80% казахстанцев, отправившихся воевать в Сирию и Ирак, уже погибли, - заявляют эксперты

3 ноября 2014, 13:24
Фото:
Для организации кибератак на инфраструктурные объекты России достаточно 80 млн долларов и около 90 IT– специалистов. Для аналогичной хакерской атаки на Казахстан нужно 35 млн долларов и порядка 40 высококлассных программистов, пишет газета "Мегаполис".

«Если международные террористические структуры, корпорации или государства поставят цель сделать это, то цена вопроса колеблется примерно в этих цифрах», – рассказал представитель Научно-исследовательского и аналитического центра по вопросам религии (НИАЦ) Комитета по делам религий Жанбота Карашулаков.

Источником таких данных, по словам Карашулакова, являются различные организации, в том числе Агентство национальной безопасности США, Национальный антитеррористический комитет Российской Федерации.

– К счастью, у экстремистов сегодня нет возможностей для осуществления полномасштабных кибератак на стратегически важные объекты государств. Для ведения кибервойн нужны первоклассные специалисты, которых у них нет, – считает начальник отдела анализа и мониторинга религиозной ситуации НИАЦ Жанбота Карашулаков.

Тем не менее поводов для успокоения нет. Терроризм с каждым днём получает всё большее распространение, в том числе через Глобальную сеть. В период 2011–2012 годов в республике по решению суда было заблокировано 550 деструктивных интернет-ресурсов, в прошлом году – почти 600. В текущем году, по данным Карашулакова, выявлено 180 источников в Интернете, пропагандирующих терроризм, 55 из них уже закрыты.

– Проблемой является широкий набор инструментов у экстремистов для воздействия на информационное пространство. Видеоролики, обращения, проповеди псевдошейхов – мы должны оперативно блокировать ресурсы в Интернете, через которые всё это осуществляется. Если в начале 2000-х годов в Сети было 30 сайтов террористических организаций, то в этом году их уже более 5 тыс., – рассказывает сотрудник НИАЦ.

При этом у совершивших под влиянием подобной промывки мозгов «хиджру» – переселение в места дислокации террористов практически нет возможности вернуться оттуда живыми, отмечает эксперт.

– Наши люди становятся там живым товаром и продаются из одной группировки в другую, не имеют права выезда и в любой момент могут быть расстреляны как предатели идей «чистого» ислама. По экспертным данным, из казахстанских джихадистов 80% уже мертвы, – говорит Жанбота Карашулаков.

Тем не менее казахстанцы не оставляют попыток участия в войнах за рубежом, сообщили на минувшей неделе в Генеральной прокуратуре.

– Мы располагаем объективной информацией о ряде граждан Казахстана, участвующих в боевых действиях на территории Афганистана, Ирака и Сирии. В настоящее время попытки выезда наших граждан за рубеж в так называемые «горячие точки», в том числе с помощью лиц, занимающихся вербовкой и отправкой желающих в зону боевых действий, продолжаются, – проинформировали в надзорном органе.

Напомним: согласно внесённым в Уголовный кодекс РК поправкам, вербовка, обучение, финансирование наёмника, его участие в вооружённых конфликтах влечёт уголовную ответственность вплоть до пожизненного лишения свободы. Преступлением также является неправомерное участие в вооружённых конфликтах или военных действиях на территории иностранного государства даже при отсутствии признаков наёмничества.

– Большинство наших граждан, уехавших в Сирию и Ирак, как я уже отмечал, погибают. Остальные, даже если и остаются в живых, опасаются возвращаться в Казахстан, зная, что их посадят. И это правильный шаг со стороны государства: обученные взрывному делу, владению оружием, эти люди опасны и тем, что война неминуемо оставляет в них психологическую травму. И неизвестно, что они могут предпринять в родной стране, – говорит Карашулаков.

Впрочем, ряд экспертов считает, что риск распространения идей радикального экстремизма в местах лишения свободы через таких осуждённых ещё более высок. Возможно, вопрос могло бы решить создание отдельных зон для такой категории осуждённых.

– Правительство Узбекистана, например, приняло решение изолировать осуждённых за религиозный экстремизм. Для последователей «Исламского движения Узбекистана», «Хизб-ут-Тахрир» и других террористических организаций создают специальные тюрьмы. Есть опыт США с тюрьмой в Гуантанамо, правда, неблагоприятно сказавшийся на имидже страны из-за применявшихся там пыток. А вообще в этом вопросе важна профилактическая работа, которая проводится нашим центром с такими осуждёнными. Есть примеры, когда вчерашние экстремисты раскаиваются в том, что делали, – оптимистично заключает Жанбота Карашулаков.


Присылайте свои новости на наш
Читайте новости zakon.kz в

Популярное

все топ новости
сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?