«Есть только одна отрасль права…»

Бронислав Мичиславович Гонгало родился в 1956 году в Казахской ССР. В 15 лет поступил в Челябинский юридический техникум. После получения аттестата о среднем специальном образовании (1974 год) работал в Джезказганском областном отделе социального обеспечения. Дальше - служба в рядах Вооруженных сил СССР. С 1977 по 1981 годы - учеба в Свердловском юридическом институте (СЮИ), диплом с отличием. Затем - аспирантура на кафедре гражданского права, защита кандидатской диссертации на тему «Основания изменения жилищных правоотношений» под руководством профессора д.ю.н. О.А. Красавчикова. В 1999 году - защита докторской диссертации («Гражданско-правовое обеспечение исполнения обязательств»).

Ныне профессор д.ю.н. Б.М. Гонгало возглавляет кафедру гражданского права Уральской государственной юридической академии (УрГЮА, бывший СЮИ), является ректором Уральского отделения Российской школы частного права, членом Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

Бронислав Мичиславович Гонгало родился в 1956 году в Казахской ССР. В 15 лет поступил в Челябинский юридический техникум. После получения аттестата о среднем специальном образовании (1974 год) работал в Джезказганском областном отделе социального обеспечения. Дальше - служба в рядах Вооруженных сил СССР. С 1977 по 1981 годы - учеба в Свердловском юридическом институте (СЮИ), диплом с отличием. Затем - аспирантура на кафедре гражданского права, защита кандидатской диссертации на тему «Основания изменения жилищных правоотношений» под руководством профессора д.ю.н. О.А. Красавчикова. В 1999 году - защита докторской диссертации («Гражданско-правовое обеспечение исполнения обязательств»).

Ныне профессор д.ю.н. Б.М. Гонгало возглавляет кафедру гражданского права Уральской государственной юридической академии (УрГЮА, бывший СЮИ), является ректором Уральского отделения Российской школы частного права, членом Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

Сфера деловой активности Б.М. Гонгало, конечно, не ограничивается рамками научно-методической и преподавательской работы. Регулярные консультации с аспирантами и соискателями (каждый год по кафедре защищается в среднем пять кандидатов наук), лекции и практические занятия по римскому, гражданскому и жилищному праву студентам alma mater, спецкурсы для магистрантов Школы частного права стимулируют творческий подход и в реализации других профессиональных устремлений: при подготовке проектов нормативных актов РФ (например, Жилищного кодекса, Федерального закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, соответствующих подзаконных актов и т.д.), составлении заключений по наиболее сложным вопросам практики применения отечественного законодательства, организации и проведении цивилистической секции ежегодного Евразийского правового конгресса, профильном сотрудничестве с Федеральной нотариальной палатой России, написании и редактировании многочисленных учебников, пособий, монографий, научно-практических комментариев, сборников и т.д. и т.п.

Говоря о своих учителях, формулу эффективной самореализации Б.М. Гонгало объясняет так: «постоянное общение со студентами учит говорить просто о сложных, порой - сложнейших “вещах”, учит безупречной методологии».

Женат. Дочь - тоже юрист - пошла по стопам родителей.

Беседу ведет к.ю.н. Дмитрий Братусь.

 

 

«Есть только одна отрасль права…»

Ответ на просьбу рассказать об окружении и условиях своего профессионального роста в кафедральной среде Бронислав Мичиславович начал с истоков:

- Самое главное заключается в том, что я родился и вырос на благодатной казахстанской земле.

- И все-таки. В какой атмосфере происходило Ваше научное «возмужание»? Как возникала кафедра гражданского права СЮИ? Многое ли изменилось в ее жизни к данному моменту?

- У истоков цивилистики на Урале стояли Борис Борисович Черепахин и Александр Маркович Винавер - классики науки гражданского права, воспринявшие от своих учителей (В.М. Хвостова, П. Соколовского, С.А. Муромцева, Г.Ф. Шершеневича, П.Г. Виноградова, И.А. Покровского) и продолжившие, несмотря на все «заклинания» апологетов социализма, высокозначимую русскую (дореволюционную) цивилистическую традицию.

Воздержусь от подробного биографического описания - оно представлено в сборниках статей и избранных произведениях, опубликованных в 2001 году московским издательством «Статут»: Б.Б. Черепахин, «Труды по гражданскому праву» (в серии «Классика российской цивилистики»); «Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сборник статей»; «Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов».

Несколько слов все-таки должен сказать.

А.М. Винавер окончил юридический факультет Московского государственного университета в 1907 году, а Б.Б. Черепахин - Казанского в 1917. Волею судеб, испытав на себе жестокость и ужасы сталинского террора, два корифея оказались в Свердловске (сейчас город Екатеринбург). Борис Борисович, если не ошибаюсь, в 1939 году возглавил кафедру гражданского права и процесса СЮИ, совмещая эту работу с должностью заместителя директора по научной и учебной работе того же вуза. В конце 1944 года он пригласил А.М. Винавера преподавать «романистическую дисциплину». Можно сказать, вернул последнего к активной жизни.

Александру Марковичу, принимая во внимание его энциклопедические познания (традиционный образовательный уровень профессора тех лет), с одной стороны, и острейший дефицит профессорско-преподавательского состава, с другой (горькое последствие репрессий), пришлось в дополнение к занятиям по римскому частному праву взяться за проведение лекций и семинаров по гражданскому и трудовому праву, теории государства и права, руководить цивилистическим и даже литературным кружками.

Самостоятельная кафедра гражданского права образовалась в СЮИ только в 1954 году. В это время профессор Черепахин возглавил аналогичное подразделение Ленинградского госуниверситета, успев создать в Свердловске самобытную цивилистическую школу и «взрастить» ее ярких последователей - С.С. Алексеева, М.Я. Кириллову, О.А. Красавчикова, В.П. Шахматова, Е.Д. Шешенина, В.С. Якушева и других. Имена говорят сами за себя - поистине звездный состав!

Октябрь Алексеевич Красавчиков - мой учитель, начиная с 1954 года, заведовал кафедрой тридцать лет (до октября 1984 года). Заслуженный деятель науки РСФСР, фронтовик (моряк-орденоносец), неутомимый труженик - автор около двухсот фундаментальных научных работ, охватывающих всю систему гражданского права, постоянный участник научно-практических конференций, член рабочих групп по подготовке проектов важнейших законодательных актов союзного значения, воспитатель и наставник. Он всецело отдавался своему любимому делу, искренне переживал за него, требовательно относился к окружающим и резко критиковал конъюнктурщиков.

В разное время кафедрой руководили профессор д.ю.н. В.Ф. Яковлев (1984-1987 гг.) (сейчас - член-корреспондент РАН, заслуженный юрист РФ, член «Группы мудрецов» Совета Европы, председатель Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства), профессор д.ю.н. Т.И. Илларионова (1987-1992 гг.), доцент к.ю.н. В.А. Плетнев (1992-2000 гг.).

В настоящее время на кафедре трудится порядка 80 преподавателей, среди них - 4 доктора и около 25 кандидатов юридических наук. Многие успешно сочетают научно-педагогическую деятельность с юридической практикой - требование времени, по сути, отвечающее прикладной ценности частного права.

Чем знаменательно современное преподавание гражданского права? Эта черта ныне характерна для любой социальной сферы - отсутствие идеологических штампов, свобода мысли и творчества, свобода профессиональных контактов. Прежде, к примеру, надежный международный обмен опытом с коллегами из Франции, Австрии, Германии, Голландии, Китая, Швейцарии и других стран был просто немыслим. Теперь - это осуществимая насущная потребность.

- В контексте сказанного предвижу особый личный смысл ответа на следующий вопрос. Поясните, пожалуйста, такое Ваше выражение: «Есть только одна отрасль права - право гражданское. Все остальное призвано обеспечить его нормальное функционирование либо эффективную защиту». В этой формуле примечательна не только главная мысль, но и деталь - упоминание про «все остальное».

- Я предполагал, что Вы об этом спросите. Справедливости ради надо добавить: есть еще «блудные дети» права гражданского. К ним, в частности, относятся право семейное и право трудовое. То, что они по истокам своим - «дети» права гражданского, думаю, сомнений не вызывает. Относительно трудового права вспомните хотя бы убедительное обоснование, предложенное Л.С. Талем в произведении «Трудовой договор: Цивилистическое исследование» (Ярославль, 1913 год). Известно, любой ребенок по мере взросления стремится к самостоятельности, желает отличаться от своих родителей. Но генетически, духовно, фактически он всегда связан с ними. Доказывать эту связь в данном случае можно разными способами. Например, такой факт. В гражданском праве есть понятие имущественной ответственности. В трудовом праве аналогичные вопросы охватываются понятием материальной ответственности. Суть одна, но формулировки разные.

- Вам не приходилось сталкиваться с упреками в «цивилистическом шовинизме»?

- Приходилось. В основном в шутливой форме. Хотя, в России цивилистов всегда обвиняют в профессиональной экспансии. К примеру, имела место такая ситуация. Когда мы включили в Гражданский кодекс блок норм о вещных правах на землю, специалисты в сфере земельного права сильно возражали против такой новации, называя ее «экспансией Гражданского кодекса».

- Однако главная идея частного права - человек и гражданин, его права, свободы и законные интересы. В этой благородной миссии ничего предосудительного нет. Доминирование публично-правовых начал может привести к абсолютному господству государства над всеми сторонами жизни общества, угрожать демократическим ценностям.

- Здесь мы уходим в общую теорию права, занимаемся обсуждением вопроса о соотношении частного и публичного права и о том, какие методы предпочтительнее.

И.А. Покровский писал: непреодолимых границ между частным и публичным правом не существует. В разные периоды истории, в том числе истории России и Казахстана, одни и те же отношения регулировались сначала частноправовыми методами, затем публично-правовыми (плановая экономика, обязательные типовые договоры, неуклонное сужение гражданского оборота и т.п.), а потом опять восторжествовали принципы свободной экономики, и в некоторой степени произошел возврат к классическим началам правового регулирования.

- Давайте вернемся к сути. Если «есть только одна отрасль», как тогда объяснить наличие уголовного, административного, конституционного права и их процессуальных «ответвлений»?

- Не хочу поддаваться на Ваши провокации, но раз сказал, то ответить придется. Строго по существу.

Трудно, да и нет смысла спорить с непреложным постулатом: главная тема частного права - человек. Более того, он является знаковой фигурой любых социальных вопросов. Он и его законные устремления, интересы, нужды, потребности, права и свободы. Само по себе уголовное право человеку без надобности. Обратите внимание! Отдельному человеку, но не обществу в целом. Уголовное право необходимо для охраны нашей жизни, здоровья, порядка в стране. Только для этого.

Стремление к созданию благоприятных социальных условий с точки зрения эффективной борьбы с преступностью заслуживает всемерной поддержки. Однако, надо признать, несмотря на широко известные примеры высокой гражданской сознательности населения (в границах отдельно взятых регионов, в тот или иной исторический период), цель полного искоренения преступности вряд ли достижима.

Гражданское право обладает самостоятельной ценностью. Оно само по себе необходимо. Без него прожить невозможно даже чисто теоретически. Человек и созданные им коллективные образования ежедневно, ежечасно, ежеминутно вступают друг с другом в определенные контакты по поводу приобретения, реализации материальных благ, осуществляют личные неимущественные права. Эти отношения развиваются по определенным правилам, подлежат упорядочению, правовой координации, иными словами должны регламентироваться юридическими установлениями. Иначе возникает хаос, который логически обостряет вопрос об ответственности. Уголовное право необходимо только для защиты или охраны, в данном случае не принципиально, права гражданского.

Теоретически без уголовного права прожить можно, но только теоретически.

- Значит, если каждый человек станет идеалом…

- Давайте признаемся: если бы человек был идеален, то никакое правовое регулирование вообще не потребовалось бы. Отрасли права в таком случае не нужны. Это факт. Право проистекает из конфликта. Конфликты бывают разными. В отношениях людей стали возникать противоречия и люди установили некие «правила игры». Так, на мой взгляд, появилось право.

Вспомните прогнозы В.И. Ленина в «Государстве и революции» о последствиях перерастания социализма в коммунизм: люди постепенно привыкнут к соблюдению элементарных, тысячелетиями повторяющихся правил общежития, тогда государство и право отомрут.

Не будем увлекаться утопиями. Давайте рассуждать реально и прагматично.

Когда мы заявляем «только об одной отрасли права», то понятно, что учитываем лишь один ракурс проблемы. Если рассуждать не отвлеченно, публичное право востребовано не в меньшей и не в большей степени, нежели право частное. Сейчас модно говорить о гармонии в этом вопросе, иначе говоря, об «оптимальном сочетании частноправовых и публично-правовых начал в регулировании общественных отношений». Утверждают, что в отсутствие такой гармонии неизбежен бардак в виде административного произвола (государственного вмешательства в частные дела и личную жизнь, нарушения публичной властью неприкосновенности собственности и других основополагающих начал) или в виде так называемой «власти капитала» (никем не ограниченных монополий, истребления флоры и фауны в интересах производственных концернов, закабаления мелких участников рынка крупными и т.п.).

У меня другая точка зрения. Гармония здесь недостижима. Баланса интересов в решении этого вопроса никогда не было и не будет. Мы все время наблюдаем взаимопроникновение, взаимовлияние разных юридических явлений. Это объективный факт.

Недавно казахстанский Институт правовых исследований и анализа проводил в Астане конференцию, на которой, среди прочих, обсуждались вопросы контрактов на недропользование и вопросы налогообложения. Налогообложение - институт публичного права, контракт - институт частного права. Пример из жизни: в контракте оговаривается освобождение конкретного недропользователя от налогов или для него устанавливаются налоговые отчисления в минимальном размере. Сама ситуация вызывает у меня принципиальное возражение. Нельзя регулировать публично-правовые отношения методами частного права.

Другой аспект: на мой взгляд, публичное право всегда старается «задавить» частное право. Первое исходит от государства, то есть от того субъекта, который творит правовые нормы. При этом государство базируется на публично-правовых началах. Естественно, они будут доминировать. Наиболее ярко данная тенденция проявляется в тоталитарных режимах.

- Какова роль Российской школы частного права в современном мире?

- Легко и с удовольствием отвечу на этот вопрос. Прежде - небольшая предыстория.

Был создан Исследовательский центр частного права при Президенте Российской Федерации. Основателем этого Центра является Сергей Сергеевич Алексеев. С начала 1990-х годов Центр сосредоточил свои усилия на подготовке современного гражданского законодательства России, в том числе Гражданского кодекса. Этот нормативный документ разрабатывался долго. Первая часть вступила в силу первого января 1995 года, а четвертая (последняя) - первого января 2008 года.

Как рассказывает сам Сергей Сергеевич, в свое время на одной из конференций, проходившей в США, американский юрист задал ему, казалось бы, элементарный вопрос: кто у Вас в стране будет применять Гражданский кодекс? Случайный вопрос навел на серьезные размышления. Задумались. Действительно, задача по созданию нормативной базы решается успешно. А высококвалифицированных кадров, ориентированных на работу в условиях свободного рынка, в достаточном количестве нет. Тогда родилась мысль: создать тут же, при Центре, Российскую школу частного права и готовить в ней элитных юристов. Так появилась Школа. У нее два отделения: одно - в Москве, другое - в Екатеринбурге. В этом образовательном учреждении обучается очень небольшое число людей: в Москве - 30 человек в год, у нас в Екатеринбурге - 20 человек в год.

- На всю Россию 50 выпускников?!

- Да. Не более.

- Где же тогда ожидаемое количество российских юристов, отлично разбирающихся в отечественном гражданском законодательстве?

- Где же все-таки найти юристов? (Смеется). На самом деле очень многие выпускники Школы работают в судебной системе. Прежде всего, в арбитражных судах. К примеру, на упомянутую выше конференцию в Астану приезжал Сергей Васильевич Сарбаш - выпускник Школы частного права. Сейчас - доктор юридических наук, судья Высшего арбитражного суда России. За время существования Школы около 60 человек защитили кандидатские диссертации. То есть народ подбирается в научном плане активный. Мы готовим высококлассных юристов. Это объективно признанный факт! Определенная часть выпускников уходит в юридический бизнес. Мы, конечно, не препятствуем. Я считаю, это нормально. Ректор Школы частного права (на общественных началах) - профессор д.ю.н. Павел Владимирович Крашенинников. Место его основной работы - председатель Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной думы РФ.

- Бронислав Мичиславович, теперь - несколько слов о модельном нормотворчестве: Модельный ГК, Модельный закон об авторском праве и т.п. Насколько востребованным, по Вашему мнению, является этот механизм сейчас?

- Я убежден в перспективах модельного правотворчества. Это очень полезная «вещь», что легко проследить на примере современной Европы. Они медленно, но верно объединяются и, естественно, укрепляют свой международный вес в политике и потенциал в экономике. Начали с выработки стратегической идеи, общих принципов и норм.

В целом, в мире мы наблюдаем процесс глобализации. Она не может не сказаться на развитии права.

Теперь обратимся к тому, что происходит на постсоветском пространстве. Вновь образовавшиеся государства стали создавать и развивать свое национальное право - вполне логичная, адекватная реакция после распада Союза ССР. А как иначе?! Это, повторю, естественное стремление, нацеленное на укрепление государственного суверенитета и развитие независимой правовой системы.

Что характерно, параллельно с этим процессом во многих республиках бывшего Союза набирала силу и другая не менее важная тенденция - имплементация норм модельного законодательства, разработанного Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ. Не вижу в этом ничего плохого. На мой взгляд, модельное правотворчество - уникальный механизм в условиях постсоветского пространства. В чем его уникальность?

Мы, юристы, очень часто увлекаемся юридической формой или, иначе говоря, впадаем в «правовой фетишизм», забывая об экономическом базисе - наработанных хозяйственных связях, непреложных рыночных законах, накопленном опыте совместного решения схожих экономических проблем и т.п. Часто срабатывает ошибочный стереотип: возникла какая-то экономическая проблема, надо принять закон и проблема будет решена. Ничего подобного. Закон сам по себе ничего не решает. Возьмем, к примеру, закон о повышении минимального размера оплаты труда (МРОТ). Казалось бы, очевидный случай: МРОТ повышен в силу закона и точка. На самом деле, это повышение стало возможным именно потому, что улучшилась экономическая ситуация, появились деньги. Не будет успехов в экономике, закон о МРОТ не пройдет - даже если будет принят, вряд ли будет «работать».

Если суммировать сказанное и перейти к сути вопроса, я убежден: необходимые социально-политические, организационные, информационные, экономические перспективы и, конечно, солидный потенциал - за модельным правотворчеством. Повторю, мы не должны впадать в «правовой фетишизм». Раз проблемы у нас одинаковые, то и методы их решения должны быть схожими. Если у кого-то есть решение, почему бы не использовать данный опыт. Идеи модельного правотворчества в этой связи мне представляются правильными.

Прежде всего, рассматриваемый вопрос является политическим. Его решение будет зависеть от развития отношений между участниками данного процесса. Если политические позиции будут сближаться, право отреагирует.

- Спасибо, Бронислав Мичиславович, за интересную беседу.

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления