Второго шанса создать государство у нас уже не будет – подполковник запаса

Даулет Жумабеков Фото: Facebook/Даулет Жумабеков
Зачем укреплять военную безопасность и кардинально реформировать казахстанскую армию, рассказал в интервью журналисту Zakon.kz подполковник запаса, служивший в Главном штабе Сил воздушной обороны РК, ныне независимый юрист Даулет Жумабеков. 

Задача «нулевой смертности» в армии недостижима в принципе

- Даулет Казбекович, в последнее время в нашей стране регулярно поднимается вопрос о положении дел в армии. Вы служили в Главном штабе Сил воздушной обороны РК. Как вы думаете, чем это вызвано?

- На мой взгляд, это вызвано рядом случаев смертей военнослужащих срочной службы, произошедших в этом году, и известными событиями в Украине. Для предупреждения гибели солдат Министерством обороны РК сейчас даже вырабатывается некий комплекс мер по «нулевой смертности в армии». Сразу скажу, что по этому поводу у меня большие сомнения, я считаю, что нулевая смертность в армии в принципе недостижима.

- Почему?

- Военнослужащие – не офисные работники. Они имеют дело с вооружением, то есть, специальными техническими средствами, предназначенными для поражения противника, в том числе личного состава. Проще говоря, для убийства людей. И цена ошибки или сбоя здесь очень велика. Одно дело – несчастный случай в офисе, когда на ногу падает бутылка от кулера, и другое дело – взрыв снаряда в стволе орудия, ведь никто не застрахован от человеческого фактора.

Что касается происходящего в Украине, то сам факт этих событий ставит перед нами вопросы: готовы ли наша армия, наше государство и наше общество к защите своей страны? Что произойдет, если превосходящие силы противника попытаются ее захватить?

Оба этих, скажем так, инфоповода заставляют нас задуматься о необходимости кардинальных реформ казахстанской армии. Без них нам не добиться ни снижения смертности срочников, ни повышения уровня боевой готовности и боевой способности Вооруженных сил, ни военной безопасности. Как известно, военная безопасность, которую обеспечивают армия и Вооруженные силы РК, является одной из составляющих национальной безопасности страны.

Опыт ведущихся в настоящее время боевых действий в Украине показывает, что армия с большим количеством солдат срочной службы, так называемых «срочников», воюет неэффективно. К слову, события в Украине – самый важный и актуальный опыт, его сейчас изучают все штабы, разведки и военные аналитики во всем мире, ведь со времен Второй мировой войны не было военных конфликтов таких масштабов и интенсивности.

Так вот, основные причины неэффективности «срочников», как солдат, лежат на поверхности. Это, прежде всего, их слабая психологическая устойчивость, недостаточный уровень как общевоенной, так и специальной военной подготовки, включая специальные знания и навыки.

Все эти проблемы, кроме, может быть, проблем с психологической устойчивостью, нередко наблюдаются и у резервистов, которых призывают для восполнения потерь в живой силе в ходе боевых действий. Подразделения, состоящие из резервистов, зачастую тоже действуют неэффективно и несут большие потери из-за отсутствия слаженности и утраты необходимых навыков.

Исходя из этого, необходимо сокращать у нас количество военнослужащих срочной службы в Вооруженных силах и одновременно с этим увеличивать активный резерв. Части постоянной боевой готовности должны быть укомплектованы только военнослужащими по контракту. Военнослужащие по призыву должны проходить службу в учебных частях, получая там первичную военную подготовку в течение 3-4 месяцев, максимум полугода.

- Почему такой относительно небольшой срок?

- Дело в том, что у нас в Казахстане с 2012 года имеется возможность получить военный билет всего за 35 учебных дней, заплатив за это 263 тысячи тенге. В настоящее время подготовка ведется по трем военным специальностям – стрелок, пулеметчик, гранатометчик. То есть само Министерство обороны считает, что оно может подготовить, к примеру, гранатометчика за 35 учебных дней.

Спрашивается, что же делает солдат срочной службы все остальное время в течение года, пока служит? Правильно, ходит в наряды, метет плац, красит бордюры. Иными словами, используется крайне неэффективно, если не сказать, бессмысленно.

Похожие по срокам программы для первичной подготовки военнослужащих имеются и в Вооруженных силах других государств. Так, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон во время визита в Киев 17 июня предложил готовить украинских резервистов за 120 дней, чтобы к концу срока обучения формировать из них готовые к отправке на фронт бригады, и сейчас украинские военнослужащие уже приступили к обучению.

Что касается Вооруженных сил ФРГ, то первичная общая и специальная подготовка вновь призванных военнослужащих продолжается до полугода.

В армии США базовая (первичная) подготовка новобранцев проводится в два этапа общей продолжительностью восемь недель. Военнослужащие, которые успешно сдали зачеты и зарекомендовали себя положительно, направляются на курсы повышения одиночной подготовки в учебные центры различных видов Вооруженных сил со сроком обучения 7 недель. Полученные здесь знания и навыки используются ими при выполнении своих функциональных обязанностей в тех или иных войсках.

Аналогичная система должна быть создана и в нашей армии. После прохождения первичной подготовки некоторая часть военнослужащих из числа показавших хорошие результаты и изъявивших желание могла бы заключить контракт и перейти в учебные центры доподготовки по специальности. И далее продолжить службу в воинских частях постоянной боевой готовности.

Другая часть прошедших первичную воинскую подготовку после окончания срочной службы могла бы при желании быть зачислена в активный резерв, в войска территориальной обороны, сформированные по принципу комплектования Национальной гвардии США. То есть на платной основе с регулярными четырехчасовыми сборами практически каждые выходные. По сути, это как вторая работа, помимо основной.

- А остальным военнослужащим что делать?

- Остальные военнослужащие по призыву после окончания срока службы, который не превышает полугода, уходили бы в запас, и в дальнейшем, как и остальные запасники, призывались бы только в случае объявления мобилизации.

В Казахстане уже давно существуют планы по созданию активного резерва. Поддержание боевой готовности для резервистов предполагается осуществлять 60 дней в году. Из них 30 дней – на воинских сборах и ежемесячно – на двух-трехдневных занятиях. Впрочем, порядок и сроки проведения подготовки резервистов – это уже детали. Главное, планы эти со стороны Минобороны до сих пор никакого практического воплощения не получили, воз, как говорится, и ныне там.

- Но в Казахстане же имеются так называемые войска территориальной обороны…

- Это сугубо бумажные войска. Да, у нас в наличии есть 16 бригад территориальной обороны (видимо, по числу областных и приравненных к ним военкоматов). Но вот личного состава в этих бригадах – от 15 до 20 человек.

- ?!

- Да, вы не ослышались, от 15 до 20 человек. В военное же время по плану Минобороны общее количество военнослужащих в них волшебным образом должно увеличиться аж до 63 тысяч человек. Любой офицер, который имел отношение к работе с так называемым мобилизационным резервом, понимает, насколько оторваны от реальности такие планы.

Будучи замначальника штаба части, я в свое время непосредственно занимался мобилизационной работой и прекрасно знаю, какое количество «мертвых душ» приписано в военкоматах к действующим частям. Эти «души» уже давно сменили адрес, получили инвалидность или вообще выехали за пределы страны. Если вы на постоянной основе не проводите регулярные сборы с фактическим прибытием и распределением мобилизационного резерва, то в нужное время никаких десятков тысяч воинов не соберете.

- Какие, на ваш взгляд, кардинальные преобразования должны произойти в Вооруженных силах Казахстана, чтобы обеспечить военную безопасность в частности и национальную в целом?

- Я считаю, что основу Вооруженных сил должны составить относительно небольшие по численности части постоянной боевой готовности и мощный, быстро развертываемый резерв, подразделения которого регулярно (еженедельно) проводили бы тренировки и боевое слаживание.

Что касается срочной службы, то она должна быть только источником пополнения для этих двух составляющих Вооруженных сил, в том числе для восполнения боевых потерь. Эти меры могли бы способствовать и уменьшению смертности среди военнослужащих срочной службы.

Ничем не занятый солдат – потенциальный преступник

- К сожалению, есть так называемые небоевые потери. В чем кроются их причины и как с этим бороться?

- Небоевые потери – это гибель военнослужащих в результате неуставных взаимоотношений и связанных с ними суицидов. Нам всеми силами надо бороться с такими потерями, за это должен быть жесткий спрос и, прежде всего, с непосредственных командиров. Это непростая, но решаемая задача. Лично я одним из самых больших достижений в своей жизни считаю то, что за то время, когда я командовал личным составом, был командиром батальона, мы не потеряли ни одного человека в результате неуставных взаимоотношений, суицидов и так далее.

Я убежден, что сокращение срока службы по призыву, как и ее нацеленность на боевую подготовку, могут существенно уменьшить проблему неуставных взаимоотношений и количество связанных с этим смертей призывников.

Как я уже сказал, вместо боевой подготовки солдаты срочной службы большую часть времени заняты получением малополезных в бою навыков – метут плацы, красят бордюры, моют полы, драят «толчки», разучивают песни и маршируют строевым шагом. Стреляют же из автомата в лучшем случае раз в полгода тремя патронами. В результате у многих из них создается впечатление бессмысленности проводимого ими в армии времени. А бессмысленность, как говорит психология, является сильнейшим демотивирующим стресс-фактором. И надо добавить – питательной средой для неуставных взаимоотношений.

Когда нет интенсивных нагрузок, которые, к примеру, бывают во время учений, дедовщина расцветает. Как говорил один из моих командиров, ничем не занятый солдат – потенциальный преступник. В этих словах большая доля истины, так что надо серьезно задуматься над вопросом, чем занять личный состав – покраской бордюров, заборов или тактическими занятиями с марш-бросками, стрельбами, обустройством огневых точек и так далее.

- Даулет Казбекович, как вы полагаете, должна ли у нас быть обязательность призыва на воинскую службу?

- Имеете в виду предлагаемое уменьшение срока службы по призыву? Возможно, не все понимают, но это не уменьшение количества срочников, а, наоборот, их увеличение. Условно говоря, если раньше один призывник служил год, то при сохранении той же численности вместо него будут служить два призывника по полгода или четыре по три месяца. Поэтому служба по призыву должна сохраниться, но это должна быть совсем другая служба, чем сейчас.

Получил первичные военные навыки – свободен. Хочешь служить дальше? Проходишь доподготовку и заключаешь контракт. В итоге гораздо большее количество граждан, чем сейчас, получит хотя бы первичные военные навыки. Это значительно увеличит мобилизационный резерв и возможность для Вооруженных сил противостоять внешней агрессии.

Все, что я сейчас вам говорю, относится непосредственно к самой казахстанской армии, ее организационной структуре и способам комплектования.

- Как вы расцениваете взаимоотношения армии и общества в частности и роль армии в нашей стране в целом?

- Если исключить офицеров, то сегодня наша армия по своему составу является преимущественно рабоче-крестьянской, как в свое время была Красная армия. Большинство призывников – выходцы из сельской местности и малоимущих семей, у которых нет возможности поступить в вузы и получить тем самым отсрочку от службы.

После окончания вуза практически никого уже не призывают, если только сам человек не захочет. Более того, в некоторых регионах призыв на воинскую службу является некой и часто единственно возможной разновидностью социального лифта, когда в армию идут с надеждой заключить потом контракт, то есть получить постоянное место работы и определенные социальные льготы. Периодически становятся известными случаи дачи взятки военкомам за призыв, что в прежние времена даже представить было трудно.

Что касается жителей крупных городов, то они всеми силами уклоняются от призыва на службу, считая – и во многом вполне справедливо – что армия им ничего не даст ни в карьерном, ни в профессиональном, ни даже чисто в военном смысле. До 2012 года хотя бы для некоторых госслужащих существовал «карьерный» мотив, когда без военного билета им сложно было устроиться в силовые структуры, в том числе в прокуратуру.

Но в том же году стало возможным законно за деньги «получить» военный билет, заинтересованные лица протащили соответствующие изменения в закон о воинской службе. По старому закону по окончании обучения молодые люди призывались на срочную воинскую службу, но в новом исключили это положение и ввели понятие подготовки по военно-техническим специальностям «на безвозмездной и возмездной основе». То есть, реально платишь деньги, проходишь месячные курсы и получаешь военный билет.

- И что мы имеем на выходе в плане обороноспособности страны?

- Сравнительно небольшую по численности армию – около 40 тысяч человек, значительная часть которой при нападении превосходящих сил противника, как показывает опыт боевых действий в Украине, может быть уничтожена в относительно короткие сроки. И практически полное отсутствие полноценного активного резерва. Для сравнения: войска Российской Федерации, принимавшие участие во вторжении в Украину, насчитывали на тот момент, по некоторым оценкам, до 200 тысяч человек.

Да, еще у нас сейчас есть большое количество мужчин, которые не имеют военных навыков и не знают, к каким воинским частям они прикреплены, потому что только небольшая часть из них служила в армии, и то красили заборы и мыли полы. А другая часть этих мужчин даже автомат в руках никогда не держали, видели оружие только в кино и компьютерных играх.

Наша армия с достаточно большим количеством срочников и отсутствием активного резерва очень похожа на российскую. Только во много раз меньше. Несмотря на подавляющее превосходство, российская армия не смогла добиться стратегических успехов в конфликте с Украиной и оказалась втянута в полноценные долгосрочные военные действия.

Предположим гипотетическое вторжение какого-либо явно превосходящего по силам противника на территорию Казахстана. И что? У нас нет ни единого шанса дать достойный отпор. Это действительно будет блицкриг. У нас нет обширных лесов, где можно спрятать технику, и густой сети рек, которая служила бы естественным препятствием для наступающих войск. На территории Казахстана преобладает полупустыня. Прятаться негде. Самолеты и взлетные полосы могут быть уничтожены в первые часы. Поэтому авиация противника, скорее всего, будет иметь подавляющее преимущество, особенно с учетом сравнительно небольшой численности наших самолетов. Позиции войск в степи и полупустыне легко засекаются дронами и авиацией и поражаются дальнобойной артиллерией и той же авиацией.

Единственный шанс в войне с превосходящим противником – оборона городов и бои в городской черте, основная задача – нанести противнику в случае нападения неприемлемый для него ущерб.

Второго шанса создать государство у нас уже не будет

- А как вы смотрите на введение так называемой альтернативной гражданской службы? Есть в этом необходимость?

- Безусловно, есть. Ведь что такое альтернативная гражданская служба? Это особый вид трудовой деятельности в интересах общества и государства, осуществляемой гражданами вместо военной службы. Если, как я предлагаю, будет введена всеобщая воинская обязанность, то у тех, кто не может или не хочет служить по религиозным, либо иным мотивам, должна быть законная альтернатива, которой у нас не предусмотрено.

Допустим, не позволяют тебе религия или убеждения стрелять из оружия? Тогда ты должен бесплатно или за минимальную оплату в течение определенного срока заняться общественно полезной деятельностью. Например, поработать санитаром в хосписе или озеленителем.

Возможность альтернативной службы предусмотрена во многих странах, где сохраняется служба по призыву – в Норвегии, Дании, Финляндии, Швейцарии. По закону есть такая возможность и в России, хотя в последнее время из-за нехватки призывников воспользоваться этой возможностью у них стало затруднительным.

Основное предназначение и роль альтернативной гражданской службы, конечно, не экономическое (то есть экономия на зарплате работников), а в первую очередь идеологическое. Это воплощение идеи равенства граждан перед законом с предоставлением возможности отказа от военной службы по мотивам свободы совести. Это также признание идеи ответственности граждан за свою страну, необходимости вносить свой вклад в ее развитие и процветание.

- Давайте подведем итоги нашей беседы. Итак…

- Первое – для комплектования армии необходимо ввести в стране стопроцентную военно-гражданскую обязанность. То есть каждый гражданин Казахстана должен либо отслужить в армии и получить навыки вооруженного защитника Родины, либо отработать на благо страны в тех областях, где ощущается нехватка работников.

И если служба по призыву в армии, где срочники будут получать первичную подготовку, будет составлять три месяца, то продолжительность гражданской службы может быть установлена в течение 4-5 месяцев.

По моему мнению, такая обязанность должна быть введена для всех граждан независимо от пола. Это не такой уж большой срок, особенно, если предоставить гражданам возможность выбора – когда они смогут проходить службу. Допустим, с 18 до 27 лет или сразу после школы, или после вуза.

- То есть вы предлагаете, чтобы служили и юноши, и девушки?

- Я предлагаю ввести всеобщую военно-гражданскую обязанность, чтобы была возможность выбора. Чтобы юноши проходили в основном военную подготовку, а девушки – альтернативную гражданскую службу. Но это в перспективе. Первоначально всеобщую военно-гражданскую обязанность нужно ввести хотя бы для мужчин, как в Сингапуре, Южной Корее и так далее.

У этих этапов разные задачи. Всеобщая обязанность для мужчин с одновременным снижением срока службы необходима для укрепления обороноспособности путем создания активного резерва армия, повышения эффективности и престижности воинской службы. Это первоочередная задача.

Введение всеобщей военно-гражданской обязанности, в том числе для девушек – это дальняя перспектива, которая несет прежде всего идеологическую функцию, воспитание патриотизма и чувство причастности к судьбе страны. Это лишь мое мнение; возможно, эта идея никогда не будет у нас осуществлена.

- А если человек не захочет идти ни на обязательную военную службу, ни альтернативную гражданскую, не имея на то никаких законных оснований, тогда как быть?

- В таком случае гражданин должен быть ограничен в некоторых правах. Например, не иметь права устраиваться на государственную службу, занимать выборные должности, работать в компаниях с государственным участием, в полиции, становиться судьей и так далее.

Я понимаю, что высказываю не совсем популярные мысли, но нам всем, независимо, журналист ты или политик, блогер, певец или чиновник, надо понять, что в случае утери нами государственности второго шанса создать свое государство у нас уже не будет никогда.

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления