Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

ПРИЗНАНИЕ И ПРИВЕДЕНИЕ В ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ИНОСТРАННЫХ СУДОВ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН /С. Акимбекова/

С. Акимбекова, ассоциированный профессор, к.ю.н., доцент кафедры частноправовых дисциплин Каспийского общественного университета

Фото : 13 июня 2013, 21:18

С. Акимбекова, ассоциированный профессор, к.ю.н., доцент кафедры частноправовых дисциплин Каспийского общественного университета

На сегодняшний день для Республики Казахстан особенно остро стоят задачи ускорения экономического развития страны, повышения благосостояния граждан. Данные задачи не могут быть достигнуты без привлечения дополнительных инвестиций в экономику, без ускорения интеграционных процессов с другими странами, что, в свою очередь, вряд ли достижимо без тесного сотрудничества государств в сфере юстиции, одним из важнейших элементов которого является признание иностранных судебных актов.

Мировые события демонстрируют одну простую тенденцию: правосудие точно стало международным делом, в котором все страны призваны сотрудничать и участвовать в целях достижения общей задачи. Взаимное признание иностранных решений по гражданским делам, повышая уровень доверия контрагентов к казахстанским гражданам и организациям, служит целям увеличения объёма международного сотрудничества, привлечения инвестиций, сохранения старых, развития существующих и установления новых межгосударственных связей.

В Казахстане должного внимания до настоящего времени не получило обоснование необходимости благоприятного отношения к актам иностранной юстиции. При всей кажущейся очевидности данного вопроса такая необходимость в среде практических работников не всегда находит поддержку, подтверждением чего могут служить встречающиеся случаи отказа в признании не требующих принудительного исполнения иностранных судебных актов, определяющих личный статус гражданина, по мотивам отсутствия соответствующего международного договора. Не являются проработанными в должной степени и вопросы содержания широко используемых понятий признания и исполнения (приведения в исполнение) иностранных актов, соотношения внутреннего и международно-правового регулирования, разрешения коллизий международных договоров в данной сфере. Так, открытым по сей день остаётся не только вопрос о видах подлежащих признанию актов, но и фундаментальный вопрос относительно правовых условий, предпосылок для признания и приведения в исполнение иностранных решений.

Анализ норм ГПК РК, определяющих внутригосударственное регулирование процедур признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и арбитража, отличается от правил международных договоров. Так, например, в международных соглашениях может быть установлен как сокращенный, так и более развернутый перечень документов, которые должны быть приложены к иностранному судебному акту для его приведения в исполнение.

При этом на практике могут возникнуть проблемы при соотнесении оснований к отказу в признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, содержащихся в ГПК РК, с одной стороны, и международных договорах – с другой.

Распространены ситуации, при которых зафиксированный в международном договоре перечень оснований для отказа в признании решения иностранного суда и арбитража более узок, чем перечень соответствующих оснований во внутреннем законодательстве. Так, допустимость отказа в признании и приведении в исполнение по основаниям публичного порядка закреплена не во всех международных договорах.

Необходимо учитывать, что целью проверки соответствия решения публичному порядку является охрана общего интереса и фундаментальных ценностей национального правопорядка, которые ни в коем случае не должны ущемляться во имя менее важных ценностей, на защиту которых направлено признание иностранных решений. Данное обстоятельство указывает на необходимость проверки иностранного решения на предмет соответствия публичному порядку во всех случаях, когда международный договор, не устанавливая национального режима признания, в принципе предусматривает возможность проверки наличия оснований для отказа в признании.

Согласно ст.425 ГПК РК решения иностранных судов и арбитражей признаются и исполняются в Республике Казахстан, если это предусмотрено законом или международным договором Республики Казахстан на началах взаимности.

Таким образом, важнейшей предпосылкой для признания и приведения в исполнение актов решений иностранных судов в Республике Казахстан является наличие двустороннего либо многостороннего международного договора, предусматривающего такую возможность, либо закона, который прямо говорит о допустимости признания и приведения в исполнение решений иностранных судов в отсутствие международного договора.

Исполнение иностранных судебных решений в Казахстане производится только при наличии международного договора: о правовой помощи или многостороннего договора между странами СНГ (в частности, Кишиневская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002г.).

Договоров о правовой помощи Казахстан заключил не очень много, в основном опять же со странами СНГ (Азербайджаном, Туркменистаном, Узбекистаном, Грузией, Кыргызской Республикой), а также с Литвой, Объединенными Арабскими Эмиратами, КНДР, Пакистаном, Турцией, Монголией, КНР, Ираном.

Таким образом, важнейшей предпосылкой для признания и приведения в исполнение актов иностранных судов и арбитража в Республике Казахстан является наличие двустороннего либо многостороннего международного договора, предусматривающего такую возможность, либо закона, который прямо говорит о допустимости признания и приведения в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений в отсутствие международного договора.

В современной юридической литературе всё чаще высказываются суждения о допустимости признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и арбитража в отсутствии соответствующего международного договора на началах взаимности.

Г. Комарова прямо указывает, что приведение к исполнению иностранных решений может производиться в отсутствие международного договора на основе принципов международной вежливости и международной взаимности/1/.

Аналогичной позиции придерживается и В.В. Старженецкий, отметивший, что само по себе отсутствие международного договора не является препятствием для признания и исполнения иностранного судебного решения/2/.

Более того, считается, что отказ от взаимности входит в противоречие с Конституцией, а отсутствие взаимности в признании гражданских прав, определённых в иностранном судебном и арбитражном решении может повлечь нарушение государством обязательств по защите прав человека.

В отношении взаимности как предпосылки для исполнения иностранных судебных и арбитражных решений возможны несколько подходов к данному явлению. Во-первых, под признанием решений на началах взаимности можно понимать признание иностранных судебных и арбитражных решений лишь тогда, когда иностранное государство, в свою очередь, признаёт решения признающего государства. При такой трактовке в признании иностранного судебного и арбитражного решения будет отказано, если судом не будет установлено случаев признания решений своей страны на территории государства, где иностранное решение было вынесено. Подобный подход имеет немало недостатков, поскольку при одновременном действии его и в государстве суда, и в государстве, где требуется признание решения, не имевшими до этого контактов в данной сфере, привести в исполнении решение будет невозможно до момента, пока с какой-либо из сторон не будет сделан первый шаг в отступление принципа взаимности в обозначенном понимании.

Во-вторых, к принципу взаимности можно подойти и с другой стороны, тогда в качестве последствий действия условия взаимности будет выступать отказ в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений той страны, которая отказывается признавать решения государства, где испрашивается признание. В этом случае иностранное судебное и арбитражное решение будет признано тогда, когда судом признающего государства не будет установлено случаев отказа в признании решений, вынесенных в признающем государстве. Как видно, акцент здесь сделан на компенсационную природу отказа в приведении в исполнении. При этом в обоих названных случаях речь можно вести как о необходимости обеспечения полной, так и частичной взаимности.

В случае требования соблюдения полной взаимности, отказ в государстве, решение которого подлежит признанию и приведению в исполнение судебных и арбитражных решений судов страны, где необходимо признание, по отдельной категории дел, например, по связанному с воспитанием детей спору, повлечёт за собой отказ в признании и приведении в исполнении всех решений запрашивающего государства. При частичной же взаимности отказ со стороны одного государства в признании дел по отдельной категории будет иметь следствием отказ в приведении в исполнение другим государством решений по аналогичным делам, но не будет исключать признания по иным категориям дел.

Полагаем, что данный подход имеет также свои недостатки. Открытым остаётся вопрос о том, что считать несоблюдением принципа взаимности. Причиной отказа в признании и приведении в исполнении может выступить как принципиальная невозможность исполнения решений конкретного государства, например, в силу закреплённого в законе требования наличия международного договора, так и установление наличия каких-либо объективных препятствующих исполнению оснований для отказа. Так, соответствующий отказ может быть обоснованным и никак не быть связанным со страной происхождения решения. В частности, нам представляется очевидным, что отказ в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и арбитража государства по мотивам ненадлежащего извещения ответчика, не может восприниматься как необеспечение взаимности исполнения.

Для устранения сложностей применения взаимности предлагается закрепление в законе презумпции наличия взаимности с возложением на сторону, против которой испрашивается исполнение, бремени доказывания по опровержению существования взаимности. Безусловно, реализация данного предложения имела бы самые положительные последствия, однако не смогла бы устранить всех проблем, связанных с применением взаимности. В частности, дополнительно должен быть дан ответ на вопрос о том, при каких условиях наличие взаимности можно считать опровергнутым.

На наш взгляд, предпочтительной является такая трактовка взаимности, при которой признание и приведение в исполнение решений иностранного суда и арбитража допускается тогда, когда по закону государства, где иностранное судебное и арбитражное решение было вынесено, принцип res judicata (недопустимости повторного рассмотрения дела) действует в отношении судебных и арбитражных решений государства, где требуется признание.

То есть в качестве предпосылки признания и приведения в исполнение иностранных решений в Казахстане на основе взаимности может выступить не фактическое признание решений казахстанских судов за рубежом, а допустимость признания казахстанских решений по законодательству государства, решение которого требуется исполнить в Республике Казахстан. В то же время должник по иностранному решению не должен быть лишён права доказывания фактического отказа в признании и приведении в исполнение решений казахстанских судов, несмотря на закреплённую в законе страны, решение которой должно быть исполнено в Республике Казахстан, допустимость такого признания.

Нельзя не отметить тот факт, что при всех положительных моментах, такая предпосылка для признания, иностранных судебных и арбитражных решений как необходимость соблюдения взаимности, имеет существенные недостатки в своем существе. В частности, неисполнение иностранных судебных и арбитражных решений в ответ на аналогичные действия иностранного государства хотя и воспринимается в качестве своеобразных мер компенсационного характера, но ни в коей мере не способствует достижению поставленных задач.

Не ставя целью обобщение критических замечаний в адрес условия взаимности, скажем лишь, что отрицательный эффект ответного отказа в признании иностранных судебных и арбитражных решений оборачивается не столько против государства, в признании решений которого отказывается, сколько против, частных лиц, взыскателей по иностранным судебным и арбитражным постановлениям, которые, кстати, могут быть вынесены в пользу граждан государства, отказывающего в признании иностранных решений по причине несоблюдения взаимности.

Литература

1. Комарова Г. Решение иностранное – исполнение российское (признание и приведение в исполнение арбитражных решений в практике» Арбитражного судаг. Москвы). Бизнес адвокат. 2003. №21, с. 9.

2. Старженецкий В.В. Иностранное судебное решение как основание для внесения изменений в государственный публичный реестр РФ. Арбитражная практика. 2001. №8, с. 91.


Вся важная информация о коронавирусе в Казахстане публикуется в telegram канале «zakon.kz». Подписывайтесь!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии