"Каждый день плакала". Как алматинка отслужила в Афганистане

8 марта 2019, 15:46
Фото: Inalmaty.kz

Реаниматолог-анестезист Гульжанар Жумахан и не предполагала, что 33 года назад навыки и умение работать в экстремальных ситуациях приведут её в Афганистан, пишет InAlmaty.

Гульжанар не любит вспоминать годы службы в горячей точке и практически не даёт интервью, в беседе inAlmaty.kz она расскажет, как будучи 23 летней девушкой получила в руки приказ отправиться в расположение военного госпиталя на территории провинции Шиндант.

- Бомбили страшно. Когда афганскую границу перелетели, сразу выключи освещение в самолёте, кислород выключили, у всех началось носовое кровотечение, давление, люди падали на пол - теряли сознание. Еле сели тогда, потому что страшно обстреливали самолеты, страшно, - это был январь 1986 года - Гульжанар Жумахан вспоминает, как в составе советского военного контингента медиков переправляли в Афганистан.

Самолёт с тремя десятками юных медсестёр, опытных врачей и ещё сотней солдат всё-таки приземлился в провинции Шиндат между городами Герат и Кабул, это было знаком свыше – остаться в живых. Тот борт доставил в горячую точку медиков из Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Грузии, Беларуси, Украины и России.

Как Гульжанар попала в Афганистан

- Эта история начинается с детства. Я родилась в большой семье, нас 10 детей, и, у меня часто были проблемы со здоровьем. Отец настоял, чтобы я выучилась на медика. Мне пришлось пойти в медицинское училище города Талды-Курган. Поступила я в 1979 году, окончила в 1981-ом. В 1982 году я устроилась на работу в городскую больницу, в отделение неврологии, позже начала подрабатывать в отделении хирургии. Я тогда ещё не знала, что наша больница прикрепелена к военкомату, сказали пойти в военкомат и встать на учёт…

А после, Гульжанар и ещё две медсестры, пройдут подготовку к работе в отделении реанимации. Дополнительные смены, стажировка, курсы и девушки получили одобрение на перевод в отделение интенсивной терапии.

- Был декабрь 1985 года, пришла принимать вечернюю смену, заведующая отделением Халида Шалимовна сообщила, что мне срочно нужно быть в военкомате: "Девочки подождут, сбегай, пожалуйста". Народу было много, я попросилась пройти без очереди. Военком достал из сейфа папку с моей фамилией, внутри были паспорта, вручил мне со словами: "Это пришли ваши документы из Москвы, 6 января вы должны быть в пересылочном пункте в Ташкенте, далее направляетесь на работу в госпиталь Афганистана".

Слушать аргументы молодой медсестры никто не собирался. Военком тщательно объяснил девушке о её долге и необходимости служить медицинским работником в Афганистане, слёзы и мольба, о том, что она не сможет бросить родителей не дали результатов. Младшего брата Гульжанар - Омарова Муратхана, который служил в Украине, уже забрали в Афганистан в 1985 году, родители каждый день молились за сына и теперь она.

Провожали Гульжанар сухо, едва сдерживая слёзы, родные обнимали девушку у автобуса.

- На сборы дали три дня, отец сильно заболел в эти дни, практически со мной не разговаривал, попрощаться он не смог, отвернувшись, смотрел в противоположную сторону. Из автобуса я кричала ему: "Папа, папа!", он не обернулся.

28 декабря 1985 года Гульжанар прилетела в Ташкент, в пересылочном пункте до 6 января ожидали прибытия командиров и руководителей военных госпиталей, которые отбирали себе команду. Гульжанар попала в провинцию Афганистана Шиндант, где были размещены дивизии и госпиталь на 700 человек. Из пересылочного пункта в Кабул летели 30 человек из стран СССР.

- С собой разрешили взять первое необходимое. Я вылетала зимой, взяла с собой пальто и теплые вещи, а там (в Афганистан) песок и холодный ветер, в сапогах уже не походишь, в пальто тоже неудобно. Были барачные квартиры – модули называются, я поняла то, что человек и на войне старался обживать место вокруг себя, комнату обустраивали по-домашнему, цветы сажали, деревья у окна, всё выглядело словно просто общий дом. Меня привели в комнату, где жили девчонки по 3-4 человека. Я каждый день плакала, тяжело и невозможно было.

В первый день сослуживцы обеспечили её вещами, и только получив первую зарплату, она смогла купить солдатское белье в военторге. Из него медсестры шили себе спецодежду. Девушки брали вещи 52 размера, перекраивали под себя. Несмотря на боевые действия медицинскую форму крахмалили без перебоев.

Местные отказывались от помощи

- Это был очень редкий случай, они нам не поддавались, только если их медики приходили и говорили, что они не в силах вылечить и ребёнок умирает. Они не давали лечить себя даже своим врачам. Мы силком отбирали, привозили к себе, вылечивали и даже тогда местные были недовольны – ведь какую-то роль мы сыграли в их жизни. У нас не должна была быть связь с местными жителями, в 18.00 наступал комендантский час, вечером проверяли со списками комнаты. Там так страшно было, у меня самая открытая вещь была - футболка, я боялась себя показывать. Но жизнь продолжается, шли годы, люди свыкались с обстановкой, некоторые девушки пытались загорать на камнях во дворе барака, местные, когда видели раздетую женщину, как дикари становились, наши солдаты пару раз в воздух пальнут, они убегали.

У нас был вначале маленький госпиталь, как палаты интенсивной терапии, мы принимали тяжело раненных. Бумажных дел было много, анализы сдаёшь, пока не будут результаты, не знаешь - от желтухи сознание отяжелело или от чего. Несли мы раненных солдат сами, на одеялах, на носилках. Большинство умирали от кровопотери, не успевали их нам во время доставить, обстреливали машины, не дают довезти. Или они завоюют воду, перекроют её нам, и не было воды. Они ходили в тех местах, от чего мы зависим: электричество перерезали, воду травили в водосборниках, поэтому много было случаев тифа, желтухи, малярии, многие умирали от малярии. Пока наши освободят территорию, пока очистят водосборники, пока обработают, потом только поступала вода, а медикаменты многоразовые – их нужно было кипятить.

Гульжанар дважды получала отпуск и приезжала к родителям в Казахстан. Её миссией было доставить весточку о своих сослуживцах, это было святой традицией афганцев – навестить семью товарища.

- Передачи отправляли сослуживцы, мы передавали родным. Рядом с госпиталем находился дукан (магазин в Афганистане), нас туда водили в сопровождении вооруженных солдат, командир давал машину, был ещё базар, мы быстро покупали и возвращались в расположение. Там нечего было покупать, разве что отрезы тканей, мужского ничего не было, мужское у себя брали в чековых магазинах.

Окончательно Гульжанар вернулась из Афганистана 13 января 1989 года, уже 27-летней девушкой.

- В 1988 году я должна была вылететь, но нас каждый раз на два месяца заставляли писать заявление. Братишка демобилизовался раньше меня – в 1988 году.

Вот уже более 12 лет она работает в Городской клинической больнице №4. Учитывая её опыт, администрация больницы неоднократно предлагала ей руководящую должность, однако она осталась верна профессии медсестры.

- Мы гордимся, что у нас такая замечательная коллега. Она в реанимации чувствует каждого пациента, ориентируется не хуже врача. За опыт и профессионализм Гульжанар уважает весь медперсонал. Когда она надевает свои ордена и медали, чувствуешь, что рядом с тобой настоящий герой, - рассказала о Гульжанар заместитель главврача ГКБ №4 Байзолданова Айман.


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?