Религиозный кризис? Или кому выгодно дискредитировать муфтият и ДУМК

Из личного архива А. Избаирова Из личного архива А. Избаирова
Казахстанский ислам физически не выживет без национального государства, которое у нас есть. А государство без ислама потеряет духовную опору.

В последнее время на некоторых сайтах и соцсетях стали появляться статьи о религиозном кризисе в Казахстане. Духовенство обвиняют в неспособности эффективно решать поставленные перед ним задачи, а государство – в чрезмерном вмешательстве в религиозную сферу, создании в ней огромного бюрократического аппарата и так далее. Журналист Zakon.kz попросила прокомментировать ситуацию доктора исторических наук, директора Института геополитических исследований, профессора Асылбека Избаирова.

Ослабление ДУМК неизбежно приведет к усилению нетрадиционных течений

— Асылбек Каримович, как вы знаете, в некоторых электронных СМИ и соцсетях активизировались нападки и критика в адрес муфтията и в целом Духовного управления мусульман Казахстана. Такое ощущение, как будто кто-то специально это делает. Что происходит, кто за этим стоит?

— Да, я видел, читал, но, отвечая на этот вопрос, мне хотелось бы абстрагироваться от персоналий и больше обратить внимание на возможные последствия такой огульной критики в отношении центрального органа мусульман Казахстана - самого крупного религиозного объединения страны.

Надо признать, что в целом Духовное управление мусульман Казахстана на протяжении всей нашей Независимости успешно выполняет свою главную функцию – институциональную консолидацию большей части отечественной уммы. И сегодня его деятельность при всех имеющихся недостатках является, безусловно, стабилизирующим фактором как на религиозном поле Казахстана, так и для внутриполитической ситуации в стране.

А сомнительная критика такой тонкой и чувствительной сферы, как религия, является больше дестабилизирующим фактором. Возможно, некоторые сценарии реализуются с подачи или, как минимум, в интересах внешних игроков.

— То есть?

— Во-первых, это может быть целенаправленная акция по дискредитации личности Верховного муфтия или муфтията со стороны действующих оппозиционных групп, имеющих какие-то личные обиды. Или со стороны конкурирующих нетрадиционных религиозных структур, которые, возможно, ранее имели более вольготное положение, но с приходом нового муфтия потеряли свои позиции, и, чтобы вернуть их, ищут возможности по его смещению.

Во-вторых, это может быть более негативный сценарий, реализуемый антиисламскими кругами, вероятно, действующими в интересах внешних игроков. Как мы знаем, сегодня есть такие группы, которые постоянно поднимают в социальных сетях антиисламские темы, и для которых существование консолидационного единого органа мусульман Казахстана является крайнее нежелательным фактором.

— Например?

— Например, некая идейная антиисламская группа, известная нам как «тенгрианцы» – сторонники неоязычества. Они претендуют на возрождение «исконной религии предков казахов», но в действительности это типичный искусственный «новодел», эклектичная смесь, включающая даже элементы сибирского шаманизма, абсолютно чуждые казахской культуре.

Кто-то скажет, что каждый, в конце концов, имеет право сходить с ума по-своему, но на их веб-сайтах и форумах можно видеть открытые оскорбления в адрес религии ислама. И это лишь один пример, наиболее кричащий, гротескный.

По этой причине любая критика, направленная на изменение существующего формата структуры и работы ДУМК, и подразумевающая под собой понижение его статуса, делегитимацию, создание параллельных структур, дробление на региональные «муфтияты» и тому подобное, имеет явную дестабилизационную направленность по отношению к религиозной сфере в целом.

Мы должны четко понимать, что ослабление такого важнейшего института традиционного ислама, как ДУМК, неизбежно приведет к усилению позиций нетрадиционных «альтернативных» течений на исламском поле Казахстана.

Нам нужен активный, созидательный, конкурентоспособный муфтият

Также мы можем справедливо задаться вопросом: почему эти процессы происходят именно в исламском религиозном поле? Отвечу.

В настоящее время ислам является традиционной религией более 80 процентов населения Казахстана, и, соответственно, именно исламский сектор религиозного поля представляет особую стратегическую важность и актуальность для внешних игроков.

— Но, Асылбек Каримович, мы же прекрасно понимаем, что без критики, без критического мышления, без критического осмысления никак нельзя, иначе роста никакого не будет…

— Конечно, критика должна быть, и эта критика должна способствовать совершенствованию работы, выправлению идеологических изломов. Но критика должна быть конструктивной и созидательной, не с целью делегитимации, а направленная на улучшение работы. Никто не спорит, проблемы в деятельности ДУМК есть, они общеизвестны, но их решение требует именно эволюционного подхода.

На мой взгляд, сейчас более актуальной является выработка конструктивных предложений по повышению реального авторитета отечественной школы богословия и лидеров традиционных религиозных структур, а также существенное повышение качества отечественной системы религиозного мусульманского образования.

Как вы знаете, с этой целью мы буквально недавно провели международную научно-практическую конференцию, где с коллегами из других стран обсуждали геокультурный суверенитет и возрождение центральноазиатской школы богословия.

— Что это даст?

— Это дало бы нам геокультурную идентичность, духовный суверенитет и способствовало преодолению мозаичности религиозного поля стран Центральной Азии. Сегодня это поле неформально разделено на различные группы по признаку того, в каких странах в свое время обучались их нынешние лидеры. Это Турция, Египет, Саудовская Аравия, Пакистан, Ливан и так далее.

В сфере совершенствования исламской системы образования можно было бы по опыту каирского университета «Аль-Азхар» открывать параллельные родственные факультеты светской направленности – востоковедения, истории, социальных наук с кафедрами социологии, психологии, политологии.

Соответственно, библиотечная база исламского университета должна быть пополнена, кроме собственно теологических работ, научной литературой по современным вышеназванным светским дисциплинам.

Также необходимо усилить научно-методическое обеспечение образовательного процесса авторскими ханафитскими материалами, имеющими непосредственное отношение к истории Казахстана.

Второе. По опыту Узбекистана целесообразно открывать узкопрофильные факультеты или же отдельные учебные заведения. К примеру, в Самарканде есть школа хадисоведения, в Маргилане – школа факихов. Тогда мы тоже смогли бы выпускать грамотных, образованных теологов и религиоведов.

Как видим, поле для конструктивной критики и улучшения качества деятельности ДУМК хватает.

Нам сейчас нужен активный муфтият – не плетущийся позади всех процессов, а деятельный, созидательный, конкурентоспособный.

Казахстанский ислам и светское государство вместе надолго

— Так в чем, по-вашему, состоит основная функция ДУМК на религиозном поле Казахстана?

— Понимаю, о чем вы. Когда звучала критика в адрес ДУМК, справедливо приводились доводы, что муфтияты в свое время были созданы царской колониальной властью специально для контроля мусульман. Возможно, в то время на муфтияты и были возложены такие функции, но сегодня потенциал ДУМК, как проводника государственной политики в исламской сфере, направлен на гармонизацию общественного развития между светским государством, современным обществом, национальными культурами и религиозным сознанием. Но насколько удачно реализуется этот потенциал – другой вопрос.

Сегодня мы должны понимать, что ислам для государства – это духовно-нравственный резерв нации, источник здоровой духовной энергии, а государство для казахстанского ислама – защита, своего рода гарант физического выживания, особенно если учесть наше геополитическое и цивилизационное окружение. И, по сути, сегодня мусульманская идентичность является ментальным стержнем и фундаментом суверенитета страны.

В этой связи функционеры ДУМК должны понимать, что перед ними стоят задачи общегосударственного масштаба, и у них не должны уходить силы и время на всякие внутренние разборки, скажем так. Духовное управление мусульман Казахстана не должно быть стороной конфликта, оно должно быть выше этих процессов и выносить справедливые фетвы (решения).

Проще говоря, эта организация должна решать более глобальные вопросы по модернизации роли ислама в современном обществе, религиозного мышления, по выработке баланса светской, национальной и религиозной систем ценностей, формированию некой идейной основы для долгосрочного социального договора между государством и религией, и многое другое.

Также необходимо активизировать продуманную политику вывода молодежи и других групп населения из-под влияния нетрадиционной религиозной идеологии.

— Как это можно сделать?

— Это можно сделать путем укрепления позиций традиционного суннизма и авторитета отечественной системы образования, а также их лидеров. Таким образом, думаю, значительно снизятся многие потенциальные риски.

Следует признать, сегодня Духовным управлением мусульман проводится большая работа по улучшению религиозной ситуации в стране, поэтому нам нужно с перспективой выстраивать конструктивную повестку дня и возможности совместной плодотворной работы с крупнейшим религиозным объединением страны.

Согласно положениям и учениям ислама, между исламом и светским государством в Казахстане вполне может быть реализуем долгосрочный (фактически бессрочный) договор и компромисс. В рамках которого верующие смогут иметь религиозную мотивацию для лояльности к светскому национальному государству, основываясь, прежде всего, на принципах повиновения правителю, сохранения социальной стабильности, избегания фитны (смуты), а также проявления истинного патриотизма.

Государство, со своей стороны, может видеть в традиционном исламе стержень цивилизационной идентичности страны.

— Некоторых экспертов настораживает такая постановка вопроса. Высказывается мнение, что это может пошатнуть устои светского государства в Казахстане. Что скажете?


— Отвечу конкретным примером. Мне приходилось подолгу бывать в Турции, я с интересом наблюдал за их обществом. Оно в целом на порядок религиознее, чем у нас. И у власти находится партия, которую принято считать исламской. Но знаете, что я вам скажу? По моему убеждению, в обозримом будущем Турция останется светским государством.

— А при чем тут Турция?

— При том, что в Казахстане даже ставить вопрос таким краем некорректно. Ну, просто нет у нас такой повестки. Зато есть другая.

Геополитическая ситуация в мире развивается стремительно, и в очень опасном направлении. Это создает для нас угрозу потерять не СВЕТСКОЕ государство, а ГОСУДАРСТВО как таковое. Вот чего надо опасаться, вот против чего бороться. Просто сопоставлять реальные угрозы и воображаемые.

Как я уже сказал, казахстанский ислам физически не выживет без национального государства, которое у нас есть. А государство без ислама потеряет духовную опору. И светская, и религиозная части общества должны четко это осознать, зарубить себе на носу

Казахстанский ислам и светское государство вместе надолго. И им необходимо выработать прочный консенсус.

0
Показать комментарии
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде новостей!
Включите уведомления и получайте проверенные новости первым.

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления