09:06 10.12.2021

Развитие экономики Казахстана: инвестиции с Востока

экономика, энергетика, промышленность Фото: Zakon.kz
На сегодняшний день азиатский континент является основным драйвером роста всей мировой экономической системы. Особенно это стало явно видно в эпоху пандемии, когда крупнейшие западные страны в ходе борьбы с ней показали падение экономики, которое еще и усугубилось энергетическим кризисом.

Крупнейшие азиатские экономики более успешно справились с первыми волнами COVID-19 и быстрее смогли заново перезапустить экономические процессы, несмотря на возникшие трудности в виде закрытых границ, сложностей передвижения, нехватки контейнеров, всплесков покупок в силу отложенного спроса и многого другого. 

Три основных гиганта Азии — Китай, Южная Корея и Япония — показали стабильный рост в 2021 году. Надо заметить, что Китай на сегодня является второй по величине экономикой мира, а Япония уверенно занимает третье место. По факту две крупнейшие экономики из трех мировых находятся именно на азиатском континенте. 

Тем самым центр инвестиционных возможностей постепенно смещается с Запада на Восток. Если во второй половине ХХ века под инвестором автоматически предполагался представитель западных стран, как единственно развитых настолько, чтобы иметь возможность давать выход капиталу и технологий, то современный мир намного разнообразнее. 

Величина экономик подразумевает их разносторонность, поэтому современные азиатские экономики предлагают инвестировать не только финансы, но и приносить с собой технологии и бизнес-процессы. 

Пальму мирового лидерства по зарубежному инвестированию уже многие годы уверенно удерживает Китай. В силу того, что его экономика относительно недавно обрела такие широкие возможности, китайские инвесторы охотнее идут на рискованные развивающиеся рынки, где есть больше возможностей выиграть конкурентную борьбу. 

Япония в начале своего роста также была крайне активна на новых рынках, однако на сегодня уже накопила активы и поэтому десятки лет японские компании являются крайне консервативными в выборе стран и отраслей для вложений. 

Южнокорейские и китайские техно-гиганты идут по японскому пути: чем крупнее и сильнее компания, чем лучше ее положение в странах «золотого миллиарда», тем неохотнее она готова идти на неисследованные рынки молодых стран. 

Тем не менее, окно возможностей с Китаем и Южной Кореей остается еще открытым. Причем за счет масштабов китайские компании предлагают более широкий арсенал взаимодействия.

К примеру, кредитный канал инвестиционного взаимодействия с КНР включает льготные китайские кредиты на развитие объектов инфраструктуры, промышленности и АПК, а также кредитные линии в рамках генеральных кредитных соглашений для финансирования инвестпроектов, в том числе в секторе МСП. Основными преимуществами финансирования проектов за счет средств китайской кредитной линии авторитетные эксперты называют:

  • длительный срок предоставления кредита и большой льготный период (например, по кредитным линиям для Беларуси на финансирование социальной инфраструктуры и проектов МСП кредиты выдаются до 30 лет, включая льготный период до 15 лет);

  • низкие процентные ставки по кредитам (к примеру, на постсоветском пространстве Беларуси удалось добиться процентной ставки до 2% годовых, комиссия за обязательства — 0,25% годовых, комиссия за управление — 0,25%);

  • не требуется получения гарантии правительства по каждому кредиту, предоставляемому из кредитной линии;

  • не требуется получения покрытия агентства по страхованию экспортных кредитов SINOSURE, что снижает стоимость кредитных ресурсов для конечного получателя.

На данный момент потенциальная общая финансовая база «Одного пояса – Одного пути», как основной дорожной карты Китая по зарубежному инвестированию, оценивается примерно в $500 млрд и состоит преимущественно из средств:

  • Фонда Шелкового пути ($40 млрд);

  • Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (уставной капитал $100 млрд), 

  • Нового Банка развития БРИКС (потенциальный уставной капитал $100 млрд).

Кроме того, предполагается создание фонда поддержки китайских предприятий ($30 млрд), которые будут экспортировать китайские промышленные товары в рамках «Одного пояса – Одного пути». Китайская инвестиционная корпорация создает механизм поддержки прямых инвестиций объемом более $40 млрд.

Планируется адаптация Китайского банка развития, Экспортно-импортного и Сельскохозяйственного банков Китая для более глубокого участия в реализации проектов «Одного пояса – Одного пути».

Отдельные провинции Китая имеют право создавать дополнительные фонды поддержки местных компаний, участвующих в реализации проектов «Одного пояса – Одного пути» или использующих его инфраструктуру.

Например, власти провинции Гуандун создали фонд финансирования 40 ключевых проектов объемом более $50 млрд, которые включают в себя создание логистических центров на маршрутах «Одного пояса – Одного пути».

В данном контексте Казахстану приходится активно участвовать в конкуренции за заявленные средства, уметь убеждать азиатских инвесторов в надежности вкладов в казахстанскую экономику и больших возможностях дальнейшего роста.

Основная нагрузка ложится прежде всего на казахстанское дипломатическое ведомство, прямая задача которого — формировать позитивный имидж и привлекать якорных инвесторов в экономику страны. 

В частности, привлечение инвестиций по программам «Одного пояса – Одного пути» требует координации с другими внешнеполитическими и внешнеэкономическими партнерами. Но и оценка вклада реализованных больших магистралей дает достаточно стимулов. А именно: 

  • повышение экономической привлекательности и конкурентоспособности пространства Казахстана за счет развития инфраструктуры;

  • усиление взаимосвязанности и сбалансированности пространства Казахстана за счет развития трансграничной транспортно-логистической и телекоммуникационной инфраструктуры, цифровой экономики, повышения транспортной доступности внутренних территорий, укрепления транзитного потенциала; 

  • повышение устойчивости всей Центральной Азии через обеспечение энергетической, экологической и продовольственной безопасности в рамках совместных и крупных национальных программ и инициатив по решению данных общерегиональных проблем.

Китай в настоящее время в рамках «Одного пояса – Одного пути» реализует несколько вариантов маршрутов, имея в виду снижение зависимости от транзитных стран, но практически во всех его текущих построениях присутствует Казахстан, а далее вариативность маршрутов значительно возрастает.

Географические акценты в современной транспортно-транзитной стратегии Китая в рамках «Одного пояса – Одного пути» расставлены следующим образом:

Входные точки – Казахстан (основной), Таджикистан (дополнительный), Кыргызстан (гипотетически дополнительный). В Казахстане есть уже все виды инфраструктуры, в Таджикистане есть автодороги, в Кыргызстане есть автодороги и возможно будет железная дорога. 

Главная транзитная территория — Казахстан. Через Казахстан проходят основные трассы и трубопроводы, идущие в Китай. Причем железные дороги в Китай и на запад страны, а также автодорогу «Западная Европа – Западный Китай» Казахстан строил за собственные деньги.

Короткие маршруты. Они идут из Казахстана по следующим направлениям:

  • Центральная Азия (прежде всего Узбекистан и Туркменистан),

  • Афганистан (через Узбекистан),

  • Иран (по новой железной дороге через Туркменистан),

  • Россия.

Длинные маршруты. Они также идут из Казахстана, но уже включают в себя больше стран:

  • через казахстанский порт Актау в Баку и дальше в страны Закавказья,

  • через Иран в Турцию и оттуда в Европу,

  • через российские порты на Балтийском море в Европу,

  • через Россию и Беларусь в Европу. 

Согласно расчетам, для Казахстана дальнейшее расширение грузооборота на 5% приведет к увеличению совокупного выпуска в экономике на 0,65%, рост грузооборота на 10% даст прибавку выпуска на 1,29%, на 20% — на 2,59%. Что вполне достижимо, даже при условии продолжающейся пандемии COVID-19.

Узкие места транспортно-логистической инфраструктуры Казахстана определяются следующими факторами:

  • слабой пропускной способностью автомобильных и железнодорожных транзитных маршрутов;

  • низким уровнем контейнеризации;

  • нехваткой современных контейнерных терминалов.

Соответственно, необходимо совершенствование контейнерной логистики в Алматы, Нур-Султане, на «Достыке» и «Хоргосе». Строительство современных контейнерных терминалов на территории Казахстана — ключевое условие для достижения максимального эффекта вовлечения страны в глобальные цепочки поставок.

Но даже на сегодня Казахстану удалось замкнуть на себе значительную часть железнодорожного контейнерного транзита между Китаем и Европой, а также между Китаем и Ираном, Китаем и странами Центральной Азии.

По итогам 2019 года КТЖ сообщал о росте объема транзита в годовом выражении на 24% (до 665 тыс. ДФЭ), причем по направлениям Китай — Европа — Китай (объем — 348 тыс. ДФЭ, или 52%) — на 12%, Китай — Центральная Азия — Китай — на 56%, Китай — Иран — на 43%.

Однако китайские и в целом азиатские инвестиции требуют постоянной и скоординированной работы, причем не только со стороны государственных органов, но и бизнес-сообщества, экспертной среды и широкой общественности. Если нет скоординированной работы, то усилия одних по привлечению разбиваются о нежелание или неумение работать с иностранными инвестициями на местах. 

К сожалению, в общественном сознании сложилось крайне неверное представление об иностранных инвестициях, как о чем-то само собой разумеющемся, что будет идти в страну при любых обстоятельствах. 

В результате мирового экономического кризиса, а также ряда региональных и внутристрановых событий, с 2013 по 2020 год доля Китая в валовом притоке иностранных инвестиций в Казахстан снизилась с 9,3% до 4,7%. 

В абсолютных цифрах на пике в 2013 году эта цифра составляла $2,4 млрд, далее идет планомерное падение: в 2014 — уже $1,8 млрд, в 2015 — $0,8 млрд, в 2016 — $0,9 млрд, в 2017 — $1 млрд, в 2018 — $1,5 млрд. 

При этом с 2013 по 2018 год накопленные инвестиции Китая за рубеж выросли более чем в два раза с $2 трлн до $4,2 трлн. Но доля Казахстана снизилась в этом потоке с 1% до 0,36%. 

Сегодня, когда в мир пришло осознание новой повестки снижения углеродных выбросов и мировая экономическая модель будет перестраиваться, важна консолидация казахстанского общества для дальнейшего развития экономики страны, в которой иностранные инвестиции играют важнейшую роль. Напомню, что именно за счет иностранных инвестиций и тесной связи с мировой экономической системой часто упоминаемый Сингапур стал образцом экономического роста и технологических достижений.

Только слаженная работа — от дипломата за рубежом Родины до рабочего на совместном предприятии — может позволить казахстанскому обществу добиться стабильного роста и процветания в грядущий век низкоуглеродных выбросов. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Главная Топ новости Zakon LIVE Все новости