09:14 01.11.2021

Эльдар Шамсутдинов: ОПВР — возможность обеспечить будущее казахстанцев?

Фото: Zakon.kz
Обязательные пенсионные взносы работодателя усилят нагрузку на фонд оплаты труда и не принесут пользы никому.

Нормы о введении обязательных пенсионных взносов работодателя приняты Законом РК от 2 августа 2015 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам пенсионного обеспечения». Ввести эту реформу планировали 1 января 2018 года. Но, учитывая внедрение ОСМС, сроки перенесли на 2020 год. Тогда введение ОПВР обернулось скандалом, в который пришлось вмешиваться президенту. В послании 2019 года он поручил отложить этот вопрос и обсудить нововведение с рынком и экспертами. Были приняты поправки, в соответствии с которыми сроки введения ОПВР перенесли на 2023 год.

Однако открытого диалога с экспертами так и не произошло. И вот после почти двух лет простоя в Минтруда вернулись к этой реформе. В этот раз там решили ее смягчить, введя дополнительные расходы бюджета: ​​Минимальный размер гарантированной пенсии предлагается увеличить с 54 до 70% от прожиточного минимума; Минимальный стаж участия уменьшить с 10 до 5 лет; Убрать максимальное ограничение размера пенсии; Предоставить право «отложенного выхода» на пенсию для лиц, достигших пенсионного возраста.

Что не так с реформой?

Минтруда справедливо полагает, что большинство казахстанцев не сможет накопить себе на достойную старость. Оперируя этим фактом, разработчики реформы попадают в ловушку: да, большинство не сможет, но новая нагрузка ляжет на тех, кто и без этого копит. Понятно, что главная задача Минтруда – не допустить кризиса, сделать все возможное, чтобы новые пенсионеры не оказались на пороге бедности, но, учитывая сложившиеся обстоятельства, в том числе, например, высокий социальный инфантилизм казахстанцев, забота о будущем может обернуться кризисом в настоящем.

Мы — развивающаяся страна, «белые» доходы мало кому позволят накопить нужную сумму. Достаточно вспомнить, что более 5 млн тг на пенсионном счету на момент, когда появилась возможность снять часть накоплений, было только у чуть более чем 400 тысяч человек по всей стране. Из этого следует, что большинству казахстанцев придется работать и после выхода на пенсию. Главное, о чем нам стоит забыть: пенсия — это не «второе детство», не безоблачная пора, дожив до которой можно больше ни о чем не думать. Трудовое законодательство необходимо пересматривать.Эльдар Шамсутдинов.

Эксперт считает, что нужна магистральная реформа, создающая условия, при которых люди пенсионного возраста захотят и смогут работать. Потому что сейчас, и это ни для кого не секрет, устроиться куда-то им очень сложно. И вот, занявшись этим вопросом, Минтруда гораздо лучше позаботится о нашем будущем, чем вводя дополнительные 5%.

В мировой практике размер пенсионных отчислений увеличивается, если в стране кардинально сокращается рабочая сила, но этого в Казахстане не происходит. Даже напротив: население растет, а значит, растет и количество работающих граждан. В этой связи инициатива Минтруда становится еще менее понятной.

Важно: внедрение обязательных 5% пенсионных взносов работодателей противоречит поручению главы государства, так как не является альтернативным методом оздоровления пенсионной системы страны.

Реальность за последние два года достаточно сильно изменилась. В послании 2021 года глава государства поручил ввести единый платеж из фонда оплаты труда и снизить ставку с 34 до 25%. Эта реформа, которую давно лоббировал НПП «Атамекен», также должна вступить в силу в 2023 году. Мы абсолютно ничего о ней не знаем: очевидно, что Минэкономики придется оптимизировать либо налоги, либо платежи во внебюджетные фонды (ОСМС, ГФСС и ЕНПФ), а то и вовсе – «откусывать» везде по чуть-чуть. Предложение Минтруда о введении ОПВР, по сути, вернет нагрузку на прежний уровень и от президентской реформы не останется ровным счетом ничего.

Что не так с людьми?

Пенсионная система – прямое отражение структуры экономики. К сожалению, в Казахстане невысокие доходы, неравенство. Кроме того, люди не только не хотят платить налоги, выискивая самые разные способы «обойти систему», они не платят и кредиты. Граждане мало понимают основы финансовой грамотности: не хочешь оказаться в долговой яме, оцени свои доходы и не бери кредит. Звучит просто? К несчастью, не для всех.

Введение дополнительных 5% может быть попыткой поставить ЕНПФ на «солидарные» рельсы, то есть компенсировать недостачу средств за счет тех, кто работает и платит больше налогов (или вообще их платит). Но здесь возникает вопрос – есть ли у людей возможность копить и дает ли система достаточный процент роста в пенсионном фонде? Не получится ли так, что дополнительная нагрузка на зарплату просто-напросто вернет «серую» бухгалтерию, потому что людям не будет хватать денег прямо сейчас, и поэтому до «счастливого завтра», когда никто не уйдет обиженным, они доживать не захотят.

К слову, «период доживания», то есть отрезок жизни после выхода на пенсию до естественной смерти, растет. Если в 2010 году в стране соотношение пенсионеров к работающему населению составляло 20%, то в 2020 году этот показатель перевалил за 30%. По статистике, доля граждан старше 65 лет сегодня составляет 7,7% от всего населения, тогда как еще пять лет назад этот показатель был 6,8%. В среднем после выхода на пенсию граждане Казахстана живут до 72 лет, раньше речь шла о 70 годах.

Обратимся к мировому опыту. 401 (k) — это наиболее популярный пенсионный план частной пенсионной системы США, введенный в 1978 году. Он позволяет сотрудникам перечислять заработную плату на индивидуальный счет посредством автоматических удержаний. Однако в 2013 году исследование компании HelloWallet показало, что трое из пяти работников, которые копят на пенсию, используя 401(k), наращивают долги быстрее, чем, собственно, откладывают деньги.

Это 64% занятого населения, которому по достижении пенсионного возраста накоплений не хватит даже на то, чтобы закрыть все имеющиеся кредиты — ипотека, автомобиль, техника и т.д. Исследователи HelloWallet пришли к выводу, что одна только система накоплений не сможет решить пенсионный вопрос. Это зависит от множества различных переменных, в том числе речь про экономическое поведение (та самая финграмотность) людей.

Что еще не так?

В послании 2021 глава государства поручил не только повысить МЗП, но и обратился к бизнесу с пожеланием повысить заработные платы. Повышение зарплат означает повышение налогов с фонда оплаты труда, а введение дополнительного платежа не позволит поднять заработные платы сколько-нибудь ощутимо.

Минтруда не сможет уйти от солидарной системы, придется находить ресурсы, чтобы поддерживать стариков, которые не смогли накопить себе на старость из-за низких доходов в течение трудового стажа. И, видимо, дополнительные 5% нужны именно для того, чтобы солидаризировать и накопления в ЕНПФ, пока Казахстан не слезет с ренты и не разбогатеет. То есть решение структурных проблем, к сожалению, опять откладывают на будущее.

Гоняясь за этими 5%, чиновники хотят поднять коэффициент замещения в пенсионной системе до среднего мирового стандарта (60%). Коэффициент замещения — это соотношение средней пенсии и средней заработной платы, показатель эффективности пенсионной системы в стране. Он будет равен 100%, если пенсионер каждый месяц будет получать пенсию, равную среднему доходу за трудовую деятельность. Но чтобы получить 100%, человеку весь трудовой период необходимо откладывать почти 40% своего дохода.

В развитых странах пенсионный коэффициент замещения находится на уровне 60%, а в Казахстане составляет немногим больше 30%. Но для следующих поколений пенсионеров Казахстана коэффициент замещения упадет, так как рухнет баланс, поддерживаемый за счет солидарной пенсии, которой не будет у людей со стажем после 1998 года. Не так давно в ОЭСР подсчитали, что пенсионное замещение будет на уровне 30% только у тех, кто в течение 40 лет отчисляет по 13%. Видимо, поэтому у нас хотят повысить обязательные отчисления с 10 до 15%, чтобы коэффициент был чуть ближе к мировому стандарту.

Чтобы понять, на что хватает среднего мирового стандарта, можно, например, посмотреть на развитую в экономическом плане Южную Корею. В 2019 году коэффициент там составлял 46%, при этом уровень бедности среди стариков равнялся 47%. То есть каждому второму пенсионеру в Корее приходится либо работать, либо нищенствовать. Правительству пришлось принять программу по обеспечению пенсионеров работой.

Ориентируясь только на международные стандарты и добавляя новые «налоги» в виде 5% отчислений, проблему низкого уровня пенсий правительство не решит, а проблем с уходом от налогов прибавит. 30% налогов с казахстанской зарплаты — это угроза ежемесячному выживанию. Люди ставят цели выживания выше подключения к социальной системе государства.

Большинству казахстанцев накопленных пенсий не хватит на приемлемое существование. В поисках быстрых и «простых» решений у чиновников будет выбор из трех вариантов: Оставить все как есть; Доплачивать из бюджета или Нацфонда (если еще будет существовать), тем самым оставляя молодое поколение без денег на развитие; Привести пенсионную систему к порочной практике, когда молодое поколение платит за старое. В таком случае система скоро рухнет, как и любая другая финансовая пирамида.Эльдар Шамсутдинов

Проблемы нужно решать комплексно, а не ставить заплатки, которые, очевидно, не сработают. У Казахстана, как у догоняющего, есть преимущество: мы можем внимательно изучить трансформации пенсионных фондов в других странах, чтобы не повторить их ошибки. Однако вряд ли что-то получится, если мы вставляем заплатки в пенсионную систему на коротких дистанциях, не учитывая социальный контекст и не думая о будущем.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Главная Топ новости Zakon LIVE Все новости