение ведет к цивилизации, но оказывается помехой для тех, кто эксплуатирует непросвещенных. 

 

"Гражданин и право",

№ 3, 03.07 г.

 

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

*(1) См.: Краткий юридический словарь / Сост. М.Е. Волосов, В.Н. Додонов, В.Е. Крутских, В.П. Панов. М., 2004. С. 302.

*(2) См.: Хабриева Т.Я. Национально-культурная автономия в системе российского федерализма: правовой аспект // Государство и право. 2006. № 9. С. 5-6.

*(3) См.: Декларация о соблюдении суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств - участников Содружества Независимых Государств (принята в г. Москве 15 апреля 1994 г.). Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ // Содружество. 1994. № 1.

*(4) См., например: Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (подписан в Хельсинки 1 августа 1975) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXI. М., 1977. С. 544-560.

*(5) См.: Указ Президента РФ от 22 июня 2006 г. № 637 "О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом" // СЗ РФ. 2006. № 26. Ст. 2820.

 

 

28 апреля 2008, 10:47
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript