Тенденции правовой политики России

Государственная дума России рассмотрела ряд законодательных инициатив ярко выраженных репрессивного характера, неуместных в условиях кризиса отечественной правовой политики. Так активно прорабатывается заявление Президента РФ о возможности построения единой судебной власти государства во главе с Конституционным судом как высшей судебной инстанцией. Это потребует существенных изменений Конституции РФ и Федеральных конституционных законах - считает д.ю.н., профессор, адвокат И.Л. Трунов.

Тенденции правовой политики России

 

Судебная система.

 

Государственная дума России рассмотрела ряд законодательных инициатив ярко выраженных репрессивного характера, неуместных в условиях кризиса отечественной правовой политики. Так активно прорабатывается заявление Президента РФ о возможности построения единой судебной власти государства во главе с Конституционным судом как высшей судебной инстанцией. Это потребует существенных изменений Конституции РФ и Федеральных конституционных законах - считает д.ю.н., профессор, адвокат И.Л. Трунов.

 Конституция не «священная корова». Плюсов от подобных значительных изменений много. Существенное сокращение количественного состава аппаратов судов и судей, единообразие судебной практики и политики, которую все труднее разделить на отдельные отрасли права, антикоррупционная направленность. Судебную реформу довести до логического продолжения в единой системе суда будет значительно легче. Упростится создание ювенальной коллегии, административной коллегии, коллегии мировых судей которые должны финансироваться и назначаться в соответствии с едиными принципами судебной системы России. Еще правительство Петра 1 пыталось создать единую систему судебной власти отделенную от административного управления. Сегодня по прежнему актуально нарушение конституционного принципа финансирования судов только из федерального бюджета, вмешательство в судебную деятельность. Считаю, необходимо вводить реальную уголовную ответственность. Вот пример - здание Московского городского суда построено за деньги Правительства Москвы в регионах данное нарушение повсеместно. Один из основных аргументов необходимости изменений - сейчас так плохо, что хуже некуда.

Сомнения вызывает и главенство Конституционного Суда, который не подходит для этого по функциональным особенностям. Скорее всего его можно рассматривать как коллегию конституционного судопроизводства в системе судебной власти России. Главенство единой судебной системы как вопрос судебной власти, должен решаться на объединенном съезде судей России. Считаю, необходимо параллельно создавать Судебную службу собственной безопасности с возложением на нее обязанностей проверки каждого ставшего известным факта судейского проступка, а также наделения ее полномочиями по выявлению и проверке сведений и обстоятельств непрофессионального, неэтичного, нечестного, противоправного поведения судей и работников аппаратов судов, несовместимых с занимаемой должностью, для чего предоставить ей право сбора сведений о профессиональной деятельности судьи, о его деловых качествах и поведении в быту а также другие сведения, которые могут свидетельствовать о неправильном или недостойном поведении судьи, с правом сбора сведений, опроса свидетелей и очевидцев, истребования документов и материалов, имущественный контроль и т.д.

 

Изменения в УК РФ - государственная измена, шпионаж.

 

Как следует из поправок к УК РФ, которые поступили 12 декабря 2008 г. на рассмотрение Госдумы, предлагается изменить формулировки статей (государственная измена ст. 275 УК РФ) и (шпионаж ст. 276 УК РФ) и ввести статью 283 прим. УК РФ. Изменниками родины и шпионами в России будут признаны все, чьи деяния направлены «против безопасности России, в том числе ее конституционного строя, суверенитета, территориальной и государственной целостности». При новой норме шпионом, как и в сталинские времена, рискует стать каждый, кто позволит себе критику власти. Авторы поправок предлагают расширить понятия «государственная измена» и «шпионаж».

Действующая в стране система защиты государственной безопасности, в том числе сохранения государственной тайны, во многом унаследована от тоталитарной власти и концептуально не пригодна для эффективного использования в условиях демократического государства с рыночной экономикой. Вносимые поправки не решая ни одну из проблем, а только ухудшают положение. Научный прогресс и как следствие конкурентно способная экономика, в решающей степени зависит от свободы распространения информации между учеными и предпринимателями, которые должны иметь возможность сотрудничать на международном уровне и участвовать в научном процессе без опасения преследований. По Указу Президента РФ от 30 ноября 1995 г. № 1203 «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне» к гостайне относится химия, и биотехнологии, и высокоэффективные технологические процессы и т.п. Пробельность законодательства объясняет уголовные дела в отношении ученых, не являвшихся сотрудниками спецслужб и секретоносителями, громкие показательные процессы есть, продажа секретов продолжается. Отсутствует четкое законодательное определение и регулирование таких вопросов как: что есть государственная измена, что - разглашение государственной тайны, кто несет ответственность (субъект преступления), направленность умысла, а когда вообще отсутствует состав преступлений. Пункт 3 статьи 4 абз. 8 и ст. 8 п. 3 Закона «О государственной тайне» № 5485-1 от 21 июля 1993 г., гласит - «порядок определения размеров ущерба, который может быть причинен, и правила отнесения указанных сведений к той или иной степени секретности устанавливаются Правительством Российской Федерации».

Но длительное время методик, по которым можно рассчитать размер ущерба (крупный, особо крупный и т.д.) в зависимости от степени секретности (особой важности, совершенно секретно, секретно), как не было, так и нет. Их отсутствие способствует незащищенности государственной безопасности. Одним из основных квалифицирующих признаков таких преступлений, как государственная измена (ст. 275 УК РФ) и шпионаж (ст. 276 УК РФ), является наличие ущерба, определить который невозможно из-за «нерасторопности» чиновников. Нерасторопность связана с ответственностью самих чиновников, и зависит от объема ущерба. В статье 7 Закона «О государственной тайне», говорится «Должностные лица, принявшие решение о засекречивании перечисленных сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений, составляющих государственную тайну, несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба».

Недопустимая ситуация, когда любой человек, не являющийся секретоносителем, может найти в открытом доступе секретную информации которую в виду секретности Перечней не может определить, как секретную, но распространив ее, в соответствии с Российским законодательством несет уголовную ответственность.

Представляется необходимым:

- Органам исполнительной власти необходимо в соответствии с Конституцией России опубликовать все Перечни сведений, относимых к государственной тайне затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина России. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения (ч. 3 ст. 15 Конституции России).

- Внести поправку в закон «О государственной тайне РФ № 5485-1» - «не являются государственной тайной сведения, которые уже фактически доступны неопределенному кругу лиц».

- Правительству России разработать методики определения ущерба нанесенного безопасности Российской Федерации вследствие распространения сведений, составляющих государственную тайну.

 

Ограничение полномочий суда присяжных

 

 12 декабря 2008 г. депутаты Государственной Думы РФ утвердили в третьем чтении законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам противодействия терроризму». Данный закон, ограничивает категорию дел, подсудных суду присяжных. Инициаторы закона мотивируют свои намерения целью «повысить эффективность мер предупреждения терроризма». Но изменения в уголовно-процессуальное законодательство никак не соотносятся с методами противодействия и предупреждения терроризма.По замыслу разработчиков законопроекта, коллегии присяжных заседателей не вправе будут рассматривать дела граждан, которые, согласно Уголовному кодексу, обвиняются

по ст. 205 «Террористический акт»,

ст. 206 «Захват заложника»,

ст. 208 «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем»,

 ст. 212 «Массовые беспорядки»,

ст. 275 «Государственная измена»,

ст. 276 «Шпионаж»,

ст. 278 «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти»,

ст. 279 «Вооруженный мятеж»,

ст. 281 «Диверсия».

Если исходить из указанных выше целей, совершенно непонятно, как в предлагаемый перечень попадают статьи УК РФ, не имеющие отношения к терроризму.

Необходимо расширять спектр дел, подпадающих под компетенцию суда с участием присяжных заседателей - всех категорий дел, по которым подсудимому грозит лишение свободы. Также целесообразно вводить суд присяжных по отдельным категориям гражданских исков.

Часть 2 ст. 47 Конституции РФ гласит: обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Возрождение в России суда присяжных - призвано обеспечить право граждан на состязательность судопроизводства, соблюдение презумпции невиновности.

Участившиеся факты оправдательных вердиктов или обвинительных приговоров с указанием на применение снисхождения, которые столь волнуют инициаторов законопроекта, свидетельствуют о слабых местах Российского законодательства и требуют срочных поправок.

Наиболее объективен суд присяжных, состоящий из среднего класса, причем в тех странах, где участие граждан в суде присяжных является обязанностью, а не правом, как у нас. В России этим правом пользуются социально незащищенные слои населения, как правило, пенсионеры и безработные, что накладывает существенный отпечаток на выносимые вердикты. Сказываются как менталитет, так и возможное воздействие (подкуп, давление). Считаю, необходимо принять меры, обеспечивающие обязательное участие граждан в суде присяжных, обязательное участие каждого в построении правового государства и справедливого объективного суда.

Первый судебный процесс с участием присяжных заседателей состоялся в Саратове 1993г. Следствие обвиняло подсудимых в разбойном нападении, умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью, из корыстных побуждений. Присяжные пришли к обоснованному единогласному вердикту - виновны в убийстве при превышении пределов необходимой обороны. Убийство произошло во время обоюдной драки. При которой, потерпевшие защищались от преступников, ранее судимых за хулиганство. По статистике доля оправдательных приговоров в судах присяжных составляет около 21%, тогда как в судах общей юрисдикции она равняется приблизительно 0,64%.

Именно непрофессионализм правоохранительных органов, нежелание или неумение квалифицированно выполнять свою работу приводит к вынесению оправдательных вердиктов. Но вместо того, чтобы повышать квалификацию, трудоспособность и уровень профессионализма, стороны обвинения и законодатели идут по наиболее легкому пути - запрещают судам присяжных рассматривать дела определенных категорий, при том что процент дел, подлежащих судебному разбирательству с участием присяжных заседателей на сегодняшний день и так очень низок и составляет 0,5%.

Бесспорно, что последние законодательные изменения приведут к увеличению количества заключенных, росту преступности, что в свою очередь ляжет бременем на бюджет государства.

 

Уголовная политика

 

Безжалостна и экономически неэффективная уголовная политика России. За многие века войны с преступностью применялись различные средства наказания, включая — распятие, четвертование, сожжение, замуровывание живьем, колесование, забивание камнями, заливание расплавленного металла в горло, обрезание ушей, носа, выкалывание глаз, обрубание рук, и т. п. Более позднее, либеральное средство - тюрьма, где физическое принуждение соединенное с трудом в аскетических условиях, задумывалось как средство постепенного исправления «нравственных изъянов». На протяжении четырех веков существования исправительной тюремной системы основанной на реабилитационном мифе, выделялось четыре категории, оставшиеся и сегодня неизменными: труд, обучение, этическое воспитание, дисциплина. Как показала история ни в одной стране мира эти средства воздействия, не достигали своей цели, что дискредитировало идею тюремной реабилитации. Угроза лишения свободы и степень строгости наказания как превентивное послание государства серьезно не влияют на уровень преступности. Несмотря на то что анализ института тюремного лишения свободы подтверждает его опасность и бесполезность, поскольку общество не нашло иных мер социального контроля он остается повсеместно выполняя функции контроля и изоляции маргинального населения, стигматизации профессиональных преступников, мощным инструментом властных отношений. Кардинальный вопрос количества лишенных свободы. Безусловно, лица, совершившие тяжкие насильственные преступления (убийства, изнасилование, причинение тяжкого вреда здоровью), заслуживают тюремного лишения свободы, но в общем количестве осужденных к лишению свободы число подобных преступников составляло последние годы в России от 1,3 до 1,8%. Ныне действующий Уголовный кодекс РФ по предусмотренным в нем санкциям - самый жесткий и репрессивный за всю историю страны, даже по сравнению со сталинским режимом. Максимальный срок лишения свободы составляет 20 лет, тогда как в УК РСФСР 1926 г. - 10 лет, в УК РСФСР 1960 г. - не более 15 лет; по совокупности преступлений срок наказания может достигать 25 лет, а по совокупности приговоров - 30 лет (ст. 56 УК РФ). Даже сталинский Закон 1932 г. и его же Указы от 04.06.47 предусматривали срок лишения свободы не более 25 лет. При сохранении смертной казни (ст. 59 УК РФ) впервые вводится пожизненное лишение свободы (ст. 57 УК РФ), и эти виды наказания существуют одновременно, хотя пожизненное заключение, по замыслу законодателей, должно было заменить смертную казнь. Число лиц, находящихся в местах лишения свободы больше, чем во всех европейских странах. Никакой корреляции между тяжестью преступления и временными отрезками лишения свободы установить невозможно. В разных странах однотипные преступления караются различными сроками и никакого различия в эффективности воздействия не наблюдается, но для бюджета государства и как следствие социального финансирования разница есть. Условия отбывания наказания очень плохие. Мучения осужденных не ведут к снижению преступности. Для оправдания такой практики серьезных аргументов нет. Граждане РФ не отличаются повышенной склонностью к совершению преступлений. К лишению свободы в России приговаривается около 40% всех осужденных. Надо заметить, что, например, в Японии такая мера наказания применяется лишь к 3% осужденных, остальные подвергаются другим санкциям; в ФРГ - 5%, в Англии - около 6%. В век экономического и философского меркантилизма именно экономическая рациональность привела к необходимости сокращения тюремного населения, а не гуманизации уголовной политики.

 В странах Западной Европы, Австралии, Канаде, Японии в отличии от России преобладает краткосрочное лишение свободы - до 0-2 лет, т.е. до наступления необратимых изменений психики. Был в истории России либеральный 1926 год, идеальный по статистическим показателям. Из общего числа осужденных к лишению свободы были осуждены на срок до 6 месяцев - 70,5%, всего до 1 года - 84,2%, а на срок свыше 5 лет - 1,8%. Российские тюрьмы сегодня переполнены до предела. Исправительный эффект от тюремной системы очень низок. Количество рецидивов в стране, если учесть все меры наказания, составляет около 38,4%. Но после лишения свободы этот показатель гораздо выше: 52% тех, кто побывал в тюрьме, снова туда возвращаются; после условного осуждения - только 9%. Эти данные говорят о том, что тяжелые условия заключения не исправляют людей, а часто еще более портят их. Лишение свободы служит базой криминальной профессионализации, а не институтом исправления. Число преступлений и число заключенных — есть результат сознательной политики государства.

Законодателей, политиков, суды можно рассматривать как индикаторов, определяющих уровень обвинительного уклона в обществе. Сегодня, они зашкаливают. Слабая экономическая база, политические конфликты, международный терроризм, экономические кризисы, миграция, наркомания, непродуманное поведение СМИ, - всен это формирует спрос на ужесточение социального контроля, расширение системы тюрем. Простой ответ на сложный экономико-социальный вопрос - усиление безопасности путем усиления репрессии. Политики используют уголовное право, чтобы завуалировать свою несостоятельность восстановить потерянное доверие граждан к способности решать социальные проблемы.

 Экономически необходима либерализация правовой политики России. Переход от стратегии «борьбы» к стратегии «противодействия». Большое количество содержащихся под стражей, показатель отсталости в экономическом развитии. Влияние на потенциальных преступников оказывает не угроза тюремного заключения, а социальная составляющая, безработица, низкий уровень образования, алкоголизм, наркомания и т. п. Необходима масштабная социальная профилактическая работа, основанная на тщательном изучении взаимосвязи между преступным поведением, социальным положением и профессиональной подготовкой гражданина.

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления