Коррупция как угроза национальной безопасности Республики Казахстан

Магистр

В своем историческом аспекте коррупция имеет довольно древние и глубокие корни. С момента возникновения государств и торгово-рыночных отношений началось лоббирование тех или иных интересов властными структурами, подкрепляемых хорошими дружескими отношениями или материальной заинтересованностью. При этом с ростом потребностей и доступных благ, выросли и запросы людей. Власть имущие начали познавать азы проживания и удовлетворения своих благ за счет населения.

Несмотря на длительный период развития коррупции и ее понимания, окончательно искоренить ее не удалось практический ни одному государству мира. При этом, все осознают что это противоправное деяние с каждым днем вызывает все большее недовольство людей и способно стать реальной угрозой стабильности общества, в том числе казахстанского.

Множество работ и исследований проведено в отношении причин возникновения коррупционных отношений, государством проводится активная антикоррупционная деятельность, основанная на лучших мировых примерах. Вместе с тем, до сих пор проблема коррупции в казахстанском обществе остается актуальным. В данной работе автор попытается раскрыть причины неэффективности мер борьбы с коррупцией, ее влияние на вопросы обеспечения национальной безопасности и на основании изложенного дать предложения по корректировке законодательства Республики Казахстан.

Исследование автора основано, в первую очередь, на личном практическом опыте, а также на изучении ряда работ видных казахстанских юристов и зарубежных ученых.

Казахстанским законодательством за коррупционные деяния предусмотрены уголовная, административная и дисциплинарная ответственности. Таким образом, рычаги воздействия у государственных органов имеются. Практика показывает, что ужесточение санкций по коррупционным преступлениям и правонарушениям, не оказывает должного качественного эффекта на ее пресечении. Кроме того, ужесточение наказания по другим преступлениям и правонарушениям, как правило, лишь увеличивает т.н. «коррупционные ставки». Примером тому может служить увеличение административных штрафов по нарушениям правил дорожного движения. Подобная мера была выгодна как для государства, так и для сотрудников ныне административной полиции, но никак не для населения, т.к. существенного снижения нарушений на дорогах автомобилистами не наблюдается. Вместе с тем, кончено увеличились поступления в бюджет, но и увеличились «коррупционные ставки» сотрудников административной полиции.

Таким образом, автор подошел к одной из причин неэффективности мер по борьбе с коррупцией – выгодность населению в уплате взяток государственным служащим. Так, в большинстве случаев, взяткодателю дешевле заплатить государственному служащему и получить тот же эффект, как и от официальной уплаты. Примером тому служит взятка сотруднику административной полиции, сумма которой будет в разы меньше официального штрафа. Кроме того, она позволит избежать фиксирования в базах данных административных правонарушений и сохранению времени, требуемого для возврата прав.

В некоторых случаях взятка становится единственной возможностью получить выгоду взяткодателю. Примеров этому масса, которые особенно проявляются в сфере распределения государственных закупок, а также разрешения уголовных дел без судебного разбирательства.

Вторым фактором неэффективности антикоррупционных мер является организованность коррупционных действий и схем в современном мире. Современная коррупция отличается слаженностью действий ее участников, наличием покровителей из числа влиятельных государственных чинов. В казахстанском обществе по-прежнему имеют место отбор кандидатов на государственную службу по принципу клановости, родственных отношений, наличия каких-либо интересов, в том числе материальных. При этом, опять же введение института поручительства и ответственности за данные рекомендации в отношении того или иного кандидата на государственную службу пока еще не имеет должной качественной отдачи в борьбе с коррупцией. Это объясняется менталитетом казахстанцев, стремлением, достигнув руководящих государственных должностей, создавать свою команду. При этом образованность, компетентность и профессионализм в подобных командах, к сожалению, не являются решающим фактором отбора.

Третьей причиной неэффективности является несовершенство законодательства в уголовно-процессуальной сфере. В частности, отсутствие единого толкования законодательных норм, а также бюрократизация процесса доказывания в сфере борьбы с коррупцией позволяет во многом найти правонарушителям возможность уйти от ответственности. Так, в Уголовном Кодексе РК глава 13 полностью предусмативает ответственность за коррупционные и иные преступления против интересов государственной службы и государственного управления . Вместе с тем, ряд статей данного нормативного правового акта также имеют квалифицирующий признак как деяния сопряженные с коррупцией. При этом, между реальными коррупционными преступлениями и т.н. «сопряженными с ними» грань очень тонкая и зачастую как прокуратуре, так и судам гораздо проще работать и принимать решения по делам, где коррупция лишь имеет отдельные признаки, т.е. выступает в качестве квалифицирующего признака.

На взгляд автора, подобные недочеты в уголовном законодательстве Казахстана позволяют не только избежать сурового наказания, но и создают новый виток коррупции в правоохранительных органах, ведущих производство данных дел, т.к. они с легкостью могут за определенное денежное вознаграждение переквалифицировать уголовное дело на более мягкую статью, которая хоть и предполагает коррупционную составляющую, но несет в себе гораздо менее суровое наказание. Примером может служить статьи 177 и 311 УК РК.

Кроме того, при противодействии коррупции с позиции оперативно-розыскной деятельности складывается впечатление, что законодательство РК, ведомое благими намерениями, в особенности органов прокуратуры, создает максимально благоприятные условия к ее процветанию. Так, для того чтобы доказать коррупционную составляющую в действиях того или иного должностного лица, обычно требуется фиксация как минимум двух его разговоров с заявителем. При этом, опытные мздоимцы об этом знают и никогда не затягивают процесс получения денег.

Кроме того прокуратура, ссылаясь на Закон РК «Об оперативно-розыскной деятельности», несколько лет назад (точную дату и решение назвать пока затрудняюсь) включила своим решением использование диктофонов, находящихся в свободной продаже, в разряд специальных оперативно-розыскных мероприятий, что автоматический требует при их использовании разрешения прокурора. Складывается впечатление, что тем самым прокуратура стремится обезопасить себя от нежелательных негласных записей их самих. Иначе встает вопрос: какую пользу для населения и защиты его законных прав и интересов (что является основной обязанностью органов прокуратуры) несет в себе подобное решение прокуратуры?! Или мы все же должны признать, что защищаем законные права и интересы на получение взяток должностных лиц, нечистых на руку! И подобных коллизий законодательства, в особенности затрагивающих коррупционные отношения, масса.

Также, по мнению автора, в пользу взяткополучателей может истолковываться статья 349 УК РК «Провокация коммерческого подкупа или коррупционного преступления». Так, в случае, если в беседе был зафиксирован факт инициативного предложения взяткодателя взяткополучателю той или иной заинтересованности, то в последующем прокурором или судом, с учетом того, что ими принимается решение на основе внутреннего убеждения, что закреплено Законом, это может быть воспринято как провокация и уже заявитель может понести уголовную ответственность. В данном контексте автор подошел к еще одной причине неэффективности мер по борьбе с коррупцией, а также возможности дополнительного роста коррупции – законодательное закрепление зависимости решений от внутренних убеждений, взглядов и мнений сотрудников правоохранительных органов, прокуроров и судей, участвующих в рассмотрении коррупционных дел на предусмотренных процессуальным законодательством этапах.

Подводя итоги работе, автор попытается тезисно сформулировать предложения, требующие законодательного закрепления, могущие существенно повысить эффективность работы по противодействию коррупции в казахстанском обществе. При этом ее снижение позволит снизить риски по использованию различными деструктивными личностями недовольств населения деятельностью органов власти и управления, что непременно положительно скажется на сохранении стабильности казахстанского общества и национальной безопасности.

1. Одобрение Парламентом РК выдвинутых ранее предложений о законодательном закреплении в Кодексе об административных правонарушениях возможности оплаты административных штрафов, в особенности по нарушениям ПДД, со скидкой. При этом, скидка в процентном соотношении должна быть соразмерна не только периоду погашения штрафа, но и т.н. «неофициальным ставкам», о которых можно без труда узнать на различных форумах или путем проведения соответствующего опроса граждан. Указанная мера также рассматривается в России, где в отличие от нашего Парламента, Госдума относится к нему положительно.

2. В Закон РК «О борьбе с коррупцией» от 2 июля 1998 года включить принцип презумпции виновности государственных служащих, применяемый в некоторых странах. Данный принцип означает, что все материалы, независимо от их источника (СМИ, граждане, юридические лица и др.), обвиняющие того или иного государственного служащего должны тщательно проверяться. При этом, чиновник должен предоставить опровергающие сведения и данные, доказывающие его невиновность. При этом, одновременно ужесточить ответственность за заведомо ложный донос и необходимость «обвинителя» предоставить сведения, указывающие на коррупционные действия чиновника.

3. Пункт 2 не будет иметь должного эффекта, если Верховный Суд РК своим постановлением не введет единого толкования организации проведения специальных оперативно-розыскных мероприятий и укажет на отсутствие необходимости получения разрешения на ведение негласной записи бесед с государственными служащими посредством общедоступных средств аудиофиксации (сотовые телефоны, диктофоны, видеорегистраторы и т.п.) и допустит их использование в качестве доказательств коррупционных деяний после соответствующей экспертизы.

Так, п.3 ст.11 Законом РК «Об оперативно-розыскной деятельности» от 15 сентября 1994 года к специальным ОРМ относится «негласное прослушивание и запись разговоров с использованием видео-, аудиотехники или иных специальных технических средств, прослушивание и запись переговоров, ведущихся с телефонов и других переговорных устройств, а также получение сведений о произведенных телефонных переговорах». В данном же Законе п.4 ст.12 регламентирует, что «специальные оперативно-розыскные мероприятия, затрагивающие охраняемые законом неприкосновенность частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных сообщений и почтовых отправлений, а также право на неприкосновенность жилища, осуществляется исключительно для выявления, предупреждения и раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений, а также преступлений, подготавливаемых и совершаемых преступными группами, только с санкции прокурора». При коррупции ни о какой личной жизни и тайны переговоров быть однозначно не должно быть.

Таким образом, Закон РК позволяет и допускает проведение аудиозаписи без санкции прокурора по вопросам коррупции, т.к. нет угрозы неприкосновенности частной жизни. Однако на практике аудиозапись расценивается прокурорами и судами как специальное ОРМ и без санкции прокурора не допускается в качестве доказательств. Это явная коллизия, приводящая к укрывательству и покровительству коррупции.

4. На законодательном уровне обязать страховые компании безвозмездно выдавать своим клиентам автомобильные видеорегистраторы, у которых их не имеется. Указанная мера позволит не только снизить уровень коррупции в рядах административной полиции (ранее дорожной полиции), но и существенно облегчить процедуру доказывания и судебной волокиты по многочисленным делам о дорожно-транспортных происшествий.

Необходимо отметить, что в настоящее время практический все страховые компании в маркетинговых целях дарят своим клиентам видеорегистраторы, поэтому введение указанной меры не должно вызвать недовольств ни с чьей-либо стороны.

5. Ввести в правилах дорожного движения, в случае отказа правонарушителя от добровольного признания вины, обязательное подкрепление протокола записью видеорегистратора.

В настоящее время все патрульные машины оборудованы видеорегистраторами. В то же время, практика и мнение населения показывают, что в отдельных случаях сотрудники дорожно-патрульной полиции, пользуясь своим служебным положением, необоснованно приписывают не имевшие место нарушения. В этой связи, данная мера будет сдерживающей для сотрудников ДПП от незаконных действий против автомобилистов.

6. Внести дополнение в ст. 15 Закона РК «Об оперативно-розыскной деятельности» в качестве примечания, где прописать, что с целью документирования и проверки государственных служащих и должностных лиц на отсутствие (наличие) коррупционных помыслов допускать склонение и провокацию к совершению коррупционных правонарушений.

Чиновник по своей сути должен быть человеком кристально чистым и морально устойчивым, строго соблюдать Кодекс чести и законодательство РК, поэтому если он поддается на всевозможные провокации и предложения материально незаконно обогатиться или улучшить какие-либо свои жизненные условия за счет незаконного использования служебного положения, такому человеку не место на государственной службе. В данном случае можно ограничиться применением санкции в виде увольнения и фиксированием путем коррупционной карточки. При этом, когда государственный служащий будет в каждом обращающемся к нему человеке видеть потенциального провокатора, он хорошо задумается стоит ли рисковать.

Более того, видится эффективным создать отдельную негласную службу (возможно даже в виде отдела при партии «Нур Отан») и закрепить ее в Законе РК «О борьбе с коррупцией», которая бы периодически под видом обычных граждан проверяла государственную службу на коррумпированность путем именно создания обыденных ситуаций и провокаций, которые не имели бы своей целью уголовного наказания, а проводились бы для чистки кадрового состава того или иного государственного органа. При этом, использовали бы средства негласной фиксации.

7. Для эффективности реализации п.6 необходимо исключить ст. 349 УК РК «Провокация некоммерческого подкупа либо коррупционного преступления». Указанная статья по своей сути дублирует ст. 312 УК РК «Дача взятки».

Порядочный и чистый на руку чиновник при возникновении ситуации предложения ему взятки обязан, согласно требованиям законодательства РК, доложить о подобном факте своему руководству и в последующем принять меры по пресечению преступной деятельности взяткодателя. Чем больше будет подобных мер со стороны госслужащих, тем быстрее в сознании казахстанцев укрепится мысль о недопустимости и наказуемости дачи взятки. В данном случае как раз постоянная подозрительность чиновника, что когда ему предлагают взятку, то действуют с целью проверки и провокации, увеличит число докладов их руководству и добровольной сдачи незаконно полученных материальных благ.

Предложенные автором меры лишь часть для включения в общегосударственный комплекс антикоррупционной деятельности, позволяющий снизить ее уровень и соответственно повысить уровень защищенности национальных интересов.

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления