Динмухамед Кунаев: В жизни всего было предостаточно — и радостей, и трудностей

Торжественное мероприятие ко дню памяти Кунаева Фото: Zakon.kz
В Алматы прошло торжественное шествие, посвященное памяти выдающегося политического и государственного деятеля Динмухамеда Кунаева, ушедшего из жизни 22 августа 1993 года, сообщает Zakon.kz.

В Алматы у памятника великому сыну казахского народа, выдающемуся политическому и государственному деятелю, дипломату, трижды Герою Социалистического труда Динмухамеду Ахмедовичу Кунаеву собрались сотни людей на торжественное мероприятие, посвященное его памяти.

Торжественное мероприятие ко дню памяти Кунаева

Фото: Zakon.kz

Среди них – представители акимата и управления культуры Алматы, государственные и общественные деятели, соратники, последователи, родные и близкие Динмухамеда Кунаева, государственные и политические деятели, ветераны войны и труда, жители и гости города.

Торжественное мероприятие ко дню памяти Кунаева

Фото: Zakon.kz

Цель мероприятия – популяризация деятельности и выдающихся достижений великого сына казахского народа.

Динмухамед Ахмедович Кунаев – крупный государственный деятель, первый секретарь Центрального комитета Компартии Казахской ССР, трижды Герой Социалистического Труда, президент Академии наук Казахстана. Родился 12 января 1912 года в Алма-Ате.

Его предками были животноводы, которые жили на землях, расположенных на территории бывшего Капшагая и по берегам рек Курты и Или.

Шежере

Фото: Дом-музей Кунаева

– У моего прадеда Азнабая было четыре сына, – писал в своих воспоминаниях Динмухамед Кунаев. – Семейное предание не сохранило причину разлада Азнабая со своими сородичами. Но однажды он снял весь аул и через Или по юго-восточному берегу озера Балхаш добрался до Аягуза, а оттуда откочевал на земли рода тобыкты. Впоследствии он прижился на новом месте и женил своего второго сына Коная на тобыктинке. У Коная родились сын Жумабай и дочь Булонтай.

Школа запомнилась Кунаеву тем, что у всех детей той поры было огромное желание учиться.

Школа, где учился Кунаев

Фото: Дом-музей Кунаева

– Отличником я, увы, не был, но трудные науки постигал с превеликим удовольствием, – вспоминал Динмухамед Кунаев. – Учились мы вместе с девушками, нравы в школе были, конечно, построже нынешних, жили дружно, во всем помогали друг другу. В ту пору в нашей школе практиковали бригадный метод обучения, состоявший в том, что ученики с хорошими знаниями брали «на буксир» отстающих, и, как правило, такая помощь приносила хорошие результаты. Как ни странно, но именно в школьные годы я решил стать горным инженером. По тем временам профессия для казахов редчайшая.

В 24 года  Динмухамед Кунаев окончил Московский институт цветных металлов и золота.

Горный институт

Фото: Дом-музей Кунаева

О студенческих годах он вспоминал: «Я помню, как, затаив дыхание, мы слушали Таирова и Качалова, Русланову, Церетели, Инбер и других. Благодаря университетам культуры мы с моим товарищем Бакаевым стали заядлыми театралами. Хотя на всех спектаклях нам приходилось сидеть на галерке, мы стремились побывать в разных театрах Москвы.

Нельзя сказать, что жили мы, студенты, впроголодь. Получали не ахти какую стипендию и первым делом покупали талоны на трехразовое питание. Ни о каких застольях, да еще с горячительными напитками, и речи быть не могло. А ведь мы еще умудрялись сэкономить на театр, кое-какую одежду, еще на займы подписывались. Как выкручивались — ума не приложу!».

Как вспоминает Динмухамед Кунаев, учеба в Москве совпала с тяжелейшим периодом в жизни республики и страны — периодом принудительной коллективизации.

– Сведения о крайне тяжком положении народа доходили до нас, московских студентов, – писал он в своих воспоминаниях. – Я получал письма от родителей об огромных бедствиях жителей аулов и сел, страдающих и погибающих от голода.  Студентов из Казахстана очень тревожили вести из родных мест. По инициативе казахского землячества состоялось собрание в помещении кинотеатра «Колизей»   на Чистых прудах. Студенты потребовали правдивой информации о положении дел в республике. Чтобы успокоить нас, в Москву приехал секретарь Казахского крайкома Кохиани. Но не тут-то было: студенты располагали более достоверной информацией, и разговор получился очень резкий. Слушатели Коммунистического университета имени Свердлова, что называется, по полочкам разложили доводы Кохиани и посчитали информацию секретаря крайкома необъективной и недостоверной. Очень ярко выступил студент Оразалы Джандосов. Он сказал, что, находясь на практике в республике, посетил ряд геологоразведочных партий, и перед его глазами открылась страшная картина всенародного бедствия — голода. Кохиани чувствовал себя весьма неуютно под градом критики. Мы тогда еще не знали, что о великих страданиях казахского народа Сталину было отправлено «письмо пятерых»: тогда еще молодых литераторов-коммунистов Мусрепова, Даулеткалиева, Алтынбекова, Гатаулина, Куанышева. Письмо, как и следовало ожидать, осталось безответным.

После вуза молодой специалист Динмухамед Кунаев начал работать в тресте «Прибалхашстрой», руководил крупнейшими промышленными предприятиями на Алтайском, Риддерском, Лениногорском рудниках. Об этом этапе своей жизни он писал так:

«Когда мне предложили ехать на работу в Прибалхашье, путевку я принял с радостью и отправился на стройку с большим желанием. Главной сырьевой базой будущего медеплавильного гиганта было Коунрадское месторождение медно-порфировых руд. Строительство проходило в тяжелейших условиях. В то время в Балхаше и Коунраде люди ютились в юртах, землянках, бараках. Скученность невероятная. В одной юрте жило по три семьи. …Климат здесь, как известно, резко континентальный, летняя жара доходила до 40-45 градусов. …Питьевую воду привозили на верблюдах. Острый дефицит жилья, одежды, питания — все эти трудности связаны с тем, что стройка была удалена от ближайших городов и населенных пунктов на сотни километров.

…Может, это свойство юношеской памяти, но те дни в Коунраде были неповторимыми. Ни телевизоров, ни кафе, ни гастролей знаменитостей — ничего этого не было. И все равно дни катились не серыми буднями, а проходили ярко, празднично. Наверное потому, что в нашей жизни было много событий. И на работе, и в часы досуга. Как мы готовились, ждали и торопили тот мартовский день, когда первый эшелон с коунрадской рудой будет отправлен на обогатительную фабрику. Первый паровоз ЭМ 4880 доставил руду на фабрику и потом, отработав свое, застыл на пьедестале как символ трудовой доблести первых пятилеток».

Так начиналась большая трудовая деятельность великого сына казахского народа, крупного государственного и политического деятеля Динмухамеда Кунаева.

Казахстан эпохи Кунаева

Фото: Дом-музей Кунаева

Главным жизненным правилом Динмухамеда Кунаева было: партийный руководитель обязан тщательно разбираться во многих делах, входящих в его сферу деятельности. «Поэтому мне важнее всего в моих поездках по республике было разговаривать со знающими людьми, специалистами, учеными, практиками, впитывать их слова и опыт, – писал он. – Это, пожалуй, было лучшим подспорьем и опорой в тех решениях, которые я принимал. Жизнь часто заставляла меня прикасаться к самому верному первоисточнику всех знаний – народному опыту».

Динмухамед Кунаев

Фото: Дом-музей Кунаева

Сельское хозяйство превратилось в крупную высокомеханизированную отрасль. «За 1954-1979 годы Казахстан заготовил почти 290 млн тонн зерна, много другой сельскохозяйственной продукции. Удельный вес республики в закупках зерна в стране значительно вырос.

Мы делали все от нас зависящее, чтобы как можно больше давать государству высококачественного зерна. Особенно знаменательна выдающаяся победа, одержанная казахстанцами в 1979 году. Это был год самого большого урожая за 25 лет освоения целины. Таких показателей республика еще не достигала. Тогда было произведено 34 млн 533 тыс. тонны зерна. Республика продала государству 1 млрд 262 млн пудов, или свыше 20 млн тонн хлеба», – писал Кунаев.

Также высокие показатели были в области транспорта и инфраструктуры – город Алма-Ата первым в стране стал принимать сверхзвуковой пассажирской лайнер Ту-144, на воздушной трассе Москва — Алма-Ата успешно прошел испытания первый советский аэробус Ил-86 – а также в промышленности, социально-культурной инфраструктуре, космосе, добывающей промышленности и так далее.

Промышленность страны

Фото: Дом-музей Кунаева

– За период с 1964 по 1986 год, до моего ухода на пенсию, прошло пять съездов Компартии Казахстана, – писал Кунаев в своих воспоминаниях. – На каждом из них подводились основные итоги развития народного хозяйства в очередной пятилетке. Отмечали успехи республики, указывали на допущенные ошибки и просчеты в развитии экономики. Но именно в этот период во многих областях промышленности, строительства, транспорта и связи, науки и культуры, народного образования, здравоохранения, торговли, бытового обслуживания населения достигнутое трудящимся республики было объемно и значительно как никогда. Огромная территория Казахстана, равная по площади вместе взятым Великобритании, Франции, ФРГ, Испании, Австрии, Голландия и Дании, за три десятилетия была превращена в край высокоразвитой промышленности, сельского хозяйства, культуры.

С 1942 по 1952 год Динмухамед Кунаев он был заместителем председателя Совета Народных Комиссаров КазССР, Совета министров КазССР. С 1952 по 1955 год возглавлял Академию наук Казахстана. В 1955-1960 и 1962-1964 годах занимал должность председателя Совета министров КазССР. Первым секретарем ЦК КП Казахстана был дважды – с 1960 по 1962 и с 1964 по 1986 годы. Четверть века он руководил Казахстаном. За это время республика достигла высоких показателей. Так, производительный потенциал вырос более чем на 700%, объем промышленности – в девять раз, сельское хозяйство – в шесть раз, высокими темпами шло и капитальное строительство, оно выросло почти в десять раз.

16 декабря 1986 года Динмухамед Кунаев был снят с поста первого секретаря ЦК КП Казахстана, на его место по рекомендации Генерального секретаря ЦК КПСС поставили первого секретаря Ульяновского обкома КПСС Геннадия Колбина. Казахстанцы в знак протеста против такого назначения вышли на площадь, и это трагическое событие вошло в историю Казахстана как «Желтоксан».

Вот как писал о том периоде в своих воспоминаниях Динмухамед Кунаев: «Я не сомневался, что мое заявление об уходе на пенсию будет принято, и тому было много разных и веских причин. Мой опыт подсказывал мне: нужно лететь в Москву и встретиться с Генеральным секретарем ЦК КПСС Горбачевым. 

После взаимных приветствий, не растягивая разговор, я положил ему на стол свое заявление. В заявлении было сказано, что ЦК КПСС вот уже несколько десятков лет оказывал мне большое доверие, поручая весьма ответственную и почетную работу. В настоящее время мое здоровье и возраст не позволяют мне плодотворно трудиться на этом посту, поэтому прошу рассмотреть вопрос в моем уходе на пенсию. Горбачев, на мой взгляд, к такому разговору был уже достаточно подготовлен и сказал, что он поддерживает мое предложение и заявление мое вынесет на рассмотрение Политбюро. Признаюсь, что в душе я надеялся, что генсек спросит меня, кого бы я хотел рекомендовать на свое место. Он не спросил. Тогда я сам задал ему вопрос. Горбачев довольно сухо заметил: «Решение этого вопроса оставь нам».

16 декабря был собран пленум республиканского ЦК. Пленум открыл я и предоставил слово секретарю ЦК КПСС Разумовскому. Он огласил решение Политбюро о моем уходе на пенсию и произнес добрые слова в мой адрес. Первым секретарем ЦК избрали Г. В. Колбина. В конце работы я поблагодарил участников за совместную дружную и сплоченную работу и пожелал им новых успехов. Члены ЦК проводили меня бурными аплодисментами. 17 декабря около 11 часов утра мне позвонил второй секретарь ЦК КПК Мирошхин и попросил приехать в ЦК.

Колбин предложил Назарбаеву и Камалиденову выступить перед молодежью. Мне никаких поручений дано не было. О моем выступлении речь не шла, несмотря на то, что я просидел в кабинете Колбина свыше двух часов. Затем Колбин начал переговоры с Москвой, и, чтобы ему не мешать, мы все, креме Мирошхина, вышли из кабинета. Через небольшой отрезок времени Колбин собрал всех членов бюро ЦК и пригласил меня. Обращаясь ко мне, он сказал: «Вы свободны, отдыхайте. Мы сами примем меры и наведем порядок».

Как выяснилось, декабрьские события в Алма-Ате не были спровоцированы и не носили никакой националистической направленности. По моему глубокому убеждению, молодежь выступила против избрания первым секретарем ЦК Компартии Казахстана человека, никому в республике не известного и малоавторитетного.

По моим данным, никто из руководителей республики так и на разъяснил молодежи сути пленума. Вместо этого они поставили «под ружье» милицию, войска и жестоко расправились с собравшимися. Пострадало множество студентов и молодых рабочих. За участие в событиях или за их поддержку, по данным ЦК комсомола Казахстана, несколько тысяч студентов были исключены из вузов, многие вынуждены были оставить учебу. В отношении большой группы комсомольцев и коммунистов были применены меры репрессивного характера. 

Одним из главных организаторов алматинских событий выставили меня, несмотря на то, что я не имел к ним никакого отношения. Колбин говорил, что одной из основных причин развернувшихся событий был мой отказ выступить перед молодежью на площади. Не только это, но и все негативные явления, имевшие место в жизни партийной организации республики, начали связывать только с моим именем, только с моей деятельностью.

Не стоит забывать и о возрасте — ведь мне уже девятый десяток. В жизни всего было предостаточно — и радостей, и трудностей. Конечно, у всего земного свой предел. Но пока еще есть силы, пока бьется сердце, душа человека молода. Она не желает стареть и успокаиваться и, по возможности, стремится к действию. В моем народе говорят: «Не станешь душевно богат, не уважив дух предков». 

В январе 1987 года Динмухамед Кунаев был выведен из состава Политбюро ЦК КПСС, а спустя полгода – из состава ЦК КПСС. После отставки Динмухамед Ахмедович проживал в Алматы.

Скончался Кунаев 22 августа 1993 года в селе Акши Алакольского района Алматинской области в результате сердечного приступа. Похоронили его на Кенсайском кладбище. Сегодня у его могилы прочитали Коран.

В Алматы открыт Дом-музей Кунаева, где хранятся многие материалы, касающиеся его жизни и деятельности – документы, доклады и архивные фото. На доме в селе Акши, где он провел последний период своей жизни, установлена мемориальная доска. Также в Алматы работает Международный фонд Кунаева.

Сейчас именем Кунаева в стране названы Институт горного дела, Евразийская юридическая академия, Большой Алматинский канал, улицы в городах Алматы, Нур-Султане, Талдыкоргане, Таразе, а также бульвар в Шымкенте.

3 мая 2022 года город Капшагай был переименован в город Қонаев, который стал новым административным центром Алматинской области.  

 P. S. Zakon.kz благодарит Дом-музей Кунаева за предоставленные материалы и фотографии.

 

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
?
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления