Государство как акционер: предпосылки участия государства в коммерческих обществах

«Государство выступает в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами»

Государство как акционер:
предпосылки участия государства в коммерческих обществах

 «Государство выступает в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами». Эта норма ч. 1 ст. 149 Модельного Гражданского кодекса для стран СНГ, как и аналогичные нормы законов многих стран мира, закрепляет право государства быть равноправным участником гражданско-правовых отношений. Об актуальности вопроса руководитель проекта «Гражданское и экономическое право государств Кавказа и Центральной Азии» в университете Бремен, профессор Тбилисского государственного университета, доктор права (Германия) Ладо Чантурия.

Государство как акционер:
предпосылки участия государства в коммерческих обществах

 

 «Государство выступает в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами». Эта норма ч. 1 ст. 149 Модельного Гражданского кодекса для стран СНГ, как и аналогичные нормы законов многих стран мира, закрепляет право государства быть равноправным участником гражданско-правовых отношений. Об актуальности вопроса руководитель проекта «Гражданское и экономическое право государств Кавказа и Центральной Азии» в университете Бремен, профессор Тбилисского государственного университета, доктор права (Германия) Ладо Чантурия.

 

Выступление в Алматы 29-30 мая 2008 года в рамках ежегодных цивилистических чтений состоялась международная научно-практическая  конференция «Государство и гражданское право», посвященная памяти и 85-летию со дня рождения доктора юридических наук, профессора Юрия Григорьевича Басина

 

Однако гражданские кодексы не предписывают, в каких случаях должно государство воспользоваться этим правом. Учитывая то обстоятельство, что участие в гражданско-правовых отношениях не является главной задачей и основной деятельностью государства, закономерно возникает вопрос целесообразности и необходимости участия государства в данных отношениях. В отличие от частных лиц, государство не правомочно произвольно принимать решения о своем участии в частно-правовых сделках или в других объединениях частного права. Публично-правовые обязанности государства сковывают и ограничивают его свободу в частном праве.[1] Особую актуальность приобретает данный вопрос в корпоративном праве, когда речь идет об участии государства в качестве акционера акционерных обществ или партнера других коммерческих организаций.

Актуальность этого вопроса возрастает в государствах СНГ, где, несмотря на процесс массовой приватизации, в государственной собственности пока еще остается большое количество предприятий. То обстоятельство, что массовая приватизация государственных предприятий без получения надлежащих инвестиций привела к крупномасштабному уничтожению государственного имущества, не создавая взамен ничего ценного, уже не вызывает никакого сомнения и признана даже сторонниками либерализма в экономике.[2] Что должно остаться в собственности государства? В каких случаях должно государство выступать в качестве предпринимателя? Это вопросы, которые по-прежнему заслуживают внимания.

 В первой части доклада будут рассмотрены предпосылки участия государства в коммерческих обществах на примере права Германии, которое подробно регламентирует целесообразность государственного участия в коммерческой деятельности.[3] Вторая часть посвящается решению Европейского суда по закону о Фольксвагене, в котором суд увидел нарушение свободы перемещения капитала.

 

Предпосылки участия государства

 в предприятиях частного права

 

Согласно ч. 1 § 65 Закона о Федеральном бюджете Германии[4] государство должно участвовать в учреждении предприятий в форме юридических лиц частного права или принимать участие в уже существующем юридическом лице, если, во-первых, у государства имеется важный интерес, и поставленная перед ним задача не может быть лучше или экономичнее выполнена, чем через такое участие; во-вторых, обязательство осуществления взноса ограничено определенной суммой; в-третьих, государство получит возможность осуществления надлежащего влияния, особенно в наблюдательном совете или в другом контролирующем органе; в-четвертых, годовой отчет и информация об обществе будут составлены и проверены в порядке, предусмотренном для крупных капитальных обществ.

Таким образом Федеральный закон прямо устанавливает, при наличии каких предпосылок должно участвовать государство в коммерческих обществах. Однако эти предпосылки нуждаются в уточнении и конкретизации, что и предпринимается в Постановлении Федерального правительства Германии от 24 сентября 2001 года О регулировании участия государства в коммерческих обществах.[5]

 

Важный интерес государства

 

Участие государства в коммерческих обществах допускается только при условии, если у него имеется важный интерес, т.е. посредством его участия должны быть решены особенно важные для государства задачи (bedeutsame Aufgaben des Bundes). При решении вопроса о целесообразности такого участия должны быть конкретно определены цели, которые преследует государство данным участием. Эти цели должны служить руководителям предприятия и членам наблюдательного совета коммерческих обществ в качестве руководящих принципов и обязательных для исполнения требований. Как правило, эти цели также включаются во все внутренние документы общества с таким расчетом, чтобы они были доступны и наглядны для всего управляющего персонала предприятия.

Поскольку общей целью всех акционерных обществ является получение прибыли, и это при создании акционерного общества само собой разумеется, в уставе следует указать только на другие цели, которые государство преследует своим участием в данном АО. Как правило, это общественно-полезные цели.[6] Однако, здесь требуется осмотрительность и осторожность: если устав будет перегружен общественно-полезными целями, особенно когда речь идет об использовании прибыли для финансирования общественно полезных целей, это может напугать частных инвесторов, которые неохотно будут вкладывать инвестиции в такие предприятия.[7]

Важность участия государства в коммерческих обществах должна быть подкреплена дополнительно и тем обстоятельством, что поставленная перед государством задача не может быть достигнута лучше или экономичнее, чем через такое участие. Данная предпосылка однако подлежит тщательной проверке и оценке. Во внимание должны быть приняты все возможные финансовые риски и обязательства, которые связаны с таким участием государства.[8]

Для обеспечения целевого использования капиталовложений государства в коммерческих обществах четко и подробно должен быть определен предмет деятельности в уставах этих обществ, особенно в контексте преследуемых государством целей. Величина долевого участия и его продолжительность должны находиться в соответствии с целями участия.

В контексте важности государственного интереса должен быть рассмотрен вопрос о непосредственном участии государства в коммерческих обществах или через уже существующие юридические лица, а также вопросы о целесообразности продажи акций государства, ликвидации юридического лица или слиянии его с другими юридическими лицами. Например, Федеративная Республика Германии участвует в некоторых коммерческих юридических лицах через Банк Реконструкции (Kreditanstalt für Wiederaufbau KfW).[9]

 

Ограничение обязательства

 осуществления взноса

 

Согласно праву Германии участие государства допускается только в таких коммерческих обществах, в которых участники общества перед кредиторами общества не несут ответственность, или их ответственность ограничена определенной гарантийной суммой. Таким образом государство может быть участником только акционерных обществ или обществ с ограниченной ответственностью. В подтверждение несомненного преимущества организационно-правовой формы акционерных обществ для участия государства ссылаются на четкое правовое регулирование ответственности и законодательно закрепленную структуру управления обществом под личную ответственность правления, что обеспечивает стабильность и продолжительность руководства акционерным обществом независимо от политических изменений.[10] Наоборот не разрешается участие государства в Полных товариществах, простых товариществах, коммандитных товариществах в качестве полного товарища, и т.д.

Исключение предусмотрено для участия в производственных кооперативах, если ответственность государства-пайщика за долги кооператива заранее установлена и она ограничена определенной суммой.[11]

Главная цель данной предпосылки заключается в защите государства от возникновения дополнительных финансовых обязательств и возложения на него неоправданных финансовых санкций. Бюджетные средства государства должны быть направлены, в первую очередь, на выполнение общегосударственных задач, а не на покрытие коммерческих рисков. Именно этим государственным подходом объясняется рекомендация отдельных ученых о необходимости упразднения организационно-правовой формы казенных предприятий в государствах СНГ, ибо по обязательствам этих предприятий государство отвечает субсидиарно, как это предусмотрено в ч. 6 ст. 104 ГК Республики Казахстан.[12]

То, что не всегда удается освободить государство от бремени покрытия убытков, возникших в результате коммерческих рисков, можно увидеть на примере финансовых инъекций, осуществленных Федеральным правительством Германии в пользу одного коммерческого банка (IKB-Bank), который в результате последнего, и пока еще длящегося финансового кризиса, понес крупные убытки.[13] В данном банке государство участвует посредством государственного Банка реконструкции (Kreditanstalt für Wiederaufbau KfW). Финансовая помощь частным банкам со стороны государства деньгами налогоплательщиков вызвала в Германии большую дискуссию о том, насколько целесообразно покрывать убытки коммерческих банков финансовыми средствами бюджета. Финансовые инъекции государства были однако оправданы стремлением избежать цепной реакции кризиса всей банковской системы.[14]

 

Возможность осуществления

надлежащего влияния

 

Следующей предпосылкой участия государства в коммерческих обществах является наличие возможности осуществления надлежащего влияния на управление этими юридическими лицами, что прежде всего достигается привилегированным положением в наблюдательном совете или в других органах АО или ООО.

Надлежащее влияние должно быть достигнуто, с одной стороны, установлением соответствующей квоты голосов на общем собрании акционеров, обеспечивающем принятие желаемого решения. Это обеспечивается наличием у государства контрольного пакета акций. А с другой стороны, государство должно иметь адекватное представительство в наблюдательном совете общества. У него должно быть право назначить определенное количество членов наблюдательного совета.[15] Необходимость в этом возникает особенно в тех случаях, когда государству не принадлежит контрольный пакет акций, и оно выступает в качестве миноритарного акционера.[16]

В тех предприятиях, в которых создание наблюдательного совета по закону не обязательно, надлежащее влияние должно быть обеспечено закреплением в уставе данного предприятия обязанности создания наблюдательного совета или другого органа контроля с обязательным применением норм о наблюдательном совете согласно закону об АО.[17]

Одним из выражений надлежащего влияния является установление перечня сделок, для совершения которых необходимо предварительное согласие наблюдательного совета. Дополнительно должно быть предусмотрено правомочие наблюдательного совета по собственной инициативе расширить перечень таких сделок. Кроме этого, в уставе должно быть четко определено, в каких случаях требуется согласие наблюдательного совета, а в каких случаях - разрешение соответствующего министерства. Разрешение министерства на совершение определенных уставом сделок не может быть заменено согласием наблюдательного совета.[18] К числу таких сделок, как правило, относятся сделки о продаже акций, решения об уменьшении или увеличении уставного капитала. Например, в Германии недавно был решен вопрос о продаже акций Железной дороги Германии (Deutsche Bahn) на бирже, что практически означает её приватизацию. Однако без политического одобрения руководства страны решение этого вопроса было невозможно, хотя Deutsche Bahn является акционерным обществом.

 

Устав АО или ООО не должен содержать нормы, которые могут препятствовать государству в осуществлении своего влияния. Наоборот, устав может предусматривать дополнительные возможности осуществления усиленного влияния в управлении обществом.

Количественный состав наблюдательного совета также заслуживает внимания. Необходимо, чтобы число членов совета было доведено до минимально необходимого. Наряду с этим требуется, чтобы государство было представлено не только в наблюдательном совете, но и во всех важных коммиссиях этого совета.[19]

Относительно личностного состава наблюдательного совета право Германии отдает предпочтение тем государственным служащим, которые по своей должности связаны с государственным управлением государственных акций. С другой стороны, кандидаты в члены наблюдательного совета должны быть в состоянии по опыту и знаниям надлежаще осуществлять функции членов наблюдательного совета.

Несмотря на то, что члены наблюдательного совета являются представителями государства, это их не освобождает от выполнения тех обязанностей, которые на них возлагаются законом об АО. Убытки, которые причинены обществу в результате невыполнения членами наблюдательного совета своих обязанностей, должны быть возмещены обществу. Особенно они обязаны заботиться о том, чтобы информация о состоянии дел общества постоянно доходила до соответствующих министерств. С другой стороны, их правовое положение как представителя государства не уполномочивает их давать обязательные указания членам правления, которые по закону обязаны управляють обществом непоспедственно и под личную ответственность.

 

Подготовка и проверка годового отчета

 

Следующая предпосылка участия государства в коммерческих обществах связана с требованием о соблюдении правил составления и проверки годового отчета и предоставлении информации об обществе. В этом вопросе предпочтение отдается нормам Торгового уложения Германии, которые устанавливают дополнительные правила составления годового отчета, включая составление баланса для акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью.[20] Указание о применении данных правил должно быть прямо указано в уставе общества.[21]

 

Принятие решения об участии

 

Решение об участии государства в коммерческих обществах принимается соответствующим федеральным министерством, но необходимо согласие министерства финансов и других министерств, имеющих отношение к федеральному имуществу. Это правило применяется как при учреждении коммерческого общества, так и при увеличении уставного капитала или приобретении дополнительных акций.[22]

Согласие министерства финансов выдается на основании заявки заинтересованного министерства, которая должна содержать всю необходимую для принятия решения документацию, включая проект устава и экспертизу проекта. Федеральная Счетная Палата должна быть проинформирована о всех мерах, для которых необходимо согласие минфина.[23]

Во всех случаях участия государства в коммерческих обществах необходимо, чтобы его интересы были достойно представлены, и чтобы оно владело достаточными рычагами для осуществления своего влияния. Одно лишь участие в коммерческих юридических лицах без надлежащих механизмов влияния (контрольного пакета акций или решающего права голоса и.т.) правом Германии не признается целесообразным.

Как правило, различаются два способа установления привилегированного положения государства в коммерческих обществах. В одном случае преимущественные права государства закрепляются в уставе АО или ООО. Это самый распространенный случай, и его можно проследить во всех уставах коммерческих обществ, которые созданы с участием государства.[24] В другом случае особое положение государства предусмотрено специальным законом, как это имеет место в законе о Фольксвагене.[25] В этой связи возникают проблемы, которые неоднократно становились предметом рассмотрения Европейского суда и которые известны под названием Golden Share Decicions - решения по золотым акциям. В этих решениях Европейский суд интенсивно проводит линию либерализации транснациональных инвестиций и признает противоречащим принципу свободы обращения капитала некоторые привилегии государств-членов ЕС как акционеров, которые закреплены в их национальных законах. На этой основе были отдельные предписания законов Франции, Бельгии, Испании, Великобритании, Португалии, Нидерландов признаны как нарушающие требования европейского права.[26] Хотя понятие золотой акции в решении Европейского суда по закону о Фольксвагене не употребляется, очевидно, что решение суда явно относится к проблематике золотой акции.

 

Законодательное закрепление

преимущественных прав государства

как акционера

и его правовая оценка Европейским судом

 

Закон о Фольксвагене в историческом контексте и его спорные положения

 

12 ноября 1959 года после многолетних дискуссий и переговоров по установлению права собственности на всемирно известный как символ экономического чуда Германии 50-их годов автозавод Фольксваген был заключен договор об урегулировании правоотношений в ООО Фольксваген между Федеративной Республикой Германия и федеративной землей Нижняя Саксония.[27] Согласно этому договору все доли ООО Фольксваген должны были быть на первом этапе переданы ФРГ. На следующем этапе общество было реорганизовано в акционерное общество: 60% акций были переданы частным лицам, а два пакета акций, каждый по 20%, были переданы ФРГ и федеральной земле Нижняя Саксония.[28] Одновременно государство брало на себя обязательство защитить сотрудников предприятия и профсоюзов от единолично господствующего крупного акционера.[29]

6 июля 1960 года был принят устав АО Фольксваген, в который вошли положения указанного договора. Кроме этого, устав предусматривал квалифицированное большинство голосов в объеме 80% акций вместо 75%, предусмотренных законом об АО, и ограничение осуществления права голоса 20% независимо от количества акций. Более того, ФРГ и Нижняя Саксония имели право назначить в наблюдательном совете общества каждый по два члена также независимо от количества принадлежащих им акций.

Все отмеченные положения устава вошли без изменений в закон «О переводе долей в обществе с ограниченной ответственностью Фольксваген в частные руки», сокращенно - Закон о Фольксвагене, который был принят 21 июля 1960 года. Таким образом, согласно данному закону, во-первых, ограничивается право голоса акционеров 20%, независимо от количества принадлежащих акционеру акций (ч.1 §2 закона); во-вторых, увеличивается кворум голосов, необходимых для квалифицированных решений до 80% вместо предусмотренных законом 75% (ч.3 §4 закона); в-третьих, привилегированное положение государства подтверждается дополнительно тем, что оно правомочно назначить в наблюдательном совете гарантированно 4 члена (ч.1 §4 закона).

Указанные положения закона, как противоречащие ст. 56 договора об Европейском содружестве[30] в части ограничения свободы обращения капитала в Европейском союзе, были обжалованы Европейской Комиссией в Европейском суде. Согласно ч. 1 ст. 56 с 1 января 1994 года ограничения обращения капитала между государствами-членами Европейского Союза запрещены.

 

Решение Европейского суда и его аргументы

 

Европейский Суд в своем решении от 23 октября 2007 года увидел в нормах закона, устанавливающих некоторые преимущества для государства-акционера, нарушение требований Европейского права и призвал правительство Германии изменить закон.[31]

В своих предыдущих решениях, в которых речь шла о так называемой золотой акции,[32] Европейский суд квалифицировал меры государства как ограничивающие свободу обращения капитала в смысле ст. 56 Договора, «если они способны предотвратить или ограничить приобретение акций данного предприятия или противостоять инвесторам других государств-членам ЕС производить инвестиции в данное предприятие».[33]

По мнению Европейского суда установление максимального предела осуществления права голоса хотя и является признанным инструментом корпоративного права, но его закрепление в форме закона, вместо регулирования в уставе, предопределяет привилегированное положение государства и умаляет интересы стратегических инвесторов к приобретению акций данного акционерного общества.[34] Принятием закона и установлением привилегий для себя, государство выступает не как акционер, а представляет собой «выражение государственной власти в особом размере». Кроме того, акционеры общества не в состоянии по соглашению между собой менять эти правила. В каждом отдельном случае необходимо изменение закона или принятие нового закона.[35]

Однако в своей практике Европейский суд даже закрепленное в уставе преимущество государства признает нарущающим требования ст. 56 Договора. Так, в решении суда от 28.9.2006 против Нидерландов закрепленная за государством золотая акция в уставе акционерного общества, которая предоставляет государству правомочия вето на определенные решения органов общества, признается нарушающей свободу обращения капитала.[36] Аналогично был решен спор против Великобритании по поводу закрепления в уставе компании привилегированной акции государства, согласно которой для стратегических решений предприятий было обязательно согласие государства.[37]

Касательно установления максимального предела осуществления права голоса, Европейский суд дополнительно указал на ч. 1 § 134 Закона Германии об АО, который запрещает такое ограничение права голоса для котированных на бирже акционерных обществ. Поэтому, по мнению суда, акционеры не имеют права предусмотреть такое ограничение даже в уставе.

Аналогично обстоит дело и c установлением повышенного кворума для принятия решений по вопросам, для которых по закону об АО Германии необходимо квалифицированное большинство голосов 75%, а закон о Фольксвагене поднимает эту норму до 80%. Хотя акционеры имеют право в уставе предусмотреть повышенный кворум, и, что нередко практикуется, проблема, по мнению суда, заключается в том, что акционеры Фольксвагена лишены возможности выбора, поскольку закон императивно предписывает эту квоту.[38]

Заслуживают внимания доводы Германии относительно правомерности указанных ограничений. Поскольку эти ограничения устанавливаются не только для государства-акционера Фольксвагена, а для всех акционеров, и имеют целью защиту АО Фольксваген от недружественных поглощений, необоснованно признать их положениями, устанавливающими привилегированное положение государства. При оценке данного аргумента суд обратил внимание на фактическое применение этого преимущества и пришел к выводу, что единственный акционер в Фольксвагене, который пользуется данной привилегией, это государство - Нижняя Саксония, которое владеет более чем 20% акции и фактически имеет возможность заблокировать любое решение общего собрания акционеров.[39] Таким образом, суд принял во внимание не только формальное регулирование, но и фактическое положение - реальное применение закрепленного преимущества.

Для решения вопроса правомерности норм закона никакого значения не имеет, по мнению суда, то обстоятельство, использовало или нет государство предоставленные ему преимущества. В этом контексте была рассмотрена норма закона, предоставляющая государству и федеральной земле Нижняя Саксония право назначения в наблюдательный совет каждому по два члена. Согласно оценке суда данное предписание ущемляет интересы других акционеров, лишая их возможности назначения членов наблюдательного совета, на которые они, по количеству принадлежащих им акций, обычно имеют право. Данное обстоятельство представляет собой ограничение свободы обращения капитала, и фактическое применение данной нормы закона в этом случае не играет никакой роли. Возможность осуществления государством, т.е. публичной властью, влияния на управление обществом, которая не соответствует объему его инвестиций, следует оценить как нарушение свободы перемещения капитала.[40]

Таким образом, для Европейского суда предметом оценки являются как нормы закона и их практическое применение, так и фактическое положение отношений. По закону о Фольксвагене суд придал решающее значение в одном вопросе фактическому положению отношений, а в другом случае - более весомыми оказались нормы закона, даже если они не находили применения со стороны государства.

 

Оправдание привилегий государства как акционера

 

Несмотря на то, что в своем решении Европейский суд признает нормы закона о Фольксвагене нарушающими свободу перемещения капитала, возможность ограничения этой свободы со стороны государства он все-таки признает легитимной. Однако такое ограничение, по мнению суда, может быть оправдано из крайне необходимых оснований общественного интересса, если конкретная мера по гармонизации европейского права этому не препятствует.[41]

В своих доводах по отстаиванию закона о Фольксвагене ФРГ указала на защиту интересов работополучателей, т.е. рабочих и служащих Фольксвагена, как фактора, заслуживающего особой охраны. Следует отметить, что в крупнейшем автоконцерне Европы Фольксваген заняты свыше 350 000 сотрудников. Однако суд не счел это достаточным аргументом.

Остается открытым вопрос, что следует понимать под крайне необходимыми основаниями общественного интереса. Европейский суд прямого ответа на этот вопрос не дал. Однозначно, что в вопросе обращения капитала, Европейский суд придерживается курса либерализации и для акционерных обществ, котированных на биржах, запрещает применение привилегий для государства как акционера.

 

Вместо заключения

 

Подытоживая сказанное можно заключить, что для участия государства в коммерческих юридических лицах частного права право Германии устанавливает определенные предпосылки, при наличии которых государство может или должно воспользоваться своим правом на коммерческую деятельность.

Одновременно очевидно стремление законодателя обеспечить для государства как акционера определенные преимущества, оправдывая это необходимостью осуществления общественно-полезных задач, с одной стороны, и обеспечения надлежащего контроля над использованием средств госбюджета, с другой стороны.

Привилегированное положение государства в коммерческих обществах приходит в противоречие со свободой обращения капитала, провозглашенной договором об европейском содружестве. Все попытки наделения государства преимущественными правами в акционерных обществах, котированных на биржах, Европейским судом объявляются противоправными. Таким образом, для привилегированного участия государства в коммерческих отношениях остаются только общества с ограниченной ответственностью или акционерные общества, которые не котированы на бирже ценных бумаг.

 

[1] См. по этому вопросу статью Рольфа Книпера, Государство и гражданское право.

[2] Вместо многих см. Stigliz, Die Chancen der Globalisierung.

[3] Под государством в данном докладе подразумевается только Федеральное государство. Участие федеральных земель, несмотря на схожость правовых норм, здесь не будет рассмотрено.

[4] Bundeshaushaltsordnung vom 19. August 1969 (BGBl. I S. 1284), zuletzt geändert durch Artikel 9 des Gesetzes vom 13. Dezember 2007 (BGBl. I S. 2897).

[5] Haushalt/Beteiligungsverwaltung. Hinweise für die Verwaltung von Bundesbeteiligungen. Beschluss der Bundesregierung vom 24. September 2001. Bek. D. BMF v. 19.10.2001 - II A3 - F 7017 -14/01. GMBl. 2001, Nr. 47, S. 950-980

[6] Kropff in Münchener Kommentar zum Aktiengesetz, 2. Aufl. 2006, §§ 53, 54 Rn. 30.

[7] Kropff in Münchener Kommentar zum Aktiengesetz, §§ 53, 54 Rn. 66.

[8] По сотоянию на 30 июня 2007 года Федеративная Республика Германии непосредственно участвует в 54 предприятиях частного права. Из них только два - Железная дорога и Порт Дуисбурга - являются акционерными обществами, а остальные созданы в форме ООО. Anlage 1: Bundesministerium der Finanzen VIII B 1 - FB 0830/06/0001 (VBE:002).

[9] По сотоянию на 30 июня 2007 года Федеративная Республика Германии через свои предприятия участвует в 17 предприятиях частного права. Годовой оборот этого участия в 2006 году составил 500 миллионов Евро и выше. 10 из них созданы в форме акционерных обществ: Anlage 1: Bundesministerium der Finanzen VIII B 1 - FB 0830/06/0001 (VBE:002).

[10] Kropff in Münchener Kommentar zum Aktiengesetz, §§ 53, 54 Rn. 1.

[11] Ч. 5 § 65 Закона о Федеральном бюджете Германии

[12] Rolf Knieper, Etappen der Rechts- und Gerichtsreformen in Kasachstan als Teil der Umgestaltung der Wirtschaft: eine Einschätzung aus deutscher Sicht. In: Rolf Knieper, Rechtsreformen entlang der Seidenstraße. BWV. Berlin. 2006. S. 109 ff.

[13] Для спасения Промышленного банка Германии Федеральным правительством был предоставлен финансовый пакет в объеме 2,3 милиарда Евро. Angeschlagene IKB-Bank wird zum Fass ohne Boden. Welt-Online, 16. Februar 2008.

[14] Такое было объяснение федерального министра финансов Германии Штеинбрюк: Angeschlagene IKB-Bank wird zum Fass ohne Boden. Welt-Online, 16. Februar 2008.

[15] GMBl 2001, Nr. 47, S. 954, Rn. 47.

[16] Kropff in Münchener Kommentar zum Aktiengesetz, §§ 53 Rn. 14

[17] GMBl 2001, Nr. 47, S. 951, Rn. 13.

[18] GMBl 2001, Nr. 47, S. 957-958, Rn. 82-90.

[19] GMBl 2001, Nr. 47, S. 954, Rn. 49, 51.

[20] Книга 3 Раздел 2 § 264 последующие Торгового кодекса Германии.

[21] GMBl 2001, Nr. 47, S. 952, Rn. 16.

[22] Ч. 2 § 65 Закона о Федеральном бюджете Германии

[23] GMBl 2001, Nr. 47, S. 953, Rn. 34-35.

[24] Так, согласно уставу Немецкого общества по техническому сотрудничеству (ГТЦ), который является федеральным предприятием в форме ООО со 100%-ым долевым участием государства, ГТЦ выполняет по заказу Федерального правительства многопрофильную деятельность по проведению реформ в разных странах мира: https://www.gtz.de/de/unternehmen/1698.htm

[25] Gesetz über die Überführung der Anteilsrechte an der Volkswagenwerk Gesellschaft mit beschränkter Haftung in private Hand vom 21.07.1960. BGBl. I S. 1149

[26] См обзор данных решений: Kristian Wellige, Weg mit dem VW-Gesetz, EuZW 2003, Heft 14 S. 427 ff.

[27] Претензии на признание собственником Фольксвагена имели как профсоюзы и сотрудники предприятия, так и Федеральное государство и федеральная земля Нижняя Саксония. См. Schlussanträge des Generalanwalts vom 13. Februar 2007 Rechtssache C-112/05 Kommission der Europäischen Gemeinschaften gegen Bundesrepublik Deutschland. BeckRS 2008 70085, S. 3 ff.

[28] На основе этого договора был создан также Фонд Фольксвагена, основной задачей которого является содействие науке и технике.

[29] EuGH, Urt. V. 23.10.2007 - Rs. C-112/05 VW-Gesetz, AG, 22/2007 S. 818-819.

[30] EG-Vertrag: Vertrag zur Gründung der Europäischen Gemeinschaft in der Fassung vom 02.10.1997

[31] EuGH, Urt. V. 23.10.2007 - Rs. C-112/05 VW-Gesetz, AG, 22/2007 S. 817 ff.

[32] EuGH, Slg. 2002 I-4781 EuZW 2002, S. 433 - Kommission/Frankreich; Slg. 2002 I-4809 EuZW 2002, S. 429 - Kommission/Belgien usw.

[33] EuGH, Urt. V. 23.10.2007 - Rs. C-112/05 VW-Gesetz, AG, 22/2007 S. 818.

[34] EuGH, Urt. V. 23.10.2007 - Rs. C-112/05 VW-Gesetz, AG, 22/2007 S. 818.

[35] EuGH, Urt. V. 23.10.2007 - Rs. C-112/05 VW-Gesetz, AG, 22/2007 S. 819.

[36] EuGH, Urteil vom 28.9.2006 - C-282/04 (Kommission/Niederlande) EuZW 23/2006, S. 722 ff.

[37] EuGH, Urteil vom 13. Mai 2003 (Rs. C-98/01) - Goldene Aktien Großbritanien-, Slg. 2003, S. I-464l

[38] EuGH, Urt. V. 23.10.2007 - Rs. C-112/05 VW-Gesetz, AG, 22/2007 S. 819.

[39] EuGH, Urt. V. 23.10.2007 - Rs. C-112/05 VW-Gesetz, AG, 22/2007 S. 819-820.

[40] EuGH, Urt. V. 23.10.2007 - Rs. C-112/05 VW-Gesetz, AG, 22/2007 S. 820.

[41] EuGH, Urt. V. 23.10.2007 - Rs. C-112/05 VW-Gesetz, AG, 22/2007 S. 820.

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления