КАЗАХСТАН ЯВЛЯЕТСЯ ПРАВОВЫМ ЛОКОМОТИВОМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ /Пекка Халлберга/

Zakon.kz Zakon.kz

Гость нынешнего номера приехал в Казахстан из далекой Финляндии. Пекка Халлберга, юриста с сорокалетним стажем, с полным правом можно считать основателем семейной династии правоведов - сам он до ухода на пенсию весной нынешнего года в возрасте 68 лет был президентом Высшего административного суда Финляндии, причем на этом посту проработал 18 лет. Жена г-на Халлберга тоже юрист, она сделала карьеру в Министерстве окружающей среды. Юристом стал и их сын, который сейчас работает в банковской и страховой сфере. У него уже своя семья, и, что примечательно, жена сына - тоже юрист. 

Вот такой получился семейно-юридический клан.

Сейчас Пекка Халлберг продолжает исследования по вопросам правового государства, ведь в этой сфере у него большой опыт, приобретенный за годы судейской практики, работы в Минюсте и Университете Хельсинки, где он служил профессором административного права. Он автор более 20 книг, и не только по проблемам права.

Казахстан является правовым локомотивом Центральной Азии

 

 

КАЗАХСТАН ЯВЛЯЕТСЯ ПРАВОВЫМ ЛОКОМОТИВОМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ /Пекка Халлберга/Гость нынешнего номера приехал в Казахстан из далекой Финляндии. Пекка Халлберга, юриста с сорокалетним стажем, с полным правом можно считать основателем семейной династии правоведов - сам он до ухода на пенсию весной нынешнего года в возрасте 68 лет был президентом Высшего административного суда Финляндии, причем на этом посту проработал 18 лет. Жена г-на Халлберга тоже юрист, она сделала карьеру в Министерстве окружающей среды. Юристом стал и их сын, который сейчас работает в банковской и страховой сфере. У него уже своя семья, и, что примечательно, жена сына - тоже юрист. 

Вот такой получился семейно-юридический клан.

Сейчас Пекка Халлберг продолжает исследования по вопросам правового государства, ведь в этой сфере у него большой опыт, приобретенный за годы судейской практики, работы в Минюсте и Университете Хельсинки, где он служил профессором административного права. Он автор более 20 книг, и не только по проблемам права.

П. Халлбергом учреждена международная организация Rule of Law Finland (ROLFI), деятельность которой, собственно, и привела его в Казахстан. Чему, по его словам, он очень рад, ведь это его первые визиты в нашу страну, где его поразили «громадность Астаны» и Алматы «в объятиях гор».

А вообще Пекка Халлберг с большим удовольствием путешествует по миру, но даже в самых экзотических странах его всегда тянет на родину, в любимую Финляндию - страну лесов и тысячи озер. Зимой ее просторы укутаны снегом, и когда Пекка был моложе, он пробегал на лыжах по заснеженным равнинам не один километр. Сейчас уже сказывается возраст, но иногда он все равно идет на лыжню, хотя теперь больше времени уделяет своему второму увлечению - игре на гармошке. Жаль, что нам не довелось этого услышать, ведь поездка у г-на Халлберга была сугубо деловая, как, впрочем, и вопросы, на которые мы попросили его ответить.

 

Беседу ведет журналист Елена Брусиловская, юридический консультант Елена Нестерова. Фото Владимира Алябьева

 

- Г-н Халлберг, каково ваше общее представление о состоянии правопорядка в Казахстане? Значительно ли он отличается от финского? Если да, то в чем, на Ваш взгляд, это отличие?

- Прежде всего хочу сказать, что за последнее время мне довелось дважды посещать Казахстан, и это были мои первые визиты сюда. У меня возникло впечатление, что ваша страна является не только экономическим, но в чем-то и правовым “локомотивом“ Центральной Азии. Международные индикаторы, которые я рассматриваю в своей новой книге, показывают заметное развитие правовой жизни в Казахстане. Если дать общую оценку, то можно сказать, что многие правовые реформы, которые у вас реализуются, как и принятие международных обязательств, соответствуют международному уровню, но их реализация на практике требует еще совершенствования. Поэтому мне хотелось бы обратить внимание прежде всего на стратегию развития и осуществляемые реформы. Я не буду повторять уже известные истины, а попробую проанализировать возможные перспективы. Но прежде чем перейти к более детальному разговору, хочу пояснить, что между всеми странами существует масса различий, вытекающих из традиций и общественных условий, поэтому никакое государство, тем более маленькая Финляндия, не может служить примером в этом плане.

Скажем, между нашими странами - Финляндией и Казахстаном - есть одно принципиальное различие исторического плана, и оно заключается в том, что Финляндия, даже когда она входила в состав Российской империи на правах автономии, могла сохранять свои законы, в которых приоритетом всегда было соблюдение свобод и прав человека. Поэтому советского наследия, в отличие от Казахстана, у Финляндии нет. К тому же наша страна этнически гомогенная, однородная, она не является многонациональным государством, как Казахстан.

Финляндия первой в мире, еще в 1906 году, ввела всеобщее и равное избирательное право и право голосования, что усилило роль парламента. Правда, первая форма правления Финляндии от 1919 года еще совмещала две противоположные ветви власти - крепкое самодержавие, введенное с 1700-х годов, и современный парламентаризм. При этом некоторые положения Конституции могли толковаться по-разному, поэтому постепенно наша Конституция подверглась реформированию с целью приведения ее в соответствие с принципами западного парламентаризма. В этом отношении Финляндия прошла длинный путь, поэтому, как мне представляется, наш исторический опыт может представлять интерес для других стран.

 

- А что Вы можете сказать об идее создания специализированных налоговых судов, которая сейчас дискутируется в Казахстане?

- Налогообложение с точки зрения развития экономики и ежедневной жизни граждан имеет большое значение, поэтому я прекрасно понимаю ваше желание улучшить правовую защиту в этой области. Безусловно, налогообложение должно быть предсказуемым и находиться в строгих рамках закона. В некоторых странах, например, в Германии, существуют отдельные налоговые суды. А вот в Финляндии налоговые дела рассматриваются в общих административных судах, и, по-моему, это лучшее решение.

 

- Почему Вы так считаете?

- Потому что, в отличие от специализированных, в общих административных судах можно уловить сходство между делами разных категорий, а также более широко рассматривать предпринимательскую деятельность, экономику и социальную защиту, финансирование которой зависит от налогообложения. Надо сказать, что раньше в финских административных судах жалобы по налоговым делам представляли собой самую большую категорию дел. Но когда налоговые органы получили возможность самостоятельно исправлять ошибки в налогообложении, таких жалоб стало намного меньше. Учитывая, что налогообложение по своему характеру является суммарным управлением, важно обеспечивать его единообразие, а также внедрять в систему налогообложения новейшую технику. Преимуществом административных судов можно считать и то, что их полномочия являются более широкими, распространяясь и на проблемы публичной власти. Скажем, в некоторых странах существуют специализированные экологические суды, что я также не считаю удачным решением, ведь проблемы экологии могут возникать практически в любой сфере, не случайно в современной науке появился даже новый термин “принцип проникновения“.

 

- Коль уж мы заговорили о финском правосудии, то в каких пределах по вашим законам можно обжаловать решения органов публичной власти?

- Отмечу, что в Финляндии право обжаловать решения органов публичной власти - это многовековая традиция. На момент учреждения Высшего административного суда в 1918 году, после обретения Финляндией государственной независимости, право на обжалование уже являлось устоявшейся практикой. Законом от 1950 года право на обжалование было сделано общим, т.е. оно распространялось на решения органов власти всех уровней, в том числе и высших. Этот принцип соблюдается и в новых законах. Скажем, решения высших органов исполнительной власти, например, правительства, можно обжаловать в Высшем административном суде. Если речь идет о нормативном распоряжении или указании общего характера (regulatory act), то право на обжалование возможно только в том случае, если данный акт прямо затрагивает право гражданина. Таким образом, право на обжалование в каждом конкретном случае предусматривает правомерность применения публичной власти. Судебная система Финляндии в соответствии с Конституцией традиционно делится на две составляющих: 1) суды общей юрисдикции для рассмотрения гражданских и уголовных дел в трех инстанциях, 2) административные суды в двух инстанциях.

При этом обе из названных систем основаны на собственных процессуальных кодексах. Таким образом, в Финляндии имеется две равноправные высшие судебные инстанции. Отмечу также, что для становления правового государства большое значение имеют именно административные суды, поскольку в них граждане могут обжаловать решения органов власти, например, по вопросам налогообложения, окружающей среды, предпринимательской деятельности, социальной защиты и вообще решения, связанные с применением публичной власти.

Кстати, во время участия в конференции по вопросам административного права, организованной проектом ЕС, которая проходила нынешней осенью в Астане, я заметил в Казахстане большой интерес к практической реализации правовой системы Финляндии.

У нас имеется закон общего характера о процедуре в органах управления, который обеспечивает надлежащее выяснение обстоятельств, заслушивание заинтересованных лиц и обслуживание в процессе управленческой деятельности. Кроме того, существует система независимых административных судов, которые в связи с поданной жалобой могут вмешиваться в деятельность органов управления, исправляя допущенные ими ошибки.

По делам об обжаловании решений местного самоуправления и правительства суд имеет только так называемое право на кассацию, т.е. он может или не удовлетворять жалобу, или удовлетворить ее, отменив решение местной власти. К тому же в Конституции Финляндии установлен принцип, согласно которому суд или иной орган власти не может применять постановление правительства или нормативное решение высшего органа исполнительной власти (regulatory act), которое противоречит Конституции или закону, принятому парламентом. Соответственно, суд не вправе применять и закон, противоречащий Конституции. Таким образом, в Финляндии действует контроль за конституционностью законов и нормативных актов низшего уровня без учреждения специального конституционного суда. На практике это приводит к тому, что ошибки, допущенные в нормативных актах низшего уровня, должны всякий раз исправляться новыми нормативными актами.

 

- В таком случае может ли государство (его орган) нести материальную ответственность перед физическим или юридическим лицом? Предусматривается ли в Финляндии такая материальная ответственность, если да, то из каких источников она финансируется?

- Такой системы, чтобы орган власти мог прямо возместить ущерб, у нас нет. Если действиями властей кому-то был причинен ущерб, он может добиваться возмещения ущерба и с этой целью обратиться в суд с соответствующим иском.

 

- Каково у вас соотношение между административным правосудием, местным и международным арбитражем?

- В Финляндии административное законодательство всегда соотносится со статьями Конституции и другими парламентскими законами. Иерархия норм - это обязательный последовательный принцип. В процессе законотворческой деятельности принимаются во внимание ратифицированные договорные обязательства по правам человека и иным вопросам. Поскольку законность управленческой деятельности является ведущим принципом, то во всех действиях публичной власти просматривается четкое соблюдение законов. Это означает и невозможность договариваться об осуществлении публичной власти вне законов.

Если же речь идет, например, о предпринимательской деятельности, в которой орган власти в качестве контрагента приравнивается к частному лицу, арбитраж возможен. У нас довольно много экономических споров по бизнесу рассматривается вне обычного судебного процесса в третейских судах. В сфере международной торговли это привычная практика.

 

- А встречаются ли судебные споры между иностранными инвесторами и органами государственной власти (государством)? Какие правила применяются в их урегулировании?

- Если государство участвует в коммерческой деятельности в качестве одной из сторон, оно имеет статус обыкновенного контрагента. Тогда применяются общие правила договорного права, в сфере международной торговли также и нормы soft law типа lex mercatoria, а также согласительные процедуры. Если же речь идет, например, об инвестициях в Финляндии, к которым применяется экономическое законодательство Финляндии, чаще всего требуется решение властей о выдаче лицензии. По таким решениям иностранные инвесторы в качестве заинтересованной стороны имеют соответствующее право на обжалование. Примером этого, в частности, является строительство завода или шахты либо иного объекта, оказывающего воздействие на окружающую среду, для этого требуется лицензия и осуществление контроля со стороны государства.

 

- Г-н Халлберг, скажите, пожалуйста, были ли в Вашей практике случаи рассмотрения жалоб от граждан России или Казахстана?

- С обращениями граждан России и тем более, Казахстана, я не сталкивался. В Финляндии, само собой разумеется, граждане любой страны имеют равные права в суде. Правда, на практике могут возникать некоторые затруднения, связанные с переводом, так как согласно Конституции официальными языками в нашем суде являются финский и шведский.

 

- Хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу ситуации с изъятием детей у родителей, которая вызвала большой резонанс в СМИ России.

- Действительно, в российских СМИ появились вызывающие недоумение истории о случаях с изъятием детей, в которых искажались методы защиты детей, принятые у нас в Финляндии. Я сам во время многолетней работы в высшей судебной инстанции принимал участие в рассмотрении многочисленных дел об изъятии детей у родителей и видел, как основательно обсуждаются и исследуются все обстоятельства подобных дел. Подчеркну, что в Финляндии законодательство заботится об интересах ребенка. Если в исключительных случаях осуществляется его изъятие у родителей, для этого имеются четко установленные причины: дурное обращение с ребенком, плохие жизненные условия родителей и т.д. Вполне возможно, что российским СМИ преднамеренно передавалась заведомо ложная информация. Кстати, весной этого года в Финляндии было опубликовано практическое пособие по спорам о детях, в котором как финские, так и российские специалисты рассматривают данную проблематику в свете национального законодательства, конвенций о правах человека, о правах ребенка и Гаагской конвенции о похищении детей от 1980 года (Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, Гаага, 25 октября 1980 г.).

Возможно, что проблемы во взаимопонимании частично вызваны тем, что в Европе и Финляндии, говоря о родительском попечении, употребляется юридический термин “опекунство над ребенком“ (custody), а в России он не употребляется в таком смысле, там отношения между детьми и родителями регламентируются с использованием понятия “родительские права и обязанности“.

Вместе с тем я считаю, что в законодательстве Финляндии интересы ребенка защищены лучше. Но сейчас ситуация постепенно утихает, и взаимопонимание между нашими странами в этом плане начинает восстанавливаться.

 

- А вот интересно - встречаются ли в судебной системе Финляндии коррупционные проявления?

- Нет, деньги никак не могут повлиять на рассмотрение дела в суде. По данным международных исследований, Финляндия - страна с самой низкой коррумпированностью в мире. Основанием для этого служат система образования и традиционная открытость управленческой деятельности. Документы органов власти общедоступны, что, по-моему, является самым лучшим оружием против коррупции. Проработав более 30 лет в должности судьи в Финляндии, я ни разу не сталкивался с попыткой деньгами повлиять на работу суда.

 

- Насколько важна судебная практика в Финляндии для унификации судебной деятельности?

- Очень важна. У нас судебная практика (judicial practice) четко соблюдается, но она не обязательна при рассмотрении конкретных судебных дел вроде стран системы common law. Тем не менее решения судов соблюдаются. Решения двух высших судебных инстанций, которые публикуются в бюллетенях и Интернете, имеют общее регулирующее значение. Это особенно важно в вопросах налогообложения и социальной защиты.

 

- Надо понимать, что профессия юриста в Финляндии является очень престижной?

- Вы правы, профессия юриста высоко ценится в Финляндии. Я, например, учился на юридическом факультете Университета Хельсинки, после чего довольно быстро стал референтом суда. Но продолжал учиться, и в 1978 году получил первую докторскую степень, позже, в 2004 году, получил вторую докторскую степень. Хотел бы особо подчеркнуть, что наша страна с давних лет является правовым государством и придерживалась своего правопорядка в отношениях между Востоком и Западом.

Если вспомнить историю, то известно, что Финляндия столетиями являлась частью Швеции, а затем, в период 1809-1917 годов, была российской автономией, сохраняя при этом свои законы. Закон у нас всегда уважали. Есть даже поговорка - “Законом следует страну строить“. Постепенно я понял, что становление правового государства можно разделить на три части: 1) classical rule of law, что в свое время означало стадию возникновения либеральных правовых принципов; 2) democratic rule of law, что подчеркивает принципы демократии; 3) rule of law in social context, т.е. функциональность правового государства с точки зрения ежедневной жизни людей и конвенций о правах человека.

Возвращаясь к престижности профессии юриста, надо сказать, что в Финляндии независимость судей закреплена в Конституции, при этом судей назначают на постоянной основе до пенсионного возраста (68 лет), и они могут быть лишены полномочий только по решению независимого суда. В этом отличие от системы Казахстана.

 

- Господин Халлберг, я знаю, что Вы пишете книги. Почему у Вас возникло такое желание?

- Я действительно пишу книги, и это стало для меня больше, чем хобби. Вначале я писал о судейской работе, пересмотре судебных актов и процессуальных вопросах. Затем обратился к темам о субстанции права и муниципальном самоуправлении, вопросам экологического права, основных прав и свобод человека, к более широкому рассмотрению проблем государственного устройства. Ведь написание книг означает участие в развитии права в стране. Позже я описал свой опыт в разных странах, стремясь к созданию международного диалога. К этому меня побудил опыт международного сотрудничества, когда я был первым председателем в период 2000-2002 гг. вновь учрежденной организации административных судов Европейского союза. Во время работы над второй диссертацией по вопросам государственного устройства в 2004 году я глубоко исследовал проблему правового государства, сравнивая различные модели, принятые в разных странах мира. Ведь даже в Европе понимание правового государства различается: есть доктрина континентальной Европы, связанная с созданием специального закона о государственном устройстве, есть британская традиция common law без такового закона и прагматическое восприятие скандинавских стран. Долгое время я изучал эту проблему в США. Там существует сложная система разделения властей check and balances, которая в последние годы направлена в сторону вопросов политики безопасности. В России со времен социализма все еще заметны традиции централизации власти. Китай я посещал много раз. Там сейчас стадия развития социалистической рыночной экономики, в основе которой можно заметить иерархические принципы конфуцианской философии. Для большей наглядности я сравнил становление правового государства со строительством дома на крепком фундаменте.

Как и дом, правовое государство имеет четыре угла: 1) законность применения власти и соблюдение законов; 2) разделение властей и равновесие между государственными институтами; 3) уважение прав человека и основных свобод, реализация прав и обязанностей граждан; 4) функциональность системы, т.е. ясность законов, квалифицированное публичное управление, доступность правовой защиты, искоренение коррупции.

Эта концепция дает возможность соединять юридические и общественные науки, а также условно через высоту построения излагать выводы в отношении устойчивости роста народного хозяйства.

В общей сложности я являюсь автором более 20 книг, кроме того, некоторых памфлетов и воспоминаний. Я рад тому, что у меня сейчас появилась возможность написать книгу о развитии правовой жизни в Центральной Азии, особенно в Казахстане. Эта книга немного отличается от прежних, поскольку я стараюсь особенно вникнуть в проблемы женщин, детей и инвалидов, рассматривая их и с точки зрения законов о государственном устройстве и международных обязательств. Таким образом, я намереваюсь создать целостную картину становления правового государства.

 

- Судя по Вашему рассказу, законодательство Финляндии находится на достаточно высоком уровне. Какие в этой связи рекомендации Вы могли бы дать казахстанским разработчикам нормативных актов?

- В своей книге, которая скоро будет опубликована, я рассматриваю, в частности, рекомендации ОЭСР по законодательной политике. Распространенной проблемой является чрезмерно детальное регулирование законодательных актов и их «близорукость», когда внимание законодателя обращается на решение насущных конкретных проблем. Система должна быть прочной и достаточно устойчивой, что увеличивает доверие к законодательству. В числе рекомендаций есть и такая - вместо уголовных и других видов наказания шире практиковать различные материальные санкции. Они более эффективны как способ урегулирования проблемы, я это заметил, в частности, при совершенствовании законодательства о конкуренции и в сфере экологического права. К тому же в законодательных программах Финляндии есть тенденция избегать принятия ненужных правовых норм. Необходимо также выяснять возможные последствия и предпосылки реализации новых правовых норм. И вообще, прежде чем принять ту или иную правовую норму, следует выяснить, насколько это нужно гражданам. Проблемами сегодняшних правовых актов являются также их «узость» и ведомственные подходы. С этими фактами я также неоднократно сталкивался при рассмотрении судебных дел.

 

- С Казахстаном Вы знакомы, а приходилось ли вам бывать в других республиках бывшего СССР? Если да, каково самое впечатляющее воспоминание?

- Да, я бывал в странах Центральной Азии, в том числе и в республиках бывшего СССР. Ближайшие соседи Финляндии - балтийские страны. В Монголию также съездил. Общие черты с советского периода, конечно, встречаются, но все страны различны, они развиваются самостоятельно, исходя из своих возможностей и менталитета народа. Что же касается впечатляющих воспоминаний, то, пожалуй, это монгольская пустыня, которую я увидел, когда ехал на поезде из Улан-Батора до Пекина.

И, конечно, меня поразили масштабы Астаны, а также древняя культура Алматы в объятиях гор.

 

- Значит, наша новая столица Вам понравилась?

- Потрясающий город! Удивительно, как за такой короткий срок вы смогли построить такую монументальную по архитектурному облику, такую впечатляющую новую столицу! Правда, чтобы оценить ее масштаб, необходимо подняться на верхние этажи ваших высотных зданий. Обилие света и цветовая гамма производят сильное впечатление. Это настолько современно, что я назвал бы Астану городом завтрашнего дня.

- Вы любите путешествовать? Много ли ездили по миру?

- Я объездил практически весь мир. Путешествовать - это расширять кругозор. Поэтому, как говорят у нас в Финляндии, надо «держать глаза открытыми». Бывая в разных частях света, я замечал, как важно знакомиться с культурой страны, чтобы понять и функциональность ее правовой системы, целостность норм, принципов и их ценность.

- А в какой стране (кроме Казахстана, конечно) Вы были в последний раз?

- Моя последняя поездка была в Мексику. Кстати, в рамках проекта о сотрудничестве мы планируем опубликовать книгу о глобальном развитии экологического права. Кроме того, в этом году я неоднократно бывал в странах Центральной Азии и нашел их особо привлекательными.

 

- Господин Халлберг, есть ли у Вас хобби, чем Вы любите заниматься в свободное время?

- Среди моих увлечений первое место занимает природа. Финляндия - страна лесов и тысячи озер, у нас очень красивые зимы, много снега. Когда я был моложе, каждой зимой очень много ходил на лыжах. Второе мое увлечение - музыка, прежде всего игра на гармошке в летние вечера.

 

- Действительно, природа Финляндии великолепна. Есть ли у Вас любимые уголки отдыха? Занимаетесь ли Вы рыбалкой или охотой?

- Моей семье в наследство достались две дачи у озер, одна в западной, другая в восточной Финляндии. На этих озерах я с удовольствием ловлю рыбу, а также езжу на реки северной Финляндии, где на мушку ловится лосось. Люблю и охоту, которая у нас считается традиционным занятием. Отдых на природе - это здоровый противовес ежедневной работе.

- Можно ли сказать, что по характеру Вы человек скорее деревенский, нежели городской?

- Трудно сказать, мне нравится и то и другое. Карьеру я сделал в столице, но в душе я лучше чувствую себя в деревне. Теперь возможностей для этого стало больше.

 

- Это интервью будет опубликовано в первом номере 2013 года. Что Вы хотели бы пожелать на Новый год нашим читателям?

- Я хочу пожелать читателям журнала, чтобы и в будущем интенсивно рос и развивался ваш Казахстан, но вместе с этим, чтобы также интенсивно улучшалось благополучие вашего народа. Ведь наше общее дело - построение эффективного правового государства, где бы человек чувствовал себя под защитой.

Счастья, мира и благополучия вам и вашим семьям!

 

zkadm
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления