02:09 14.11.2021

Как вы рейтинг назовете, так его и подберут

pixabay pixabay
Можно обратиться к данным статистики, которые находятся в открытом доступе. За последние три года наблюдается устойчивая тенденция снижения преступности.

Огромную роль в формировании такого феномена как постправда, играют рейтинги. Они позволяют формировать когнитивные искажения через создание шаблонов, нарушающих восприятие, давать пищу для нужных выводов. Этим пользуются все публичные политики и общественные деятели — как близкие к власти, так и находящиеся в оппозиции. Тут главное — правильные исследования подтянуть и под нужным углом преподнести.

Например, один из самых известных рейтингов в мире, на который ориентировались развивающиеся страны в формировании благопристойного образа экономик — Doing Business. Он, по мнению создателей из Всемирного банка, позволял объективно оценить множество фундаментальных факторов, в том числе и законодательство, связанное с регулированием бизнеса. Казалось бы, надежный инструмент, но даже его следовало подвергать сомнению, что, к сожалению, делалось редко. Методология и выводы не всегда репрезентативно отражали истинное положение дел и как подтверждение — Всемирный банк прекратил публикацию рейтинга из-за систематических нарушений, допущенных при его подготовке.

Часто рейтинги используют как демонстрацию достижений, но не всегда это получается. Буквально на днях социальные сети разорвала волна негативных оценок после публикации акимом Алматы Бакытжаном Сагинтаевым рейтинга, составленного британской консалтинговой компанией Studee. По его результатам, южная столица вошла в топ-100 лучших в мире городов для студентов. Сети негодуют, не разделяя победные реляции акима города, обвиняют в предвзятости сам рейтинг. При этом новость захватила официальные СМИ, которые практически одномоментно ее репостнули, отмечая, что в основе рейтинга, помимо прочего, учтены качество продуктов питания, уровень безопасности и свободы слова.

На первом месте рейтинга оказались такие города, как Токио, Мельбурн, Сеул, Квебек, а Алматы расположился на 76-м месте — между Нью-Йорком и Варшавой. Москва в этом рейтинге оказалась на 84-м, а Петербург — на 98-м месте. Учиться в Алматы приятно, дешево, весело, пусть и малокачественно, информация формирует положительный флер и лояльность к государству. Оппозиционно настроенные пользователи сетей предпочли эту новость низвести.

Новый рейтинг некоего аналитического сервиса Numbeo.com, наоборот, очень приглянулся оппозиции и сетевым оппортунистам. Сотни публикаций и репостов. Лидеры мнений пишут о росте преступности в стране и ухудшении позиции Казахстана в рейтинге безопасных стран мира. В текущем году Казахстан занял 98-е место из 137 стран, тогда как в 2016 году он был на 37-м, в 2017 году — на 44-м месте.

Начнем с того, что рейтинг этот такой же репрезентативный, как и у консалтинговой компании Studee. Самим администратором сервиса указывается, что данные основаны на отзывах подписчиков за последние три года. Оценка уровня безопасности в Казахстане сформирована на основе мнений 397 посетителей сайта. Если учесть, что мало кто знает о существовании данного рейтинга, он составляется в англоязычном пространстве и на основании столь малых рядов, то можно предположить, что на результаты мог оказать влияние любой желающий, кто хотел бы дискредитировать власти страны. Причем это касается не только Казахстана. Уверен, что сейчас споры между сетевыми оппортунистами и властью из-за тона, который задал рейтинг, составленный неизвестным никому numbeo.com, идут во многих странах мира.

Итак, рейтинг основан на итогах онлайн-опросов пользователей и их личном восприятии чувства безопасности и возможности стать жертвой отдельных видов преступлений, таких как хулиганство, кражи, грабежи, коррупция. Более идиотский, с точки зрения здравого смысла, метод в формировании вопросов для опросного списка и найти было бы сложно. «Чувствуете ли вы себя безопасно в Бангладеш?». Или «Возможна ли кража кошелька в Каире?».

А вот что говорит официальная статистика, сформированная Генеральной прокуратурой РК. На 2015-2017 годы пришелся «пик» регистрации преступлений. Так, в 2015 году их было 329 тыс., в 2016-м — 312 тыс., а в 2017-м — около 277 тыс. Это к вопросу рейтинга numbeo.com, в котором Казахстан входил в число безопасных стран.

При этом в по-настоящему репрезентативных исследованиях, таких, как Глобальный индекс миролюбия, который больше десяти лет составляется Институтом мира, Казахстан в 2021 году вошел в список стран с достаточно надежным уровнем безопасности: 67-е место из 163, тогда как Кыргызстан — на 76-м, Узбекистан — на 90-м, Беларусь — на 117-м, Россия — на 154-м месте. Но такие данные не позволяют поднять хайп и привлечь внимание к бьющему в набат.

Можно обратиться к данным статистики, которые находятся в открытом доступе. За последние три года наблюдается устойчивая тенденция снижения преступности. Если в 2018 году количество преступлений составляло 255 тыс., то в 2019-м эта цифра опустилась до 213 тыс., а в 2020-м — до 134 тыс. Понятно, что 2020-й не совсем репрезентативен, но динамика сохраняется и в текущем году — зарегистрировано 112,3 тыс. преступлений.

Еще о статистике. Снижается число тяжких преступлений. Убийств стало меньше на 15%, причинений тяжкого вреда здоровью — на 5%, грабежи, кражи, хулиганство в среднем снизились на четверть, изнасилований стало меньше на 10%. Меньше совершается преступлений на улицах и в других общественных местах, меньше рецидивов. Существенно, практически на треть, сократилось число преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Единственный тренд на рост — это интернет-мошенничество, но тут мы не отстаем от всего мира. Каждый год количество данного вида нарушений закона удваивается.

При этом нужно учитывать, что в Казахстане трансформируется Уголовный кодекс. В целях оздоровления криминогенной обстановки растет ответственность по отдельным преступлениям. Например, преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, пропаганда наркотиков, кражи, скотокрадство переведены в категорию тяжких, что не могло не сказаться на росте статистических показателей по данному виду преступлений с 6,4% в 2018 году до 27,5% в текущем. Но если оперировать реальными цифрами, то месяц к месяцу отмечается снижение количества таких преступлений на 7,5%, а если быть точнее, то с 33,4 тыс. до 30,9 тыс.

Вот такая неудобная вещь статистика. Это не рейтинги, здесь нужно сравнивать, анализировать, учитывать изменения и вводные данные. Здесь нельзя просто взять и вырвать цифру из контекста, написать пост и получить тысячу лайков, облив негативом собственную страну. И пойти дальше в поисках новой интересной цифры. Нельзя подогнать мнение так, чтобы оправдать свою правду. Статистика, если она репрезентативна, дает очень точные координаты, где государство находится и куда ему двигаться.

Например, можно сделать вывод, что улучшается раскрываемость преступлений. Да, во многом из-за роста технического обеспечения — камеры, возможность отслеживать мобильные телефоны в зоне совершенного преступления, качество экспертизы. Но этого уже достаточно. Есть существенные претензии к личному составу и качеству человеческого капитала, но это другой вопрос, он системный и не относится к деятельности МВД и мнимому росту преступности. Большую надежду вызывает смена парадигмы от карательной, доставшейся нам по наследству от СССР, к сервисной модели. Путь это долгий, сложный. Тут больше про ментальность.

Так вот, рейтинги — это хороший инструмент для создания нужной полярности общественного мнения. Простой, действенный инструмент, не зря же их покупают. Исходя из своих соображений и интересов, можно выстроить удобный рейтинг акимов, дать оценку качества работы авиакомпаний или банков, даже у больниц и врачей есть свои рейтинги. Рейтинги фильмов и сериалов, водки и стирального порошка, конкурентоспособности и безопасности. В любом случае, нужно опираться на реальные цифры в динамике, иначе вы — инструмент, цель и причина таких манипуляций.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Главная Топ новости Zakon LIVE Все новости