Понятие и проявления преступлений по покушению на жизнь государственного или общественного деятеля

Диссертант Института Философии, Социологии и Права НАН Азербайджана Рауф Гасымзаде в данной статье провел научно-практическое изучение понятий и проявлений преступлений покушения на жизнь государственного и общественного деятеля.

Понятие и проявления преступлений по покушению на жизнь государственного или общественного деятеля (террористических актов)

 

Диссертант Института Философии, Социологии и Права НАН Азербайджана Рауф Гасымзаде в данной статье провел научно-практическое изучение понятий и проявлений преступлений покушения на жизнь государственного и общественного деятеля.

Новый Уголовный Кодекс (далее - УК) Азербайджанской Республики (далее - АР), вступивший в силу с 1-го сентября 2000 года, делает необходимым и непременным подробный научный анализ системы уголовного состава «преступлений, совершаемых против основ и безопасности конституционного строя государства». Составы преступлений, предусмотренные в 31-й главе (XI разделе) УК АР, в первую очередь, отличаются своеобразной спецификой. В то же время, непосредственная направленность анализа к специфике составов, обладающих особыми признаками при их рассмотрении, является одним из основных факторов. Преступления по покушению на жизнь государственного или общественного деятеля (террористические акты) относятся к категории общественно опасных покушений против государственной власти. Элементы объективных причин преступлений, входящих в данную категорию, очень сложны. Для совершения большинства указанных уголовных покушений требуются активные действия. Измена государству (ст. 274 УК), шпионство (ст. 276), насильственный захват и насильственное удержание власти (ст. 278), вооруженный мятеж (ст. 280), открытые призывы против государства (ст. 281) и др. подобные действия могут быть совершены в результате активных действий виновного лица. Диспозиция статей нового уголовного законодательства АР, предусматривающих уголовную ответственность за преступления против основ и безопасности конституционного строя государства, построена таким образом, что для выявления ответственности за совершение указанных уголовных покушений необходима особая цель- определение ущерба безопасности государства. Под покушением на жизнь государственного или общественного деятеля (террористический акт), согласно статье 277 УК АР, подразумевается покушение на жизнь (террористический акт) с целью прекращения служебной или политической деятельности государственного деятеля или общественного деятеля, а также представителя зарубежного государства или же отмщения за указанную деятельность. Уголовное законодательство АР рассматривает покушение на жизнь государственного или общественного деятеля, а также на жизнь представителя зарубежного государства, как террористический акт, т.е. как общественно опасное деяние, покушающееся на политическую систему АР, а также на жизнь и здоровье потерпевшего лица. Ввиду этого, террористический акт выступает здесь в качестве составной части терроризма, являющегося еще более общим, массовым и опасным событием. Именно с этой позиции считаем целесообразным остановиться на понятии «терроризм».

Несмотря на то, что терроризм является крупнейшим общественно опасным явлением, которое в современный период некоторыми своими проявлениями приводит человечество в ужас и словно внушает трепет, определения данного понятия неоднозначны. Указанный термин встречается в различных исследованиях и литературе под такими названиями, как «терроризм», «террористический акт» или же просто «террор». Очевидный факт заключается в том, что терроризм или террористический акт, независимо от того, под каким наименованием он используется, характеризуется наличием многочисленных жертв. В отдельных государствах встречается определение понятия терроризма на уровне национального законодательства. В том числе, после объявления нашей страной своей независимости, терроризм, являясь одним из результатов реформ, осуществляемых, можно сказать, во всех сферах права, нашел свое закрепление в законодательстве. В настоящее время в нашей стране действует Закон «О борьбе с терроризмом», который был принят 18 июня 1999 года.

В ст. 1-ой названного Закона говорится: «Терроризм-угроза, направленная на массовое уничтожение людей, нанесение им телесных повреждений или нанесение иного ущерба здоровью, уничтожению (повреждению) их имущества или совершение иных действий с целью достижения нарушения общественной опасности, создания паники среди населения или принятия решений органами государственной власти, отвечающих интересам террористов». Действия, связанные с организацией, планированием, подготовкой или осуществлением террористических акций, насилие над физическими и юридическими лицами, уничтожение или повреждение материальных объектов с целью террора, создание вооруженных объединений, преступных группировок с целью осуществления террористических акций, а также участие в таких акциях, привлечение лиц к терроризму, вооружение, обучение и использование их, преднамеренное финансирование террористических организаций и группировок или оказание им иной поддержки оценивается как террористическая деятельность. Борьба с терроризмом в АР осуществляется с нижеследующими целями:

1) обеспечение прав и свобод человека, безопасности общества и государства;

2) обнаружение терроризма и его проявлений, предотвращение указанных проявлений и снижение ожидаемого в результате терроризма ущерба до минимума;

3) Обнаружение и ликвидация причин и условий возникновения и осуществления терроризма.

В правовой литературе делаются попытки к безосновательному распределению терроризма на уголовные и неуголовные виды (политические, религиозные, государственные и т.д.). Специалисты, отклоняющие данные попытки, правы в утверждении того, что какой-либо террористический акт является преступлением, и терроризма, не являющегося преступлением, не имеется, так как, согласно внутреннему законодательству государств, а также международным конвенциям, терроризм относится к уголовным деяниям. Действительно, инцидент, сопровождающийся совершением массовой человеческой резни с использованием огнестрельного оружия или иных средств уничтожения - преступление.

Вопрос о выдаче оптимальной системы видов терроризма до сих пор остается неразрешенным. В то же время необходимо отметить, что подробные описания в связи с видами терроризма оказывают отрицательное воздействие на выражение понятия терроризма как общественно опасного деяния. В общем, подходы различного содержания, как к понятию терроризма, так и к его видам, значительно усложняют определение терроризма. Сложность в определении понятия терроризм, по мнению Д.В.Ольшанского, заключается в смешении различного содержания к одному понятию, т.е. к понятию «террор».

Тот факт, что терроризм исторически являлся причиной гибели людей, уничтожения (повреждения) имущества и в связи с этим нарушения общественной безопасности, устрашения населения и реализации иных подобных целей, указывает на то, что терроризм является социально опасным преступлением. Именно с этой точки зрения законодательство АР, учитывая также оптимальные признаки законодательной практики иных стран и достижения, завоеванные в этой сфере в рамках международного сотрудничества, внесло в уголовный закон норму, устанавливающую уголовную ответственность за терроризм (ст. 214 УК). Согласно данной статье, терроризм - это деяние с целью совершения взрывов, пожаров и иных действий, создающих опасность гибели людей, нанесение значительного ущерба имуществу, а также иных тяжелых результатов, данные действия также совершаются с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения или же воздействия на принятие решения правительственными органами согласно требованию виновного лица.

Таким образом, терроризм или террористический акт является криминальным событием, создающим крупную общественную опасность для общества и государства. Покушение на жизнь государственного или общественного деятеля наносит серьезный ущерб нормальному развитию общественных отношений в связи с осуществлением государственной власти и наряду с этим создает условия для иных политических провокаций.

Конституция АР 1995 года изменила приоритеты в защите государства и личности. Так, в Преамбуле Конституции на передний план выводится «… обеспечение благополучия всего общества и каждого лица». В настоящее время выражение «личность-общество-государство» прочно вошло в научный, практический и законодательный оборот. Не случайно, что в новом УК преступления против личности идут раньше преступлений против основ и безопасности конституционного строя государства.

По нашему мнению, в вышеуказанной триаде («личность-общество-государство») указанные ценности необходимо оценивать не математически (кому принадлежит первенство), а фундаментально с позиции их взаимосвязи. Потому как всем ясно, что личность, его права и свободы и их реальная защита может быть обеспечена лишь при наличии мощных институтов государственной власти. Лишь могучее государство может являться реальным гарантом осуществления прав и свобод личности. В пункте II статьи 26-ой Конституции АР говорится следующее: «Государство обеспечивает защиту прав и свобод каждого».

Однако структура Особенной части уголовного законодательства стран, вступивших в Содружество Независимых Государств сохранена без изменений, т.е. сохранена согласно структуре нового УК, принятого в 1960-1961г. Как известно, в указанный период Особенная часть УК «согласно Положениям уголовного законодательства стран СССР и союзных республик» начиналась главой под названием «Государственные преступления».

При рассмотрении структуры УК ряда зарубежных стран, в системе особенной части первой выступает глава, выделяемая государственным преступлениям. Примером этого в УК Республики Польши, Кубы государственные преступления внесены в первую главу Особенной части.

Необходимо уделить внимание такому признаку, как глобальное определение объекта преступлений против государственной власти, которые не соответствуют системе состава преступлений, внесенных в главу 31-ю УК АР. В действительности основы конституционного строя раскрывают совокупность общественных отношений, охраняемых Основным Законом. Данные общественные отношения могут быть установлены согласно типу и форме управления государства.

По нашему мнению, безопасность государства может выступать как состояние стабильности, мощности и защиты конституционного строя в качестве объекта преступлений против государственной власти. Так как само это понятие крайне локально и исходит непосредственно из основ конституционного строя.

В новом УК АР преступления против государственной власти особо опасные или не обладают разделением на опасные преступления. Еще в правовой литературе 60-х годов прошлого столетия отмечалось, что разделение государственных преступлений на особо опасные государственные преступления и иные государственные преступления проводилось по родовому объекту. Иные государственные преступления не обладают единым объектом, ввиду чего их место в Особенной части уголовного законодательства подверглось обоснованной критике.

С позиции признания источников опасности, значит, имеются различные точки зрения в отношении классификации преступлений против основ и безопасности конституционного строя государства в непосредственной зависимости от объектов. А.В. Наумов условно предложил следующую классификацию указанных преступлений:

1. преступления по покушению на внешнюю безопасность государства: измена государству (статья 274 УК) и шпионство (статья 276 УК);

2. преступления по покушению на легитимность государственной власти, т.е. преступления, направленные на насильственный захват и сохранение государственной власти: вооруженный мятеж (статья 280 УК) и открытие призывы против государства (статья 281 УК);

3. политический плюрализм и преступления по покушению на такой принцип конституции, как многопартийность: покушение на жизнь государственного или общественного деятеля (террористический акт) (статья 277 УК);

4. преступления по покушению на экономические основы и способность охраны АР: диверсия (ст. 282 УК), распространение государственной тайны (ст. 284 УК) и потеря документов по содержанию являющихся государственной тайной (ст. 285 УК);

5. преступления по покушению на запрет конституции по сеянию расовой, национальной и религиозной вражды: сеяние расовой, национальной и религиозной вражды (ст. 283 УК).

По нашему мнению, предложенная автором классификация носит спорный характер по нижеследующим причинам.

В первую очередь, единая основа вышеуказанной классификации не бросается в глаза. Наличие такой основы лишает данную классификацию серьезности и точности, и классификация носит неполный характер.

Во-вторых, преступление, предусматриваемое в статье 281 УК, покушается не на легитимность государственной власти, а на внутреннюю безопасность или политическую систему. Легитимность, как «признак, подтверждающий законность какого-либо права или законности полномочий», несомненно, подвергается ущербу в результате совершения данного преступления. Однако легитимность не выступает в качестве объекта преступления, предусмотренного в ст. 281.

В-третьих, нельзя согласиться с соотнесением распространения государственной тайны и потери документов, в содержании которых имеется государственная тайна, к категории преступлений, покушающихся на экономическую безопасность государства и способность ее к обороне. Как известно, государственная тайна существует не только в сфере экономики и обороны.

По нашему мнению, в основе классификации преступлений против конституционного строя и безопасности государства должно стоять направление источников угрозы. Данные источники угрозы в обобщенной форме могут прибыть из-за рубежа, возникнуть в пределах страны и иметься в сфере экономики.

В сфере экономики источники угрозы могут прибыть из-за рубежа и возникнуть в пределах страны. Уделение им особого внимания актуально в связи с переходом АР к новым социально-экономическим отношениям, так как здесь речь идет о таких сферах экономики, в которых сохраняется монополистическое право государства. К указанным монополистическим правам относятся выпуск официальных денежных знаков, проведение товаров и предметов через таможенную границу, преследование выпуска фальшивых денежных знаков и т.д. По нашему мнению, именно эти сферы экономики должны быть защищены посредством составов преступлений против государственной власти. Лишь в этом случае может идти речь об экономической безопасности государства.

Источники угрозы в соответствующем порядке распределяются на три непосредственных объекта:

А) внешняя безопасность государства;

Б) внутренняя безопасность государства;

В) экономическая безопасность государства.

Классификация преступлений против государственной власти (против основ и безопасности конституционного строя государства) в целом может быть определена в следующей форме:

1. преступления по покушению на внешнюю безопасность государства:

А) измена государству (ст. 274 УК);

Б) шпионство (ст. 276 УК);

В) распространение государственной тайны (ст. 284 УК);

Г) потеря документов, в содержании которых имеется государственная тайна (ст. 285 УК);

По нашему мнению, незаконный переход государственной границы АР (ст. 318 УК) и незаконная замена государственной границы АР (ст. 319 УК) должны относиться к категории вышеуказанных преступлений. В связи с этим необходимо отметить, что внесение названных преступлений (ст. 318 и 319 УК) в главу 34, предусматривающую преступления против порядка управления, не может считаться целесообразным.

2. преступления по покушению на внутреннюю безопасность государства:

А) покушение на жизнь государственного или общественного деятеля -террористический акт (ст. 277 УК);

Б) насильственный захват и сохранение власти (ст. 278 УК);

В) вооруженный мятеж (ст. 280 УК);

Г) призывы против государства (ст. 282 УК);

Д) сеяние национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 283 УК).

По нашему мнению, было бы верным внесение массовых беспорядков (ст. 220 УК) в данную категорию преступлений.

3. Преступления по покушению на экономическую безопасность государства:

А) диверсия (ст. 282 УК);

Результат ясен. Экономическая безопасность государства напоминает самую слабую сферу защиты посредством состава преступлений против государственной власти. Учитывая монополистические права государства в экономической сфере, было бы целесообразно соотнести нижеследующий состав преступлений к данной категории:

А) о фальшивых деньгах или ценных бумагах (ст. 204 УК);

Б) контрабанда (ст. 206 УК);

В) не возвращение предметов искусства, истории, археологических ценностей АР и зарубежных стран в АР (ст. 207 УК);

Г) не возвращение зарубежных валютных средств из-за рубежа (ст. 208 УК).

Значит, преступления против основ и безопасности конституционного строя государства, согласно действующему уголовному законодательству, считаются общественно опасными деяниями, покушающимися на государственную безопасность АР.

Внутри преступлений против государственной власти покушения на жизнь государственного или общественного деятеля - террористический акт с одной стороны направляется к ослаблению политической системы АР, а с другой стороны к нанесению ущерба жизни и здоровью личности. В ряде случаев в результате совершения криминальных действий одновременно уничтожаются или получают повреждения люди.

Опасность покушения на жизнь государственного или общественного деятеля - террористического акта для прав и свобод человека наравне с ущербом, наносимым данным криминальным деянием конкретному объекту, также выражается в создании условий для совершения иных преступлений, направленных на нарушение данных ценностей, основательного (против террористов) или безосновательного (ложное признание некоторых лиц и объектов источником опасности) допущения отдельными лицами, группой лиц или частью населения незаконных действий и т.д. Из анализов, проводимых специалистами в правовых исследованиях, усматривается, что к покушениям на жизнь государственного или общественного деятеля - террористического акта свойственны следующие признаки:

1. заключается в использовании последнего предела анализируемого преступления и насильственных форм или такой угрозы насилия;

2. цели террористических актов выходят за пределы телесных повреждений, убийств и разрушений имущества;

3. достижение целей террористического акта непосредственно с оказанием психологического воздействия на лицо (лиц), оказавшегося(ихся) жертвой террора;

4. жертва (жертвы) террористического акта выделяются не по его действительной сущности, а по символической сущности.

Известно, что права и свободы человека считаются одними из важнейших атрибутов демократии. Значит, развитие демократии в обществе, в котором нарушены права и свободы человека или подверженном опасности, или находится на очень низком уровне, или же демократии нет вообще. Сюда можно добавить правовую культуру и правовое сознание общества. Так как с криминологической точки зрения трудно говорить о качественном уровне правовой культуры в обществах с высокой динамикой преступности. Таким образом, страны, избравшие демократический путь развития наравне с развитием демократических учредительств и институтов, оказывают серьезные попытки к обеспечению охраны их от антисоциальных воздействий, в том числе от террористических актов. Такие ценности, как права и свободы человека, в различных странах, обладающих различным уровнем развития, в своеобразной форме подвергаются террористическим актам.

Необходимо уделить внимание психологическому аспекту опасности покушения на жизнь государственного или общественного деятеля-террористического акта правам и свободам человека. Опасность совершения действий, анализируемых с этой позиции, можно разделить на два вида:

1. террористический акт занял место в жизни общества и на этой почве в жизни общества правит синдром страха;

2. на фоне противостояний различного характера в обществе возможно совершение террористических актов.

В обоих случаях реализация прав и свобод человека находится под психологическим напряжением. Несмотря на то, что эти особенности свидетельствуют о схожести обоих случаев, основным отличающим их признаком в первом случае является формирование психологического напряжения именно в результате страха, создаваемого систематически совершаемыми террористическими актами.

По мнению Д.В. Ольшанского массовый страх, возникающий в результате террористического акта, очень опасен. Такой массовый страх не только ослепляет общество…, мы не только начинаем бояться завтрашнего дня, мы даже боимся друг друга. Такой страх раскалывает общество. Действительно неуправляемые и неконтролируемые ситуации образуются таким образом. Значит, покушение на жизнь государственного или общественного деятеля - террористический акт создает такую нестабильность в обществе, что люди подвергаются растерянности, уменьшается вера в нормальные условия жизни и сомнительные моменты начинают постепенно увеличиваться. Иными словами, покушение против жизни и здоровья личности своей опасностью в целом начинает мешать нормальным условиям жизни общества.

 

Литература

 

1. Емельянов В.П. Проблемы уголовно-правовой борьбы с терроризмом. Государство и право, 2000, № 2

2. Малышева И.В., Панов Н.Ю. Отношение к терроризму с учетом исторического опыта России в борьбе с терроризмом. В кн.: Реагирование на преступность: Концепция, закон, практика. М., 2002

3. Ольшанский Д.В. Психология терроризма. Питер, 2002

4. Лунев В.В. Политическая преступность. Государство и право, 1994, № 7

5. Уголовный, уголовно-процессуальный, уголовно-исполнительный кодексы Польской Республики. М., 1973

6. УК Республики Куба. М., 1983

7. Ляпунов Ю.И., Мшвениерадзе П.Я. основы систематизации норм Особенной части уголовного права. Правоведение, 1965, № 3

8. Уголовное право России. Особенная часть. М., ИМП, 1996

9. Преступность и законодательство. М., 1997

 

Резюме

 

Для анализа и расценки каждого уголовного состава очень важно определение признаков, характеризирующих деяние как преступление, внесение ясности понятиям, связанным с этим, развития проявлений и тенденций, которые оно порождает. В этом значении для введения преступлений покушений на жизнь государственного или общественного деятеля очень важно внести ясность таким терминам как «государственный деятель», «общественный деятель», «представитель иностранного государства», «служебная и политическая деятельность», «покушение» и «террористический акт». Если на основе нормативно-правовых актов можно прийти к определенному результату по части этих понятий, то по остальным понятиям необходимо обратить внимание на судебный опыт, на решения пленумов высшего суда и на другие материалы. Не определив признаков, характеризирующих указанные преступления, их сущность и содержания элементов, входящих в их состав, введение статьи 277 УК создает достаточную трудность. Поэтому, в статье проведено научно-практическое изучение понятий и проявлений преступлений покушения на жизнь государственного и общественного деятеля.

д.ю.н. Б. Захидов

 

Summary

 

Determination of the aspects characterizing the practical crime is very important for the analyze and investigation of each criminal composition. If it is possible to achieve certain results on the basis of legal-normative acts on a part of these notions, it is important to pay special attention to the court practice, plenary decisions of the higher court and the other materials on the other notions. Application of the Article 277 of Criminal Code creates considerable difficulties without any determination of the importance and context of the elements which are characterizing mentioned crimes. For this purpose the scientific-theoretical investigation of the notion and emergence of assassination attempt has been highlighted in this article.

 

 

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления