Отличительные признаки задержания подозреваемого как мера процессуального принуждения

Диссертант Института Философии, социологии и права НАН Азербайджана Аллахверди Гусейнов считает, что задержание, точнее его результаты должны выступать в качестве оснований для возбуждения уголовного дела, и тем самым подготавливать почву для проведения мер пресечения, или иных мер процессуального принуждения.

Отличительные признаки задержания подозреваемого как мера процессуального принуждения

 

Диссертант Института Философии, социологии и права НАН Азербайджана Аллахверди Гусейнов считает, что задержание, точнее его результаты должны выступать в качестве оснований для возбуждения уголовного дела, и тем самым подготавливать почву для проведения мер пресечения, или иных мер процессуального принуждения.

Несмотря на то что, задержание в Уголовно-процессуальном кодексе (далее - УПК) всех стран СНГ, в том числе и Азербайджанской Республики (далее - АР), включено в перечень мер процессуального принуждения, однако в теоретических работах и учебниках оно нередко рассматривается как следственное действие. Раздел четвертый УПК АР, в который включено и задержание, называется «Меры процессуального принуждения». Раздел открывается главой XVI, посвященной задержанию. В XVII главе данного раздела даются понятия, основания и виды мер пресечения. Рассматриваемый раздел завершается иными мерами процессуального принуждения, которые могут быть применены в ходе уголовного процесса. Хотя законодатель очень часто пользуется этим понятием, однако не дает определения мер процессуального принуждения. Этот вопрос решает теория уголовного процесса. В ней меры процессуального принуждения рассматриваются как предусмотренные уголовно-процессуальным правом действия и решения органов, ведущих производство по делу, ограничивающие права остальных участников помимо их воли (11, с. 225). По мнению ученых, процессуальное принуждение - разновидность государственного принуждения. Субъектом его применения всегда является государственный орган или должностное лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство по данному делу, а объектом - частное лицо.

Процессуальное принуждение всегда противостоит свободному волеизъявлению лица, в отношении которого применяется. Поэтому сущность его состоит как раз в том, что оно осуществляется помимо воли и желания участников процесса. В связи с этим отличают принудительные от не принудительных элементов уголовного процесса. При этом за основу берется психическое отношение субъекта к возложенной на него обязанности. Добровольное выполнение субъектом возложенных на него обязанностей исключает принуждение (2, с. 31). Такой подход подчеркивает необходимость исключительного использования принуждения, когда методом убеждения невозможно достижение желаемого результата. Поэтому, на наш взгляд, определение мер процессуального принуждения должно включать в себе и его исключительный характер в качестве важнейшего признака.

Как уже нами было отмечено, задержание отнесено законодательством к мерам процессуального принуждения. Процессуальный закон определяет задержание как меру процессуального принуждения, применяемую дознавателем, другим сотрудником органа дознания, следователем или прокурором на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления (ст. 148.2. и 148.4. УПК АР). Сущность данной меры процессуального принуждения состоит в кратковременном содержании лица под стражей без предварительного разрешения суда. Разновидностью задержания является задержание обвиняемого и осужденного.

Задержание обвиняемого является новеллой в новом УПК. Старый процессуальный закон такого вида задержания не знал. Содержание задержания обвиняемого сводится к кратковременному содержанию под стражей в целях незамедлительного доставления в суд для рассмотрения ходатайства органов уголовного преследования об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Включение нового института в УПК связано с недопущением избрания заключения под стражу в отсутствии обвиняемого и основанием его является нарушение им условий ранее избранной меры пресечения. Задержание обвиняемого за нарушение условий меры пресечения не может длиться более 48 часов. Для разрешения вопроса о замене арестом избранной меры пресечения, данное лицо до истечения 48 часов с момента задержания должно быть доставлен в суд, суд обязан немедленно рассмотреть дело и вынести постановление об избрании по отношению к нему ареста в качестве меры пресечения или его освобождения (ст. 151.5 УПК).

Из содержания анализируемых статей становится ясным, что задержание обвиняемого применяется только органом расследования путем предотвращения скрытия обвиняемого от уголовного преследования.

Задержание осужденного применяется уже к субъекту, в отношении которого имеется вступивший в силу обвинительный приговор. Задержание в данном случае применяется:

1) если осужденный сбежал, скрылся или попытался уклониться от явки в соответствующий орган или учреждение;

2) если осужденный систематически или преднамеренно уклоняется от исполнения обязанностей, возложенных на него судом.

Целями задержания осужденного являются:

1) принудительное направление в места исполнения приговора или иного итогового решения суда;

2) замена назначенного наказания другим видом наказания;

3) отмена условного осуждения или условно-досрочного освобождения от наказания.

В ст. 151.4. УПК говорится, что при обнаружении разыскиваемого обвиняемого сотрудник органа дознания, следователь или прокурор обязан исполнить постановление о задержании обвиняемого за нарушение условий мер пресечения и немедленно после этого известить следователя или прокурора, вынесшего это постановление. Из содержания статьи выходит, что не все субъекты, имеющие право на задержание обвиняемого, являются процессуальными. Ибо сотрудники органа дознания не имеют процессуального статуса. Как известно, фактическое задержание обвиняемого осуществляется оперативными работниками органа дознания или сотрудниками патрульной - постовой службы.

Исполнение постановления о задержании осужденного поручается органу полиции по месту жительства осужденного. В данном случае непосредственное задержание осужденного осуществляется обычно теми же субъектами.

Из вышеизложенного вытекает, что хотя процессуальные решения и постановление о задержании разыскиваемого обвиняемого или осужденного принимаются процессуальными субъектами, однако их исполнение, как правило, осуществляется непроцессуальными субъектами. Наличие такого неоспариваемого факта свидетельствует о том, что задержание обвиняемого и осужденного не может называться следственным действием, ибо проведение последнего является исключительным правом дознавателя, следователя, начальников органа дознания, следственного отдела и управления, а также прокурора. Судом может быть назначена только судебная экспертиза. Немного иначе обстоит дело с задержанием подозреваемого. Согласно действующему УПК, время задержания исчисляется с момента фактического задержания подозреваемого. Но при этом законодатель не раскрыл содержание фактического задержания (ст. ст. 148.4, 150.3 УПК АР).

Помимо этого, в процессуальной литературе относительно правовой природы задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, имеются разночтения. Некоторые авторы утверждают, что задержание является мерой административного характера и это должно быть учтено при формулировке его определения. Е.М.Ключков отмечает, что когда сотрудник полиции проводит задержание по основаниям, предусмотренным процессуальным законом, он осуществляет оперативно-розыскное действие по охране общественного порядка. В данном случае никакого следственного действия не проводится, так как уголовное дело может быть возбуждено по результатам задержания (3, с. 7).

Представители науки административного права придерживаются аналогичной точки зрения. По мнению Т.И.Козыревой, задержание в основном является административной мерой и применяется оно в отношении лиц, совершивших как административное правонарушение, так и уголовно-правовое деяние (6, с. 56). Разумеется, с таким толкованием задержания согласиться нельзя. Вышеуказанные авторы, упуская из вида существенные моменты, ставят знак равенства между административным и уголовно-процессуальным задержанием. Они не принимают во внимание такого важнейшего факта, что осуществление задержания в предусмотренном процессуальным законом порядке завершается возникновением фигуры подозреваемого с присущими ей процессуальными правами и обязанностями. При административном же задержании такого не происходит.

Нельзя задержать лица, если его деяние не содержит признаки преступления, потому что такие действия влекут за собой только административную ответственность (9, с. 98).

М.Х.Мустафаев также считает, что задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, является следственным действием. Но при этом автор предлагает произвести в УПК соответствующие изменения, т.е. включить задержание в перечень следственных действий, предусмотреть основания и порядок проведения его до возбуждения уголовного дела (8, с. 53).

Несомненно, с цитируемыми авторами полностью согласиться невозможно. Мы тоже считаем, что задержание - уголовно-процессуальное действие. Во-первых, оно осуществляется по основаниям и условиям, предусмотренным процессуальным законом, регулируется им, во-вторых, применяется в предусмотренной уголовно-процессуальным законом форме, которая не характерна для административного задержания. Вместе с тем, сказанное не позволяет отнести данное действие к следственным. Говоря о задержании подозреваемого, следует иметь в виду, что следственные действия проводят с целью всестороннего и полного раскрытия преступление с тем, чтобы установить объективную истину по делу. В данном же случае, задержание проводится с целью установления основ для осуществления следственных действий, а также для выяснения наличия взаимосвязи лица с этими основами. Неслучайно, что срок задержания лица, заподозренного в совершении преступления, составляет 48 часов. Действующий УПК не устанавливает такого сжатого и точного срока для проведения какого-либо следственного действия.

Вопреки утверждениям отдельных авторов, меры пресечения обладают принудительным характером (14, с. 215). Все меры уголовно-процессуального принуждения всегда влекут за собой ограничение личной свободы граждан в той или иной степени (5, с. 15).

Меры пресечения и задержание идентичны и во всей правовой литературе, хотя в процессуальной литературе относительно их правовой природы встречаются различные мнения. М.А.Чельцов и З.Ф.Коврига относят меры пересечения к средствам пресечения неправомерных действий, представляющих угрозу интересам правосудия (4, с. 104). По мнению З.Ф. Ковриги, необходимо также отразить в определении мер пресечения положение том, что они направлены на защиту общества от опасных для него лиц и успешное осуществление задач правосудия (7, с. 504).

В литературе встречается также точка зрения, утверждающая о том, что мерами процессуального принуждения являются средства, которые могут применяться к обвиняемому (в отдельных случаях - к подозреваемому) в целях недопущения уклонения его от органов уголовного преследования и суда, лишения его возможности продолжать преступную деятельность или препятствовать установлению по делу объективной истины и обеспечения исполнения приговора в части меры уголовного наказания (10, с. 6).

Согласно А.Д. Бурякову, в определении меры пресечения, помимо указаний на элементы процессуального принуждения, должно обязательно найти отражение и то, что меры уголовно-процессуального пресечения содержат себе элементы морального воздействия (1, с.11). Думается, что в этом нет необходимости, так как моральное воздействие характерно для всех мер правового принуждения.

По справедливому замечанию И.Л. Трунова и Л.К. Труновой, при отсутствии в законодательстве мер уголовно-процессуального пресечения нельзя было бы надлежащим образом обеспечить исполнение указанных в законе предписаний, а при определенных обстоятельствах вообще исключалась бы возможность наступления ответственности виновного, как и отсутствовала бы возможность восстановления прав потерпевшего от преступления лица (12, с.51). При таком положении - пишут авторы далее - меры уголовно- процессуального пресечения являются вполне оправданными. Несмотря на то, что они затрагивают основные конституционные права граждан на свободу и личную неприкосновенность, меры уголовно-процессуального пресечения важны и в плане обеспечения исполнения приговора (12, с. 53).

Таким образом, вышеизложенное дает нам полное основание утверждать, что задержание не является следственным действием. Как мера процессуального принуждения оно обеспечивает проведение иных мер процессуального пресечения, следственных действий и исполнение судебного приговора. И при этом оно не выступает в качестве средства доказывания.

 

Литература

 

Буряков А.Д. Меры пересечения в советском уголовном процессе. М., 1967

Головко А.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М., 1995

Ключков Е.М. Мера процессуального принуждения Казань, 1934

Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж, 1975

Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж, 1985

Козырева Т.И. Административное принуждение и его виды. Пермь, 1986

Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д.Байкова, И.И. Карпеца. М, 1989

Мустафаев М.Х. Криминалистическая характеристика задержания подозреваемого // Государство и право, Баку, № 1, 1997

Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. М., 1974

Рыжаков А.П. Меры пересечения. М, 1997

Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. М., 2008

Трунов И.Л., Трунова Л.К. Меры пересечения в уголовном процессе. Санкт-Петербург. 2003

Уголовно-процессуальный кодекс Азербайджанской Республики от 14 июля 2000 года Баку: Ганун, 2006

Чельцов М.А. Уголовный процесс. М, 1969

 

Резюме

 

Обладая общими чертами, присущими всем мерам процессуального принуждения, вместе с тем задержание носит исключительный характер. В подавляющем большинстве случаев задержание, точнее его результаты выступают в качестве оснований для возбуждения уголовного дела, и тем самым подготавливается почва для проведения мер пресечения, т.е. иных мер процессуального принуждения. Такое ведущее место задержания нашло свое отражение и в системе мер процессуального принуждения. Именно оно возглавляет систему мер процессуального принуждения в УПК АР.

к.ю.н. М. Мустафаев

 

Summary

 

The article highlights distinctive features of the suspected detention as the measure of procedural coercion.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления