Общее имущество участников договора о совместной деятельности

Как правило, гражданско-правовой договор порождает обязательственное правоотношение. Однако не все договоры вписываются в эту схему. Определенное распространение получили договоры, которые самим фактом своего создания порождают у контрагентов вещное право, прежде всего, право собственности.[1] Кандидат юридических наук Г.А. Алиханова об этом правовом режиме.

Общее имущество участников договора о совместной деятельности

 

Г.А. Алиханова, кандидат юридических наук

 

Как правило, гражданско-правовой договор порождает обязательственное правоотношение. Однако не все договоры вписываются в эту схему. Определенное распространение получили договоры, которые самим фактом своего создания порождают у контрагентов вещное право, прежде всего, право собственности.[1] Кандидат юридических наук Г.А. Алиханова об этом правовом режиме.

Одним из таких договоров гражданского законодательства является договор о совместной деятельности или договор простого товарищества. Это довольно выгодная форма предпринимательской деятельности, но в силу правовой сложности применяется нечасто. Интересен этот договор и тем, что он формирует особое коллективное образование - простое товарищество, которое не является юридическим лицом. Особый правовой режим установлен законодательством и для общего имущества участников простого товарищества. Так, денежные и иные имущественные взносы участников договора, а также имущество, созданное или приобретенное в результате совместной деятельности, является общим имуществом, принадлежащим на праве общей долевой собственности.

Как известно, еще римская юриспруденция выделяла прежде всего человека в качестве субъекта права. Позже, наряду с человеком «физической личностью» римская юриспруденция использовала построенный на фикции технический прием «юридической личности» и предложила по идее две конструкции. Первая - простое товарищество (societas), которое представляло собой союз лиц, объединенных общей целью, для чего выделяли общее имущество. Такое товарищество не существовало вне своих членов. Вторая - корпорация (universitas) как полная противоположность товариществу. Суть второй конструкции заключалась в образовании юридически независимого от составляющих его граждан субъекта. Корпорация имела обособленное имущество и не нуждалась в личном участии его членов. Простое товарищество в отличие от корпорации, основывалось на общей собственности участников и имущественный вклад здесь рассматривался как необходимое дополнение к личному участию. Но развивалось производство, торговля, расширялись рынки и, постепенно форма простого товарищества все более вытеснялась корпорацией и именно корпорация легла в основу современного понятия юридического лица.[2] А институт простого товарищества тем не менее не «умер» и не затерялся в сложных лабиринтах развития гражданского права и даже гармонично вписался в современное гражданское законодательство РК.

В настоящее время договор простого товарищества используется участниками гражданского оборота для объединения совместных действий, усилий и имущества ради достижения единой цели, ради решения задач для которых нет необходимости создавать юридическое лицо. Пожалуй, в этом и заключается его смысл, в этом его особенность и отличие. Институт простого товарищества является в некотором роде универсальным, т.к. позволяет объединяться как гражданам, гражданам и юридическим лицам, так и юридическим лицам (консорциум) для решения как кратковременных или разовых, так и долговременных задач.

В соответствии с п. 1 ст. 228 Гражданского кодекса РК (в дальнейшем - ГК РК) на основе договора о совместной деятельности образуется простое товарищество. Простое товарищество не является юридическим лицом. То есть сам договор не преследует цель образования юридического лица, каковым является, например, учредительный договор. По договору о совместной деятельности стороны обязуются совместно действовать для получения дохода или достижения иной, не противоречащей закону цели. Данный договор может быть безвозмездным, то есть не преследовать цели получения дохода.

Глава 12 ГК РК регулирует отношения по договору о совместной деятельности (договору простого товарищества). Что интересно, в данной главе понятие простое товарищество и договор о совместной деятельности используются в самых различных сочетаниях. В целом, законодатель отождествляет договор о совместной деятельности и договор простого товарищества. Хотя в юридической литературе по этому поводу были высказаны совершенно противоположные точки зрения. Так, М.К. Сулейменов рассматривает договор о совместной деятельности и договор простого товарищества как взаимосвязанные и однозначные понятия.[3] А.Б. Савельев указывает на существенные различия между этими договорами. По его мнению, договор о совместной деятельности не требует по существу объединения имущества и иных вкладов участников, достаточно лишь договориться о совместном достижении какой-либо цели. Договор же простого товарищества одним из своих элементов обязательно должен иметь объединение вкладов товарищей.[4] По мнению Г.Е. Авилова существуют договор о совместной деятельности в широком смысле и в узком смысле. Простое товарищество можно назвать договором о совместной деятельности в узком смысле.[5]

На наш взгляд, упоминание термина «договор» в названии главы 12 ГК РК приводит в некоторое замешательство, поскольку гражданско-правовой договор обычно связывают с обязательственными правоотношениями. Однако есть правоотношения, которые с трудом вписываются в схему обязательственных правоотношений. В частности, из договора о совместной деятельности возникают отношения между его участниками по совместному владению и пользованию объектом общей собственности, которые не являются не обязательственными, а вещными относительными правоотношениями (в отличие от вещных абсолютных, которые существуют между участниками общей собственности и всеми другими лицами). Простое товарищество образуется на основе договора о совместной деятельности. Следовательно, было бы более правильным назвать главу 12 ГК РК «Простое товарищество». Самое главное, что для признания простым товариществом необходим договор, в котором содержатся такие элементы как соединение взносов (вкладов) и совместная деятельность, направленная на достижение единой цели. Одно лишь объединение взносов всех участников без совершения совместных действий либо только совершение совместных действий без объединения взносов всех участников для достижения своих целей, не порождает договора о совместной деятельности.

Анализ зарубежного законодательства по этой проблеме также показывает, что этот договор именуют кто договором о совместной деятельности, а кто договором простого товарищества. Так, в ГК Японии (ст. 667) под договором о совместной деятельности понимают такой договор, по которому несколько лиц обязуются действовать сообща в целях ведения общего предприятия. На основе этого договора создается простое товарищество. Обычно в таком договоре определяются цели товарищества, взнос каждого члена, структура товарищества, порядок ведения общих дел, а также условия изменения договора. Характер данного типа договора можно определить понятием совместности действий, поскольку право каждого члена товарищества требовать сотрудничества от другого заключается не в обмене выгодами, имеющими изолированное значение для каждого отдельного члена товарищества, а в предоставлении взноса во имя общей выгоды всех членов, имеющей для каждого единое значение. В связи с этим ряд общих положений ГК о договорах в принципе неприменим в отношении договора о совместной деятельности. Простое товарищество существует на основе общей воли своих членов, и для присоединения или выхода из товарищества требуется согласие всех его членов.[6] В Германском Гражданском уложении глава 14, которая так и называется «Простое товарищество» регулирует круг данных правоотношений. По договору простого товарищества его участники взаимно обязуются содействовать достижению общей цели способом, определенным в договоре, в частности вносить установленные вклады (& 705 ГГУ) [7]. Далее по тексту во всех параграфах главы 14 ни разу не употребляется понятие «договор о совместной деятельности». Такого договора в ГГУ нет, а договор простого товарищества находится во второй книге «Обязательственное право» наряду с другими договорами.

В законодательстве Российской Федерации в отличие от казахстанского, выделяют договор о совместной деятельности по созданию юридического лица и такой вид договора о совместной деятельности как «негласное товарищество», под которым понимается простое товарищество, существование которого не раскрывается для третьих лиц (ст.1054 ГК РФ).

Коль мы говорим о простом товариществе, закономерно возникает вопрос о соотношении простого товарищества и хозяйственного товарищества. Главное отличие заключается в том, что простое товарищество не является юридическим лицом, а хозяйственное товарищество является одним из видов юридических лиц по законодательству РК (ст. 34 ГК РК). При создании простого товарищества нового самостоятельного субъекта права не возникает, в гражданском обороте выступают участники простого товарищества. В зависимости от количества участников и целей совместной деятельности устанавливается управление товариществом и порядок ведения дел. Как правило, руководство товариществом и выступление в гражданском обороте осуществляет один из участников, которому все остальные участники выдают доверенность по правилам ст. 167 ГК РК. Управление простым товариществом требует управления имуществом и совершение самых разнообразных сделок. Правовой режим имущества простого товарищества принципиально отличается от правового режима имущества юридического лица. Хозяйственные товарищества относятся к юридическим лицам, на имущество которых их участники (учредители) сохраняют обязательственные права (п. 2 ст. 36 ГК РК). Право собственности на все имущество принадлежит самому хозяйственному товариществу, а не его участникам. Имущество хозяйственного товарищества это не общая собственность его учредителей, а собственность юридического лица. В простом товариществе собственниками имущества остаются участники, оно принадлежит им на праве общей долевой собственности.

Основное содержание договора определяют его существенные условия, без согласования которых договор не может считаться заключенным. Глава 12 ГК РК не содержит специальной нормы о существенных условиях договора о совместной деятельности, следовательно, для заключения договора достаточно согласовать лишь условия о предмете данного договора (ст. 393 ГК РК). Возникает вопрос, что входит в предмет договора простого товарищества? Из определения договора, содержащегося в ст. 228 ГК РК вытекает, что предметом договора являются совместные действия для получения дохода или иной не противоречащей закону цели. Для возникновения простого товарищества необходимо, прежде всего, соглашение товарищей о цели объединения. Целью договора простого товарищества является достижение любых результатов, не противоречащих законодательству, на которые направлена совместная деятельность участников. Цели совместной деятельности могут быть как коммерческими (получение и распределение прибыли), так и некоммерческими (осуществление научной, благотворительной деятельности и т.д.). По мнению некоторых авторов, обязательное наличие общей цели не означает, что цели участников договора простого товарищества обязательно должны быть полностью идентичны. Это значит, что с достижением цели одновременно и непосредственно удовлетворяются интересы всех его участников. Например, возможны ситуации, при которых одни товарищи преследуют цель получения прибыли, а другие рассчитывают только на достижение социального эффекта или удовлетворение иных потребностей не делового характера.[8] Не соглашаясь с данной точкой зрения, можно утверждать, что объединение участников в простое товарищество происходит именно потому, что они заинтересованы в достижении одной конкретной цели и характер общей цели участников договора о совместной деятельности имеет важные юридические последствия.

По мнению В. Мельгунова, предметом договора простого товарищества является тот имущественный результат, на достижение которого направлена совместная деятельность участников. Этот результат представляет собой либо определенное имущество, например построенный дом, либо услугу, которой могут пользоваться участники договора. Кроме основного предмета в договоре простого товарищества есть еще вспомогательный предмет, в качестве которого выступает имущественный вклад, вносимый участником договора.[9] Полагаем, что имущественные вклады, вносимые участниками договора простого товарищества, не являются вспомогательными или какими-либо еще предметами данного договора, а относятся к существенным условиям данного вида договоров. Доказательством существенности данного условия может служить то, что обязанность соединить вклады предусматривается законом, в частности п. 1 ст. 230 ГК РК. Например, при совместном строительстве жилого дома (недвижимости) по договору простого товарищества, на первый взгляд кажется, что именно строительные работы являются совместными действиями, о которых идет речь в п. 2 ст. 228 ГК РК. Однако, практически, почти всегда строительные работы подрядчиков совместными действиями не являются. Эти работы либо оплачиваются только за счет вкладов всех товарищей, либо выполняются одним из товарищей в счет его вклада. В обоих случаях выполнение работ регулируется чаще нормами о строительном подряде, нежели нормами о совместной деятельности. А нормами о совместной деятельности лишь в части согласования их оплаты. Необходимо отличать договор о совместной деятельности от смешанных договоров, прежде всего от договоров подряда, оказания услуг, аренды и т.п. При строительстве зданий и сооружений обычно заключается договор строительного подряда между заказчиком и подрядчиком. Однако если подрядчик намеревается не просто построить объект, но и стать его собственником, то между сторонами может быть заключен договор о совместной деятельности, по которому одна сторона вносит в качестве взноса строительно-монтажные работы, а другая - материально- техническое обеспечение.[10] Поэтому, надо полагать, в договоре о совместной деятельности существенное значение для исполнения договора имеет и согласование действий, и внесение взносов (вкладов) участниками. Нередко на практике встречаются договоры, по которым участники обязуются действовать совместно в общем интересе, однако не вносят для этого никакого имущества и не делают никаких иных вкладов. Видится, что такие договоры не могут считаться договорами простого товарищества, так как в них отсутствует один из важнейших элементов последнего, а именно: объединение вкладов участников, т.е. отсутствует согласование по такому существенному условию договора как взносы участников простого товарищества. Ведь именно для достижения своих целей участники договора вносят взносы деньгами или другим имуществом. Следовательно, следует признать существенными условиями договора о совместной деятельности: совместные действия товарищей, размер и порядок внесения взносов в общее имущество, а также условие о достижении не противоречащей закону общей цели. Без их согласования договор следует считать незаключенным. В этом плане нуждается в корректировке п. 1 ст. 228 ГК РК. На наш взгляд, необходимо дополнить и изложить его в следующей редакции: «По договору о совместной деятельности стороны обязуются соединить свои вклады и совместно действовать для получения дохода или достижения иной не противоречащей закону цели». Полагаем, что без выполнения такой обязанности - внести вклад в общее имущество товарищества - невозможны ни деятельность, ни само существование товарищества. Ведь без договоренности участников о вкладах (взносах) в общее имущество при отсутствии согласия сторон невозможно и применение нормы о распределении общих расходов и убытков (см. ст. 231 ГК РК).

Эффективность осуществления совместной деятельности по договору простого товарищества во многом определяется правовым режимом имущества данного образования. Необходимо отметить, что создание общего имущества (в том числе и общей собственности) является не целью договора простого товарищества, а лишь правовым механизмом, обеспечивающим реализацию общецелевой направленности данного договора. Формирование имущества простого товарищества происходит путем объединения вкладов участников простого товарищества. Юридическое обособление общего имущества участников от их личного имущества обычно производится с помощью его самостоятельного бухгалтерского учета на отдельном балансе. Имущество как составная часть вклада подвергается денежной оценке, которая осуществляется по соглашению между товарищами. Представляется, что денежная оценка взносов осуществляется исключительно по соглашению участников и не требует никакой независимой экспертной оценки. Хотя, если стороны договорятся об экспертной оценке, она возможна. Размер доли каждого определяется договором в зависимости от размера взносов. Более того, если участники не произведут специальную оценку вносимых ими взносов, то вклады участников простого товарищества предполагаются равными по стоимости, если иное не следует из договора простого товарищества или фактических обстоятельств. Фактическими обстоятельствами, которые влияют на размер вклада, следует считать такой реальный вклад товарища, который оказался несоизмеримо выше отраженного в договоре или вытекающего из равенства долей, при чем обязанность доказать увеличение вклада возлагается на истца.[11] Участники простого товарищества, как правило, равенство вкладов не устанавливают, ставя определение размера вкладов в зависимость от производимой оценки. Законом не предусмотрена возможность обращения в суд кого-либо из товарищей при не достижении соглашения по поводу денежной оценки вкладов товарищей. Участникам простого товарищества необходимо самостоятельно достигнуть соглашения по данному вопросу.

На практике вполне закономерно может возникнуть вопрос, если в договоре простого товарищества установлено, что участники несут все связанные с настоящим договором расходы поровну, является ли это определение порядка покрытия расходов и убытков, согласованием по такому существенному условию договора простого товарищества как определение вкладов товарищей?

Представляется, что этого недостаточно для признания договора заключенным, так как, возможна ситуация, когда взносы участников, представляющие собой определенные неодинаковые денежные суммы, уже по фактическим обстоятельствам не являются равными. Однако порядок покрытия расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью товарищей определен по их соглашению. Товарищи установили в договоре, что несут такие общие расходы и убытки поровну, несмотря на то, что их вклады не равны. Это вполне возможно, закон устанавливает возможность определения порядка покрытия расходов и убытков соглашением сторон. Таким образом, возможна ситуация, когда определение порядка распределения расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью, между товарищами поровну не определяет размер вкладов каждого товарища, а, следовательно, и согласование по существенному условию договора простого товарищества - вклады товарищей - не достигнуто.

Согласование условия о вкладах товарищей имеет особое значение в виду того, что, в соответствии с ГК РК, порядок покрытия общих расходов и убытков, возникающих при осуществлении деятельности простого товариществе (в том случае если он не установлен в договоре), напрямую зависят от стоимости вкладов товарищей. Согласно ст. 231 ГК РК, если отсутствует соглашение о порядке покрытия расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью товарищей, общие расходы и убытки покрываются за счет общего имущества участников, а недостающие суммы раскладываются между ними пропорционально их долям в этом имуществе. Другими словами, если участники простого товарищества не предусмотрели в договоре порядок покрытия расходов и убытков, то сначала взыскание обращается на общее имущество, затем расходы и убытки распределяются между участниками пропорционально их долям. Для достижения своих целей участники договора о совместной деятельности вносят взносы деньгами или другим имуществом. Однако следует учитывать, что данный взнос не обязательно предполагается в денежной или иной материальной форме, он может осуществляться и путем трудового вклада (п. 1 ст. 230 ГК РК). Широкое применение договора о совместной деятельности, конечно же, обусловлено возможностью внесения в качестве вклада различного имущества его участниками. Согласно ст. 115 ГК РК к имуществу относятся: вещи, деньги, в том числе иностранная валюта, ценные бумаги, работы, услуги, объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий, имущественные права и другое имущество. В качестве трудового вклада можно внести профессиональные знания, а также навыки, умение, а также непосредственное личное трудовое участие. Некоторые авторы добавляют также деловую репутацию и деловые связи.[12] В состав имущества простого товарищества могут входить здания, сооружения, оборудование, машины, земельные участки, и иные движимые или недвижимые вещи, а так же деньги, ценные бумаги и имущественные права, используемые в деятельности простого товарищества. Таким образом, законодательством не установлено никаких особых исключений, ограничивающих использование того или иного имущества в деятельности простого товарищества, кроме имущества, для которого законодательством предусмотрены общие ограничения по оборотоспособности. Представляется, что если же вещи ограничены в обороте (то есть могут принадлежать лишь определенным участникам оборота, или нахождение которых в обороте допускается только по специальному разрешению), то внесение их в качестве вклада в простое товарищество противоречило бы законодательству. Потому что имущество, принадлежащее на праве собственности участнику простого товарищества, после внесения в качестве вклада, становиться общим имуществом товарищей. Таким образом, вещи, ограниченные в обороте стали бы собственностью и тех товарищей, у которых нет на это специального разрешения, что напрямую противоречит действующему законодательству.

Вкладом товарищей может быть также право пользования каким-либо объектом, право требования и т. п., поскольку речь идет о взносах имуществом, а в понятие «имущество» включаются также имущественные права. Поэтому имущество может принадлежать участникам на праве общего пользования, а также на иных общих правах.

Не исключено, что в роли товарища может выступить юридическое лицо, не имеющее права собственности на имущество (предприятие на праве хозяйственного ведения или оперативного управления). Такие имущественные вклады не могут стать объектом долевой собственности участников простого товарищества, однако используются для общих целей и составляют общее имущество товарищей, учитываемое в этом качестве.

Но, учитывая, что п. 3 ст. 230 ГК РК свидетельствует о возможности определения договором иных условий об отнесении имущества к общей долевой собственности простого товарищества, могут существовать и исключения из названного правила. Так, например, договор о совместной деятельности может предусматривать, что вносимое в виде взноса имущество, принадлежащее какому-либо товарищу на праве собственности, не поступает в общую долевую собственность участников простого товарищества. Фактически это означает, что участник, оставаясь собственником имущества, вносит в качестве вклада в совместную деятельность не само имущество, а лишь право владения и (или) пользования им.

Среди общего имущества простого товарищества необходимо выделять имущество, находящееся в общей долевой собственности товарищей, и имущество, которое используется товарищами совместно, хотя права общей долевой собственности на него не возникает. В этом плане нуждается в корректировке п. 2 ст. 230 ГК РК, согласно которому, денежные или иные имущественные взносы участников договора, а также имущество, созданное или приобретенное в результате их совместной деятельности, являются их общей долевой собственностью. Из этой нормы вытекает, что договор о совместной деятельности порождает только правоотношения общей долевой собственности, т.е. законодатель распространяет на общее имущество участников простого товарищества режим общей долевой собственности (вещное право). Содержание правоотношения общей долевой собственности составляют принадлежащие сособственникам правомочия владения, пользования и распоряжения общими вещами, находящимися в долевой собственности, и своей долей. Но в понятие общего имущества входят не только вещи, но и имущественные права, которые не могут быть объектом права общей долевой собственности. При толковании общего имущества участников простого товарищества следует исходить из того, что, общей долевой собственностью участников простого товарищества признается имущество, внесенное товарищами в качестве взноса (вклада) в совместную деятельность, которым они обладали ранее на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности доходы. Имущество, внесенное участниками в качестве взноса в совместную деятельность, которым они обладали ранее по основаниям, отличным от права собственности (на праве хозяйственного владения, оперативного управления, договору аренды, договору безвозмездного пользования имуществом и т.д.), составляет общее имущество участников. Таким образом, право на общее имущество участников простого товарищества включает в себя право общей долевой собственности, а также иные общие имущественные права. Простое товарищество характеризуется одновременным наличием у его участников вещных и иных имущественных прав. Следовательно, правовой режим общего имущества участников простого товарищества сочетает в себе режим общей долевой собственности и режим иных общих имущественных прав.

Отношения между участниками общей собственности (сособственниками) и всеми другими лицами являются вещными абсолютными. Но в тоже время отношения между самими участниками являются относительными правоотношениями, т.к. здесь имеет место конкретный строго ограниченный круг участников правоотношения. Но эти отношения, несмотря на их относительный характер, не являются обязательствами. В обязательстве налицо две стороны (должник и кредитор), противостоящие друг другу, имеющие взаимно противоположные цели и интересы. Здесь же нет ни кредиторов, ни должников, соглашение между ними направлено на достижение общей цели - извлечение прибыли или достижение иной не противоречащей закону цели. Еще Г.Ф.Шершеневич отмечал, что «в отличие от других договоров, в которых интересы контрагентов противоположны в простом товариществе эти интересы тождественны»[13]. Поэтому договор о совместной деятельности порождает не обязательственные, а вещные относительные правоотношения в отличие от вещных абсолютных, которые складываются между участниками общей собственности и всеми другими лицами. В этом плане, ст. 379 ГК РК содержит новеллу о том, что из договора могут возникнуть обязательственное, вещное, авторское или иное правоотношение. Поэтому в ГК РК глава 12 «Договор о совместной деятельности» находится в Общей части ГК РК вслед за главой об общей собственности, в отличие от ГК РФ (глава 55), ГК Республики Беларусь (глава 54) и других стран СНГ, где она расположена в Особенной части в разделе «Обязательственное право». В этом плане следует заметить, что в гражданском законодательстве других стран СНГ договор связывают только с обязательственными отношениями, в отличие от гражданского законодательства РК. По мнению разработчиков ГК, из договора о совместной деятельности возникают не обязательственные правоотношения, а вещные отношения. Поэтому, конечно же, логично расположение норм об этом договоре вслед за главой об общей собственности.[14] На имущество простого товарищества распространяется режим общей долевой собственности и применяются нормы главы 11 ГК РК об общей собственности, если иное не предусмотрено договором или иными законодательными актами. Но в случае противоречий между нормами главы 12 и главы 11 ГК РК, приоритет отдается нормам главы 12 в данном случае как специальным по отношению к общим, т.к. институт простого товарищества выступает в данном случае как субинститут по отношению к институту общей долевой собственности и субсубинститут по отношению к институту права собственности в целом.[15]

Участники совместной деятельности не всегда представляют себе юридические последствия тех изменений, которые происходят с их имуществом, переставшим быть их собственностью и перешедшим в общую долевую собственность. Имущество, ставшее общей долевой собственностью товарищей, юридически обособляется от имущества каждого из товарищей и подлежит учету на отдельном (обособленном) балансе. Правоотношение общей долевой собственности - это длящееся правоотношение. Каждый из участников общей долевой собственности может внести дополнительные средства в общее имущество или в его приращение при условии получения на это согласия остальных участников. В таком случае дополнительным соглашением участников простого товарищества может быть установлен порядок изменения долей участников в праве общей собственности после внесения отдельными участниками дополнительных вкладов в образование или приращение общего имущества.

С момента создания общего имущества известны доли каждого из товарищей в данном имуществе. Пропорционально их величине распределяется прибыль, размер доли влияет на объем ответственности товарищей по общим обязательствам. Однако само образование общей собственности не является целью договора, а служит лишь основой, базой для последующей деятельности участников простого товарищества, для достижения поставленной цели. Если цель имеет коммерческий характер, то она заключается в получении прибыли посредством объединения имущества и совместных усилий. Ведь простое товарищество потому и создается, что усилий и материальных средств одного лица недостаточно для достижения конечной цели.

На практике очень часто имущество, переданное в качестве взноса в совместную деятельность, остается на прежнем месте, и участник договора простого товарищества продолжает считать такое имущество своим собственным. Участники договора о совместной деятельности не всегда стараются разобраться в юридических тонкостях правоотношения общей долевой собственности, а рассматривают обязанность по внесению взносов и выделению имущества на отдельный баланс как предусмотренную законодательством формальность, необходимую для заключения и признания действительным именно этого вида договора.

Доля в общем имуществе, созданном в результате совместной деятельности, может быть определена пропорционально размеру фактических вкладов участников договора о совместной деятельности, если иное не предусмотрено условиями договора. Порядок определения долей в общей собственности может быть основан на денежной оценке взносов каждого из участников. Денежная оценка вкладов каждого из участников производится по соглашению сторон.

Чтобы договор считался заключенным, а между сторонами было поменьше споров, необходимо в тексте договора подробнее описать все вклады (взносы), а также подробно согласовать порядок определения долей в общей собственности. Если размер доли каждого участника не установлен соглашением всех участников, то применяются правила об определении долей в общей собственности, предусмотренные ст. 210 ГК РК, т.е. доли считаются равными. Таким образом, учитывая динамичность совместной деятельности, доля в общем имуществе может быть как меньше, так и больше номинальной стоимости вклада, внесенного товарищем.

 Принимая во внимание вышеизложенное, а также то, что сам взнос является таковым только в момент внесения его в общее дело, после чего все имущество, внесенное товарищами в качестве взносов в совместную деятельность, растворяется в общем имуществе простого товарищества, при выходе участника из простого товарищества или прекращении договора нельзя говорить о возврате взноса. Названные факты являются основанием не для возврата номинала того, что внес участник договора в совместную деятельность, а для определения его доли в общем имуществе с учетом стоимости этого имущества на момент выбытия участника. Следует отметить, что каждый участник общей долевой собственности является собственником всего имущества, а не только его доли; правомочия каждого сособственника распространяются на все общее имущество, а не на его часть; все участники общей долевой собственности имеют равные права, которые не зависят от размера принадлежащей каждому участнику доли в праве собственности на общее имущество.

В п. 3 ст. 228 ГК РК закреплена диспозитивная норма о солидарной ответственности перед третьими лицами. Как правило, обязательства участников простого товарищества, связанные с договором о совместной деятельности, перед третьими являются солидарными. Участники простого товарищества могут отказаться от солидарной ответственности, но тогда необходимо четко предусмотреть в договоре, кто и в каком порядке должен отвечать перед кредиторами. Если в договоре это предусмотрено не будет, то отвечать перед кредиторами придется участнику, заключившему в интересах простого товарищества договор с кредитором, поскольку порядок покрытия расходов по совместной деятельности и возникших в ее результате убытков определяется договором участников. Если договором такой порядок не предусмотрен, общие расходы и убытки покрываются за счет общего имущества участников договора, а недостающие суммы раскладываются между ними пропорционально их долям в этом имуществе. Распределение убытков между участниками товарищества производится по правилам ст. 231 ГК РК. В целом, поскольку участники простого товарищества не образуют нового субъекта права (юридическое лицо), а несут личную (долевую или солидарную) ответственность по общим долгам, гражданское законодательство не предъявляет к их вкладам в простое товарищество тех же жестких требований, что и к вкладам в имущество хозяйственных товариществ. Общее имущество участников договора о совместной деятельности не служит основной гарантией удовлетворения интересов кредиторов по общим обязательствам (тем более единственной как в некоторых хозяйственных товариществах). При недостаточности общего имущества простого товарищества для удовлетворения требований кредиторов, недостающие суммы раскладываются между участниками пропорционально их долям в общем имуществе и возмещаются из личного имущества участников простого товарищества.

В простом товариществе не образуется органов управления, так как оно не является юридическим лицом. Совокупность управленческих и организационно-технических действий, направленных на достижение общей цели совместной деятельности для участников простого товарищества, объединяется в термин «ведение общих дел». Порядок ведения общих дел, то есть представительство интересов простого товарищества в отношениях с третьими лицами, регулируется ст. 229 ГК РК и может осуществляться только по их общему согласию. Полагаем, что с согласия участников простого товарищества порядок ведения общих дел участников договора может осуществляться в зависимости от количества и состава участников, а также целей совместной деятельности, в следующих возможных формах: 1) совместное ведение дел, то есть заключение сделок всеми товарищами; 2) определение одного товарища и передача ему полномочий по ведению дел;

В первом случае, полномочия на совершение сделок с третьими лицами подтверждаются договором о совместной деятельности, на основании которого образовано простое товарищество, совершенным в письменной форме.

Во втором случае, полномочия товарища на совершение сделок с третьими лицами удостоверяется доверенностью, выданной остальными участниками договора. В случае, если в выданной доверенности не будет подписи хотя бы одного из участников, доверенность может быть признана недействительной на основании ст. 158 ГК РК как противоречащая законодательству. В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РК доверенность на управление имуществом и на совершение сделок, требующих нотариального удостоверения, должна быть нотариально удостоверена.

Определение порядка ведения общих дел товарищей имеет важные правовые последствия, поскольку действия товарища, которому поручено ведение общих дел, служат основанием возникновения общих обязательств, по которым товарищи отвечают солидарно (п. 3 ст. 228 ГК РК)

 

 

[1] См.: М.И.Брагинский, В.В.Витрянский. Договорное право. Общие положения. М.,1997.С.224-225.

[2] См.подробнее: ДеларовП. Очерк истории личности в древнеримском гражданском праве.СПб.,1895.; Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и развитие в римском праве. Спб.,1910.; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М.,1947.

[3] См.: Гражданское право. Учебник для вузов (академический курс). Под ред. М.К.Сулейменова и Ю.Г.Басина.Т.1 Алматы.2000.С.437.

[4] См.: Савельев А.Б. Договор простого товарищества.// Актуальные проблемы гражданского права. Сборник статей. М.СТАТУТ.1998.С.283.

[5] См.: Авилов Г.Е. Комментарий к главе 55// Гражданский кодекс РФ. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. М.1996.С.653.

[6] См.: Сакаэ Вагацума,Тору Ариидзуми. Гражданское право Японии. М. Прогресс. 1983.С.114-115.

[7] См.: Германское право. Часть1.Гражданское уложение. М.,1996.С.168.

[8] См.:Ястребов И.С. Существенные условия договора простого товарищества //Арбитражная практика. № 12, 2005.С.16-18.

[9] См.: Мельгунов В. Правовое регулирование совместной хозяйственной деятельности. // Хозяйство и право. - 1999. - № 10. - С. 90

[10] См.: Гражданский кодекс РК.Комментарий. Общая часть.В двух книгах.Книга 2.Алматы.2007.С.102.

[11] См.: Комментарий к гражданскому кодексу РФ (части второй)/ Под ред. О.Н. Садикова. - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; ИНФА.М.1997. С. 635.

[12] См.: Комментарий Гражданского кодекса РК. Общая часть. Книга 2. Алматы.1998.С.75.

[13]См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права.Т.1. СПб.1908.С.278.

[14] См.: Покровский Б.В., Сулейменов М.К., Наменгенов К.Н. Правоотношения производственных объединений и предприятий в сфере хозяйственного оборота. Алма-Ата.1985.С.62-72.; Право и собственность в РК. /Под ред. Сулейменова М.К. Алматы,1998.С.60.

[15] См. об этом подробнее: Покровский Б.В., Алиханова Г.А. Проблемы права общей собственности.// Гражданское законодательство РК. Статьи, комментарии, практика. Выпуск 9.Алматы,2000.С.41

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления