Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Работники ФБР США хотят пересмотреть дело о взрыве в Бостоне

Об этом заявил отец казахстанского студента, обвиняемого в стремлении помешать расследованию громкого дела братьев Царнаевых

Фото : 24 мая 2013, 11:08

Амир Исмагулов уже больше двух недель находится в Бостоне. Бросив дела и семью на родине, он прилетел, чтобы поддержать сына - студента Азамата Тажаякова, находящегося под арестом вместе с земляком и соучеником Диасом Кадырбаевым, пишет газета «Ак Жайык».

Обоих обвиняют в стремлении помешать расследованию громкого дела братьев Царнаевых, подозреваемых в организации взрывов на Бостонском марафоне. Амир Исмагулов уверен: его сын Азамат Тажаяков и не помышлял помогать террористу.

В прошлое воскресенье корреспондент «Панорамы» встретился с Амиром Исмагуловым.

- Амир, почему ваш сын носит другую фамилию?

- В знак уважения к моему отцу, фамилия первенца в семье производная от имени деда - Тажаяк. Такова казахская традиция. У меня еще двое сыновей и дочь - Абылайхан, Альмерек и Альмира, у них фамилия Исмагуловы. У первого сына Азамата фамилия, соответственно, будет Амиров.

Если мы уже затронули вопрос традиций, не могу не сказать, что воспитание детей в казахских семьях строится на уважении не только к отцу и матери, но и на почитании старших, соблюдении народных обычаев, предусматривающих учтивое и искренне теплое отношение ко всем окружающим людям. Так воспитан и Азамат, открытый и даже немного застенчивый юноша. Не зря младший Абылайхан, который учится сейчас в Кембридже, называет его «маменькиным сынком».

- Как Азамат вообще оказался в США?

- Тут во многом моя заслуга - или вина, даже не знаю, как охарактеризовать. Мальчик с детства любил Америку и мечтал там побывать. Когда успешно окончил международную школу в Астане, я посоветовал подать документы и в Массачусетский университет в Дартмуте. Если честно, я перепутал его с Массачусетским технологическим институтом, думал, что он станет инженером по нефтепереработке. Его приняли. Когда выяснилось недоразумение, мы решили, что после получения базового образования в Дартмуте он поедет в Остин в Техасе, чтобы там получить нужную специальность.

- А почему именно нефтепереработка?

- У меня есть нефтяное месторождение в Казахстане, добываю нефть и продаю. Очень хотелось, чтобы сыновья стали наследниками моего дела, да и они сами чувствуют большой интерес к нему. Поэтому сын был безмерно счастлив, узнав, что принят в американский университет.

- Расскажите, пожалуйста, о сыне, как он рос, чем увлекался?

- Азамат - очень интеллигентный парень. Спокойный, добродушный. Никогда в жизни никого не обидел. Очень хорошо учился в школе, прекрасно играл в футбол в Казахстане и здесь, в университете. Здесь хорошо отзываются о нем и сокурсники, и преподаватели. Очень любит младшую годовалую сестренку, каждый день звонил домой, чтобы увидеть ее по «Скайпу», узнать, как она растет.

- Вы, конечно же, беспокоились о нем, узнав о взрывах в Бостоне...

- Да, я ему позвонил и спросил, все ли в порядке, не был ли он случайно на марафоне. Он ответил, все, дескать, okay, я никуда из Дартмута не выезжал, а это 70 километров от Бостона. Тогда я и в страшном сне предположить не мог, что сына могут обвинить в какой-либо причастности к этому кошмару.

Азамат с чувством сильнейшей душевной боли переживает трагедию людей, погибших и пострадавших от этих взрывов. Когда я был на первом свидании с ним в тюрьме, он попросил меня от его имени возложить цветы к мемориалу погибших. Что я, конечно же, сделал.

- Кто вам сообщил об аресте Азамата?

- Конечно же, он сам. Он никогда ничего от меня не таил. 20 апреля в час ночи меня разбудил его звонок: «Папа, мы сообщили в ФБР о том, что мы на месте, так как один из друзей нам позвонил, будто нас ищут агенты».

- Иначе говоря, они никуда не скрывались и сами вызвали ФБР?

- Да, именно так. В Бостоне в это время было три часа дня, у нас - час ночи. Благодаря «Скайпу» мы вместе с ним три часа ждали ФБР. На следующий день позвонил и обрадовал: допросили и отпустили. Ничего другого я и не ожидал, так как был уверен, что Азамат ничего противозаконного не сделал, и там в этом разберутся. Но через несколько часов опять звонит: «Снова задерживают уже по иммиграционным делам».

- Как вы восприняли все происходящее с Азаматом?

- Как совершенно невероятный кошмар. И не только я и мои близкие, друзья и знакомые, но и все в Казахстане, кто знает о моей общественной и производственной деятельности. Я - руководитель фракции президентской народно-демократической партии Казахстана в маслихате (горсовете). Партия и президент все делают для воспитания веротерпимости в многонациональной стране. Ежегодно у нас происходят межрелигиозные конференции, на которых иудеи, православные, католики, мусульмане и представители других конфессий совместно обсуждают общие проблемы, борются с разного рода радикалами. 27 апреля у нас в Алматы прошел первый в мире марафон, посвященный жертвам Бостонской трагедии. А тут мой сын арестован, так как будто бы замешен в укрывательстве исламистов. Мне 46 лет, я никогда не курил, а тут не мог не взяться за сигарету...

Азамат, конечно, уважает религию, но он даже двух слов из Корана не знает, какой он террорист? Никто из его одноклассников и друзей, считающих своим долгом выступить по телевизору или в прессе, в это не верит и не поверит никогда.

- Почему же они разъезжали на машине с номерным знаком «terrorista№1»?

- Мальчишеское легкомыслие, больше ничего. Этот знак подарила сокурсница, он, между прочим, получен совершенно официально. В связи с этим хочется спросить у компетентных представителей властей штата: почему они вообще выдают такие провоцирующие знаки?

- У вас не было проблем с получением американской визы?

- Никаких. 22 апреля подал документы, а 24-го уже получил визу. Думаю, в посольстве США тоже люди, понимают горе отца и мое желание поддержать сына и помочь ему.

- По версии следствия, Диас Кадырбаев и Азамат Тажаяков обвиняются в том, что будто бы попытались уничтожить важные улики, чтобы избавить своего друга и соученика Джохара Царнаева от неприятностей. Если суд согласится с этим обвинением, вашему сыну грозит до пяти лет тюрьмы. Вы оба отдаете себе отчет в том, что это может произойти?

- Я уже два раза виделся и разговаривал с Азаматом в тюрьме. Он признался, что был в полном шоке, услышав про это обвинение. Сын не способен мне соврать, и когда он говорит: «Папа, я ни в чем не замешан, за что сижу и за что меня хотят судить, вообще не понимаю, это какая-то нелепая ошибка», - я ему верю. Во время учебы он часто рассказывал мне о своих друзьях, называл их имена. Так вот, имени Джохар я никогда не слышал. Да и на свидании сын отрицает, что был с Царнаевым более чем шапочно знаком - тот иногда заходил к Диасу Кадырбаеву, с которым Азамат жил в одной квартире. И еще сын настаивает, что никакого желания помочь Джохару у них и в мыслях не было. Будь иначе, они бы в первую очередь сожгли или уничтожили его ноутбук, именно в нем самая главная и компрометирующая информация.

Словом, не только мы оба, но и вся моя семья верит в то, что суд разберется и что невиновного человека не посадят.

- А как вы собираетесь помогать Азамату?

- Во-первых, морально, встречаясь и поддерживая его в тюрьме. Во-вторых, наше посольство помогло мне в конце концов найти хорошего адвоката, который верит в невиновность моего сына и знает, как в условиях Америки организовать его эффективную защиту. А в-третьих, я готов всем и каждому, на улице, по радио и телевидению, искренне и честно рассказывать о моем сыне, о себе и своей семье. И надеюсь, люди поверят, что в такой семье преступник вырасти не мог. И еще: я каждый день хожу к мемориалу погибшим на марафоне - по казахскому поверью, их души в этом месте пребывают сорок дней - и прошу их, чтобы они помогли донести до всех причастных к суду и расследованию правду: мой сын даже в помыслах не хотел помочь террористу, а не то чтобы действием. Что же я могу сделать еще?

- Как долго вы собираетесь пробыть в Бостоне?

- Столько, сколько понадобится, чтобы вызволить сына из беды, показать ту чудовищную ошибку, которая допущена по отношению к нему. Более того, скоро наш самый младший сынишка закончит учебный год, и здесь соберется вся моя семья - жена Турсынай и двое самых младших, а может, приедет и Абылайхан из Лондона. Может, я немного наивен, но пусть жители Бостона увидят, какие мы, и поймут: такая семья взрастить преступника просто не может.

22 мая корреспондент газеты «Ак Жайык», вновь связавшись из г. Атырау по телефону с Амиром Исмагуловым, спросила у него о том, появились ли какие-либо новости в деле.

По словам Амира Исмагулова, работники ФБР хотят пересмотреть дело о взрыве в Бостоне. Сейчас они заново опрашивают 5-6 свидетелей в данном деле.

- Журналисты в США тоже хорошо понимают, что мой сын невиновен. В этом деле существует правда не только со стороны ФБР, но и с другой стороны. Сейчас по нашей просьбе (включая родителей Диаса Кадырбаева - А.С.) найденный рюкзак и все его содержимое собираются отправить на повторную экспертизу с целью выяснения того, имеют ли содержащиеся в нем вещи отношение к делу,- говорит А. Исмагулов. - Не только мы, но и здешние американские журналисты говорят, что не видят логики в предъявленных к нашим сыновьям обвинениям в том, что они пытались помешать расследованию. Они говорят, что если бы мой сын Азамат и его друг Диас попытались помешать расследованию, то они бы открыли ноутбук и стерли бы всю информацию, которая имеет отношение к делу. А наши сыновья даже не открывали ноутбук.

- Недавно у нас в стране в некоторых СМИ было опубликовано открытое письмо активистов общественных организаций Казахстана, а также журналистов, к Бараку Обаме с требованием того, чтобы расследование и суд в отношении Азамата Тажаякова и Диаса Кадырбаева были справедливыми.

- Да, я знаком с этим письмом. Вы все оказываете посильную поддержку. Для нас это большая помощь! Нам тоже нужна справедливость. Спасибо Вам за это.

- Адвокат Вашего сына Аркадий БУХ в одном из своих интервью для СМИ сказал, что подаст в суд просьбу о том, чтобы Азамата отпустили под залог. Когда состоится суд?

- Дата проведения суда пока точно не известна. Да, адвокат говорил об этом, и сейчас он над этим работает. На этом все, у меня нет никакой другой информации, но есть интервью, которое я дал журналисту из Лос-Анджелеса и которое я могу переправить вам по электронной почте.


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии