Кайрат Келимбетов: Будущих пенсионеров прошу не беспокоиться

Zakon.kz Zakon.kz
По словам вице-премьера Казахстана, пенсионные деньги не будут вкладываться в ЕХРО-2017

Кайрат Келимбетов: Будущих пенсионеров прошу не беспокоиться

 

Кайрат Келимбетов: Будущих пенсионеров прошу не беспокоитьсяВ последнее время вице-премьер Казахстана Кайрат КЕЛИМБЕТОВ подвергается острой критике со стороны отечественных СМИ. В частности, из-за идеи слияния НПФ в единый фонд, «потерянных» 10 млрд. антикризисных долларов и проблем в космическом кластере страны, к чему он якобы имеет прямое отношение. Сегодня заместитель главы правительства отвечает на вопросы корреспондента газеты «Время».

 

Доверьтесь профессионалам

 

- Недавно в Алматы состоялась пресс-конференция, на которой глава Ассоциации пенсионных фондов Айдар АЛИБАЕВ открыто сказал о вашей некомпетентности в вопросах пенсионного обеспечения населения. Как вы можете это прокомментировать? И что, на ваш взгляд, стало главной причиной будущего объединения НПФ?

- Давайте рассмотрим конкретные факты и аргументы. Три четверти всех пенсионных вложений приходится на Государственный накопительный пенсионный фонд (ГНПФ), Пенсионный фонд Народного банка, «Грантум» и «Улар Умит», который - через БТА Банк - принадлежит «Самрук-Казыне». На остальные НПФ приходится оставшаяся четверть накоплений. Всем известно, что пенсионные фонды инвестировали средства в основном в государственные ценные бумаги и акции национальных госкомпаний.

Теперь предполагается, что будет создан Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ) на базе ГНПФ. Его собственником будет правительство в лице Министерства финансов, затем он будет передан Нацбанку, то есть активы и сам ЕНПФ будут находиться под его управлением. Часть активов можно вкладывать в зарубежные ценные бумаги, и сегодня лучше Нацбанка никто это делать просто не умеет.

Кроме того, Нацбанк будет проводить тендер, и какие-то из компаний, ранее владевшие НПФ, получат возможность стать КУПА - компаниями по управлению пенсионными активами. В другом случае они могут переквалифицироваться в добровольные фонды или же будут ликвидированы. Управление Нацбанком означает практически двойную систему контроля, и деньги вкладчиков будут в большей сохранности, при этом имея еще и более высокую доходность. Государство будет напрямую заботиться об этом.

- Ходят слухи, что пенсионные деньги будут вкладываться в ЕХРО-2017 либо в другие проекты, которые еще не факт, что окупятся…

- Хочу официально заявить, что подобных идей нет в принципе! Также деньги вкладчиков не будут вкладываться, например, в прокладку дорог, которые строятся за счет бюджетных средств. В бюджет же деньги попадают разными путями - это налоги, иногда трансферты из Нацфонда, заимствования. Но на вклады пенсионеров государство дает гарантии - так что на этот счет беспокоиться не стоит.

Заниматься сохранением и приумножением пенсионных средств будут профессионалы. Нужно помнить, что показатели нашего Нацфонда, управляемого Нацбанком, - одни из лучших в мире! Да и вообще мы прорабатывали этот вопрос в течение полутора лет совместно со Всемирным банком и Ассоциацией финансистов.

Нас упрекают в том, что тысячи людей останутся без работы. Но профессионалы с хорошими финансовыми навыками всегда найдут себе работу. Тем более что речь идет о судьбе 5 миллионов вкладчиков, и выбор здесь, я думаю, очевиден.

- Будут ли в процессе слияния обнародованы результаты деятельности пенсионных фондов?

- Естественно, до слияния будут проведены аудиты всех НПФ, и об их итогах мы расскажем народу. В ближайшее время в правительстве будет обсуждаться проект закона, затем он будет направлен в парламент. Мы попросим депутатов в ускоренном темпе рассмотреть законопроект, чтобы решить все необходимые вопросы до 1 июля нынешнего года.

 

График есть - будут и миллиарды

 

- Из уст главы государства прозвучала жесткая критика за пропавшие 10 млрд. антикризисных долларов. Может быть, объясните, куда они были вложены и почему даже президент сомневается в их возвратности?

- В рамках антикризисной программы на 2008-2010 годы мы поддерживали банки, строительство, дольщиков (а их было порядка 60 000 человек), помогали малому и среднему бизнесу и реализовывали некоторые инфраструктурные проекты.

В то время необходимо было проводить контрцикличную политику. До этого деньги шли по линии банков, долевого строительства, но затем наступил экономический коллапс, многие проекты были заморожены, и, чтобы разморозить их, было выделено 10 млрд. долларов из Нацфонда. Из этих денег свыше 600 млрд. тенге (на тот момент 5 млрд. долларов) направили в уставный капитал ФНБ «Самрук-Казына», 480 млрд. тенге (4 млрд. долларов) - в экономику на возвратной основе. Еще 1 млрд. дали холдингу «КазАгро».

На средства, вложенные в «Самрук-Казыну», были приобретены акции четырех банков (в начале 2009 года было принято решение о поддержке банковского сектора), и мы вошли в капитал банков, выделив по 120 млрд. тенге Казкоммерцбанку и Народному банку. 212 млрд. тенге БТА Банку, 24 млрд. - Альянс банку. 360 млрд. тенге ушло на долевое строительство и поддержку ипотечников, 120 млрд. - на поддержку МСБ и еще столько же - на развитие инфраструктуры. Вот вам весь расклад по $9 млрд. антикризисных денег.

Для того чтобы ни у кого не возникло соблазна запустить руку в эти средства, президент создал рабочую группу, которую возглавила Елена БАХМУТОВА, будучи еще руководителем Агентства по финансовому надзору. Также в группу вошли представители Генпрокуратуры, КНБ и финансовой полиции. Хочу сказать, что такой контроль оказался оправданным, и в настоящее время деньги возвращаются.

Народный банк вернул деньги, и, соответственно, все акции были возвращены банку. Казкоммерцбанк поэтапно возвращает средства, и они скапливаются на счете «Самрук-Казыны». В общей сложности вернулось уже 330 млрд. тенге. 480 млрд. тенге должны вернуться в Нацфонд до 2025 года по графику.

Как сказал президент, мы не должны снижать контроль за возвратом средств. Те деньги, которые уже вернулись, нужно использовать повторно, направляя их на эффективные и стратегически важные проекты. Контролируется весь этот процесс госкомиссией под руководством премьер-министра.

- А какова судьба миллиарда, ушедшего в «КазАгро»?

- Те деньги распределены по проектам «КазАгро», они тоже каждый год отчитываются. То есть и здесь возможности для злоупотребления максимально снижены.

 

Додумано больше, чем написано

 

- Давайте, так сказать, обратимся к звездам. Что происходит между Казахстаном и Россией в космической сфере? Откуда такое напряжение в отношениях, которое удалось снять только лично президентам обеих стран?

- Мы работаем по договору 1994 года, который подразумевает, что «Байконур» будет использован на долгосрочной основе и за его аренду Россия платит 115 млн. долларов в год. Казахстан все это время демонстрирует свою приверженность данному договору. В 2004 году на уровне президентов была продлена аренда космодрома - до 2050 года. В соглашении 2004 года есть три важные вещи. Во-первых, в нем подчеркивается намерение двух стран работать до 2050 года, во-вторых, в нем говорится о совместном создании комплекса «Байтерек» с ракетой «Ангара», и в-третьих, была договоренность уменьшать количество пусков ракет-носителей «Протон», работающих на высокотоксичном топливе.

По первому пункту разногласий не возникало.

Касательно второго могу сказать, что недавно была создана межправительственная комиссия под моим и первого вице-премьера РФ Игоря ШУВАЛОВА руководством. Во время приграничного форума в Павлодаре российская сторона окончательно подтвердила: «Ангара» будет реализовываться не на территории Казахстана. Но мы договорились, что сохраним проект «Байтерек». Мы достигли соглашения, что вместо «Ангары» будет использована ракета «Зенит», а проект, соответственно, будет реализовываться совместно с Россией, Казахстаном и Украиной.

Теперь по поводу «Протонов». Каждый год в декабре должны быть согласования россиян с казахстанской стороной по количеству пусков, и, естественно, заявленные цифры являются предметом рабочих обсуждений и переговоров. На нашей последней встрече с Шуваловым была достигнута договоренность о том, что будут выработаны планы пусков на среднесрочную перспективу. И сегодня «Казкосмос» над этим работает. Я не вижу причин для чрезмерной политизации вопроса - это просто рабочие моменты. Мы привержены нашим договоренностям и нашему стратегическому партнерству.

- А как быть с российской официальной нотой, которая была направлена правительству нашей страны?

- Ну, фактор ноты чрезмерно драматизируется, ведь это обычная переписка. Конечно, подобное между стратегическими союзниками случается нечасто. И все-таки я полагаю, что придумано и додумано было больше, нежели сказано и написано. Сегодня ключевым вопросом, прорабатываемым сторонами, является выполнение экологического пункта соглашения.

- Если Россия в обозримом будущем все-таки решит покинуть космодром, чем нам это может грозить?

- Космодром «Байконур» строили многие поколения советских людей. Тогда над этим проектом работала вся огромная страна, и, конечно, применяемые на космодроме технологии очень сложны - заменить их или воспроизвести где-то еще невероятно трудно. Потому я с уверенностью могу сказать, что Россия не уходит с «Байконура» и он не является камнем преткновения во взаимоотношениях наших стран. Напротив, космодром должен быть сплачивающим фактором в межгосударственных отношениях.

 

Союз нерушимый

 

- Министр финансов Болат ЖАМИШЕВ признал, что наши предприниматели и производители меньше используют возможности, которые предоставляет Таможенный союз, по сравнению с теми же россиянами и белорусами. Какие еще есть недостатки в этой сфере и как мы будем их устранять?

- Как известно, в 1994 году наш президент выступил с идеей евразийства, смысл которой был очень простым - народы, цивилизации, экономики, связанные друг с другом, должны работать более тесно. С 1994 года этот процесс постепенно развивался, появились разные интеграционные проекты - СНГ, ЕврАзЭС, Таможенный союз и в итоге ЕЭП. В 2008-2009 годах во время кризиса сформировалось очень правильное стратегическое понимание того, что мы должны объединить свои усилия в плане экономической интеграции для появления общего для нескольких дружественных стран рынка. Рынок Казахстана небольшой - его не хватает для построения больших производств, таких как автомобильный или железнодорожный кластеры. Потому глава государства и поддержал решение по созданию Таможенного союза.

В подобных условиях наряду со всеми плюсами бывают и относительные минусы, такие как рост цен и высокая конкуренция. Я вообще считаю, что казахстанский бизнес очень конкурентоспособный. А тут мы получаем огромный рынок! И продукцию наших крупных производств, такую как производство локомотивов, вагонов совместно с «Тальго», электровозов, можно реализовывать на этом рынке.

Конечно, есть определенные вопросы по нетарифным барьерам, но все это преодолимо, решается и вскоре будет доведено до автоматизма. Если бы мы даже не делали все это, нам в любом случае надо вступать в ВТО, ведь без этого экономика не может быть сертифицирована для участия в глобальных экономических процессах.

Казахстанская экономика растет за счет продажи ресурсов и продуктов в другие страны. И существуют правила мировой торговли: если страна не является членом ВТО - это гарантированная экономическая дискриминация со стороны ее участников. Поэтому внутри страны приходится создавать универсальные правила игры для инвесторов. И если мы готовимся конкурировать в рамках ВТО с крупными мировыми игроками, то не стоит сегодня бояться конкуренции со стороны Белоруссии и России. Тем более что мы вполне конкурентоспособны. И конкурентоспособность нашей экономики признана Всемирным экономическим форумом.

- Как обстоят дела с нашим потенциальным вступлением в ВТО?

- Вступая в ВТО, мы берем за основу российские договоренности, так как у нас должна быть единая тарифная сетка. Россия - крупный торговый игрок на мировом рынке, и мы присоединились к российскому рынку, тем самым наш собственный рынок стал более защищенным. Сегодня Казахстан стремится к созданию Евразийского экономического союза. Произойти это должно уже в 2015 году, но до этого в мае 2014 года в парламент должен поступить подготовленный законопроект.

- Насколько обоснованы страхи тех, кто говорит, что с вступлением в ЕЭС Казахстан может потерять суверенитет?

- Президент очень четко ответил на этот вопрос - речь идет об экономической интеграции и сотрудничестве не в ущерб политическому суверенитету. Мы сейчас очень тщательно изучаем вопросы о том, как будет определяться и формироваться наднациональный орган управления ЕЭС, каким будет международное позиционирование структуры и т.д.

Вообще, на мой взгляд, нам необходимо особое внимание обратить на создание совместных производств в рамках союза. Характерный пример - производство Airbus, детали которого производятся во многих странах Европейского союза. Определенные шаги в этом направлении уже делаются. К примеру, в настоящее время осуществляется работа совместно с инвесторами из РФ по созданию заводов по производству автомобилей в Казахстане, а также ряд проектов в нефтегазовой сфере.

- Насколько, на ваш взгляд, соблюдаются декларируемые принципы преемственности правительства? К примеру, сейчас, по мнению многих экспертов, происходит отход от выполнения социальных гарантий? Например, последний пример в отношении урезания пособий по беременности для работающих женщин?

- Все программы до декабря 2012 года были реализацией Стратегии-2030, сейчас же все программы будут направлены на реализацию Стратегии-2050. За основу всей экономической политики Казахстана была взята идея о процветании нашего народа, в том числе обеспечение его качественными услугами здравоохранения, образования, развитым социальным сектором. Сегодня по поручению главы государства мы работаем над концепцией социальной политики. Президент не раз подчеркивал важность социальной модернизации.

Я могу сказать, что все те социальные программы, которые были приняты в предыдущем кабмине, продолжают работать и в нынешнем.

Например, четыре состава правительства реализовывали программу индустриально-инновационного развития. Под руководством Карима МАСИМОВА она трансформировалась в программу форсированного индустриально-инновационного развития. Сейчас главным приоритетом в экономике страны является диверсификация и модернизация экономики через форсированное индустриально-инновационное развитие. Понятно, что ключевые отрасли в Казахстане - это нефть, газ, уран, металлы и зерно. Но за эти годы должны появиться новые сектора экономики; мы должны создать новую волну предпринимателей, которые после кризиса не в шоке будут пребывать, а будут развиваться дальше в соответствии с новыми требованиями.

Кризисы и дефолты в развитых странах мира - это не повод для уныния, а возможность для нового роста. Мы также должны взять этот принцип на вооружение.

Что касается социальной политики, то очевидно, что есть проблемы и вопросы и много над чем надо работать. Но считаю, что в Казахстане по поручению главы государства проводится эффективная социальная политика. Вспомните все социальные программы последних лет: занятость населения, доступное жильё, повышение качества госуслуг населению, повышение кадрового потенциала, улучшение качества и доступности медицинских услуг, совершенствование пенсионной системы, развитие МСБ и регионов, программа индустриально-инновационного развития. Все это большая работа - и она проводится последовательно и планомерно.

Игорь ХЕН

 

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления