Генерал Жанат Ешмагамбетов: Религиозными радикалами не рождаются

КУИС РК КУИС РК
Многие экстремисты сами зачастую страдают от идейно-психологического воздействия.

На сегодняшний день в Казахстане более 400 человек отбывают наказание за преступления, связанные с религиозным экстремизмом и терроризмом. Кто эти осужденные - ярые приверженцы деструктивной идеологии или жертвы идейно-психологического воздействия? Можно ли переубедить их, готовы ли они изменить свои радикальные взгляды – об этом и другом рассказал в интервью zakon.kz председатель Комитета уголовно-исполнительной системы МВД РК, генерал-майор юстиции Жанат Ешмагамбетов.

- Жанат Болатович, сколько людей сидят сейчас в казахстанских тюрьмах за преступления религиозного терроризма и экстремизма?

- По последним данным, свыше 400 человек.

- Это много или мало?

- Если сравнивать за последние два года, это меньше, чем было: количество осужденных, причастных к религиозным экстремистским и террористическим преступлениям, сократилось за это время примерно на 30 процентов. Это неплохой показатель.

- Они сидят вместе или изолированы друг от друга?

- По закону содержание осужденных предусмотрено только по видам учреждений уголовно-исполнительной системы, поэтому они отбывают наказание на общих основаниях, и все воспитательные мероприятия проводятся наравне с другими заключенными. Мы ни в коем случае не исключаем таких осужденных из общества, а напротив, постоянно вовлекаем их в различные реабилитирующие и массовые мероприятия, по возможности трудоустраиваем на предприятиях учреждений. Также они получают здесь среднее и профессиональное образование.

- А вы не опасаетесь, что содержание радикалов на общих основаниях приведет к тому, что они начнут влиять на других осужденных?

- Даже если они и попытаются распространять в учреждениях деструктивную идеологию, то это будет иметь для них серьезные правовые последствия, их могут привлечь к уголовной ответственности за пропаганду терроризма или разжигание социальной, национальной, религиозной розни. В таком случае они будут содержаться отдельно. В Уголовном кодексе все эти моменты предусмотрены, и они это знают.

С другой стороны, с такой категорией осужденных постоянно ведется работа, как в индивидуальной, так и в групповой форме, они всегда находятся под наблюдением сотрудников учреждений.

В то же время хочу сказать, что работа по недопущению деструктивных религиозных и радикальных идей в местах лишения свободы проводится не только с ними, но и с другими осужденными.

И да, во время локдауна и карантинных ограничений работа не прекращалась, а проводилась в онлайн-режиме, для этого в пенитенциарной системе страны созданы все условия.

- Реально ли переубедить приверженцев радикальных идей, и есть ли у нас высококвалифицированные компетентные специалисты, которые могли бы грамотно работать с такими заключенными?

[-quote]Религиозными радикалами не рождаются. Как показывают наши наблюдения, в подавляющем большинстве религиозные экстремисты это люди, которые сами зачастую пострадали от идейно-психологического воздействия, поэтому при грамотном профессиональном подходе переориентировать их можно и нужно. Такая корректирующая практика идет у нас в форме дерадикализации, реабилитации и профилактики.

Поверьте, опыт дерадикализации осужденных у нас большой, разнообразный, плюс к этому привлекаются представители духовенства, психологи, специальные сотрудники, что позволяет сообща принимать комплекс мер по снижению количества радикально настроенных осужденных, в том числе возращенных из зон террористической активности в Сирии и Ираке.

Как вы знаете, Министерством внутренних дел в структуру воспитательных служб учреждений УИС были введены должности специалистов по организации теологической и реабилитационной работы с осужденными, координации и совместной деятельности заинтересованных ведомств – Министерства информации и общественного согласия, КНБ, местных исполнительных органов, а также гражданского общества, духовенства, НПО. Эти специалисты проходят определенный отбор, и при необходимости - профессиональную переподготовку в Академии КНБ и Центре по подготовке специалистов УИС по противодействию экстремистской идеологии, организации теологической реабилитационной работы среди осужденных, который создан на базе костанайской Академии МВД. Центр оснащен мультимедийным комплексом для дистанционного обучения сотрудников УИС.

Конечно, укомплектовать группы специалистами с теологическим и религиоведческим образованием не так-то просто, и эта проблема все еще актуальна, но она решается, мы не стоим на месте. Сейчас, к примеру, идет большая работа с ведущими вузами страны, заключаются меморандумы и в целом усиливается потенциал ключевого персонала пенитенциарных учреждений по динамической безопасности, сбору и анализу информации, факторов возникновения и ранних признаков радикализации. Это только часть той большой работы, которая ведется с осужденными по формированию у них иммунитета к радикальной идеологии.

- А результат этой большой работы какой?

- Результат ощутимый. Достаточно сказать, что только в этом году в учреждениях УИС выполнено более 2,6 тысяч психодиагностических обследований, по результатам которых проводятся коррекционные мероприятия. Я уж не говорю о различных информационно-разъяснительных и контрпропагандистских мероприятиях, в которых задействованы имамы, специалисты управлений по делам религий на местах, реабилитационные центры и так далее. Они читают лекции в учреждениях, проводят индивидуальные беседы с верующими, объясняют преимущества традиционных религиозных конфессий. Цифры по каждому из таких мероприятий перевалили за несколько тысяч.

- Есть ли в практике пенитенциарной системы реальные истории дерадикализованных осужденных?

- Хороший вопрос.

Благодаря комплексу мер дерадикализировано и встало на путь традиционного ислама превалирующее большинство осужденных, которые относились к приверженцам идеологии терроризма и религиозного экстремизма. С каждым из них наши специалисты и теологи работали индивидуально, для каждого из них разработана отдельная программа с идеологическими, профилактическими и социально-воспитательными мероприятиями
.

Опять же такая работа проводится не только с реабилитируемыми, но и с другими осужденными, что позволяет предотвратить распространение радикальных идей на ранней стадии.

Как вы знаете, год назад МВД утвердило правила организации теологической реабилитационной работы с осужденными лицами в учреждениях УИС, где детально расписаны меры профилактики экстремизма в местах лишения свободы и требования к работе с приверженцами деструктивной идеологии, которых и придерживаются наши сотрудники.

– Но как узнать, что осужденный действительно отказался от радикальных взглядов?

- Для этого предусмотрена отдельная процедура. Вывод о том, что осужденный действительно отказался от радикальных религиозных взглядов возможен только с учетом позиции всех специалистов, проводивших эту работу. Здесь учитывается мнения наших теологов, психологов, представителей ДУМК, специалистов ИПЦ "Акниет" и других участников реабилитационного процесса.

Знаете, среди этих осужденных есть такие, которые не только осознают, что ошибались в своих взглядах, но и не боятся рассказать свои истории, как попали под влияние пропагандистов, какие выводы сделали, о своих раскаяниях, сожалениях и так далее. Это очень важно, для кого-то, возможно, это послужит предостережением, удержит от опрометчивого шага.

Множество поучительных свидетельств от тех, кто попал в зону боевых действий. Эти примеры ярче всего иллюстрируют тот обман, который несет в себе пропаганда радикальных религиозных идей. Приведу пример.

Казахстанец, назовем его Арман, уехал в свое время в Египет за религиозными знаниями, но попал под влияние вербовщиков-пропагандистов, которые занимались идеологической обработкой боевиков. В итоге сам стал боевиком, членом одной из экстремистских группировок на территории Афганистана. Там-то и увидел он, что ничего, кроме насилия и войн, эти идеи в себе не несут. Сейчас, отбывая наказание в одной из колоний, он, конечно, понимает, что стал оружием в руках манипуляторов.

Сами вербовщики рассказывали, что просто набирали "пушечное мясо", но уже было поздно, и тем, кто оказался под их влиянием, оставалось только сожалеть.

- Каков в основном социальный и возрастной статус этих осужденных?

- В большинстве своем это люди от 25 до 40 лет, не имеющие высшего образования и стабильного источника дохода, то есть постоянной работы,

Особо хочу сказать, что деятельность по дерадикализации осужденных организована в соответствии с Государственной программой по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2018-2022 годы. С учетом уже наработанного опыта, в этом году мы решили объединить все эффективные меры профилактики и реабилитации осужденных в Единый комплекс мероприятий. Если это удастся сделать, то можно будет решить многие вопросы организационного и содержательного характера.

Также рассчитываем, что единый подход поможет вести более качественный мониторинг процесса дерадикализации и дальше его совершенствовать. Программа состоит из трех основных направлений - теологической, психологической и идеологической работы с подобным контингентом и предполагает стопроцентный охват осужденных, независимо, приверженец он радикальных идей или нет. В этом будут участвовать госорганы, НПО ДУМК, преподаватели вузов и сотрудники пенитенциарной системы.

С марта этого года данная программа была запущена во всех учреждениях и региональных департаментах УИС.

- Жанат Болатович, и последний вопрос. Экстремизм и терроризм проблема не только Казахстана, но и всего мирового сообщества. Насколько активно участвует наша страна и, в частности, возглавляемый вами комитет в международных соглашениях, программах, проектах, направленных на борьбу с терроризмом?

- Казахстанская сторона в лице Министерства внутренних дел является активным участником международного сотрудничества в сфере противодействия терроризму и экстремизму. Мы благодарны структурным подразделениям ООН, Представительству Международной тюремной реформы PRI в Центральной Азии и другим международным организациям за всемерную поддержку в этом важном деле. Угроза религиозного экстремизма и терроризма приобрела сегодня такой глобальный характер, что без консолидации и эффективного взаимодействия всех стран, выработки новых методов и способов противодействия вряд ли можно будет ожидать каких-то значимых результатов.

В настоящее время в Казахстане совместно с Управлением по наркотикам и преступности ООН в рамках трехгодичной программы по работе с осужденными за преступления экстремистской и террористической направленности и предупреждению радикализации в учреждениях проводятся обучение сотрудников УИС, различные социологические исследования и консультации международных экспертов.

Цели поставлены реальные, конкретные, для их достижения определены пилотные учреждения в Карагандинской и Павлодарской областях. Отсюда и начнется эта большая работа.

Торгын Нурсеитова

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления