Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

О чем молчит “Черный беркут” или где отбывает свой срок Владислав Челах

Журналист побывал в колонии, где содержатся арканкергенский стрелок Владислав Челах и другие приговоренные к пожизненному заключению.

Фото : 4 сентября 2017, 10:53
Убийцы детей, потрошители проституток и другие душегубы – коэффициент жестокости на один квадратный метр в стенах учреждения УК-161/3, в народе именуемого “Черный беркут”, в Костанайской области зашкаливает. Как и чем живут те, кто избежал смертной казни и получил пожизненный срок за преступления, – в эксклюзивном материале "Караван".

Колония находится на самой высокой точке Костанайской области, близ одноименной горы Житикара (ее высота – 425 метров над уровнем моря). С ней, символично разделяющей жизнь на две стороны, связана красивая легенда. Уходя на войну, молодой батыр наказал возлюбленной ждать его. “Жетiп кара” – “смотри внимательно”, – сказал воин. Девушка ждала и вглядывалась вдаль, но любимый так и не вернулся…

Следуем на территорию, где расположен локальный участок, – здесь содержатся осужденные к пожизненному лишению свободы (ПЛС). На входе символ колонии – черный беркут. Живой прообраз птицы, говорят, издох несколько лет назад – видимо, не выдержал неволи...

Проходим в зону ПЛС – это 32 камеры. Просим сотрудника колонии увеличить видео-изображение из камеры номер один, где содержится Владислав Челах вместе с другими осужденными. Со времени появления последнего фото арканкергенского стрелка в СМИ замечаем изменения во внешности: он заметно поправился и возмужал. Бывший пограничник перебрасывается короткими фразами с сокамерниками. Спрашиваем, бывают ли конфликты между Челахом и остальными сидельцами.

– Поначалу, когда Челах только прибыл, вел себя агрессивно, конфликты с сокамерниками были. Сейчас успокоился. Периодически мы меняем состав камер, чтобы осужденные не засиживались в одной, – представьте, человек год сидит, уже разговаривать с соседями не о чем, – рассказывает Асет Шарипов.

161/3 действует с 1961 года. За полувековую историю тюрьмы попытка побега – если верить открытым источникам – предпринималась лишь однажды, более 25 лет назад, да и та завершилась неудачно: подкоп узников обнаружили.

Сейчас в колонии находятся 126 осужденных к ПЛС и 98 “особистов”.

Здесь отбывают наказание убийца 7-летней Виктории Гани Денис Лесников и один из убийц братьев-скотоводов в Алматинской области.

В камерах содержатся по трое-четверо человек. Перед каждой на специальных табличках информация о сидельцах – личные данные, фабула преступления, а также краткие характеристики, чаще всего укладывающиеся в строки: “склонен к побегу, нападению на представителей администрации ИУ, членовредительству, суициду”.

Проходим в камеру: четыре железные кровати, стол и стулья на железных ножках, умывальник, унитаз, тумбочка с личными вещами осужденных – зубная щетка, бумага, книги.

Телевизор и два окна в камере находятся за отсекающей решеткой, исключающей доступ к батарее.

– Просмотр телевизора у осужденных по графику утром, в обед и вечером в личное время. Разрешаем пользоваться электрическим чайником.

Свет горит 24 часа в сутки – дневной и ночной. На стене висит образец ежедневного доклада для проверок и распорядок дня. Подъем в 6 утра, отбой – в 10 часов вечера. Спать и просто ложиться на кровать в дневное время запрещается, – говорит Асет Шарипов.

Пока беседуем с руководством, наступает время обеда. Сегодня у заключенных борщ на первое, макароны – на второе, сок. Нормы питания сидельцам увеличили в 2013 году, в меню добавили фрукты и натуральные соки.

– Рыбу даем только свежую. Бывает, что осужденные жалуются – масла им не хватает, хотя порции по новым нормам внушительные получаются. Во время раздачи еды посуда ставится на поднос и подается через небольшое окно в камере, – говорит начальник колонии.

Также государство обеспечивает осужденных постельным и нижним бельем, гигиеническими средствами. Раньше это было заботой родственников.

По УИК осужденным к ПЛС положены краткосрочные свидания три раза в год по два часа, бандероли и передачи. Но работать такие осужденные здесь не имеют права. Зато заключенные при отсутствии среднего образования могут получить его в тюремных стенах.

Два раза в месяц к осужденным приезжают батюшка и имам. Отбывающие наказание за религиозные статьи содержатся вместе с остальными.

В колонии трудятся 5 психологов.

В житикаринской колонии отбывает пожизненный срок и заключенный, который провел на свободе всего 1,5 года. Как попал подростком в колонию, так и не расстался с неволей. Самому же возрастному заключенному 61 год.

Во время посещения психолога они выполняют тестовые задания и приобщаются к арт-терапии – через метафорические ассоциативные карты описывают свое состояние.

В кабинете психолога душегубы дают волю эмоциям и обливаются “кровавыми” слезами. А еще рассказывают, как по ночам к ним приходят души тех, кого они лишили жизни, и мучают их.

Еще до приезда в колонию нас предупредили, что “авторы” резонансных преступлений, отбывающие здесь наказание, в том числе Владислав Челах, сразу написали заявления об отказе от общения с прессой.

Интервьюирование и фото-видеосъемка возможны только с согласия самих заключенных (это право прописано в УИК).

Назгуль Абжекенова
Фото - Назгуль Абжекенова

Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии